Миссионерско-апологетический проект "К Истине": "Иисус сказал… Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня" (Ин.14:6)

ГлавнаяО проектеО центреВаши вопросыРекомендуемНа злобу дняБиблиотекаНовые публикацииПоиск


  Читайте нас:
 Читайте нас в социальных сетях
• Поиск
• Авторы
• Карта сайта
• RSS-рассылка
• Новые статьи
• Фильмы
• 3D-экскурсия

• Это наша вера
• Каноны Церкви
• Догматика
• Благочестие

• Апологетика
• Наши святые
• Библиотека
• Миссия

• Молитвослов
• Акафисты
• Календарь
• Праздники

• О посте

• Мы - русские!
• ОПК в школе
• Чтения
• Храмы

• Нравственность
• Психология
• Добрая семья
• Педагогика
• Демография

• Патриотизм
• Безопасность

• Общее дело
• Вакцинация

• Атеизм

• Буддизм
• Индуизм
• Карма
• Йога
• Язычество

• Иудаизм
• Католичество
• Протестантизм
• Лжеверие

• Секты
• Оккультизм
• Психокульты

• Лженаука
• Веганство
• Гомеопатия
• Астрология

• MLM

• Аборты
• Ювенальщина
• Содом ныне
• Наркомания
• Самоубийство

Просим Вас о
помощи нашему
проекту:

WebMoney:
R179382002435
Е204971180901
Z380407869706

Яндекс.Деньги:
41001796433953

Карта Сбербанка:
4817 7600 0671
2396

Секты / Секта "Церковь Иисуса Христа святых последних дней" (мормоны)


Жизнь мормонов в Юте или таинства и преступления мормонизма

Предисловие

Америка - рай раскола. Там беспрепятственно процветают всякого рода дикие, странные и даже гнусные религии, и вообще без всяких столкновений. Дикие фантазии пламенного воображения жителей востока; неопределенные призраки готического мистицизма; грубый материализм безверия французов и идеальные грезы греков и азиатов; все заблуждения и устаревшие теории Старого света, расколов первоначальной церкви, периода монашества и рационализма - находят здесь полную свободу, плодородную почву, более родственный климат и как бы вторую родину, в которой из старых и полупогибших остатков мнимого богословия быстро произрастают новые и более плодовитые верования.

Но изобретательный дух американцев не довольствуется одними старыми заблуждениями, и янки, прежде всего, практичен; отсюда мы видим, что из всякого нового или чисто американского фаза религиозного заблуждения всегда вытекает нечто вроде политической теории, коммунизма собственности, социальной свободы или нравственной испорченности, общего восстания против принятых теорий в законе, медицине, браке, правлении или социальных отношениях. В какую бы сторону не шла крайность - она все равно крайность; будь это противобрачные шэйкеры, безбрачные гармонисты, имеющие общих жен онейды или многобрачные мормоны. Все это, может быть, только необходимое зло или неизбежная принадлежность большого блага. Человеческая совесть, заручившись полной свободой, - будь, развращена она или болезненна - на столько же обладает волею, как чистая и здоровая и там где каждый человек волен, выбирать по своему усмотрению, скорее всего можно предполагать, что многие будут выбирать плохо. Подобно всем хорошим принципам, эта свобода совести, странным образом, подвержена злоупотреблению, но тщательное исследование, я думаю, покажет, что настоящее положение, со всем произрастающим из него злом, гораздо лучше, нежели какая бы то ни была попытка стеснения. Предположим, что одна из более выдающихся сект становится господствующего церковью - если только может быть речь об установлении господствующей церкви в Америке, - секте методистов, например; тогда эта церковь сразу потеряет многих из своих последователей: большая часть народа стала бы избегать ее в такой мере, какая допускается законом, не из какой ни будь особенной вражды к этой одной церкви, но просто оттого, что она установлена.

В самом деле, мы можем поздравить себя, что при такой полной свободе выбора, только немногие приняли верования, опасные для государства и общества; так как только эти последние составляют единственные вопросы, которые мы вправе задавать. Но известные формы веры не ограничиваются спекулятивными заблуждениями; развращенность нравственных и эстетических принципов слишком радикальна для того, чтобы удовольствоваться сердцем, и отвратительная нравственная гангрена, исходящая из душ, проникает во внешнюю жизнь в виде всякого рода испорченности и беспорядочности. Когда вера совершенно усвоена, она должна выказываться в поступках, и ими-то государство имеет право управлять. Полнейшая свобода должна быть предоставлена всем верованиям, и только те грубые формы заблуждений заслуживают внимания, которые, в ущерб благу государства, стараются сделать какое-нибудь особенное нравственное условие общим законом для целого народа, еще же более те, которые имеют целью совершенно развратить идею христиан о браке, Опыт всех цивилизованных наций и суждения лучших законоведов, основанных на этом опыте в продолжение трех тысяч лет, доказали, что брачными отношениями должен строго распоряжаться закон, что государство имеет абсолютное права предписывать сопровождающие их гражданские условия и вытекающие из них гражданские права; и что человеческие страсти, возбуждаемые иди простым желанием, или религиозным фанатизмом, должны быть, безусловно, контролируемы законом. Нужды нет, если какой-нибудь индивидуум считает своим естественным правом действовать противно установленному закону, или если многие индивидуумы, в общности, считают это религиозным правом: они одинаково подчинены этому закону и подвергаются надлежащим последствиям ослушания. По этому весьма приятен факт, что только немного людей приняли веру, которая стремится к развращению брачных отношений. Из сорока миллионов жителей Америки менее чем полмиллиона находятся в числе таких сект. В этой легкой свободе совести в Америке всегда полнейший успех.

Громадное большинство нашего народа основало свое религиозное исповедание на теориях, не враждебных общественному благу; и различные секты, которые увеличиваются с каждым годом, обыкновенно оказываются эфемерными и метеороподобными и впадают, подобно улетучивающимся испарениям, в тину и ил неведения, из которого произошли. Но случается, что мы видим одно из этого паразитического прозябания на почве религиозной свободы, которое по особенным и специальным причинам существует только потому, что представляется на наш взгляд естественным, и немногие переселенцы из Европы, где уже давно погибло первоначальное учреждение, влачат хилую жизнь в двух или трех поколениях в Америке. К этим принадлежат шэйкеры из Англии и гармонисты из Германии. Но при столкновении с жизненным христианством они должны рано или поздно уступить; их дикий энтузиазм достаточен для того, чтобы создавать и производить, но не имеет той действительной силы, которая направляет и сохраняет. На таких, сравнительно невинных и безвредных, публика обращает мало внимания. Но есть и такие немногие, которые стараются сохранить некоторую замкнутость даже в среде других сект, или, в крайних случаях идти особо и отдельно, и долгое время сохраняют независимое существование. Из числа таких сект, ни одна не отличилась так, как секта, называемая мормонов. Имея проницательных и в тоже время бессовестных руководителей, они долго старались избегать всякого прикосновения, которое могло бы повредить их организации. Мы видели, как они, с начала своего происхождения, мало помалу приобрели влияние, достаточное для того, чтобы вызвать местное восстание в Миссури; когда они переселились в Иллинойс, притязания их приняли еще большие размеры; когда они переселились опять, они на короткое время быстро процветали и хотя теперь, по-видимому, пришло время их упадка, они все-таки настолько сильны, чтобы создать трудную и тонкую политическую загадку, и подобно ядовитому упасу осенить целую территорию своим пагубным влиянием. Рассеянный между нацией мормонизм был бы слабейшей из всех сект; скученный в одной территории и, господствуя там с почти абсолютною властью, он представляет чрезвычайно интересную загадку. Сравнительное, число их незначительно; по местности же они очень важны. Для разъяснения выраженных здесь принципов, и с полной верой в их точность, составлено предлагаемое здесь сочинение, которое имеет целью доставить американской публике некоторые, более определенные сведения об этом вопросе, и если возможно, точнее объяснить обязанность правительства и народа, выставить более выдающееся пункты в прогрессе религиозного обмана и обратить внимание на территорию; богатую естественною производительностью.

Книга содержит большую часть материальных фактов, интересных в отношении Юта и мормонов; описание климата и произведений почвы первого и историю, богословие и особенный социальный круг занятий последних. История этой секты взята из многих источников: из их собственных сочинений, из личных рассказов многих лиц, проведших несколько лет между ними; из отчета, напечатанного штатом Миссури, из официальных документов штатов или главного правительства, из предварительных компиляций и других достоверных источников.

Что касается до обвинений против мормонов; не вполне доказанных, то свидетельства за и против них также здесь представлены. Те же правила, которые применялись в судах, были соблюдаемы и при составлении их истории. Случаи личного наблюдения автора будут видны из дальнейшего хода рассказа. Автору хорошо известны многие недостатки сочинения, но он не старается обезоружить критику защитительным словом в виде предисловия; сочинение его представляет компиляцию источников, над которым читатель имеет то же самое право произнести приговор, как делал сам автор со всеми предшествовавшими этому сочинениями. Но какое бы ни последовало суждение о том, как представлены здесь факты, я надеюсь, что многие из них будут найдены занимательными, и если сочинение возбудит живой интерес между американским народом, тогда будет исполнено самое горячее желание автора.

Дж. Г. Б. Коринн, территория Юта, 5 апреля; 1870 г.

Глава I. История происхождения мормонизма.

Рождение и детство пророка мормонов - Семейство Смит. - Мнение Брайама Юнга. - Волшебный камень. - Золотые доски. - "Исправленные египетские буквы". - Напечатание "Книги Мормона". - Перечень ее содержания. - Настоящий автор сочинения. - Первые знаменитые шесть обращенных. - Эмма Смит. - Избранная женщина и дщерь Божия. - Сидней Ригдон. - Первая Эра. - Сион в Миссури. - Кэртлэндский банк. - Плутовство и преследование. - Война в графстве Джексон. - Поездка Смита к реке Миссури. - Падение "Божия банка". - Бегство пророка. - Мормонская война. - Заточение Смита. - Бегство в Иллинойс.

Иосиф Смит, основатель мормонизма, родился 23-го декабря 1805 г., в Шэроне, в графстве Виндсор. Его родители, Иосиф Смит старший и Люси Мэк Смит, принадлежали к низшему слою общества и были, по свидетельству их соседей, необразованные, суеверные, ленивые и неправдивые люди. Они верили во все сверхъестественное точно также, как и в естественное, потому что были невежественны как в одном, так и в другом. Эти качества, казалось, перешли также и на сына; но уже в раннем возрасте он превосходил прочих членов семьи особенным лукавством и духом изобретательности, делавшим его способным иметь готовый рассказ на всякий непредвиденный случай.

В 1815 году семейство Смит перебралось в Нью-Йорк и поселилось близ Пальмиры, в графстве Уайн, где оно прожило десять лет. Здесь молодой Иосиф обнаружил замечательный талант к ничегонеделанью, в раннем возрасте избрал профессию "водяной колдуньи" и под этим прозвищем путешествовал по соседней стране; с вилообразной палкой или ореховым прутом в руке, держа его особенным манером и посредством его отклонений он обозначал то место, где, по его соображению, находились ближе всего к поверхности водяные ключи. Это также составляло и часть занятий его отца; но маленький Иосиф обладал действительным, хотя своеобразным гением, и скоро задался более грандиозными планами. Он начал "отгадывать" присутствие краденых вещей, посредством волшебного камня, который носил с собой в шляпе, и помощью его же - разузнавал где лежат скрытые сокровища. Можно привести бесчисленное множество рассказов из его детства, предсказавших, что он пойдет далеко в науке надувательства. Но многие из них основаны только на слухах, и мы можем считать достоверными только те, которые подтверждаются свидетельствами некоторых правдивых людей, бывших его соседями. После десятилетнего пребывания в Уайне семейство Смит переехало в соседнее графство Онтарио и поселилось около города Манчестера. Здесь, ознакомясь с местностью, маленький Иосиф поступил в агенты к мистеру Уилльярду Чэзу и его заставляли, вместе с другими, откапывать колодцы. Однажды, за этой работой; он и прочие работники нашли какой-то круглый, белый камень, и Иосиф взял его себе, к великому горю детей мистера Чэза, которые зарились на этот камень как на красивую игрушку. Это был в последствии тот самый знаменитый "волшебный камень", которому Иосиф приписывал столько чудес. Многие из этих рассказов не отвергаются даже самыми завзятыми мормонами. Они знают, что Иосиф Смит был низкого происхождения, очень беден, ленив и необуздан, так что заслужил прозвище "дикого мальчика". Брайам Юнг выражается особенно свободно об этом, говоря в заключение: "что пророк был низкого происхождения, невоздержан, даже бесчестен и лжив в юности, - но это вовсе не касается его миссии. Бог всемогущ и часто пользуется самыми низкими орудиями. Иосиф создал религию, которая спасет нас, если мы будем ее придерживаться. Возразите, что ни будь против этого, если можете. Я не обращаю внимания на то, что он игрок, лжет, божится и ездит каждый день на лошадях, так как это не касается моей веры. Религия-все во всем".

Брайам прав; ранний возраст пророка мало касается религии, а только означает его характер и достоверность свидетельства о нем. Опишем вкратце происхождение этого нового богослова, примем во внимание важное свидетельство и, как беспристрастные судьи, выслушаем сперва, рассказ пророка. Спустя несколько лет по установлению мормонизма, Иосиф рассказывал следующее. С 15 лет он начал заботиться о спасении своей души, и в то же время сильная религиозная распря распространилась в Нью-Йорке. Иосиф пожелал обратиться и его мать, сестра Софрония и братья Самуил и Гирум, присоединились к церкви. Но когда оживление исчезло, то между различными духовными лицами началось большое соревнование: за которым из них останется наибольшее число обращенных. Иосиф был крайне огорчен этим, и в душу его забрались серьезные сомнения.

В таком настроении духа он открыл Библию и взор его упал на текст "Если же у кого из вас недостает мудрости, да просит у Бога, дающего всем просто и без упреков - и дастся ему". (Иаков. I:5). Он ушел в уединенный лесок, находившийся близ дома его отца и, став на колени начал молиться, прося Бога вразумить его: которая их всех сект действительно правая. Во время молитвы, весь лес озарился ярким светом, и глазам его представились два сияющих ангела, которые сказали, что все грехи ему прощены. Он узнал также, что ни одна из сект не свободна от заблуждений, что Бог избирает его для восстановления истинного пастырства на Земле. В последствии, его опять начали мучить сомнения и, будучи молод, он впал в свойственный юности грех, но 23 сентября 1823 года Бог снова услышал его молитвы и ниспослал к нему небесных вестников, чтобы сообщить ему о прощении его грехов. Затем его посещал от времени до времени ангел, говоривший ему о его обязанностях, и, наконец, возвестил ему, что на холме Кумора, недалеко от Манчестера; зарыты золотые доски, содержащие историю устройства Америки до Рождества Христова. После нескольких предварительных посещений, 22 сентября 1826 года золотые доски были помощью неба сняты с холма Кумора и вручены ангелом Иосифу. Во время этого видения он видел также большое скопище диаволов, мешавшие ангелам в их работе.

Доски имели толщину жестяного листа и, будучи соединены между собою наподобие книги, скрепленные вдоль одной стороны тремя кольцами, образовали, таким образом, книгу в шесть дюймов толщины. Надпись была гравирована "исправленными египетскими" буквами на еврейском языке. В том же ящике, в котором хранились доски, были найдены два камня, прозрачные и чистые как хрусталь, Урим и Туммим, служившие в древние времена еврейским первосвященникам орудием для разгадывания отдаленного прошлого и будущего. Когда распространилось известие об этом открытии, пророк сделался предметом насмешек, клеветы и тщетных усилий черни лишить его этих досок. Он был заблаговременно снабжен свидетельством. Оливер Коудери, Дэвид Уитмер и Мартин Герис представляют следующий торжественный сертификат: "Мы видели доски, содержащие надпись; они были переведены милостью и могуществом Бога, так как его голос объяснял нам все, прежде чем мы уверились в правоте дела; это было его делом; и мы свидетельствуем всем, что ангел Божий снизошел с неба и положил перед нашими глазами золотые доски, и мы узрели надписи".

Свидетельство этих людей служит предисловием всех печатных копий "Книги Мормона" - так называют теперь это сочинение. Оливер Коудери был в то время странствующим школьным учителем и известен, как отличный писарь. Оп помогал при переводе надписей на досках, долгое время выдавал себя за святого, и, наконец, был отлучен от церкви в Миссури за ложь, обман и безнравственность. Он долгое время вел бродячую жизнь и вскоре умер жалким пьяницей.

Легковерный Мартин Герис был фермер, живший недалеко от семейства Смит. Он был до того проникнут мыслью, господствовавшей в это время религиозного всеобщего возбуждения, "что близок день страшного суда", что заложил свою ферму за три тысячи долларов, чтобы вырученными деньгами заплатить за печатание книги. Он поддерживал мормонов до тех пор, пока не истощились его средства, а затем, поссорившись с Иосифом Смитом, вернулся снова в Нью-Йорк. 0 Дэвиде Уитмере мало известно. Он оставил общество мормонов в одну из поездок в Миссури и поселился в этом штате. Но пророк имел других свидетелей. Вскоре после того четверо из семейства Смит, трое из Уитмеров и другие, в числе восьми человек, заявили следующее: "Иосиф Смит, переводчик, показывал нам переведенные им доски, имевшие вид золота, и многие из них мы держали в руках и видели на них гравированные надписи, представляющие любопытный образец старинной работы".

Согласно рассказу Смита, он в первый раз встретил Оливера Коудери 16-го апреля 1829 года и уверил его в своей божественной миссии; следующего 5-го мая явился Иоанн Креститель и приказал им обоим принять пастырство Аарона, после чего они крестили друг друга. В июле золотые доски были показаны "трем свидетелям", и в этом же году перевод был окончен. Он был начат уже прежде, но прерван в июле месяце 1828 года, вследствие того странного обстоятельства, что жена Мартина Гериса украла сто восемнадцать страниц из рукописи. Как оказалось потом переводчики думали, что она намеревалась ждать до тех пор, пока они дополнят похищенную часть, затем издать оригинал отдельно и этим доказать, что их сочинение не согласовалось с ним буквально. Но они, казалось, приписывали ей больше хитрости, чем было в действительности. Она настойчиво уговаривала мужа отказаться от новой, спекуляции и сожгла часть рукописи, принесенной им домой, надеясь этим положить конец работе. В последствии она, обратившись к судебной власти, пыталась помешать ему распоряжаться своей фермой, но, потерпев и здесь неудачу, окончательно разошлась с ним. Перевод был тогда окончен, причем большую часть последней копии составил Оливер Коудери. "Книга Мормона" вышла в свет в начале 1830 года, в числе трех тысяч экземпляров, напечатанных, по контракту, мистером Померой Тэкером, издателем какой-то местной газеты. Он издал, по истечении немногих лет, замечательное сочинение "0 начале и прогрессе мормонизма", содержащее много интересных фактов относительно происхождения этой секты. Первый пробный лист был дан мистером Тэкером, как образец редкости, двоюродному брату его Стеве С. Гардингу, которого он называл "юношей, любящим все забавное". Мистер Гардинг вскоре переселился в Индиану и, ровно через тридцать два года, был назван президентом Линкольном губернатором Юты, куда он повез с собой пробный лист и отдал его церковному историку.

"Книга Мормона" быстро распространялась и возбудила некоторые толки. Представим здесь краткий очерк этого сочинения. Оно состоит из нескольких книг носящих заглавия по их авторам - книга Нефи, книга Альмы, Эсфири, Иареда и т.д. Они содержат следующий рассказ. В царствование Седекии, за шестьсот лет до Рождества Христова одно еврейское семейство с немногими друзьями и приверженцами, предупрежденное Богом о предстоящем времени великих бедствий и рабства, оставило Иерусалим и отправилось на восток искать "обетованную землю". И после многих странствований и смерти патриарха они дошли до моря, где Нефи, наследовавшему от отца сан патриарха и пастыря, Бог повелел выстроить лодку, снабдив его "двойным шаром и шпилькой", долженствовавшими служить для той же цели, для какой служит моряку изобретенный в новейшее время компас. Они отправились в этой лодке в море и в известное время достигли материка Америки. Из последующих рассказов видно, что они высадились в центральной Америке. Там число их быстро возрастало, но в среде их возник раскол; некто Ламан, вместе со своими последователями, отказались от повиновения пастырству, за что были изгнаны, прокляты и осуждены сделаться "жестоким и диким народом", иметь черную кожу, рыться в земле, отыскивая себе, корни для пищи и преследовать друг друга в лесах, как преследуют звери свою добычу. Но было также предсказано, что последние из них освобожденные от проклятия, "будут избранным народом, который будет процветать подобно розе под учениями святых последних дней". Это были ламаниты, называемые в настоящее время индейцами, между тем как христиане были известны под именем нефитов. Последние распространились по северу и югу Америки, сделались, богаты и могущественны, построили города Зарагемлу, Якоббугат, Манти, Гиджиддони и положили основание многим другим, если судить по многочисленным развалинам, найденным на этом континенте. Нефиты были управляемы поочередно Нефи первым, вторым, и третьим, Ноем, Альмой, Кишем, Кориантимнором и множеством других, и успешно просвещались пророками. Но и ламаниты множились подобно им и вели почти непрерывную войну с нефитами, пока не была разорена большая часть страны. По этому рассказу, в Старом свете не было такого воинственного и кровожадного народа, как они, и битвы, в которых падали от двадцати до пятидесяти человек, были самым обыкновенным происшествием. Нефиты были расстроены вследствие ложных учений, ереси и раскола; настоящее пастырство было осмеяно; появился один человек, который начал проповедовать универсализм, учение о поголовном спасении в последний день мира, другие же поклонялись чужим богам. Значительная масса народа совратилась и присоединилась к ламанитам, и шайка разбойников, под предводительством Гадиантона, разорила большую часть страны. Наконец появились пророки и возвестили о пришествии Христа, который, после крестной смерти в Иерусалиме, проповедовал Евангелие в Америке. В минуту его смерти, и эта страна была погружена во мрак; сильноё землетрясение разрушило порочный город Якоббуисат и открыло большие пропасти и пучины во всей стране, которая геологически совершенно изменилась. Некогда нефиты признали Христа, но следующие поколения снова сделались вероотступниками и Бог предал их в руки врагов. Могущественный начальник Омалдагус, владения которого простирались от Скалистых гор до Миссисипи, сражался с нефитами, и после него многие другие. Мало помалу, нефиты были отброшены к востоку, но, остановившись у берегов реки Эри и сражались до тех пор, "пока вся земля покрылась трупами". Они окончательно расположились в 430-м году по Р. X. около холма Кумора, в графстве Онтарио, где их снова встретили ламаниты, и битва продолжалась до тех пор, пока двести тридцать тысяч нефитов не были покорены; остаток был взят в плен, и только Мормону и его сыну Морони удалось бежать.

Многие цари и пастыри писали хронику и отчеты о своем правлении и Мормон, собрав все это в отдельный том, прибавил собственную книгу и отдал их сыну. Последний докончил летопись и зарыл все в холме Кумора, уверенный, что через четырнадцать столетий, Бог пошлет великого пророка, который вручит людям книгу. Таковы - книга и очерк, сделанный Иосифом. Подобное свидетельство уже представляет достаточные причины отвергнуть ее, не говоря о том; что содержание книги представляет явный обман.

 Перейдем теперь к другому рассказу. В 1812-м году, мистеру Паттерсону, книготорговцу в Питсрбурге, было представлено сочинение под заглавием "Найденная Рукопись", автором ее Соломоном Спаульдингом. Этот господин родился в Пенсильвании, имел ученую степень из дартмутской коллегии и уже несколько лет состоял пресвитерианским священником; потом он сделался, болен, оставил священническую должность и умер, наконец, от истощения сил. "Найденная Рукопись" была написана Спаульдингом в виде исторической повести об устройстве Америки, и он предложил мистеру Паттерсону напечатать ее с предисловием, из которого было бы видно, что содержание ее взято с досок, вырытых в Огайо; но последний не думал, чтобы это предприятие ему удалось. В то время в конторе мистера Паттерсона служил Сидней Ригдон; последний умер в 1826-ом году, и, что сталось с копией этой рукописи - неизвестно. Миссис Спаульдинг имела тогда другую полную копию, но в 1825-ом году, в бытность ее в Онтарио, где она жила по соседству с неким мистером Страуд, для которого Иосиф Смит также откапывал колодец, эта копия была также потеряна. Миссис Спаульдинг полагает, что она была украдена из ее сундука. До сих пор все ясно и нет особенного разногласия между обоими рассказами; но когда вышла в свет "Книга Мормона", вдова и брат Соломона Спаульдинга и многие другие лица, слышавшие как автор читал свое произведение, немедленно же объявили, что новое сочинение почти тождественно с "Найденной Рукописью" и разнится только в известных введенных местах, трактующих об ученых пунктах. Заявление это быстро распространилось между всеми и побудило Сиднея Ригдона напечатать крайне резкое и оскорбительное письмо к миссис Спаульдинг. Мормонские историки говорят, что книга Спаульдинга была простая идолопоклонническая повесть, и, что весь рассказ-выдумка д-ра Филастуса Гэрльбэта, который отступил от святых в Огайо по разными путями "преследовал" Иосифа Смита. Заявление вдовы и брата подтверждается свидетельством сера Иосифа Миллера, живущего теперь в Вашингтоне, который часто слышал, как мистер Спаульдинг читал свое сочинение, мистера Редикамки, жившего прежде вместе со Спаульдингами и многими другими, знавшими об этой книге. Недостанет места, если привести все свидетельства, говорящие в пользу вышесказанного заявления. Скажем здесь, что хотя достаточно одной моральной силы, чтобы уверить большую часть умов, однако это не доказывает, чтобы можно было выдать одно предположение за несомненный факт и изобличать Смита и Ригдона в воровстве и обмане перед судом. Если бы доказательство было немного строже, нежели оно есть, я бы решительно восстал против требования Спаульдингов, основываясь единственно на содержании книги, так как слог и самая мысль ясно говорят, что вышеозначенная книга не может быть сочинением человека, который обладает богословскими знаниями и имеет ученую степень; но нет сомнения, что произведение Спаульдинта было взято Смитом, Ригдоном, Коудери и другими, и послужило им программой для сочинения; оно было значительно изменено и дополнено ими, многие характеристики были совершенно выброшены, чтобы провести свидетелей Спаульдинга, которые могли припомнить содержание его произведения только по сравнении его с "Книгой Мормона", и забыть многое, что не было включено в ней.

Говорить теперь о трех свидетелях мы считаем лишним: дальнейший ход рассказа покажет нам, какой вес можно придать их заявлению. В последствии было ясно доказано, что Сидней Ригдон был первым зачинщиком обмана, и что Смит, кстати, подвернулся быть пророком.

1830-й год составляет эру мормонов. В начале весны появилась "Книга Мормона" и в достопамятное 6-е апреля была организована мормонская церковь близ Манчестера. Шесть членов были крещены и назначены старшинами, а именно: Иосиф Смит старший, Иосиф Смит младший, Гирум Смит, Самуил Смит, Оливер Коудери и Иосиф Найт, все, за исключением двух последних, из семейства Смит. Таинство было немедленно установлено и признано за "дар св. духа". 11-го апреля Оливер Коудери говорил первую публичную проповедь о новой вере, и в тот же самый месяц было сотворено первое чудо в Кольвилле, в графстве Бруме. 1-го июня церковь, умножившаяся несколькими новыми приверженцами в лице Уитмеров и других, собрала "первую конференцию" в Файэтте, и в том же месяце Иосиф Смит был два раза арестован за "ложные учения", предан суду и оправдан. Этим временем, 18-го января 1827-го года он женился на Эмме Гэль дочери Исаака Гэль из южного Бэнбриджа, и в 1830 году она была вследствие "особого откровения" признана за "избранную женщину и дщерь Божию, а затем именовалась более ученым образом "Electa Cyria"(избранница Божия). Она почувствовала полнейшее отвращение к религии своего мужа во время пребывания своего в Наву и не выражала ни малейшего сожаления при его смерти; она отказалась переселиться в Юту, но отступила от веры, вышла замуж за язычника и содержала большой старый отель в Наву. В августе 1830-го года, Парлей П. Пратт, молодой кэмпбелитский проповедник, приехал нарочно послушать о новой вере, в которую тут же обратился, а вскоре после того Сидней Ригдон стал ярым мормоном. Их собственная история говорит, что они ничего не слышали о Смите до этого времени. Вскоре после того был крещен Орсон Пратт, и новая церковь имела теперь драгоценный материал в знание Библии и ловкость в спорах Сиднея Ригдона и догадливость и хитрость Иосифа Смита были соединены в деле пропаганды и обращения в новую веру. В октябре были посланы миссионеры к "ламанитам", а в декабре Сидней Ригдон посетил Иосифа Смита и проповедовал несколько времени в окрестностях. В январе Смит отправился в Кэртлэнд в Огайо, где жил Ригдон и проповедовал по дороге. Ригдон собрал предварительно шайку, около ста человек, которые называли себя "учениками"; большая часть этих фанатиков отступила от других сект и крепко веря в буквальное и быстрое исполнение пророчеств, находилась ежедневно в ожидании каких-то великих событий. Многие из них в одно и то же время приняли новую веру и организовали церковь из тридцати членов. "Вследствие откровения" от 9-го февраля, старшинам было повелено отправиться далее по двое и проповедовать главным образом о "наступлении последних дней мира сего". Эта идея одна из тех, которые имеют сильное влияние на умы. Она не довольствуется одними несведущими людьми; многие образованные во всяком поколении проникнуты мыслью, "что в наше время свет стал до того порочен, что Всемогущий Бог готовится произвести большую перемену", и, не смотря на ясные объяснения Св. Писания, фанатики перетолковывают кроткие наставления Евангелия и заставляют людей думать, что огонь ада и бедствия угрожают положительно всем, но только не их собственной секте. Мормоны начали с низшего слоя хилиастов (ожидающих переворотов чрез каждые 1000 лет), но они не проповедовали (подобно хилиастов), что весь мир должен погибнуть, но должны погибнуть только те, которые откажутся признать новое евангелие. Они не говорили когда назначено время разрушения, но, по словам их, оно было неизбежно. В начале 1831-го года, Джон Уитмер был назначен церковным архивариусом и историком, и около того времени в Кэртлэнд прибыли оставшиеся в Нью-Йорке святые, что считается в мормонских летописях первой эрой.

6-го июня состоялись первые переговоры между Мелхиседеком, иди главным пастырем, и старшинами; вскоре после того Иосиф Смит был извещен откровением, что окончательное сборное место святых должно быть в Миссури. В том же месяце он отправился с немногими старшинами и в середине июля прибыл в графство Джэксон, в штат Миссури, где другим откровением было возвещено, что это и есть "Сион, который не подвигнется" и вся страна эта была торжественно назначена для "Владыки и его святых". Они начали строиться и заложили первый фундамент в городском округе Коу, двенадцать миль на запад от Индепенденса. Другое откровение, 2-го августа, назначило место для великого храма, в трехстах ярдах на запад от присутственного места в Индспендепсе оно было освящено религиозными упражнениями, последовавшими за большим приобретением "даров".

4-го августа из Кэртлэнда прибыла другая большая партия и назначена была "Всеобщая конференция" в Сионе" и последующее откровение сообщило Иосифу, что эта страна будет принадлежать им "не иначе как вследствие стяжания или кровопролития".

Что подразумевалось под этим странным выражением - невозможно теперь определить. Мормоны объясняют это очень наивно, а миссурийцы полагают, что святые соединятся с индейцами и вытеснят старых поселенцев. В конце августа Иосиф Смит вернулся в Кэртлэнд и вскоре отстроил мельницу, кладовую и банк. Банк этот не представлял никаких: государственных обязательств в обеспечение, а основывался единственно на личном кредите собственников. Так как многие богатые люди участвовали в новом этом предприятии, то банковые билеты сразу распространились. Иосиф Смит был сделан председателем, а Сидней Ригдон кассиром. Следующие пять месяцев, Иосиф путешествовал в северных и восточных штатах, обращал многих в новую веру и собирал их или в Кэртлэнд, или Миссури. Старшины, посланные в феврале месяце, имели довольно значительный успех, и Самуил Смит, брат пророка, оказал церкви большую услугу, обратив Брайама Юнга. Эта замечательная личность родилась в Уайтиигэме, гр. Уиндгэм, Вермонт, 1-го июня 1801-го года. У него было четыре брата и шесть сестер, которые все сделались мормонами. Он был крещен в апреле месяце 1832-го года Элеазером Миллардом и вскоре, затем присоединился к обществу мормонов в Кэртлэнде. Он вырос на ферме, учился ремеслу маляра и стекольщика, которые бросил после своего обращения в мормонизм. В нем Иосиф Смит увидел человека, "рожденного для властвования", и его тонкая хитрость и глубокое знание слабых сторон человеческой натуры доставили ему вскоре некоторый вес в церкви. В марте 1832-го года Иосиф Смит и Сидней Ригдон, во время своего отсутствия из дома, были остановлены и поколочены "черню" по отзывам противников-за попытку ввести коммунизм, за обман и бесчестные действия, по их же словам - они пострадали за правду, и это время называется "началом гонения". В начале апреля Иосиф Смит счел нужным снова отправиться в Индепенденс где происходило что-то в роде "вселенского собора" и была учреждена типография. В июне вышел первый номер "Утренней и вечерней звезды" первого периодического журнала, издаваемого В. В. Фельпсом. Иосиф вскоре вернулся в Кэртлэнд и в конце того же самого года был окрещен Гебер Чэз Кимпбаль. В феврале 1833-го года, Иосиф Смит кончил свое "вдохновенное переложение" Нового завета и вскоре откровение одарило его способностью уравнять или привести в порядок дела в Сионе. Три верховных пастыря, а именно: Иосиф Смит, Сидней Ригдон и Фредерик Уилльямс были избраны "представителями церкви" и в тоже время "удостоились узреть Спасителя и лик ангелов".

Весной 1833 года, число мормонов возросло до полутора тысяч в графстве Джэнсон, в Миссури. Они совсем завладели Индепенденсом, где издавалась их газета, и начали быстро расселяться на запад. Сильное религиозное возбуждение, господствовавшее в Соединенных Штатах во время десятилетия от 1820-1830, которое повело к дикому явлению "тряски" и к богослужению, выражавшемуся в рыданиях, прыжках и бормотании, кажется, оставило осадок своих худших элементов в мормонизме. Они ежедневно объявляли старым поселенцам, что Бог отдал им целую страну Миссури; что кровавые войны истребят в ней все другие секты, что "вся страна будет залита кровью от Миссисипи до границы", и что те немногие которые переживут то время, будут слугами святых, во владение которых падет все богатство страны. Когда число их возрастало, ими овладели гордость и надменность; они стали называть себя "царями и пастырями высшего Бога" и смотрели на всех прочих, как отщепенцев, осужденных на скорую гибель. В разговоре с миссурийцами они всегда говорили, что все церкви, учрежденные последними, "суть дела рук Диавола" что они и все члены их обречены на проклятие Божие, что они хуже язычников и не достойны более жить на свете. Нельзя сказать, чтобы они позволяли себе явные нарушения закона, столь нередкие между другим бедным и невежественным народом, но общее поведение их было несносно. В первом порыве религиозного энтузиазма, своеволие их, казалось, не знало пределов, они объявляли всей стране, что бесполезно и бессмысленно язычникам открывать фермы, так как Бог никогда не допустит их наслаждаться плодами своих трудов; работникам говорили, что они никогда не будут вознаграждены за свой труд и что вскоре язычники не будут иметь ни имени, ни места в Миссури.

Простодушные миссурийцы с удивлением слушали их первые проповеди, потом же стали смеяться над их уверенностью в превосходной их чистоте и святости; но вскоре их чрезвычайное умножение надменность возбудили серьезные опасения за будущее. Миссурийцы, не привыкшие к загадочному языку их прорицаний, объясняли себе их проповеди так, что "святые" будут избраны Богом для выполнения его мести, и истребят неверующих; многие были раздражены против них их речами, и общественное мнение было сильно возмущено. В апреле 1833 г. в Индепенденсе собралось значительное число миссурийдев и объявило, "что должны быть приняты меры для защиты", но не решило ни на чем. Первый июньский номер "Утренней и Вечерней звезды" содержал статью, под заглавием "Свободный цветной народ", возбудившую гнев старых граждан против мормонов, как "аболиционистов"; в ответ на нее последовал меленький памфлет, озаглавленный "Предостережение против ложных пророков". При приближении лета, число мормонов, казалось, было достаточно, чтобы завладеть графством в августовском собрании, и это снова вызвало опасения старых поселенцев. Не сделав никаких предварительных условий, в Индепенденсе собралась вооруженная толпа из трехсот человек, ворвалась в редакцию газеты, арестовала и оскорбила многих из святых, двух из них немножко посекла и требовала, чтобы все они оставили графство. Оливер Коудери поспешил в Кэртленд, чтобы посоветоваться с Иосифом Смитом, но в его отсутствие святые решились, согласно приказанию граждан, оставить графство Джэксон. 8 октября В. В. Фельпс и Орсон Гайд подали губернатору Миссури Дэнклину адрес, в котором просили защиты; тот отвечал, "что они имеют право на покровительство закона, если останутся в Джексоне". Ободренные этим они переменили решение покинуть графство, но в конце месяца толпа опять восстала, сожгла десять мормонских домов и произвела другие беспорядки. Мормоны вооружились, начали стрелять в толпу, причем двух убили; тогда против них пошло уже все население и даже просило другие графства о высылке подкрепления; мормонами овладел страх, они внезапно выехали из Джэксона и переправились в ночь с 4 на 5 ноября через реку Миссури в графство Клэй.

Первое изгнание мормонов комментируется различно народ графства Джексон поступили противозаконно - это ясно, но что он сделал то, что сделало бы девять графств из десяти - это также не подлежит сомнению. Ими, кажется, не столько руководило озлобление, как опасение за поступки мормонов в том случае, когда в их руках будет власть; основательность этих опасений покажут нам последующих события. Близкое соседство мормонов было невыносимо; поселенцы решили, чтобы они оставили их. Толпа позволила "святым" увезти с собой все типографские принадлежности в графство Клэй, где они вскоре начали издавать газету под заглавием: "Миссуриский исследователь". Они поселились в графствах Клэй и Ван-Бэрэн, но были так "преследуемы", в особенности в последнем, что не могли там ужиться.

Этим временем Иосиф Смит и другой, более образованный класс мормонов обстраивали Кэртлэнд. 2 июля 1833 года Смит окончил свое "вдохновенное переложение" Ветхого Завета и потом учредили в Кэртлэнде типографию для издания газеты "Вестник и защитник святых последних дней". Старый Смит, отец пророка, был сделан патриархом, а епископ Партридж главой этой ветви церкви. Когда до Иосифа дошли слухи о происшествии в графстве Джэксон, он решил начать войну "и стал собирать маленькое войско". Вскоре в его распоряжении было двести человек, с которыми он отправился на запад,- "по реке Миссури", согласно народному преданию; по летописям же мормонов "выкупить Сион". Около этого времени Иосиф имел новое откровение, которое можно найти в "Учениях и заветах"; между прочими наставлениями в нем есть следующее замечательное место:- "Смотри! это сказано или написано в моих законах: не делай займа у твоих врагов. Но смотри! Бог может отнять когда ему угодно и заплатить по воле его. Потому, так как вы только исполнители Божьей воли, что бы вы не делали" и т.д. Мы, поэтому не удивляемся, если мы читаем в автобиографии Иосифа, что народ, живший вдоль дороги, был очень враждебен мормонам. За два дня до выступления, 3 мая, на конференции старшин в Кэртлэнде, было уничтожено название "мормоны" и на первое время решено было именовать себя "святыми последних дней", и из отчета Иосифа видно, что мормоны на дороге отвергли свое прежнее название. Они, в отличие от древних святых, стали именовать себя святыми последних дней", так как проповедовали близкий конец мира; слово "мормоны", напротив, происходит, как полагают, от греческого слова "морму", означающего "ужасный страх" или "пугало".

Иосиф и его "армия" достигли реки Миссури в конце июня месяца, но в это время, в его лагере, близ Миссисипи, появилась холера, известная тогда в Америке только с недавнего времени, и в продолжение нескольких дней умерло двадцать человек. Тщетно Иосиф проповедовал, молился, и пророчествовал; эта ужасная и неведомая болезнь повергла последователей его в панический страх. Он сначала попробовал лечить ее посредством "накладывания рук", но должен был отказаться от этого способа, так как ему заметили другие, что если Богу угодно уничтожит их всех, то напрасно люди стараются предотвратить Его волю. Другая вооруженная сила, образовавшаяся тем временем в графстве Джексон, в ожидании его, была рассеяна сильным ураганом; по через несколько дней, холера утихла и армия достигла Либерти. Там, однако, не нашлось никакого дела, и Смит в непродолжительном временем снова вернулся в Кэртлэнд. Здесь было вскоре организовано общество из двенадцати апостолов, между которыми находились там же Брайам Юнг и Гебер Кимбалль. Первый получил "дар языков" и был послан миссионером в восточные штаты; в мае 1835 года все остальные также оставили Кэртлэнд и отправились с тем же назначением. В августе того же года происходило общее собрание в Кэртлэнде, на котором "Книга учений и заветов" и "Чтения о вере" Сиднея Ригдона были приняты за догматические. Около этого времени, к мормонам присоединился ученый еврей, бывший профессор восточных языков в Нью-Йорке, в 4 января 1836 года в Кэртлэнде была учреждена еврейская профессорская кафедра. Иосиф Смит и другие, более значительные из мормонов принялись за учение. Было решено выстроить храм, который окончили 27 марта 1836 года и назвали "Домом Божиим". Это был первый храм мормонов; постройка его стоила 40,000. Между тем губернатор Дэнклин попытался снова ввести мормонов во владение их землей в графстве Джексон, вследствие чего комиссия, составленная из граждан последнего, представила мормонам следующее:

Предложение жителей графства Джексон мормонам.

"Нижеподписавшаяся комиссия, уполномоченная гражданами графства Джексон, предлагает мормонам купить у них всю землю, которой они владеют, равно и все улучшения, сделанные мормонами в каких бы то ни было местах вышеозначенного графства и существовавшие до первого разлада между жителями Джексона и мормонами. Далее она предлагает, чтобы оценка означенной земли и улучшений была сделана тремя беспристрастными посредниками, которые будут выбраны с согласия обеих сторон; в случае же неудовольствия одной из сторон, предоставляется сделать новый выбор. Затем она предлагает, чтобы двенадцати из мормонов было позволено отправиться с посредниками осмотреть и оценить их землю и улучшения; граждане графства Джексон ручаются за их полнейшую безопасность в это время. Далее она предлагает, по установлении посредниками стоимости земли и улучшений, заплатить за мормонам по сто процентов надбавки по истечении тридцати дней".

Далее она предлагает, чтобы мормоны никогда, ни коллективно, ни индивидуально, не поселялись внутри пределов графства Джексон. Мормоны, при платеже, должны дать письменное обязательство в обеспечение передачи их земель в графстве Джексон, согласно вышеозначенным условиям; комиссия, со своей стороны, тоже даст подобное обязательство с таким же обеспечением, какое будет признано достаточным для платежа денег согласно вышеозначенному предложению, и т.д. и т.д.

Мормоны всегда говорили, что единственною причиной их последних смут была их "религия>, но что они были удалены из графства Джексон оттого, что "чернь желала завладеть их землями". Вышеозначенный документ, без сомнения, опровергает это обвинение.

Более значительные лица графства предложили свое собственное обеспечение в платеже, но мормоны отвергли их предложение на основании слов Божиих, что "Сион не подвигнется". Граждане Джексона догадались тогда, что они будут атакованы со стороны графства Клэй, и вооружили в последнем против мормонов тех, которые уже имели причины жаловаться на них; таким образом, они заставили мормонов, в мае 1836 года, удалиться, что они и сделали, поселившись в графствах Кэрролль, Дэвис и Колдуэлль. В последнем мормоны основали город Фар Уэст, и эти графства, будучи новым и ненаселенным, начали быстро процветать.

В июне 1837 года была послана первая заграничная миссия в Англию, состоявшая из Кимбалла, Орсона Гайда и Ричардса. 30 июля они крестили там первых обращенных в р. Рибле, и первая конфирмация членов была 4 августа в Уакерфорде. Первая конференция английских мормонов происходила 25 следующего декабря в Престоне, там, где бывали петушиные бои.

Осенью того же года рушился кэртлэндский банк, учрежденный Смитом и Сиднеем Ригдоном; обстоятельство это вызвало большой скандал, и пророк счел за необходимое "уйти от Сиона" в Миссури. Смит и Ригдон оставили Кэртлэнд через два дня, и кредиторы преследовали их около ста миль; но, по словам автобиографии Иосифа, "Бог избавлял от руки их гонящих". Они достигли города Фар Уэст в марте, и нашли в недрах церкви ужасный раскол. Власти Иосифа было недостаточно для водворения порядка и Мартин Гаррис, Оливер Коудери и. некто Л. Э. Джонсон были "отлучены от церкви", между тем как Орсон Гайд, Томас Марш У. Фельнс и многие другие сделались вероотступниками и взвели много серьезных обвинений против Иосифа Смита и других руководителей мормонизма. Они говорили об их измене против штата и вступлении в заговор с индейцами, обвиняли их в обмане, воровстве скота и попытках ввести коммунизм и общность жен. Иноверцы вооружили соседний народ против "Святых"; и, в виде защиты и возмездия, образовали "Данитский союз" (По имени Дана, сына Иудина). Ими предводительствовал сначала Д. У. Пэттоп, который называл себя "капитаном Fearnot (бесстрашный)", а общество "дочерями Гедеона". В последствии они приняли имя данитов, на основании слов кн. Бытия, 49, 17: "Дан будет змеем на дороге, аспидом на пути, уязвляющим ногу коня, так что всадник его упадет назад. На помощь Твою надеюсь, Господи!" 4 июля, Сидней Ригдон проповедовал то, что он называл "последней проповедью Сиднея"; в ней оп сильно нападал па язычников и вероотступников и объявил, что "святые стоят выше всякого закона". Вскоре после того, в графстве Дэвис, опять возникли смуты при выборах; все мормоны, при общей подаче голосов, хотели утвердить за собой управление графством; всеобщая схватка вспыхнула в городе Галлатине при августовском выборе: с обеих, сторон было ранено значительное число людей. Два месяца продолжались смуты в графстве Дэвис, и мормоны объявили, наконец, свою "независимость от всех земных правителей и правительств". Клерку графства, мормону, Иосиф Смит приказал не издавать больше никаких сочинений против святых; а мировой судья в Галлатине подвергся наказанию за то, что принимал против них иски. Отдельные отряды ополчения начали появляться в соседних графствах, из которых один, предводительствуемый капитаном Богатом, завязал стычку с семьюдесятью мормонами и смирил их. Другая партия мормонов атаковала военный отряд близ Ричмонда, в графстве Клэй, и убила двух из них; здесь был убит и капитан "Бесстрашный", Тогда мормоны восстали поголовно и выгнали из графства Дэвис всех должностных лиц, не принадлежавших к их вере, подожгли и разграбили город Галлатин, другую маленькую деревню, разорили окрестности страны; изгнав из нее всех жителей.

Около этого времени Брайам Юнг, из опасения за свою жизнь, бежал в Квинси, в Иллинойсе. Смуты возрастали, что губернатор Лильбэрн У. Богс, после многих попыток узнать что-нибудь определенное о "месте войны", вызвал пятнадцать тысяч войска для водворения порядка. Первый отряд имел что-то вроде битвы с мормонами в графстве Кэрролл, после которой губернатор Богс издал приказание "изгнать мормонов из штата", прибавив "и если окажется нужным, даже истребить их". Это и есть знаменитое приказание об истреблении мормонов, а губернатора Богса мормонские историки называют "Нероном". Другой военный отряд встретился с ополчением мормонов у мельницы Гауп и, в отмщение, истребил весь и отряд, из которого только двое ускользнули живыми. Остальные вооруженные мормоны начали отступать и, наконец, соединились в городе Фар Уэст, где они, будучи окружены большим военным отрядом под предводительством генералов Донифана, Лукаса и Кларка - принуждены сдаться. Большая часть награбленного ими имущества была отнята у них и возвращена владельцам; значительное число мормонов было освобождено под условием оставить штат.

Иосиф Смит, Гирум Смит и сорок других были оставлены для наказания, и офицеры, составив немедленно военный суд, приговорили многих из них к расстрелу. Но генерал Донифан, искусный адвокат и храбрый человек, предотвратил это безумное и противозаконное действие, воспользовавшись своею властью и влиянием. Пленники были представлены в ближайший окружной суд, где судились "за измену убийство, грабеж, поджигательство и нарушение порядка". Они, разумеется, не могли быть суждены за большее, но, по видимому, многие из них были действительно виновны во взведенных на них преступлениях; в ожидании окончательного наказания их приговорили к тюремному заключению. Отчет, составленный по этому делу, был напечатан по приказанию миссурийской законодательной власти и представляет оригинальный пример того, как несколько плутов могут погубить целый народ, если только он достаточно невежествен и фанатичен. Был установлен мир, но история народных смут показывает, что случаи частной мести беспрестанно повторялись, и во многих местах мормонам были наносимы ужасные оскорбления теми лицами, которые чувствовали к ним личную вражду. Их начальники и руководители возбудили раздор, за который пострадали невинные; наиболее смирные, покорные мормоны были жестоким образом изгнаны из своих домов в самое суровое время года, лишены всех средств к существованию, лишены права распоряжаться своим имуществом и таким образом обречены на одни страдания. Они собрались в числе более двенадцати тысяч человек, и в декабре месяце эта громадная толпа двинулась к Иллинойсу; некоторые из них благополучно дошли туда в январе 1839 года. Они поселились в западных графствах, где могли найти себе пропитание или занятие, в особенности в городе Квинси, в графстве Адам, между тем как другие отправились в Спрингфилд и Сен-Люи. На них всюду смотрели как на мучеников за веру и отчасти также как на пострадавших за свое "вольнодумство; в Иллинойсе только что начались волнения по поводу возбужденного вопроса об уничтожении рабства; и мормоны были изгнаны из штата, где оно господствовало. Прибрежные жители Миссури всегда, и в это время в особенности, пользовались дурной славой, и жители Иллинойса, по видимому, были рады случаю показать свое нравственное превосходство над этими "береговыми буянами". Они не слушали заявления мормонов, что их религия была единственною причиной беспокойств и, в самом деле, более разумные не могли этому верить; а немедленно вывели то заключение, что нью-йоркские мормоны и новоанглийские янки изгнаны за то, что они были приверженцами уничтожения рабства, так как миссурийцы не могли допускать подобных воззрений. Население Иллинойса, в особенности западных графств, было малосведуще и еще менее заботилось о различиях умозрительного богословия. Эта часть страны, известная под названием "военной полосы только в недавнем времени была взята с торгов и очень быстро населялась. Религиозное воспитание народа шло у них не наравне с преуспеянием их материальных интересов, и проповедь была для них проповедью, хотя бы она говорилась монофизитом, кальвинистом, православным тринитарием или еретиком унитарием. Может быть, они не были ни нечестивы, ни скептики; религия их была шатка, однако и в пользу ее в них говорило еще чувство; но они мало понимали и заботились о сектантах, короче сказать, любовь к ближнему у этого народа была достаточно сильна, чтобы принять под свою защиту все секты, и ни один человек не был, преследуем или приводим к допросу за свою веру. При таких обстоятельствах, они приняли мормонов под свою охрану, позвали их к себе в дом, посадили за стол и, со слезами на глазах, слушали рассказы об их гонениях, и, пожимая изгнанникам руки, поклялись стоять за них до конца жизни. Подписки в пользу их были открыты во многих местах даже индейцы приносили щедрые пожертвования, и многие части страны любезно предлагали и даже упрашивали беглецов поселиться между ними.

Миссурийцы думали, в это время, что поймали слона; они имели Иосифа Смита, его брата Гирума и сорок других, содержавшихся в тюрьме по множеству обвинений; но многие свидетели уже не было больше; поэтому ожидать окончательного приговора было слишком долго, и судебная власть сочла за лучшее выпроводить заточенных из штата с тем, чтобы они никогда больше не появлялись в нем, нежели приговорить немногих в смирительный дом. Вследствие этого их стали переводить с места на место, надзор сделался слабее, и 15-го апреля Иосиф и некоторые другие ускользнули от своих караульных, которые были пьяны или притворялись. Они поспешили в Квинси, в сопровождении небольшого остатка мормонов, оставшихся в Фар-Уэсте. Другие заточенные вскоре последовали примеру первых и также бежали, и как значится в заявлении губернатора Богса "молодой и начинающий процветать штат избавился от этой фанатичной секты", но в одном мормонском стихотворении говорится: Миссури, Подобно вихрю, в своем гневе Изгнало святых и истребило их кров.

В начале мая месяца; Иосиф отправился в Коммерс в графстве Ганкок, Иллинойс, по приглашению д-ра Исаака Гэлэнда, от которого он получил полосу земли у вершины горы Moines Rapids, и немного спустя другое откровение повелело ему и народу поселиться здесь. Чтобы ясно понять их будущую историю, необходимо прочесть краткий очерк местности, любезно доставленный мне мистером Р. У. Кинней, который состоит теперь почтмейстером в Наву и живет в этих окрестностях с 1837 года.

"Ганкок, пишет он, прибрежное графство, омываемое с западной стороны, на расстоянии сорока миль, рекой Миссисипи и ее извилинами. Оно было первоначально покрыто почти сплошными лугами; простиравшимися к восточной стороне, по прямой линии, па протяжении двадцати пяти миль от Коммерса; место высокое почва неистощимо плодородная, и густые леса окаймляют ручьи вдоль восточной границы, Западая часть графства, смежная с горами Moines Rapids всегда представляли глазам путешествовавших по Миссисипи живописный вид; река была окаймлена зелеными холмами, с которых спускались чистые и не инистые ручьи, протекавшие с тихим журчаньем по своим скалистым руслам, и соединявшиеся, наконец, с водами громадной реки. "Но странное дело - между тем как другие части страны, обладавшие меньшими преимуществами и менее здоровым климатом, шли быстро по пути к благосостоянию и населению графство Ганкок оставалось почти пустыней, по истине сказать - по неизвестным причинам. "Графство Ганкок - эта прекрасная, здоровая и плодородная местность, уподобляющаяся "саду Божию", было одно из тех жалких графств, находящихся в скучной части страны между реками Иллинойс и Миссисипи, которая известна под названием "военная полоса". Она была взята по акту Конгресса; и отдана - в виде награды солдатам, участвовавшим в войне 1812 года; но, немногие из селились туда, и почти все патенты, или "права как их называли, появились на рынке для сбыта. Это доставляло в продолжение двадцати лет богатую жатву спекулянтом и местным барышникам; "военная полоса" сделалась добычей всевозможных пройдох и негодяев. Там образовалось общество владельцев "дутых патентов", которым принадлежали обширные полосы земли, соперничавшие в, пространстве с самыми гордыми герцогствами и баронскими поместьями старого света. Образование подобной монополии на общественные владения, было, разумеется, против всякой здравой политики; но еще большее зло произвело учреждение борьбы за титулы, возбуждавшее сомнение и неизвестность, бросавшее тень на дом каждого человека, который осмеливался воздвигнуть его на полосе и заставившее многих честных и предприимчивых поселенцев удалиться. В восточной части страны образовалась даже система подделывания патентов для замещения отсутствующих или умерших солдат другими, и даже делались двойные копии без подписи присутственного места.

"Сотни примеров показывают нам, что в одной и той же части страны-на три патента с легкостью делалась целая тысяча: так что вся полоса была решительно засеяна патентами, как лес осенними листьями. Зло, вытекавшее из этой системы и причиняемое еще не платежом податей отсутствующими из края, было так велико, что законодательная власть Иллинойса решилась предпринять какие-нибудь меры против этого. Но представителями законодательной власти новых штатов были вообще не очень ученые и способные государственные лица, и плуты смеялись над мыслью необразованных людей перечить планам таких людей, которые привыкли обходить содержание самого ясного статута. Законодательная власть, поставившая прежде на пробу, но без успеха, весьма строгие и резкие уставы о братстве, вместо того чтобы исправить и улучшить законы, над которыми смеялись и Джон Ду и другие, хотела испытать силу более решительного узаконения. Она постановила, что если кто-нибудь владел землей в продолжение семи лет по праву, то такое во владение должно быть признано законным всеми, и что "Джон Ду и другие", имевшие полные карманы патентов, должны быть навсегда изгнаны и исключены. Когда Джон Ду и его сообщники прочли этот устав, по их торжественным физиономиям не скользнула ни одна улыбка. Они были, наконец, изгнаны. Но все горько разочаровались при окончательном действии, произведенном этим уставом. Он только привлек "новую стаю мух" еще более голодных, прожорливых и вредных, нежели были предшествовавшие им; небо и земля были омрачены их мириадами, и ни одна ласточка не явилась истребить их".

"Когда появился "список виновных в неплатеже податей", суд окружила голодная и суровая толпа, подобная которой не встречалась со времен тощих коров Фараона, выходивших из реки Нила. Обедневшие торговцы, медники, разный праздношатающийся, суровый, лицемерный и лживый люд, громко крича, толковали между собой толкаясь в залах суда, так как каждый хотел на те немногие доллары, которые успел спасти из, общего расстройства, обманув своих кредиторов, восстановить свое состояние, и результатом была поземельная монополия еще худшая той, которая ей предшествовала. Закон имел в виду принудить отсутствующих барышников к платежу податей, но эта бессовестная толпа требовала его беспощадно и безразлично от всех и не останавливалась даже перед тем, если надо было отнять наследство у вдов и сирот. Мудрые законодатели испугались при виде бедствия, которое они причинили невинным образом. Они "вызвали духов из бездны" противно всем прежним опытам, к которым они пришли, Эти негодяи возбуждали всеобщий ужас, - и неудивительно: если бы эта низкая и безумная толпа спустилась в ад, то дьявол, с криками, бросился бы в самый отдаленный и темный угол своего царства, оставив их состязаться и спорить между собой о "таксе за титулы" на его "пылающем, троне". На "военной полосе" происходило теперь безразборчивое сражение, к которому примыкали разные лица с различными бумагами, документами и титулами, направлявшие свои копья для серьезной драки. В этом горячем споре неповинный ли в чем поселенец, незнакомый с причиной этих столкновений, не имели никакого значения, и не мог предъявить своего права ни на один фут земли, покрытой "правами солдат", поддельными патентами и таксой на титул - на всей военной полосе.

"К счастью, графство Ганкок не все было покрыто этими "титулами". Указом было дано во владение каждого солдата сто шестьдесят акров земли, ни более, ни менее. Те части, называвшаяся "дробными", которые содержали более или менее ста шестидесяти акров, поступали во владение земского муниципалитета. 0нe окаймляли берега реки и границы городского округа всего графства и стали быстро населяться до прибытия мормонов; в это время народонаселение графства Ганкок простиралось до нескольких тысяч. Для большой безопасности титулов, большая часть из них поселилась на берегах Миссисипи. Moines Rapids, своему благоприятному местоположению, обратили на себя внимание многих. Между более замечательными посетителями этой местности был генерал Роберт Э. Ли, бывший тогда лейтенантом топографических инженеров и служивший в военном департаменте; он приехал туда для обозрения места. Он посетил его в 1832 году и оставался в графстве целый год, - был известен с хорошей стороны всем старым поселенцам и уважаем за свою вежливость и благородное обращение. В то время предполагалось построить мост через Миссисипи к Mines Rapids. Ганкок стал называться графством с 1829-го года, а столица была, по истечении нескольких лет, учреждена в Карфагене.

Между тем суд разъезжал по графству, открывая заседания там, где это соответствовало видам адвокатов или где закон и справедливость считались более всего необходимыми. Между адвокатами, которые практиковали тогда в Ганкоке, были Малькольм Грегор, Арчибальд Уильямс и 0. Броунинг; первый, весьма замечательный человек, умер в молодые годы, а последний и до сих пор знаменит.

В Moines Rapids была сперва учреждена почтовая контора, названная Венецией, но там не было города, носившего это название. В 1834 году было положено начало Коммерса гг. Александром Уайтом и Джемсом Тисом, а через некоторое временя, мистер Гочкис, из Нью-Гэвена, избрал место для Коммерс-Сити выше другого города. Все доказывало промахи, но многие еще были уверены, что это было место для будущего великого города. Между владельцами "нижней части строившегося города" был д-р Исаак Гэллэнд, довольно предприимчивый человек, который, тотчас после промаха Гочкиса, завел переписку с Иосифом Смитом, которая кончилась соглашением последнего поселить весь свой народ близ Коммерса".

К предыдущему географическому очерку необходимо только прибавить, что пророк купил маленькую полосу и приобрел gratia большую; новое откровение повелело святым переселиться в этом месте Сиона; они немедленно же исполнили это повеление. Было избрано большое пространство земли для постройки города, и звезда мормонов взошла, еще раз.

Глава II. С начала основания наву до 1843 года.

Быстрое увеличение Наву. - Видимое благоденствие. - Преступления, многоженство и политика. - Влияние политиков. - Хартии Наву.- Правительство в правительстве. - Иосиф Смит два раза под арестом. - Освобождается С. А. Дугласом. - Арестован во второй раз муниципальным судом Наву. - Даниты. - Антимормоны организуют политическую партию. - Предательство Дависа и Оуенса. - Поражение антимормонов. - Кампания 1843 года. - Цирус Уокер, известный криминалист. - "Откровения" на выборах. Пророк обманывает законоведа. - Изумительное вероломство мормонских старшин. - Усиление народной неприязни. - Справедливый гнев против святых.

Город увеличивался с неимоверной быстротой. Небольшие временные строения, большею частью деревянные избы, служили сначала убежищем для прибывающих ежедневно святых. Первое здание на новом месте было построено 11-го июня 1839 года, и полтора года спустя, там было уже две тысячи домов, кроме училищ и других публичных зданий. Новый город был наименован Наву, слово, не имеющее значения ни на одном из известных языков; но на преобразованном египетском, по словам вымышленной, истории Иосифа Смита, означающее "прекрасный". Местоположение его было действительно прекрасно, но не совсем удобно для жителей, потому что доступно было только пароходам, и то во время высокой воды. Скоро временные строения заменялись более прочными, постоянными зданиями, везде и во всем стали заметны улучшения, и Иосиф Смит удостаивался небесных откровений, на счет того каким образом должны были производиться и эти работы. Тут в Джексонском графстве, в Миссури, по предсказанию, должен быть основан большой город и воздвигнут храм, которые должны были служить главным сборным местом секты до тех пор, пока Господь Бог не призовет ее снова в "Сион", а отсюда-то должны били производиться действия для громадного переворота в мире. Мало помалу вероотступники Миссури, с поникшей головой стали возвращаться к церкви; Орсон Гайд снова занял свое место в качестве апостола и даже был в состоянии объяснить свое явное отпадение. Вскоре затем был учрежден миссионерский совет, на котором поручили отправить миссии в чужие страны. И уже 29 августа Орсон Пратт и Парлей II. Пратт отправились миссионерами в Англию; 20-го сентября за ними последовали Брайам Юнг, Г. С. Кимбаль, Джорж А. Смит, Р..Гедлок и Т. Терлей. В 1836 году Брайам был назначен "главою двенадцати апостолов", вместо вероотступника Томаса Б. Марша. Они прибыли в Ливерпуль 6-го апреля 1840 года и усердно принялись за свое дело. Брайам взял на себя ведете предприятия; назначал разные миссии, крестил множество новообращенных, толкался в низшем слое общества, рассуждал, писал, проповедовал и совершал путешествия по несколько сот миль пешком. 29-го мая 1840-года он выпустил первый номер периодического издания "Latter-Day Saints Millennial Star", с тех пор не прекращавшегося. Он основал несколько церквей и в начале 1841 года возвратился в Наву в сопровождении семисот шестидесяти девяти новообращенных. Не задолго перед тем Сидней Ригдон написал прошение на имя законодательной власти штата Пенсильвания, об удовлетворении за убытки, понесенные святыми в Миссури, вместе с тем он испрашивал от штата, конгрессного уполномочения для того, чтобы склонить в свою пользу главное правительство; в октябре 1839 года Иосиф Смит, Сидней Ригдон, Элиас Гигби и Оррин Портер Роквель, уполномоченные искать удовлетворения, отправились в Вашингтон. Они достигли столицы 28-го ноября и немедленно были допущены к аудиенции президента Ван-Бурена, который, выслушав их доклад, возразил: "Господа, ваш иск справедлив, но я ничего не могу сделать для вас. Иначе, я рискую потерять голос штата Миссури", прибавила он, понизив голос. В его устах, последнее замечание имело смысл, что генеральное правительство не может вмешиваться в частные дела Миссури. Не эта, ни следовавшая затем просьбы не привели ни к какому результату; с каждым днем же страна обращала большее внимание на Наву. Быстрое увеличите города, возбудило удивление на востоке, и бесчисленное множество любопытных корреспондентов и туристов стекались туда со всех сторон и были принимаемы жителями крайне радушно. В октябре 1840 года было отправлено прошение за подписью многих тысяч имен о том, чтобы Наву был дарован акт присоединения, в тоже время Иосиф Смит удостоился небесного откровения, которым поведывалось начать немедленно постройку храма, поэтому, уже 3-го октября было преступлено к работе. Быстрый и неожиданный успех секты привлек к ней большое число честолюбивых людей, из которых четверо заслуживают особенного внимания.

Д-р Исаак Гэллалд в молодости был известным конокрадом и фальшивомонетчиком и принадлежал к "багровой шайке", как называли ее в Огайо. Затем он исправился и переселился в графство Ганкок, где в 1834 году явился кандидатом на юридическую должность, но был отвергнуть большинством голосов. Вскоре после того он приобрел большое пространство земли и просил Иосифа Смита поселиться у него; при этом он имел в виду набить цену остальной части земли.

Яков Бэкинстос прибыль в Ганкон из графства Сангамон, где, взяв в долг порядочное количество товара, продал его и обманул своих кредиторов; после этого он отправился к мормонам искать счастья. Брат его женился на племяннице Иосифа Смита, но Бэкинстос держался поодаль и причислял себя к разряду "дрессированных демократов", был нечто вроде местного политика; в качестве такового он оказал несколько услуга судье Стефену А. Дугласу, который в свою очередь назначил его писцом при ганкокском окружном суде, что давало ему некоторый политически вес. Затем он был, избираем в разное время шерифом и членом законодательного собрания, а кончил поприще "Джаком Мормоном".

"Генерал" Джэмс Эрлингтон Беннетт был искатель приключений человек не без дарований. В путешествии своем от Виржинии до Нью-Йорка он случайно находился в сношениях с прессой. Прежде уже он писал к Иосифу Смиту, предлагая ему религиозный и политический союз, причем чистосердечно прибавил: "вы знаете, что и у Магомета была правая рука". Иосиф написал Беннетту ответ в несколько насмешливом тоне, но все-таки предложил ему посетить Наву.

Последний не заставил себя долго ждать; тотчас по прибытии он был присоединен к церкви; но, не получив доверия в такой степени, как ожидал, скоро уехал.

Д-ра Джона С. Беннетта обыкновенно считали за "величайшего негодяя западного края". Человек этот обладал некоторыми дарованиями, честолюбием и замечательным усердием, кроме того, отличался ловкостью и умением обращаться с людьми. Имея ученую степень и бывши врачем-практиком, он приобрел некоторые познания и в военном, и инженерном искусстве, и был главным адъютантом штата Иллинойс. Вступив в союз с Иосифом Смитом он, благодаря своим дарованиям и плутовству, полтора года был его закадычным другою, и верным советником, пока, наконец, как часто случается, прекрасная женщина не разъединила их и навсегда положила конец их дружбе. Такие-то люди и множество им подобных присоединились к возраставшей секте и сделались верными союзниками и слепыми орудиями Иосифа Смита. Прочие же святые были гибкою, податливою массой; между ними, хотя и не было таких фанатиков как в Джексонском графств, за то были послушные и работящие люди, которые неусыпно заботились о материальных интересах "Сиона"

Миссии в Англии, Уэльсе и Шотландии увенчались успехом, и многие тысячи чужеземных святых прибыли в Наву; некоторые остались в самом городи, но большинство из них были рассеяны по ближайшим окрестностям, которые пророк назвал "закладками Сиона". Они не должны были соперничать с большим городом, но работать и платить ему дань. Болотистая местность, смежная с Наву, была высушена и сделалась под надзором Д. С. Беднетта обитаемым местом; переселенцы, пожиная плоды своих трудов, пользовались достатком и довольством.

Это было счастливившим временем для Иосифа Смита и "золотым веком" мормонизма. Первый не был более праздным мальчиком, не странствовал более с тростью орехового дерева; теперь он стоял во главе укрепленной и быстро увеличивавшейся секты, пользовался всевозможным почетом, имел в своей исключительной власти населенный город, обещавший в будущем сделаться богатым и могущественным. В воображении своем он так ясно видел будущее величие и благосостояние города, что уже заранее считал себя повелителем могущественного государства. Но не долго длилось это счастливое время; слабый гром возвестил о тучах, накопившихся на политическом горизонте; они шли не останавливаясь, заволакивая густыми массами все небо и грозили разрушить это гордое творение.

Перейдем же к объяснению быстрой и неожиданной перемены общественного мнения; читатель с удивлением увидит, как в короткое время дружба заменилась глубочайшей ненавистью, и как те самые люди, которые с радостью принимали мормонов, готовы были гнать их штыками. Исследование причины такой беспримерной перемены общественного мнения и сильной ненависти к мормонам составит, может быть, предмет не последней важности для политиков и послужит уроком для религиозных сект. Различные причины неудач мормонов в Иллинойс и окончательного изгнания их - могут быть разделены на три группы.

I. Уголовная.

II. Нравственная и социальная.

III. Политическая.

I. В первом случай очень может быть, что мормонам пришлось испытать на себе, во всей ее горечи, силу грубой пословицы - что, по взгляду, собаки дается и злая кличка. Долина Миссисипи, начиная от С. Луи до Галены, несколько лет тому назад была опустошена людьми довольно темного происхождения и сомнительной репутации. Вся юго-восточная часть Айовы и большая, часть северо-восточного Миссури находились в диком, жалком состоянии и служили убежищем фальшивомонетчикам, конокрадам и разбойникам. Закон оказывался слишком слабым для того, чтобы положить конец гнусным поступкам бесчисленного множества мошенников; да и к тому народ мало доверял судам и в необыкновенных случаях прибегал к закону Линча.

Острова и рощи, вверх по реке, близ Дэвенпорта и Рок Айленд, служили убежищем правильно организованным шайкам разбойников, которые иногда избирали пещеры на востоке от Наву для того, чтобы укрыться от преследования. Автор в то время был еще ребенком, но хорошо помнит ужас, объявший весь запад при убийств Миллера и Лиси в графстве Ли, в Айове, Кол. Дэвенпорта близ Рок-Айленда, целого семейства, состоявшего из пяти человек, в графстве Адамс, и еще множество других, перечислять которых нет возможности. Долгое время спустя, когда автор путешествовал по графствам Ганкок, Пайк и Адамс, ни один хозяин дома не ложился спать, не осмотрев тщательно замки у всех дверей, и имена Джона Лонга, Аарона Лонга, Грэнвила Юнга, Роберта Ц Бирча, Годжа, Фокса и множество других разбойников были свежи в памяти всех от мала до велика.

Для этого люда, скверная кличка, данная мормонам в Миссури - была главною, и мошенники применили ее к ним с истинно ястребиным инстинктом. Сотни мошенников, бродяг и разбойников отправились в Наву и вступили в секту, прикрывая тем свои преступления. Имущества, украденные вдали по реке или на востоке от города, укрывались в пещерах на западной стороне или продавались наскоро, ни чему не причастным покупателям, так что владельцы обыкновенно находили свое потерянное имущество между мормонами. Преступники отправлялись прямо в Наву; в этом излюбленном ими округе никогда никакая власть не могла их наказать.

Их тайные союзники всегда были готовы оправдать их, и часто достаточно было одного слова "преследование", чтобы обмануть истинно честных мормонов, заставим их защищать такого человека, который в действительности был виновен, но принадлежал к секте святых. Поэтому мормоны по справедливости уверяли, что в Наву совершалось менее преступлений, чем в других городах, одинаковой с ним величины, однако следует заметить, что оттуда выходило больше преступников, чем из какой-либо другой местности.

Невозможно с достоверностью сказать, сколько истинных мормонов принимали участие в этих грабежах; вероятно очень мало; но признано фактом, что большая часть преступников, присвоив себе название мормонов, не были выдаваемы и наказаны и что действительно безвинные мормоны отказывались возложить обвинение на виновных, объясняя это тем, что церковь освобождает от преступления. Раздраженный народ не мог идти к ним в город и разыскивать виновных и потому мормоны страдали поголовно, хотя две трети из их были, по всей вероятности, безвинны. Во внешних поселениях также были побудительные причины жаловаться на пришельцев святых; тысячи переселились туда, побужденные крайнею бедностью; они не имели ничего, не знали как скорее приноровиться к своим новым занятием, не желали, весьма естественно в тоже время терпеть голод в такой изобильной стране.

Учение их повелевало им брать все то, в чем они нуждались, и они строго придерживались его.

Что касается глав церкви и их новоприобретенных союзников, то, как уже было говорено, многие их поступки, и действия часто бывали не совсем безупречны.

II. Ко второй группе причин относится история многоженства, о котором будет говорено подробнее в последствии. О бесчисленных интригах Смита, Беннетта, Ригдона и других начальников не стоить говорить, разве только показать их результаты. Между тем как сектам, установленным в Иллинойсе, грозила опасность, и политическое существование становилось довольно шатким, народ также был поражен введением новых возмутительных обычаев.

III. Главнейшей причиной народной неприязни, повлекшей за собой худшие последствия для мормонов, была система выборов, совершавшихся по предписанию горсти людей.

Предводители мормонизма всегда настаивали на этом принципе, говоря, что в церкви их не будет единства, если членам ее будет позволено выбирать по личной воле. Такой порядок неизбежно должен был иметь известный результата, а именно заставить считать церковь простым политическим учреждением, и, наконец, возбудить яростную оппозицию. Напрасно было бы доказывать, что ни одна церковь не имеет права направлять, таким образом, свой голос, что подобный образ действия послужил бы источником постоянных неудовольствие. Такая церковь внесла бы опасный элемента власти в республиканское правление и подняла бы против себя не только тех, которые были отвергнуты ее голосом, но и всех тех людей, которые наперед ясно видели дурное направление такой системы. Два года спустя после переезда в Иллинойс, Иосиф Смит был избран в начальники большинством трех тысяч голосов. Все должности графства были в его распоряжении, без его милости никто не имел прав, и было весьма вероятно, что при следующих выборах он сам назначит губернатора штата.

Одной подобной власти в руках такого человека было бы достаточно, чтобы побудить народ к изгнанию Смита и его фанатической секты. Особенное положение их, делало это зло еще более очевидным. Сначала его организации республиканцы питали надежду склонить на свою сторону штат и нации, но Иллинойс колебался,

Если бы Генри Клей опять был избран в предводители вигов, Кентукки, Луизиана и другие южные штаты примкнули бы, наверное, к этой партии, и тогда Иллинойс то же избрал бы тот или другой путь. Тогда можно "было бы с уверенностью сказать, что мормоны в 1844 году могла иметь решительный голос в Иллинойсе, и 1осиф Смит распоряжался бы голосами мормонов. Так1е случаи довольно часты в нашей, политике; впредь было определено, как бы в виде американской аксиомы, что каждая церковь, присваивавшая себе право, в видах своих собственных интересов, придавать своему голосу значение по предписанию духовных глав, была признана смертельным врагом наших прав и преимуществ и вселяла недоверие и отвращение в каждом, любящем свое отечество. Но мы уже слишком далеко отступили от хода нашего рассказа.

"Гаррисоновская компания" 1840 года была в полной силе, и политики во множестве собирались вокруг Иосифа Смита. Народ его, но приказание губернатора демократа, был изгнан из демократического штата и он один противился распоряжениям демократического президента. Между тем его прошение против Миссури было представлено и одобрено в сенате Соединенных Штатов республиканцами Генри Клеем и в палате Джоном Ф. Стюартом. Он относился к ним благосклонно, но, убедясь в своей значительной силе, решился поступать осторожно и стараться не попасть впросак, поэтому на обедах и пирах, в обществе предводителей обеих партий, по возможности избегал разговоров о политических интересах; он испытывал янки Нью-Йорка и "вольных курильщиков" восточного резерва, но у них встретил только грубое обращение; затем обратился к архиневольничьим миссурийцам, где потерпел одинаковое поражение; демократы ограбили его, а республиканцы отказывали ему в удовлетворении, так как он внушал к себе мало доверия.

Но ему необходимо было добиться от законодательной власти для своего города защиты себе и пароду против черни; Смит обещал помощь той партии, которая доставит ему желаемое. Эта щедрость была встречена новыми уверениями в почтении и благосклонности, и обе партии были готовы оказать ему услугу.

После тайного совещания с советниками в Наву откровение повелело Иосифу поддержать список партии республиканцев, что преступления. Наказания были различны и гораздо строже наказаний, предписываемых законами штата".

Эльдер Гоуард Корей бывали в то время доверенным секретарем Иосифа Смита и присутствовавшей при составлении хартии Смитом и Беннеттом, уверял, что когда Беннетт не соглашался с некоторыми распоряжениями, находя их слишком строгими, Смит ему спокойно возражал: Наши суды должны иметь такую власть для того, чтобы наше дело могло быть совершаемо для всего человеческого рода; турок, с его десятью женами, не замедлить явиться в Наву, ибо наши законы будут покровительствовать и ему и женам. Эльдер Корей, ныне ревностный мормон, в Солт-Лейк-Сити, утверждал это для того, чтобы опровергнуть уверение сыновей Иосифа Смита в том, что отец их не учреждал многоженства. Доказано, однако (как увидим после), что он пользовался подобным правом долго до того дня, когда удостоился своего мнимого небесного откровения.

Для него было необходимо ограничить миссурийцев строгими уставами, так как его старые враги в этом штате ревностно подкапывались под него, строя всевозможные планы. В 1841 году губернатор послал в Иллинойс требование арестовать Смита, что и было исполнено после нескольких уверток. Судьей С. А. Дугласом, округ которого охватывал Ганкок, был выпрошен приказ Habeas Corpus. По теоретическим принципам, Дуглас освободил Смита, что последний счел за благосклонность со стороны демократов. В 1В42 году Смит снова был арестован, и на этот раз силою освобожден своими последователями. Приближался выбор 1842 года; республиканцы избрали своим губернатором Иосифа Дункана, демократы же Ф.П. Форда.

Иосиф Смит издал прокламацию к своему народу (на этот раз, кажется, не было небесного откровения), провозглашая "судью Дугласа" духовным деятелем и приказывая народу принять демократический адрес. Форд был избран и взял на себя обязанности губернатора, в конце 1842 года. Он описывает официальные действия своего управления в своей "Истории Иллинойса", и эта часть моего рассказа большею частью почерпнула из его труда.

Демократы могли бы поддержать штат без помощи мормонов; по в 1843 году назначался выбор в члены конгресса для их округа, и в этом они были самостоятельны. Но тут встретилось громадное противодействие, и мормоны скоро стали ненавистны массе народа. После политического повествования читатели, вероятно, поинтересуется и сообщениями антимормонов, и я приведу факты из рассказа Р. В. Киннея:

"Проповедование мормонизма сопровождалось таким успехом, какого нельзя было ожидать в таком просвещенном веке. Был возбужден новый дух эмиграции, и каждый новообращенный побуждался спешить туда, где он мог видеть в лицо небесного пророка и где ему были обещаны все блага мира. Не прошло и двух лет с тех пор, как первые беглецы прибыли в Наву, и мормоны превосходили уже числом старых поселенцев. Последние воображали уже, что число их совершенно достаточно для настоящего времени. Ни одно из обещаний данных переселенцам не было исполнено. Мормоны производили мало торговли, не сделали никаких улучшений в быте переселенцев, не устраивали заводов, не учреждали школ и училищ и мало заботились о вспомоществовании бедным. Они были принуждены служить Иосифу, который заставил их строить храм такой архитектуры, какой до сих пор не видывал свет. Они держала себя теперь надменно в отношении к своим старым друзьям и покровителям, которых постоянно считали слепыми, темными язычниками, стопы которых направлялись к глубочайшей пропасти ада. Святые должны были владеть всем миром, а язычники быть раздавлены их стопой. Учение это произвело ужасающее действие на простых мормонов; они относились к старым поселенцам так же, как последователи Моисея и Иисуса Навина к ханнанеям. Если земля будет принадлежать святым, отчего же не вступать во владение ею сейчас же или, по крайней мере, хоть частью ее, для удовлетворения настоящих нужд.

Cтарые поселенцы начинали чувствовать, что надувательные рацеи пророка значат нечто более праздной лжи. Скот их, мирно пасшийся на обширных лугах, и куры исчезали, и риги, и житницы опустошались с неимоверной быстротой. Если же пострадавшее лицо являлось в Наву и случайно заглядывало в мясные ряды или па бойни, его грубо удаляли, как нарушителя мира Сиона. Хорошо, если оно избежит ареста, но редко кончалось без хлопот для него. Мормоны гордились своим творческим умом в вымышлении способов, посредством которых могла быть устранена подозрительная личность, не прибегая к насилие: пророк привел эти интриги в систему и превратил их в науку.

Он учредил клубы хлебодаров и мальчиков, которых наименовал "стругающими дьяконами". Они состояли из бродяг низшего разряда и размещались по всем улицам и на всех углах, были вооружены палками соснового дерева и острыми ножами, и каждую минуту были готовы исполнять свою обязанность. Если чужеземец показывался на улицах, опасные шпионы первым долгом старались узнать, не вреден ли он. Если оп враждебно относился к святым или с презрением отзывался об их пророке и об их религии, "дьяконы" немедленно преследовали его жестоко по пятам.

Они окружали его палками соснового дерева и ножами и, при громком свисте начинали свое беспрерывное строганье, причем, стружка летела в лицо подозрительной личности, а ножи при размахе проходили над самым ухом пришельца. Робкие и нервные люди скоро ретировались, но если они смело продолжали свой путь, строганье делалось сильнее, свист громче и пронзительнее, ножи проходили ближе над ухом и сверкали ярче до тех пор, пока жертва должна была неизбежно отступить. Странно, что человек, назначенный быть пророком мог допустить такое низкое и бесчестное средство; но мы знаем из достоверных источников, что подобное средство было выдумкой самого Иосифа Смита и считалось святыми за блестящее доказательство его творческого гения. Если же подозрительная личность оказывалась упорной и была в силах устоять против строгальщиков она передавалась высшему суду, данитам. Строгальщики были составлены из святых бродяг, - эти же из святых разбойников, Многие из них были изгнанники, преступники, избежавшие правосудия и пользовавшееся покровительством Иосифа Смита. Ни одному человеку, каким бы он не был запятнан преступлениями не отказывалось в покровительстве, если он мог приносить пользу пророку. Если же бежавший от правосудия оказывался негодным и недействительным орудием, он был выдаваем при громких звуках труб, после чего в газетах появлялись горячие суждения о том, до какой степени благонравны и честны мормоны.

Иосиф Смит не выдавал Портера Роквелля: в глазах пророка он не терял своего достоинства, не смотря ни на какие преступления. Изгнанный злодей этот, с ножом мясника и револьвером Кольта в руках, преследовал по пятам упорного чужеземца. Обязанность этих, людей заключалась в том, чтобы устрашать и оскорблять пришельца, поражать его слух странными клятвами и богохульством, угрожать ему немедленной смертью и замахиваться ему в лицо своим смертоносными орудием. Но неужели там не было полиции, где можно было искать защиты? Нападающие сами и были полицейские, но годились только на преступления.

Если же подозрительный человек, храбро выдержав пытку, отказывался оставить эту местность, его передавали высшему суду, который давал тайные и таинственные предостережения, написанный мистически и запачканный кровью, - который преследуемый находил, на пути или даже в своей спальне под подушкой. Ужасна была его участь, если он пренебрегал, этим последним, торжественным, увещанием. Никто никогда, не услышал бы более о нем, посещение ангела-разрушителя было внезапно и верно! А страсть пророка к власти и жажда мести удовлетворялась при виде его хорошо устроенных батальонов инфантерии, эскадронов кавалерии и парков артиллерии. Он единственным человеком своего времени, который, будучи ниже великого герцога, мог собрать из своих последователей хорошо экипированную армию. Но кроме честолюбия ему надо было ублажать и другим своим недостаткам как, например страсти к казуистики.

"Он усердно занялся мыслью, каким образом удовлетворить свои своевольные желания. В непродолжительном времени он удостоился снова небесного откровения, которым повелевалось ему одолеть целомудрие его последовательниц и ввести проституцию в религиозный догмат. Не один из его сообщников или последователей не мог состязаться с ним в небесных откровениях. Сын его Иосиф, называвший себя его законным преемником, был до того молчалив и бессловесен, что получил со стороны мормонов заслуженное им название "немого пророка".

Иосиф отец удостаивался откровений на счет всевозможных предметов; то ему предписывалось строить дома, то обрабатывать землю или заниматься торговлей, теперь же он был уполномочен развращать и бесчестить своих последовательниц. Он объявил всем своим приверженцам, что настало время, когда семь женщин должны принадлежать одном мужчине и, что не может быть спасена ни одна из женщин кроме тех, которые соединены с мужьями в духовном смысле и что этот союз назначен божественной властью, и противиться ему - значить ослушаться повелений Бога. В этом-то было затруднение для женщины святой; она должна была уступить похотливому жрецу, или ей угрожала погибель. Кроме проституции или проклятия ей не представлялось другого исхода. Сперва было провозглашено, что сношения эти будут чисто духовными и платоническими, но по признанию неосторожных святых и по заявлению многих женщин, оставалось сомнений, что учреждение это было ничто иное, как один из видов наложничества.

"Оба молодые Смита, путешествовавшие по Юте и отрицавшие, что отец их ввел многоженство, должны были знать, как знает всякий, что слово Иосифа Смита было почти законом для Наву, и что советники, члены синедриона и священники не привели бы в действие многоженства, если бы со стороны его не последовало полного согласия.

Мормоны ввели не только новую религию, но и старались учредить новую цивилизацию или, скорее, уничтожить всякую цивилизацию и ввести снова то варварство, какое было в употреблении с начала сотворения мира. Мормоны присваивали себе права старых патриархов, живших на земле вскоре после потопа и по незнанию, женившихся на сестрах или тетках, или следовали божественному, по их мнению, примеру патриарха, который, вооружив своих многочисленных слуг, нападал на своего соперника, брал в плен его жен и детей и забирал его овец, коров, быков и других животных, Как в те отдаленный времена весь народ работал и заботился о благосостоянии своего начальника, строил ему дома и наблюдал за его стадами, в которых состояло его богатство, - начальник мормонов заставил своих последователей построить великолепный храм. Антимормоны видели, что мормоны трудолюбивы, но что работа их приносила им еще меньше пользы, чем древним рабам, которые в те времена строили египетские пирамиды. Они замечали, что графство Ганков, под властью господствовавшей секты, отступало к отдаленнейшим временам варварства. Они понимали, что большинство людей, живших в хижинах и работавших без вознаграждения, не умрут с голода до тех пор, пока будут воображать, что вся земля, со всем, что на ней обитает, принадлежит одним только святым.

Поэтому было необходимо положить преграду против дальнейшего расширения господствующей секты. Никто не думал тогда о насилии или войне и; до прибытия мормонов там не было незаконных демонстраций и надо отдать справедливость старым поселенцам, не было их и со времени их изгнания. Каждый сознавал, что большая часть вол проистекала из власти, данной пророку мормонской хартией, и вследствие учреждения им легиона. Поэтому предполагалось ввести новую политическую организацию, соединявшую всех антимормонов, не смотря на прежнее пристрастие, и имевшую целью соединенными силами оппонировать мормонам, уничтожить все мормонские хартии и распустить легион Наву. По этому поводу был назначен общий громадный митинг. Республиканцы и демократы соперничали в своем усердии избавить страну от столь быстро возраставшего пагубного зла.

Но когда дошло до назначений, к несчастью оказалось больше кандидатов, чем должностей. Люди, получившие назначения были довольны, но неизбранные воображали себя гнусно обольщенными и обманутыми. Между ними были двое, которые перенесли свое влияние к Иосифу Смиту. Первый - Томас Оуэнс, был вероотступным священником баптистов, а другой, Яков С. Дэвис, законовед, слишком ленивый для труда и занятий, более политическим оракулом бродяг, собиравшихся в трущобах того города, где он жил. Эти почтенные люди направили свой путь в Наву и известили главу мормонов о заговоре против него, предлагая ему, между прочим, свое сочувствие и помощь. Пророк назначил Якова Дэвиса кандидатом в сенат штата, а Билля Смита, своего родного брата, и Томаса Оуэнса - кандидатами в Нижнюю палату. Прочие должности графства пророк по собственному усмотрению роздал своим орудиям - мормонам.

Исход, на первое время, был благоприятен, выборы происходили в надлежащее время, и пророк торжествовал. Он избрал каждую должность по списку графства. При соединенной сил его ему удалось подавить движение антимормонов; должности графства были заняты его верными друзьями, заботившимися о его интересах.

Батальоны его могли служить образцом дисциплины, всегда были готовы к его услугам, умножались тысячами и были вооружены с таким совершенством, как ни одно войско в Америки.

Стены храма воздвигались быстро. Антимормоны с сомнением и опасением взирали на это здание. Все что ни делали мормоны было таинственно и загадочно. Здание это походило на церковь, стены его, сделанные из массивного известняка, могли устоять против пушек громаднейших калибров. Оно имело два ряда кругообразных окон, которые должны были казаться удивленным язычника; амбразурами для жерла пушки. Строение помещалось в середине квадрата в четыре акра и должно было ограждаться массивной стеной в десять футов вышины и в шесть ширины. Тут, как говорили мормоны, было назначено место для гулянья; антимормоны же уверяют, что здание это было воздвигнуто с целью укрепления, способного устоять против бомбардировки.

Другой хартией повелевалось устроить большое здание и наименовать его "Приютом Бога", в котором, согласно небесному откровению, для постоянного употребления Иосифа Смита и его наследников, был отведен целый ряд комнат.

Уверения со стороны Иосифа в том, что это будет величайшим в мире "миссионерским домом", в котором он будет принимать принцев, королей и государей, желающих быть посвященными в новую веру, было ничто иное, как хвастовство.

Иосиф сделался таким мечтателем и духовидцем, что жена его, не без основания, вскоре после его смерти поместила в Quincy Whig небольшую статью, в которой, говорила, что не верит в пророчество своего мужа, и приписывает мнимые небесные откровения его расстроенному воображению. Апостольские сановники не всегда сходились между собой в распределении жен, между тем как им не приходилось вести диспутов по части полемического богословия. Оракул Иосиф определял и объяснял всякое недоразумение с помощью немедленного небесного откровения. Но как только показывалось красивое лицо женщины, между страстными проповедниками новой религии возникал раздор и как ни покорны были они при установлении богословских догматов в теории, проклятия их делались, громки, когда этот же самой оракул произносил решение в отношении распределения женщин между ними. Действительно, эта система скоро послужила поводом к расстройству единства и согласия мормонов я способствовала успеху антимормонов.

Имя Цируса Уокера долго было на видном месте в восточном Иллинойсе. Он был превосходным законоведом и приобрел громкую известность в Кентукки, где соперничал с Бен Гардином, Джоном Роуэном и с Виклифами. Он был средних лет и никогда не был политиком, но в 1843 году республиканцам понадобился популярный кандидата для конгресс, в округе Ганкок. Не было другой надежды на избрание его в эту должность, как только если б Иосиф Смит и последователи могли быть склонены в его пользу и таким образом уравнять большинство голосов демократов. Мистер Уокер, живший в соседнем графстве, вследствие продолжительной судебной практики, набрался столько ловкости в этом деле, что его считали, самым подходящими человеком к открывшейся должности. Оп был избран в той полной уверенности, что он чета ловкому пророку. Но удача его была немного сомнительна, так как республиканцы были деятельны в собрании антимормонов. Оуэн и Дэвис, демократы, бежали к мормонам; но ни один республиканец не был виновен в таком отступлении. Но можно было смело предвидеть, что Уокер наверно превзойдет в тактике популярность мистера Годжа, демократического кандидата.

Между тем мир мормонского Сиона был нарушен. Люди, которые тяжко работал без вознаграждения, начинали роптать, а семейства тех людей, которые отправлялись проповедовать Евангелие "без кошелька или мешка" страдали во время их отсутствия. Д-р Джон С. Беннетт, учением которого легион был обязан удивительным знанием военного дела и дисциплиной своей не достиг в иерархии до такого высокого положения, какого воображал себя достойным по своим высоким дарованиям, был обойден при распределении женщин. Он отступил, сделался заговорщиком против пророка и доносил на него усердно, с желчью, накопившеюся в нем вследствие оказанного ему неуважения. Он путешествовал по востоку и везде склонял в свою пользу громадные толпы народа, которых занимали омерзительные подробности разврата мормонов. Но в тоже время пророк доносил и на него; он называл Иосифа безнравственным и своевольным, а последний отвечал ему тем же, и общество скоро убедилось, что возник спор между этими двумя мошенниками, но им не пришлось судить который из них был большим. Иосиф, очевидно, совершенно забыл обвинение, направленное против него в Миссури; но Беннетт хорошо помнил его и, благодаря его интригам, иск был возобновлен и Иосиф был арестован в графстве Гендерсон, в одном из "столбов Сиона", в расстоянии двадцати пяти миль от Наву. Но чиновники вскоре увидели себя окруженными, отрядом легиона Наву, и все их общество с торжеством было отведено в этот город.

Муниципальный суд старался испытать законность иска и правильность судопроизводства, и Цирус Уокер был вызван высказать свое мнение. Приговор их никаким образом не был остановлен его доводами: но его одобрение такого ведение имело важное значение для Иосифа Смита. Он расточался в благодарности Уокеру и обещал усердно помогать ему. Уокер вполне думал, что этим склонил в свою пользу голос мормонов, возвратился домой совершенно довольный собой и занялся изучением настоящих политических вопросов и старался освоиться со своими будущими обязанностями в конгрессе.

Но тут случилась путаница, о которой он прежде не думал. Между Наву и Спрингфильдом произошло сильное движение предводителей демократов, как вдруг за два дня до выбора, мормоны были созваны на общее собрание, на котором Гирум Смит объявил, что только что удостоился небесного откровения, которым повелевалось мормонам подать голос за демократа, мистера Годжа. Они находились в сильном сомнении, пока на другой день не прибыл пророк, от которого они пожелали узнать разъяснение. Он объявил им, что не приготовил дать им ответ относительно выборов, и только мог сообщить им, что подаст голос за мистера Уокера и останется этому верен, "но что по этому поводу не испрашивал разрешения у самого Бога, так как не намерен обращаться к Богу по желанно или просьбе какого-нибудь язычника-политика; если бы Господу Богу угодно было сообщить ему на этот счет. Он давно бы удостоил его Своего небесного откровения. Для него было все равно, если бы народ избрал или Уокера, или Годжа, или хоть кого другого. "Однако, продолжал пророк, я знаю, что брат Гирум удостоился видеть Бога и поэтому имеет что-то сообщить вам. Я знаю брата Гирума с малолетства и никогда не мог уличить его во лжи. Когда приказывает Создатель, все должны смиренно повиноваться".

После этого брать Гирум, встав со своего места, смело объявил, что видел Бога и получил от Него приказание поддержать мистера Годжа. "Братья", прибавил он, "вы должны подать голос за мистера Годжа, так как это повелевает вам Господь Бог, Всемогущий Создатель". Эти немногие слова произвели такое действие, какого не производила ни одна длинная, прекрасная речь. При сборах на другой день за мистера Цируса Уокера был подан один голос, между тем как за Годжа несколько тысяч. Трудно поварить, чтобы в таком просвещенном век; и между такой просвещенной нацией нашлись тысячи людей, которые поставили себя под власть двух низких самозванцев; но это было так; они слушались приказаний этих обманщиков как повеления самого Бога. Мистер Уокер не попал в конгресс. Он навсегда удалился от политики, посветил себя своей профессии, и сделался богатым человеком. Результат выборов в Наву глубоко огорчил его. Он один, из более остроумных развитых членов своей профессии, был обманут и обольщен гнусным самозванцем. Мистер Уокер, огорченный своей неудачей, с этого неприятного для него дня стал самым ярым антимормоном в штате; Иллинойс".

К этому интересному рассказу необходимо прибавить и несколько фактов из официальных летописей. В начале мая 1843 года, губернатор Миссури, Лильбурн В. Богс, сидя вечером у открытого окна, был опасно ранен н голову выстрелом из ружья. По рассказам многих вероотступников оказывается, что Иосиф Смит часто предсказывал "внезапную месть Бога, против Нерона Миссури", который употребить войска штата для изгнания мормонов; было дознано, что в это время Оррая Портер Роквелль уезжал на несколько времени из Наву, когда же спрашивали Иосифа Смита, где он пребывает, он с улыбкой отвечал, что отправился исполнять пророчество". По этому поводу и по многим другим побудительным причинам против Смита и Роквелля в Миссури был найден обвинительный пункт и вскоре после того чиновники штата подняли еще иск губернатора Форда против Иосифа Смита. Он поэтому был арестован и затем освобожден своим муниципальным судом, по совету мистера Уокера, как уж было говорено нами выше.

Агенты Миссури тотчас отправились к губернатору Форду с просьбой уступить им корпус милиции для обеспечения вызова, а Уокер был уполномочен мормонами сопротивляться их домогательству. Губернатор отказался действовать вдруг и не объявил, как будет действовать в последствии; потому что, как оказалось потом, он не совсем ясно понимал свою обязанность и знал, что политики только и ждали его решения, чтобы дать знать о нем мормонам.

Не желая оставаться более в такой неизвестности, руководители мормонов послали "Джека" Бэкинстоса в Спрингфильд разузнать, если возможно, окончательное решение губернатора. Губернатор Форд уехал в С. Луи, и один из демократов, в интересах г. Спрингфильда, от имени губернатора свято уверял его, что против мормонов не пошлется корпус милиции, если они подадут голос за демократический список. Ни губернатор, ни другое ответственное лицо не знало об этом обещании, данном от имени их до тех пор, пока мормоны не оставили штат. С этим обещанием Бэкинстос возвратился в Наву за два дня до выбора, результата которого уже известен. Такая политическая измена не осталась без должного наказания. Виги с удивлением убеждались, что торжественные обещания Иосифа Смита не исполнялись; демократы же сознавали, что секта с такой политической властью, не была безопасным союзником, и обе партии пришли к тому убеждению, что один Иосиф Смит был действующим лицом в их политики, а их руководителей устранил. Возбуждение антимормонов было усилено вдесятеро и не прекращалось до окончательная изгнания мормонов из штата. Изгнание их и бедственное положения и страдания отдельных лиц секты были вполне заслуженным наказанием для этих вероломных безумных людей.

Глава XX. Мормонские мистерии. Их происхождение

Явления и костюмы. - Необходимый пролог. - Адам и Ева, дьявол и Михаил, Иегова и Элохим. - Новое толкование. - Богохульные предложения. - Страшные клятвы. - Варварские наказания. - Происхождение. - Священные писания и потеря рая. - Элевсинские таинства " Масонства Моргана". - Свидетельства. - Вероятности. - Их рассуждения. - Перемены.

Первое (предсуществующее) состояние. Кандидаты, снабженные чистой одеждой, являются в здание Endowment; они допускаются во внешнее место, и их счеты с церковью сверяются клириком. Имена, возраст, время их обращения в крещеная записываются в реестр; их десятинные квитанции заботливо осматриваются, и если находятся правильными, они вписываются. Последнее необходимо перед посвящением в таинства. Также представляются свидетельства верного служителя в общественной службе и "школе пророков". Если являются муж и жена, не соединенные на вечность, факт этот принимается во внимание, и церемония исполняется при посвящении в таинства.

Затем они снимают башмаки и, следуя за служителями, которые обуты, тихими и равномерными шагами вступают в центральную прихожую, узкое помещение, отделенное белыми ширмами от двух других комнат, расположенных одна на лево, другая на право; комната на право назначена для мужчин, на лево - для женщин.

Господствует мертвая тишина; служители сообщаются друг с другом там условными знаками и почти, неслышным шепотом; тусклый свет озаряет комнату, бросая мрачны тени, тишина изредка прерывается слабым плеском льющееся воды за ширмами и вся эта сцена должна способствовать к тому, чтобы возбудить торжественное благоговение в невежественных кандидатах, ожидающих с укрощенным, но нервным нетерпением какого-нибудь таинственного происшествия. После нескольких минуть торжественного ожидания мужчины отводятся, в умывальную комнату на право, женщины - на лево. Женщина раздевается, ставится в ванну и умывается с ног до головы женщиной, особенно назначенной для этого дела. Ни один член не оставляется без внимания и каждый удостаивается особенного благословения.

Умывальщица. Сестра, я умываю тебя начисто от крови этого поколения, приготовляю тебя в члены ревностного служения, подобно всем истинным святым. Я мою твою голову для того, чтобы она была приготовлена носить корону славы, предстоящую тебе будущей ревностной святой и плодородной жене служителя Бога; для того чтобы мозг твои стал живые в рассуждении и, глаза твои были в состоянии распознать истину и таким, образом избежать сетей врага, для того, чтобы рот твой был в, состоянии исповедывать славу бессмертных богов, для того, чтобы язык твой был в состоянии произнести истинное имя, которое после допустить тебя за покрывало и под которым ты будешь известна в небесном царстве. Я мою твои руки для того, чтобы они были ревностны в деле праведности и сильны для поддержания царства Бога. Я мою твои груди для того, чтобы ты походила на плодородное виноградное дерево и вскормила сильное поколение живых свидетелей, ревностных защитников Сиона, твое тело для того, чтобы оно было достойно быть скинию, когда ты вступишь за покрывало; твои ложесна для того, чтобы ты была в состоянии произвести многочисленное поколение, которое должно увенчать тебя вечной славой и укрепить небесное царство твоего мужа, твоего главы и короны перед Богом. Я мою твои колени, на которые ты должна припасть в покорно выслушать истину из уст священного духовенства Бога; твои ноги для того, чтобы ты была способна быстро следовать по пути праведности и стоять твердо на определенных местах, и теперь я провозглашаю тебя чистой от крови этого поколения и тело твое достойной обителью Святого Духа.

Подобное умывание исполняется и над кандидатами - мужчинами в их комнате, при чем над телом их произносится подобное же благословение.

Затем посвящаемый проводится через выход в завесе вперед, в следующее отделение; при переходе апостол шепчет ему на ухо "новое имя", под которым он должен быть известен в небесном царстве Бога.

В следующей комнате кандидата помазуется елеем, предварительно благословленным и освященным двумя священниками; елей этот наливается на его голову из рога или из чаши красного дерева. Им же натирается его голова, борода и все члены его, над которыми опять по порядку произносится благословение. В тоже время женщины помазываются маслом в своей собственной умывальной комнате. Кандидата затем одевается в какую-то тунику или одежду, плотно облегающую его тело от шеи до пяток. Эта одежда или подобная ей должна всегда носиться непосредственно на теле для того, чтобы охранить человека от зла и нападений дьявола. Многие мормоны до того ревностны в этом отношении, что снимают эту одежду только в то время, когда меняют старую на новую. Всем известно вообще, что Иосиф Смит снял с себя подризник в то утро, как отправлялся в Карфаген для того, чтобы избежать ответа в том, будто он принадлежал к тайному обществу; и все утверждают, что он не был бы убит, если бы удержал на себе эту одежду. Сверх подризника надевается обыкновенное нижнее платье и сверх него платье, употребляемое только исключительно во время посвящения; оно сделано из тонкого полотна, собрано на плечах в складки, охвачено вокруг талии лентой и достигает пола спереди и сзади. Голова покрыта шапкой из тонкого полотна, а ноги обуты в бумажные башмаки.

Затем в смежной комнате начинаются приготовительным рассуждения в большом совете богов, к чему они должны приготовить человека. Элохим, Иегова, Иисус и Михаил провозглашают драму в белых стихах, представляющую все последовательные ступени сотворения мира. Элохим вычисляет творение каждого дня и превозносит их в похвале; при заключении каждого отдела все присутствовавшее единогласно выражают свое удивление и провозглашают славу и похвалу всем этим творениям.

В заключение следует монолог Элохима.

Элохим. Теперь все совершено, и земля, оживленная жизнью, торжествует. Величественный слон объедает траву в лесах, резвый лев обитает в горных пещерах, газели, рогатый скот и шерстистые стада - все живет и радуется на травянистых долинах; бегемоты валяются в мрачных болотах у берегов рек, громадный кит наслаждается под водой, и птицы всевозможных родов летают под открытым небесным сводом. На земле видны медведи, бобры, тигры, леопарды и всевозможные звери, способные ползать на поверхности земли. Всякий из них должен увеличивать свой род на земле; все же не достает главного творения, существа в образе и подобии богов, назначенного во славу творца, быть главою всего остального творения.

Иегова, Иисус, Михаил, Элохим. Сотворим человека, и по образу и подобию нашему, и, сделав его единственным совершенным, представителем нашим на земле, дадим ему могущество и власть над всем что летает, плавает, ползает и ходить по земле.

Служители между тем поместили кандидатов на пол и закрыли им глаза; входят боги и начинают их, именно: определяя обязанность каждого члена, намереваясь создавать, образовывать. Затем они ударяют по ним с целью оживить их и представить создающую силу, вдувают воздух в ноздри, "дух жизни" и поднимают их на ноги. Они предполагаются в этом, случай подобными Адаму, получившему жизнь из руки творца.

Второе состояние. Мужчины проходят в следующую комнату, картины и обстановки которой представляют сад Эдема; тут и пышные завесы и ковры, деревья и кусты, изображение гор, цветы и фонтаны, подернутые мягким колоритом и нежным светом, представляют все вместе по истине прекрасную и поразительную картину. В то время как они ходят по саду под звуки тихой музыки, между богами возникает другой предмет рассуждения; Михаил предлагает, чтобы различные животные, в свою очередь, были друзьями человека, это последовательно отвергается Иеговой, Иисусом и Элохимом. Мужчины затем простираются на полу в лежачем положении, с закрытыми глазами, пантомимой представляется, будто из каждого вынимается по ребру, из которого в смежной комнате, будто бы, образуются их жены; затем мужчинам приказывается пробудиться, и тут они видят своих жен, в верный раз после того, как расстались при входе, одетых точно так же и они сами. Они ходят по саду парами, вслед за идущими впереди всех Адамом и Евой, в то время как входить сатана. Он одет в платье, плотно облегающее его тело, состоящее из короткой куртки из черного бархата и таких же коротких брюк, ноги его обуты в черные чулки и башмаки с длинными острыми концами; на лице; надета страшная маска, на голове - остроконечный шлем. Он приближается в Еве, которая в это время отошла подальше от Адама, и начинает, восхвалять ее красоту, после чего предлагаем ей "искушение". Тут встречается разность в показаниях Джон Гайд говорить, что предлагаемый, плод сострит из нескольких виноградных ягод, снятых с куста; одна госпожа уверяете, что, будто искушение, состоять в телодвижениях и внушениях, "которых невозможно описать"; Другая молодая госпожа, объявив, что Адам и Ева были почти совершенно нагими, просто прибавляем; "Я не могу определить свойство плода, но могу сообщить то, что едал ли самое распущенное воображение было бы в состоянии изобразить что-либо подобное действительность слишком чудовищна для того, чтобы кто-либо поверил в справедливость ее, и все состоять в публичном сношении полов". Третья госпожа уверяет, что, плод состоял просто из кисти винограда, но прибавляете к тому следующее; "Люди, установившие церемонии, объявили нам в начали, что в продолжение этой части хода драмы мужчины и женщины должны, быть совершенно нагие, но, приняв во внимание предрассудки, существующие в умах отдельных личностей против такого образа действия, тот несомненный факт мы еще не так совершенны и непорочны, наконец, приняв в соображение и то, что наши врага воспользуются этим обстоятельством, как оружием против нас, было сочтено необходимыми, что при этой церемонии все должны присутствовать в платьях" (Очень вероятно, однако то, что церемония очень часто менялась).

Ева уступает и вкушает "плод"; вскоре после того к ней присоединяется Адам, которому она предлагает часть его; он сначала колеблется, но потом, побежденный ее упреками, также ест его. Они делаются отуманенными от действия его, протягивают друг другу руки, обнимаются и танцуют по комнате до тех пор, пока, наконец, не падают в изнеможении.

За завесой слышны стоны и вопли, сопровождающиеся внезапным треском, похожим на сильный раскаты грома; в завесе, изображающей густой лес, образуется щель, и в этом отверстие показывается Элохим освещенный сзади ослепительным светом; одет он в великолепное платье, усыпанное бриллиантами и украшенное широкими полосами.

Элохим. Где ты, Адам, первое творение из всех на земле, и что ты не с радостью встречаешь посетившего тебя повелителя?

Адам. Я издали услышал, твое приближение, в страшном голосе грозы, стопы твои потрясли, землю, и страх овладел, всем моим существом, я увидел себя нагим, недостойным предстать перед лицом твоего величества. Элохим. С которых пор, узнал ты стыд? Ты так часто слышать мой голос и не боялся его. Что ты сделал? Не вкусил ли ты плодов с того дерева, которое мною было запрещено?

Адам. Обвинять ли мне подругу жизни или свалить вину в этом преступлении на самого себя? Но к чему послужить скрытность перед повелителем вселенной? 0н распознает все мои затаенные мысли. Женщина, которую ты дал мне в помощницы своими божественными прелестями, дарованными ей Тобой, обольстила меня; она предложила мне часть плода, и съел его.

Элохим. Скажи, женщина, что побудило тебя сделать это?

Ева. Змея обольстила меня, и я поела плод.

Элохим затем произносит проклятие - буквальное из, Священного Писания над змеем, или скоре над сатаной, который при этих словах падаете на землю и при многих кривляньях исчезаете из комнаты. Затем произносятся проклятия над Евой и Адамом, по Священному Писанию. Они также, падают на землю, бьют, себя да грудь, рвут на себе платье и оплакивают свою потерю и грешные поступки.

Элохим. Теперь человек пал в действительности. Проклятая сила, послужившая поводом к раздору в небе, сказалась и на земле. По милости нарушения моих приказаний со стороны Адама, все должны быть грешны, нравственная природа помрачена, и никто не будет в состоянии распознать истину. Но вопли раскаяния достигли, моего слуха, и высшая власть должна искупиться. И потому Я назначаю на земли Мое священное духовенство. К нему, как и ко Мне, должно относиться со смиренным благоговением. Мужчина, падший по милости сатаны, должен возвыситься посредством послушания. Смотри, семя женщины должно раздавить главу змия; она должна произвести поколение, одаренное на земле божественной властью. И им то человек должен покоряться и приобрести снова рай, теперь потерянный им, благодаря его непослушанию. Духовенство одарено божественной властью, но не в совершенстве теперь. Слушайтесь ему как Воплощенному Голосу Бога, и со временем семя женщины восстановит человеку все его потери. Благодаря женщине, павшей сперва, пал и Адам: из семени женщины восстанет духовенство, которое искупить человека; мужчина, в свою очередь, должен возвысить Еву и возвратить ей снова рай, ныне, потерянный ею. Но пока идите далее, павшие грешники, под светом природы и ищите истины.

Служители надевают теперь на каждого посвящающегося небольшой четырехугольный передник из белого полотна или шелка, с известными эмблематическими знаками и с изображением зеленых фиговых листьев, весьма искусно вышитых.

Посвящаемые становятся на колени и произносят торжественную клятву, повторяя в след за Адамом, что сохранять эту тайну ненарушимо, под опасением наказания на плахе, готовы пролить свою кровь для искупления своих грехов; что будут слушаться и покоряться духовенству во всем, причем мужчины прибавляют, кроме того, что не будут брать ни одной женщины, исключая той, которая дается им президентством церкви. Затем происходит краткое наставление, и первая степень Ааронского священства заключена. Затем предполагается, что человек вступаете в жизнь, где свет обратился во мрак. Они проходят сквозь узкое отверстие в следующую комнату, которая почти совершенно темна, и тяжелые занавесы пропускают только слабые лучи света. Тут они бродят вокруг и спотыкаются обо все попадающееся им на дороге предметы; между тем, со всех сторон слышны возгласы "тут свет ", "там свет" и т.д., и начинается спор между теми людьми, которые называют себя методистами, анабаптистами, пресвитерианами, католиками и проч. Занавесы находятся в постоянном движении, и изображенные на них темные страшные фигуры показываются в тысяче химерических образах. Сектанты схватывают посвящающихся и тащат их кругом с такою силою до тех пор, пока последние не приходят в совершенное изнеможение. В эту минуту входит Сатана, одобряет сектантов, смеется, хохочет и находится в неописанном восторге; последние возобновляют свою борьбу за посвящающихся, пока, наконец, не сваливаются завесы, и в ослепительном свете, озарившем комнату, являются Петр, Иаков и Иоанн. Они приказывают дьяволу удалиться: он падает на землю, извивается, шипит и вывертывается из комнаты, окончательно выгнанный апостолом Петром.

Посвящающиеся ставятся в ряды для того, чтобы выслушать краткую речь.

Петр. Братья в сестры, свет озарил мир, и человеку открылась дорога; сатана желает посеять вас как пшеницу, и страшен будет приговор тому, кто отвергнете этот свет (Обряды в этом случае уже истолкованы выше). - Священное духовенство еще раз учреждается на земле в лице Иосифа Смита и его последователей. Они одни имеют власть приложить печать. Этому духовенству, как Христу, следует воздавать всевозможные почести; послушание доразумеваемо в должно быть уступлено без лишнего роптания. Тот, кто даровал жизнь, имеет право и взять ее. Его представители тоже. Поэтому вам при жизни и в смерти надлежит слушаться всех приказаний духовенства как мирского, так, и духовного. Покоряетесь высшим властям и будьте как тряпка в руках духовенства Бога. Вы теперь готовы вступить в царство Бога. Взгляните далее в эту пустоту и скажите мне, что вы видите. (Занавес поднимается).

Адам и Ева. Человеческий скелет.

Петр. Вы сказали правду. Взгляните на эти; эти останки человека, не веровавшего этим святым обетам. На земли нет места для такого низкого существа. Птицы насытились его проклятым мясом, и свирепые стихии истребили его члены и мозг. Желаете ли вы все еще идти вперед.

Адам. Да, мы желаем.

Посвящающееся соединяют руки и становятся на колени в круг, тихо повторяя за Петром клятву. Наказанье за ослушание состоит в том, что преступнику перерезывается горло от одного уха до другого, со многими мучительными приготовлениями. Этим заканчивается вторая степень Ааронскаго священства, и посвящающееся проходят в третью комнату, посреди которой возвышается алтарь.

Третье состояние. Эмблема божественных людей. Михаил. Тут открываются все сердца, все сокровенные желания, и изменники все известны, в совете богов было решено, что тут все безверные должны умереть. Ни которые входят сюда со злым намерением; но никто пришедший сюда со злым намерением не вступить за это покрывало и не возвратится в живых, если употребляет в дело обман. Если кто-нибудь из вас имеет в самом затаенном углу своего сердца хоть бы малейшую мысль об измене, мы приказываем ему говорить. Только в таком случае он может остаться в живых. Братья, вам предстоит испытание. Непорочные не имеют причины бояться, но злые должны трепетать. Каждый из вас должен подвергнуться Испытующей Деснице и Дух Господень явит себя.

Посвящающееся по порядку простираются во весь рост на спину на алтари, и служащий священник ставит поперек его горла огромный нож или остроконечную бритву. Тут подразумевается, что если кто-либо из них питает в своем сердце какую либо неправедную мысль, дух откроет это тем, что немедленно убьет этого человека. Разумеется, проходят это испытание невредимо. Затем они снова складываюсь руки, становятся на колени и тихо произносят вслед за Иеговой другую клятву. Наказание за нарушение этого обета состоит в том, что живот разрезается поперек и отдается на съедение свиньям - подробности этого акта слишком ужасны и омерзительны. Дается другой знак, и заключается первая студень духовенства Мелхиседека, которая считается третьей ступенью Endowment. Копии с Библии, Книги Мормона и "Условия и договоры" положены на алтари и произносится другая краткая речь. Посвящающимся сообщают, что они находятся в спасенном положение и должны идти твердо по пути спасены, но что они не должны пренебрегать своими мирскими обязанностями, и главная обязанность между ними состоит в том, чтобы немедленно отмстить за смерть пророка и мученика, Иосифа Смита. И тут обстоятельно рассказывается история его мученичества, после чего посвящающееся произносят торжественную клятву отмстить его смерть, что будут питать вечную неприязнь к правительству Соединенных Штатов за убийство пророка; что отрекаются от всякого верноподданства, когда-либо обещанного правительству, и отказываются от всех присяг в верности, в прошедшем или в будущем; что употребят все свои силы для ниспровержения этого правительства, и в случай если им не удастся исполнить это самим, они поручать своим детям довести до конца предвзятое ими намерение. Затеи произносится другая клятва в верности и сохранении этого дела в тайне, в противном же случае угрожает страшное наказание, состоящее в том, что виновнику вырвут сердце и отдадут его на съедение птицам.

Посвящающееся провозглашаются после этого достойными Бога, произносится нового рода молитва, на неизвестном языки, и вторая ступень духовенства Мелхиседека заключается. Они после этого проходят "за покрывало", полотняную завесу, в третью комнату.

Четвертое состояние. Царство богов. Мужчины входят сперва, и служащей священник вырезает известные знаки на их одеждах и небольшой рубец над самым правым коленом. Зятем, по приказанию Элохима, они вводят в комнату по порядку своих жен. Очень редко случается, чтобы на эти обряды допускались женщины до замужества. "Соединение на вечность" исполняется тогда над всеми, которые были до сих пор только "соединены на время".

Посвящающееся затем удаляются, надевают своя обычные платья, завтракают и возвращаются выслушать длинную речь, объясняющую им всю аллегорию, и их будущие обязанности согласно обстань, данным им под священной клятвой. Вся церемония и речь продолжаются около десяти часов.

Вот в чем состоит Endowment согласно описанию и рассказам людей, которые сами прошли всю эту операцию. Читатель, вероятно, признает, что мистерия взята из Моисеевой книги Бытия "Потерянного Рая" Мильтона. Общий очерк, очевидно, образованы по мистериям или священным драмам средних веков, с намерением, может быть, вновь произвести части из Элевсинских таинств Древней Греции. Но многое из содержания его признается извлеченным из Изложения Масонства Моргана теми людьми, которые знакомы с этим сочинением. Происхождение этого очень любопытно. Когда Смит и Ригдон начала свое дело, они находились в сильном сомнении, что бы им проповедовать; страшное религиозное возбуждение господствовало на Западе, и части доводом, относительно всяческих "измов" того времени могут быть найдены в " Книге Мормона". Но антимасонство было именно в то время большим политическим возбуждением Нью-Йорка, а начинающая церковь была с легкостью вовлечена в яростный и крестовый поход, который уже считается в истории одним из несоответственных народных сумасшествия, случайно разрушающих нашу политику, подымающихся неизвестно откуда и угасающих очевидно, без всяких причин. Новый перевод Ветхого Завета Смита полон антимасонства; пятая глава в книги Бытия, которая предложена к нашему толкованию, совершенно посвящена только осуждению тайных обществ и провозглашает, что они были исключительно выдумкой Каина после того, как он бежал от лица Боги. Но брайамиты объявляют, что не настало еще время для того, чтобы распространить и пустить в обращение эту Библию, и она только приводится иосифитами, которые употребляют эту главу для осуждения Endowment. Несколько лет спустя, однако, мормоны также сделались масонами и продолжали быть ими до тех пор, пока не достигли Наву; тут, Иосиф Смит, бывший более масоном, чем, Соломон, сам объявил, что Бог открыл ему великое заклинание, которое было потеряно, и что он поведет масонство на гораздо более высокие ступени; не долгое время спустя хартия их была отменена Великой Ложей. Автор не может с достоверностью сказать, сколько собственно масонства пережило в Endowment: но мормоны хотят дать понять внешнему миру, что это и есть "божественное масонство".

Опыт мормонов вполне доказать, если требовалось какого-либо доказательства что между таким бесчисленным множеством, людей, готовых произнести такие низкие и омерзительные клятвы, найдутся и некоторые люди, одинаково готовые нарушить их. Судя по сообщениям отступивших мормонов, объявивших автору свое мнение по некоторым частям относительно этого предмета, автор убедился, что причина их совершенно справедлива, но не в праве сказать более ничего. Может быть читателю будет не безынтересно узнать, как другие оправдывают нарушение таких святых клятв, и тем часто подвергают себя значительной опасности. Джон Гайд, один из наиболее известных вероотступников, пользовавшийся всеобщим уважением, оправдывает свои причины следующим образом:

"Во-первых, так как никто не мог отказаться принять эти клятвы до того времени, пока не слышал ее сущности и после того времени, то он и никого не обязывают перед судом. Во-вторых, так как обязанности включали в себя также другие акты послушанья, также как и соблюдение тайны, и так как я не намереваюсь слушаться тех других обязанностей, то не может быть ничего несвойственного в нарушении клятвы сохранения тайны, также как и в нарушении клятвы в безграничном послушании. В третьих, так как обязанности включала в себя измену против Соединенных Штатов, то долг велит каждому человеку выдать их. В четвертых, так как обещание Endowment было главной приманкой, являвшейся мормонам для того, чтобы заставить их переселиться в Соленое Озеро, весьма естественно они должны знать его достоинство. В пятых, лучше нарушить дурную клятву, нежели соблюдать ее свято".

В нравоучении мистера Гайда первое рассуждение превосходить все остальные; третье едва ли может быть допущено, так как он был житель Англии, чужеземец в Америке, последнее же может с одинаковой силой быть применимо ко всякой клятве какого-либо человека. Но Гайд собою только привел обыкновенный пример отступивших мормонов; из материальной и грубой крайности он впал в противоположную окончательную крайность неопределенного мистицизма и проповедует ныне в Англии сведенборгианизм. Если он проживет еще двадцать лет, он, вероятно, опять отступить, снова впадет в совершенный атеизм или сделается тысячелетником, спиритуалистом, и, наконец, сумасшедшим.

Следует ли нам верить свидетельствам вероотступников, и происходить ли в действительности вещи подобные таинствам и Endowment? Мое мнение, что повествование существенно справедливо по многим причинам: что свидетельства согласуются вполне там, где сговор невозможен; рассказ производится во многих случаях лицами, совершенно неспособными воскресить или составить подобный заговор; вероотступники повсеместно чувствуют какой-то страх или боязнь говорить об этом и никогда не делают этого, исключая только те случая, когда находятся в совершенной безопасности от власти церкви; все, что было наблюдаемо внешними наблюдателями, вполне соответствует с этими повествованиями, и, наконец, следует принять во внимание факт, что существует согласие и полнейшая аналогия между известными ученьями церкви очерками драмы.

Это одно из средств, употребляемых мормонскими руководителями для того, чтобы возбудить единство в своем народе, и к такому празднеству богохульства и ужаса побуждают они свет своим обольстительным миссионерским гимном, который мы и предъявляем здесь в переводе:

"Смотри, цепь язычников сломана; знамя свободы развевается в воздухе; внимайте, народы и знайте, что это знамя возвещает вам близкое искупление.

Смотри, на той отдаленной горе, далеко выше источника Миссури распускается широко знамя Сиона. Смотри, оно развевается для всего мира.

Свобода, мир - полное спасете; свобода каждой нации, свобода языку и каждому убеждению наше низменное благословение.

Приходите вы, христианские секты и язычника, попы, протестанты и жрецы, служители Бога или Дагона, приходите на прекрасное празднество свободы.

Приходите вы, сыны сомнений и удивления, индейцы, магометане, греки или евреи; все ваши оковы разрываются, знамя свободы развевается и для вас.

Перестаньте убивать друг друга, присоединитесь к договору мира; будьте все друзьями и братьями, и это принесет миру желанное избавление.

Смотрите! Наш царь, наш велики Мессия, царь мира снова будет царствовать над нами. Провозгласи снова, божественный хор, "на земли мир и в человецех благоволение!"

Глава XXII. Миссионерская деятельность христиан в юте.

Церковь.- Первая попытка. - Преподобный Норман Мак-Лиод. - Доктор Дж. К. Робинсон - Вторая попытка, отец Келлей. - Последняя попытка. - Епископальная миссия и ее успех - Субботняя школа. - Гимназия св. Марка. - Надобность в здании. - Миссия его преподобия Джорджа У. Фута.- Затруднительность положения. - Число и занятия язычников. - Политически виды. - Языческие газеты.- Ютский Вестник.- С. С. Соуль, основатель. - Господа Аульбах и Баррет. - Опыт автора. - Защита принципов.- Вежливость язычников. - Заключение.

Христианская церковь, школа и газета только недавно учреждены в Юта, но уже совершили многое. Удивительно, что так долго пренебрегали таким богатым полем для миссионерской работы. Почти в продолжение пятнадцати лет голос христианского священника ни разу не быль слышан в городе Соленого Озера.

Если и были капелланы между войсками Джонсона, то они, как кажется, не оставили следов своего присутствия и не делали никаких попыток действовать между мормонами. Первое миссионерское усилие было сделано преподобным Норманон Мак-Лиодом, капелланом калифорнийских волонтеров, в лагере Дуглас. В конце 1863 года он начал проповедовать в зале на улице Мэн, и впоследствии набрал денег, чтобы построить "Здание Независимости". Большая часть фондов была дана в задаток одним литературным обществом, существовавшим между язычниками; и это здание всегда не столько считалось церковью, сколько залом для чтения и собраний; попечители, однако, называют его "первой конгрегационной церковью Юты". Оно обременено еще до сих пор долгом в 2,000 фунтов стерлингов. Преподобный Мак-Лиод учредил Субботнюю школу, которой д-р Дж. Е. Робинсон быль нисколько время суперинтендентом; он прочел также целый ряд лекций о различных предметах, которые возбудили большой интерес. Склад ума мистера Мак-Люда был, по видимому, полемически, и потому многие из его лекций и проповедей были в высшей степени полемические и возбуждали не мало гнева между мормонам и подвергались разбору между язычниками. Что лучше достигаете цели - или эта наступательная политика, или более кроткая и убедительная - это еще спорный вопрос. Осенью 1866 года мистер Мак-Лиод отправился на восток собирать деньги на постройку церкви; в его отсутствие, доктор Робинсон быль убит, и так как жизни Мак-Лиода явно угрожала опасность, он счел за лучшее не возвращаться.

Вторая попытка основать миссию была сделана отцом Келлеем, из римско-католической церкви, летом 1866 года. Он провел несколько времени в городе Соленого Озера, стараясь поддержать хорошие отношения с мормонами и из различных источников набрал достаточно денег, чтобы прибрести участок земли, который еще находится во владении католической церкви, но он нашел немного католиков во всей округе в не образовал церкви. Третье и последнее миссионерское усилие было сделано под покровительством епископа Теттля, по поручению епархии, в Юте. В апреле 1867 года, по его востребованию, преподобные Джордж У. Фут и Томас У. Гаскинс прибыли в город Соленого Озера в мае месяце и начали богослужения в одно время. Они нашли только двух причастников своей собственной веры - епископальной, в только двадцать других христианских сект. Начиная с того дня до настоящего времени правильные богослужения происходили в "3дании Независимости", и была устроена хорошая церковь. В продолжение двух с половиной лет, их церковной должности, сто один человек были крещены ими, из которых тридцать четыре взрослые, и многие из бывших мормонов. Девяноста причастников были приняты в число признанных членов, из которых шестьдесят шесть еще живут в городе Соленого Озера; другие или переселились или умерли. Все секты соединились в большом размере для поддержания этой церкви и Субботней школы, и евреи также оказывают помощь и содействие в этом деле - единственное место в Америке, где это происходить.

Субботняя школа началась немногими членами, и вследствие приказаний, данных властями мормонской церкви, никоторые из этого небольшого числа были удалены. Но другие вскоре заняли свое положение, и, не смотря на открытую вражду и частную злобу, школа постепенно увеличивалась. В различный времена, в школе воспитывалось немного более трехсот детей, и обучение как мормонской, так и языческой молодежи, имело всегда замечательный и благотворные последствия. Эта школа все еще процветает, и ее свет христианского знания составляет яркую точку в центре многобрачного язычества.

Гимназия Миссионерской Ассоциации св. Марка, первая языческая школа в Юте, была открыта в июли 1867 года преподобным Томасом У. Гаскинсом и мисс Фут, сестрой священника, и состояла в начале из шестидесяти воспитанников. Начальники мормонов запрещают своему народу посылать туда детей, но бесплатное обучение привлекало многих; школа постепенно увеличивалась в числе и улучшалась в преподавании, так что имеет теперь около ста сорока учеников и принуждена отказывать всем другим, за недостатком в помещении. С начала ее учреждения до настоящего времени в ней обучалось четыреста детей. Теперь предполагают прибрести более учителей и постепенно увеличить курс преподавания, так чтобы молодые люди могли пройти гимназически или, по меньшей мере, академический курс. Есть установленная плата за обучение, но все несостоятельные принимаются в бесплатные ученики, число которых простирается теперь до шестидесяти.

В городе Соленого Озера нет еще здания христианской церкви, но надеются, что в скором времени таковое будет воздвигнуто, вместе с обширным помещением для школы, и преподобный Джордж У. Фут, находится в настоящее время на востоке, собирая деньги на постройку его. Миссия и школа имели также значительную поддержку в лице преподобного Генри Фута, который недавно переселился в город Бойз, в Идаго. Этот господин, в видах успеха своей миссии, счел за лучшее не возбуждать личного неприязненного столкновения. Эти люди всегда воздерживались от спора или прямого нападения на начальников мормонов; хотя бы из личного распоряжения или консервативной политики церкви, или в надежде уничтожить горькую ненависть к преподобному Мак-Лиоду. Они удовольствовались только проповедованием о "Христе распятом" и распространением правил, которые должны были выработаться в сердцах их служителей в любовь и стремление к правде. Можно было предположить, что подобная политика обезоружит, по крайней мере, личную вражду, и что люди не станут проклинать, хотя бы они и были не согласны с проповедуемыми принципами. Но напрасно кто-нибудь надеется смирить прекрасными словами злобу змеи, она не перестанет жалить, потому что это в ее натуре, и мормонизм, встретив себе сопротивление, прибегает к оружию злословия и клеветы, как против убедительного мыслителя, так и против свирепого полемика. Если эти люди надеялись избегнуть участи Мак-Лиода, они очень ошибались; всевозможные эпитеты, какие только могло придумать грязное воображение, посылались на них в мормонской печати и с кафедры, и бешенство изуверства не избавило от поношения и женщин, которые помогали им в их благородном деле. Само собою разумеется, что такое злословие не могло лечь пятном на имя христианских женщин, и только ясно обнаружило безусловную испорченность мормонов.

Проповедование началось в Коринне в начале 1860-го года, вместе с самыми ревностными усилиями собрать деньги на постройку здания которое было окончено и освящено в июле месяце того же года. Чистое и без притязаний, не большое, но удобное, оно составляет украшение города и достойно замечания как первое здание христианской церкви в Юте. Субботняя школа была учреждена, и учете происходило правильно, между тем как еженедельная школа, составляющая ветвь гимназии города Соленого Озера, была устроена прошлою осенью; учительницей при этой школе состоит мисс Нелли Уэлльс, бывшая прежде помощницей в школе города Соленого Озера; как первая чисто народная школа в Юта, эта школа заслуживает места в истории.

Положение и занятия язычников не такого рода, чтобы они могли поощрять школы или церкви, так как они большею частью рудокопы; пастухи, разносчики или временные жители.

    Рудники Юта развиваются медленно, но пожни почти с уверенностью сказать, что там вроется значительное богатство. Юта находится в минеральном поясе, 'Геологическое образование страны соответствует в точности тем странам, где найдено громадное богатство золота и серебра; некоторые важные открытия уже сделаны, и можно ожидать новых. Рудники Севиера, Бингэиа, Коттонуда, долина Реш и Стоктона не настолько еще богаты, чтобы привлечь капиталистов или внезапно обогатить кого-нибудь; но во многих местах постоянное обрабатывание их было найдено выгодными, и при более удобных способах транспорта руды и машин, при дальнейшем опытах и открытиях, все пойдет лучше.

Каждое настоящее исчисление язычников в Юте основано некоторым образом на догадках. Они между мормонами, как видно по опыту, лишены прав, не получают, билета и не имеют голоса; они имеют только одно организованное церковное общество, никогда не составляли конвента en masse и не имели действительной организации, чтобы представить нам какие-нибудь данные, наконец, она рассеяны по всей территории и имеют неправильная сношения или сообщения. Из лучшего, попавшегося мне свидетельства, я представляю следующее исчисление: Коринн - 1.000 Огден, Уинта, Эхо, Уасач и Медвежья Река(каждый по 100) - 500 Город Соленого Озера - 500 Лагерь Дуглас - 400 Бенгам, Коттонуд и долина Реш (по 100) - 300 Рудокопный округ Севиера - 300 Рассеянных по территории - 500 Итого - 3.500

За вычетом солдат и официальных служителей Соединенных Штатов остаются три тысячи граждан. Из всего числа, по меньшей мере, две трети подателей голоса, - почти все "безголосные" находятся в Кориннне и в городе Соленого Озера.

Что касается до законной подачи голосов мормонов, статистика не может определить этого. На последнем выборе Гупера число простиралось до 16.068, но оно могло также дойти до 1.500.068. Вопрос состоит только в немногих цифрах, которые нигде не простираются до большого числа. За вычетом всех престарелых лиц, всех не принятых или незаконно принятых поверочными судами в число граждан, всех, объявленных неспособными указом конгресса от 1-го июня, двойного вотирования и фальшивых шаров, цифра законной подачи голосов понизилась бы на 1.568.

В Юта, в различные времена, издавались три языческие газеты.

Вместе с армией Джонсона прибыл некий Кирк Андерсон, который вскоре после того начал издавать еженедельную газету под названием "Valley Tan". Она существовала от 1853 до 1859 года и прекратилась за неимением поддержки. Об этой газете известно очень мало; есть только списки, находящиеся еще в редакции газеты "Вестника", но, кажется, она была издаваема одно время мистером Андерсоном, и затем мистером Мак-Гиром.

Первая ежедневная газета, под названием "Union Vedette", была учреждена в лагере Дуглас, в конце 1863 года, генералом П. Е. Коннором. В начале, работа производилась людьми, завербованными из калифорнийских и невадских волонтеров, а издание - различными офицерами. Главным предметом газеты "Union Vedette" было, кажется, сообщать ежедневно телеграфические известия с театра войны, которые усердно читались всеми язычниками. Мормоны имели тогда одну газету,"The Wekly Deseret News", которая была также стара, как и территория, но слишком тупа и прозаична, чтобы соответствовать новым умственным потребностям. Газета "Union Vedette" была учреждена при содействии генерала Райта, находившегося тогда в командировке Военного отдела, с целью публиковать все официальные приказы и в надежде распространить между мормонами более правильных понятий о военной и гражданской политике правительства.

В отношении старой вражды между мормонами и язычниками, газета "Union Vedette" разбирала вопросы верности, так как волонтеры были сильно преданы американским учреждениям; и мормоны отличались от южных мятежников только тем, что они не были открыто вооружены. Газета стала вскоре совершенно популярной и прибрела обширное кругообращение в Монтане и Идаго, также как и в Юте. Осенью 1865-го года она была переведена в город Соленого Озера и увеличена. Никоторые из офицеров еще писали по временам для нее, но издание находилось совершенно в руках цивилистов преподобного Нормана Мак-Лиода и О. Дж. Гольдрика. Полемический дух, составлявший не совсем выгодную сторону проповедей Мак-Лиода, гораздо более подходил к столбцам газеты "Union Vedette", которая стала еще популярнее и шла хорошо в продолжение одного года. Многие другие лица также помещали в ней свои статьи в течение этого времени. Затем редакция перешла в другие руки, и мистер Шоаф, типографщик из Калифорнии, сделался именным владельцем и издателем. Но газета "Union Vedette" уже прошла апогей своего благоденствия и в течение пяти месяцев размер ее уменьшился на половину. Шоаф вскоре передал ее судьи Даниелю Мак-Логлину и мистеру Адаму Аульбаху, которые снова придали ей прежний формат; короткое время, она снова процветала, но судья Мак-Логлин отправился в Кайенну, после чего газета быстро пришла в упадок и, наконец, совсем прекратилась. Во время администрации Шоафа, финансовое расстройство достигло таких размеров, что весь лишний материал был продан, и на вырученные деньги были учреждены две новые газеты: "The Utah Magazine" ("Ютский сборник") и "The Sweet-water Mines" ("Пресноводные руды").

В начале 1868-го года мистер С. С. Соуль прибыл из Калифорнии и, найдя место удобным, купил остальной материал и 11-го мая того же года издал первый номер ежедневной газеты "Salt Lake Reporter" ("Вестник Соленого Озера"). В пять месяцев ее существования; газета была очень маленького формата и издавалась в одно время многими лицами, но правильно ни одним. Газета более чем всякое другое предприятие требует контролирующей силы одного направляющего ума; постоянная посредственность лучше, нежели переменчивый талант, прежде всего она должна иметь установленное направление, и один простой прилежный труженик гораздо лучше, нежели полдюжины блестящих, но неправильных гениев. Но вообще сомнительно могла ли какая-нибудь газета иметь успех в продолжение того периода, все равно, какой бы талант не был употреблен.

10-го сентября 1868-го года, автор прибыл в город Соленого Озера и 19-го октября принял на себя издательский надзор за газетой "Вестник", и это занятие продолжалось одиннадцать месяцев, до сентября 1869-го года. 1-го декабря он соединился с господами Адамом Аульбахом и Джоном Барретом в покупке всей редакции, и это товарищество продолжалось восемь месяцев, представляя действительное удовольствие автору, но мало денежной выгоды. Еженедельное издание было начато в феврале 1869-го года и продолжается до сих пор увеличиваясь в обращении и популярности. Весною 1869-го года, редакция была переведена в Коринн и Юта, и газета получила название "Вестник Соленого Озера". В начале сентября автор удалился, и вскоре редакция перешла в руки господ Гюика и Меррика, настоящих владельцев.

Во время моих издательских трудов, я часто имел случай разбирать действия мормонских судов в особенности после нашего переселения в Коринн. Судьей нашего графства был епископ Смит, уже известный читателю как муж двух своих племянниц; в одной статье о делах графства, я отнесся к этому факту со значительной строгостью, может быть даже более чем позволила бы это в журнале строгая справедливость. Вскоре после того, как я сложил с себя издательские обязанности, я был приглашен свидетелем в городе Брайам, и, выходя из залы суда на улицу, получил сильный удар в затылок, вследствие которого я почти без чувств повалился на землю. Сколько человек участвовали в нанесение мне удара, один или нисколько, я не знаю; все, что я ясно припоминаю, это тяжелый шум удалявшихся шагов, и когда я очнулся - меня подняли мои друзья. Моя ключица была сломана в двух местах, и мой череп был сильно разбить, кроме других, менее значительных повреждений. Я узнал потом, что главный, нанесший мне удар, был сын судьи, но я не видел и потому не мог уличить его. Причиной этого нападения была, вероятно, мои суждения об его отце и поверочных судах. Но нечего было делать; это был один из тех случаев, которым часто подвергаются язычники в Юте, и относительно этого там нет никакой расправы.

Несколько времени тону назад, один молодой человек, отступивший мормон, служивший писцом у купца Ф. Кизеля, был убить в долине Медвежьей Реки таким способом, который довольно ясно обнаруживал, что это было сделано по наущению церковных властей; и вскоре после того некий господин Фельпс, молодой язычник в городе Соленого Озера, был схвачен ночью тайной полицией, получив огнестрельную рану в плечо, насилу мог убежать, чтобы спасти жизнь. Ему удалось, однако, убить одного из напавших на него. Подобные происшествия случаются теперь редко, в сравнении с тем, что было десять или пятнадцать лет тому назад.

Я был ранен 1-го ноября, но, благодаря тамошнему здоровому воздуху, оправился на столько, что мог отправиться в путь 1-го декабря, и после пятнадцатимесячного пребывания, я оставил территорию, по крайней мере, на короткое время.

Из моих отношений с язычниками Юты я вынес самые приятные воспоминания. Совершенно незнакомый ни с кем и ни с чем и находясь в положении, в котором личная дружба составляет почти необходимость, я встретил самое любезное и почтительное внимание с их стороны. Я питал живейшее сочувствие к народу, угнетенному в самом центре его собственной страны, носящему имя американских граждан, но подверженному самому жестокому деспотизму. Мои социальные отношения с этим народом имели самый дружелюбный характер, и если; я жаловался когда-нибудь на недостаточную материальную поддержку моего труда, то я вижу теперь, что виной тому были обстоятельства, стоящие выше их воли. Я глубоко радуюсь тому, что мое издательское заведование встретило сердечное одобрение со стороны тех, во мнение которых я верил более всего, и что "Вестник" находится теперь в таком положении, которое обеспечивает отчасти его будущность, так как я буду вечно гордиться тем, что установил его направление.

Что касается до мормонов, то я, по прибытии в те края, звал очень мало о них, и мои первые впечатления были скорее благоприятны. Моими первыми друзьями были мормоны, с которыми я путешествовал, на протяжении четырехсот миль по равнинами; и эти лица остались до сих нор моими друзьями, они оказывали мне любезности, которая я действительно ценю; я "и их хлеб-соль и грелся у их очага".

Но, несмотря на их добродушие и личную дружбу относительно меня, я не могу не признать чудовищных пороков их социальной системы, или омерзительных сторон церковной тирании; и если мои чувства к иерархии вскоре изменились, то это благодаря моему личному опыту. Я не нахожу слов, чтобы выразить мою ненависть к их системе. Народ умерен и трудолюбив и честен, но это мало помогает ему, когда он фанатически предан такой власти. Если в горечи антагонизма будет сделана несправедливость относительно какого-нибудь частного лица, я, более других буду сожалеть об этом и готовь оказать помощь со своей стороны, и не смотря на то, что на мою долю выпал неприятный опыт, я не чувствую особенной ненависти к этому народу. И когда пройдут два десятка лет, и те принципы, которые составляли предмет нашего спора, принесут плоды, я уверен, многие, которые проклинали автора, признают за ним, по крайней мере, искренность; когда же время и опыт покажут что было правильно и хорошо для страны и народа, то те, которые не соглашались с мерами, предложенными автором, я надеюсь, забудут свою злобу навсегда.

Дж. Г. Бидль

Спроси о Библии

 

 
Читайте другие публикации раздела "Секта "Церковь Иисуса Христа святых последних дней" (мормоны)"
 

Миссионерско-апологетический проект "К Истине"

Читайте также:



© Миссионерско-апологетический проект "К Истине", 2004 - 2019

При использовании наших оригинальных материалов просим указывать ссылку:
Миссионерско-апологетический "К Истине" - www.k-istine.ru

Рейтинг@Mail.ru