Миссионерско-апологетический проект "К Истине": "Иисус сказал… Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня" (Ин.14:6)

РазделыНовоеСоцсетиПоиск


Секты / Пятидесятники (евангельские христиане)


Что же произошло на реке Зилим?

Рома из похода не вернулся...

 

27 июня 1997 года в 2 часа 20 минут в дежурную часть Гафурийского РОВД поступило сообщение: 26 июня 1997 года около 14 часов из лагеря, расположенного на реке Зилим, утонул семиклассник школы № 40 г. Уфы...

Смерть этого 12-летнего ребенка, трагичная сама по себе, еще нелепей кажется оттого, что мальчик должен был находиться под присмотром педагогов и воспитателей (в лагере, разбитом здесь Медико-педагогическим центром "Подросток" из Уфы, в этот день было трое взрослых) и отдыхал на Зилиме последние часы перед отъездом. Очевидно, за суетой и сборами в дорогу за подростками не досмотрели. Вот и произошла с Романом беда...

Из протокола осмотра места происшествия:

"27 июня 1997 года около 16 часов в реке Зилим в 2,5 километрах от деревни Таш-Асты Гафурийского района в 400 метрах от расположения лагеря "Подросток" обнаружен труп несовершеннолетнего Романа П., 1934 года рождения... Одет в плавки синтетические, коричнево-белого цвета, на ногах полукеды черного цвета с белыми подошвами. Осмотр тела мальчика проводился в солнечную погоду при естественном освещении..."

В ходе разбирательства выяснилось, что 26 июня 1997 года около 14 часов несовершеннолетний Роман П. с несколькими ребятами покинул место расположения лагеря и без присмотра взрослых находился в воде в 400 метрах от лагеря.

Диана, ученица 8 класса СШ № 40, участница похода:

"26 июня был последний день похода. Мы все сложили вещи, стали ждать автобус. Решили искупаться. Никого из взрослых с нами не было..."

Володя, ученик 8 класса СШ № 40, участник похода:

"Роман осторожно заходил в воду. Где-то по пояс зашел, потом его течением стало сносить..."

Диана:

"Его учительница, с которой мы были в лагере, Елена Вадимовна, немножечко учила - так, барахтаться. Он и начал барахтаться. Потом стал кричать. Мы к нему подплыли вначале. Он стал хвататься за наши руки, плечи и потянул под воду. Минуты три это продолжалось. Я вышла на берег, спрашиваю: "Где он?" Володька говорит; "Утонул..."

История эта - трагическая, потрясшая даже видавших виды людей, - "всплыла" на свет по принципу "ящичка с секретом": знаете, открываешь такой ящичек, а в нем - другой, поменьше. И так до бесконечности - сколько бы ящичков ни открывал, там, внутри всегда найдется еще один, запертый.

В списках не значился

 

По принципу вот такого открывшегося ящичка, в ходе изучения дела вдруг всплыли обстоятельства, которые, на наш взгляд, важны для понимания этой истории.

Насторожило нас прозвучавшее на педсовете в школе № 40 г. Уфы высказывание одного из педагогов о том, что все закрывают глаза на обстоятельства, при которых Роман П. попал на Зилим. Вообще-то ребят вывозил в поход Уфимский медико-педагогический центр "Подросток", но его директор Татьяна Авраамовна Султанова дала такие пояснения:

"Мы состав участников не формировали: в поход пошла группа ребят, полностью состоящая из учеников средней школы № 40 г. Уфы. В такие походы мы ходим уже не первый год с подростками, стоящими на учете в милиции, в школе; с детьми из малообеспеченных семей. Программа разработана Госкомитетом по делам молодежи, он же ее и финансирует. К нам же поступает заявка с печатью и подписью директора СШ № 40, в которой администрация школы просит направить в поход конкретных учеников. Как они в школе набирали группу - не знаю..."

Что было в школе? Чтобы разобраться в этом, приведем одно высказывание.

Ануза Давлеткуловна Имангулова, социальный педагог школы № 40:

"Почему-то мы умалчиваем о том, как избиралась группа подростков для похода. Было решено, что поедут дети только из неблагополучных семей. Я лично составила список детей, учащихся нашей школы. Романа в нем не было. После моего ухода в отпуск список был изменен заместителем директора школы по воспитательной работе С.И. Яковлевой и учителем биологии Е.В.  Гнединой по своему усмотрению. Утонул ученик 7 "Б" класса Роман П.  и увезла его в поход Е.В. Гнедина: она хотела с нового учебного года перевести Романа в свой класс, мотивируя тем, что якобы у мальчика не сложились отношения с прежним классным руководителем…"

В том, что учитель биологии внезапно решила взять с собой в поход своего ученика, на первый взгляд, нет ничего особенного, если бы не некоторые обстоятельства. В сороковой школе Уфы ни для кого не секрет, что Елена Вадимовна и ее мать - зам. директора С.И. Яковлева активно вовлекают взрослых и детей в секту - харизматическую "Церковь Христа" в кинотеатре "Искра" (по-гречески "харизма" - оказанная милость или дар). Случайностью ли была забота Е.В. Гнединой о Романе?

Юлия Вячеславовна, мама Романа:

"Как-то сын рассказал, что учитель биологии Е.В. Гнедина принесла кассету с записью богослужений "Церкви Христа". Затем сын сообщил, что Гнедина будет его классным руководителем. И вот этот поход... Я сразу спросила у Романа, что это, лагерь харизматов? Я сказала сыну, что если это лагерь харизматов - не пущу! Роман сказал тогда, что нет..."

Наверное, Рома убедил родителей, поскольку они отпустили сына с Еленой Вадимовной. Но на сердце у них почему-то было неспокойно.

Мама Романа Юлия Вячеславовна:

"Я спросила у матери Гнединой - завуча Светланы Ивановны, кто организатор похода. Она ответила, что центр "Подросток". Я забеспокоилась, но Яковлева сказала, что у Романа с Еленой Вадимовной прекрасные отношения, Елена Вадимовна хорошо смотрит за детьми..."

Олег Викторович, папа Романа:

"Мы с самого начала не хотели отпускать Романа в лагерь. И мать, и бабушка были против. Я как чувствовал, что случится беда - даже в последний момент, при посадке в автобус хотел взять рюкзак и забрать Рому домой. Но Гнедина так искренне убеждала, что будет лично смотреть за сыном. Говорила, что глаз с него не будет спускать. Я предупредил ее, что Роман не умеет плавать. Помню, когда автобус тронулся, Елена Вадимовна крикнула, чтобы не беспокоился - все будет в порядке..."

Если б знать, чем это закончится, если б ведать...

Елена Вадимовна не сдержала своего обещания. Поздно вечером 26 июня 1997 года дети вернулись из похода в неполном составе. Роман домой не вернулся: холодная, мутная вода реки Зилим прервала жизнь подростка. Но Романа, любимого всеми родными 12-летнего мальчика педагоги предали не только тем, что не уберегли его жизнь. Его предали еще более подло и жестоко, бросив его тело лежать в яме на дне Зилима и потихоньку - подальше от ответственности - уехав из лагеря в Уфу.

В материалах прокуратуры Гафурийского района собраны показания тех, кто случайно оказался поблизости или потом помогал в поисках тела утонувшего, мальчика - эти показания красноречивы.

Из отказного материала № 43/97 г. прокуратуры Гафурийского района РБ. Объяснение Павла Викторовича Козловского, инструктора СБ фирмы "Газтур сервис":

"По существу дела поясняю, что 26 июня 1997 года около 17.30 часов подошел к инструкторам клуба "Подросток" лагеря Руслану и Андрею и воспитательнице, имя я ее не знаю. С их слов я узнал, что у них утонул отдыхающий ребенок 12-13 лет. После чего мы пошли к месту происшествия с девочками, которые купались с ним, но ребенка не нашли. Где-то в 19.00 часов лагерь у них свернулся, и они поехали в г. Уфу. По их словам, в лагере должны были остаться двое".

С П. Козловским имел разговор и приехавший на другое утро отец ребенка - разговор этот тоже важен для понимания атмосферы вокруг ЧП.

Олег Викторович, отец:

"Паша Козловский сказал, что, когда услышал об утонувшем мальчике и подошел с предложением помочь в поиске, женщина в лагере оборвала его:

- Это наши проблемы..."

Из рапорта инспектора ОППН Гафурийского РОВД лейтенанта милиции А.А. Балабанова начальнику районного отдела подполковнику милиции А.Е. Иванову:

"Докладываю, что 27.06.1997 г. в составе оперативно-следственной группы выехал в д. Таш-Асты на происшествие по факту пропажи из лагеря н/летнего Романа П., 1984 г. рождения... Прибыв, мы установили: на месте происшествия не было руководителей лагеря, хотя, по словам местного населения, они должны были остаться в ожидании прибытия милиции. Все очевидцы происшествия покинули дислокацию лагерей, что осложнило поиски н/летнего П..."

Тело Романа нашли лишь 27 июня к 16 часам - мальчик пролежал на дне Зилима больше суток, брошенный и "заботливым" педагогом, обещавшим отцу беречь его, и руководителем похода Андреем Голышкиным, и его помощником Русланом Туктамышевым, руководителем кружка туристской песни. Они не только проявили поспешность в отъезде (избежав таким образом встречи со следователем и дачи показаний), но даже не сообщили властям района о происшествии, что подтверждено документами...

Информация из отказного материала № 43/97 г. прокуратуры:

"В Гафурийский РОВД и администрацию района от начальника туристического лагеря о данном происшествии сообщений не поступало".

Информация о том, что на Зилиме разыгралась трагедия, дошла до районной милиции лишь через 12 часов - в журнале сообщений зарегистрирован ночной звонок оперативного дежурного МВД Ахметшина, передавшего черную весть из Уфы, куда вернулась неполная группа. И родителям известие о случившемся принесли ночью все те же органы внутренних дел из Уфы...

Ну, а Е.В. Гнедина? Как она после того, как бросила ребенка лежать под камнем на дне Зилима, повстречалась с родственниками Романа, как заглянула им в глаза?

Юлия Вячеславовна, мама Романа:

"Е.В. Гнедину совесть за смерть нашею сына не мучила. Мы так от нее и не услышали "Простите!". Знакомые говорят, что Гнедина везде заявляла, что ездила с группой просто в качестве туристки, и ни за что ответственности не несет..."

"Туристка", видно, забыла, что является педагогом сороковой школы, где Роман был ее непосредственным учеником.

И, видимо, самую верную оценку случившемуся дала бабушка Романа - Елизавета Илларионовна, когда сказала:

"Что тут говорить... Оставили ребенка в воде. Гнедина свою собаку в поход брала - если бы собака стала тонуть, она б, наверное, сама за ней прыгнула. А Ромочку нашего бросила..."

Вот такая была история на Зилиме. А "ящички" все открывались и открывались - и все они, как один, были с секретом...

Кто же виноват педагоги или мальчик?

 

Прежде всего, удивительно, какому составу умудрились доверить 16 душ "трудных" и "состоящих на учете" (судя по профилю похода) мальчишек и девчонок. Вот что мы услы­шали о формировании "взрос­лого контингента" лагеря в "Подростке".

Т.А. Султанова, директор медико-педагогического центра:

"Нам раньше на походы выделялись приличные денежные средства, и мы приглашали инструкторов-профессионалов с нефтеперерабатывающего завода, грамотных и заядлых туристов. Летом 1997 года деньги выделили только на питание и дорогу, поэтому и в поход смогли пойти только наши работники. Опять же не инструкторы (одна - инструктор по плаванию - была на больничном; другая уволилась). Четверо взрослых ушли с детьми в поход, один помощник руководителя на второй день похода поранил руку и покинул лагерь. С ребятами остались трое: соцпедагог Андрей Голышкин, он же руководитель похода; Руслан Туктамышев - помощник руководителя; Елена Вадимовна ходила в поход как классный руководитель..."

О том, как действовали эти "руководители", когда был еще шанс спасти Романа, рассказала участница похода восьмиклассница Диана Ц. (разговор с ней, как и с остальными ребятами, шел в присутствии зам. директора по учебной работе СШ № 40 В.М. Шабановой и записывался на диктофон).

Диана:

"Я говорю: "Девчонки, бегите в лагерь, к Елене Вадимовне".

Они все стоят, смотрят. Потом я побежала, а они - за мной. Говорю, Елена Вадимовна, мол. Рома утонул. Она с собакой полетела туда. Руслан там стоял, успокаивал нас, а Андрей продолжал лежать. Никогда не забуду - он лежал и говорил: "Небось куда-то переплыл или на другой берег перешел". Вот так с тупым взглядом и лежал. Я немножко поныряла. Мы покричали, потом все выстроились в цепочку, думали, если тело проплывет, то его можно будет увидеть, но Ромка, наверное, уже проплыл по речке. В Уфу мы все уехали где-то через три часа".

Т.А. Султанова:

"Возможно, Андрей Голышкин не был на сто процентов подготовлен к той трудной работе, которая предстояла ему в походе. Он вообще-то серьезный молодой человек, но ведь этого для руководителя похода недостаточно. Нужна и отеческая любовь, и огромные организаторские способности. Может быть, что-то у него не сработало... *

Что "не сработало" у молодого человека, можно только догадываться: быть может, совесть. Но еще загадочней история с учителем биологии СШ № 40 г. Уфы Еленой Вадимовной Гнединой, которая при отъезде в лагерь в глазах родителей Романа выглядела педагогом и ответственным лицом похода, а после утопления мальчика вдруг превратилась в ни за что не отвечающую "туристку". Хотелось бы знать в таком случае - на чьи деньги она "отдыхала", питалась в лагере: на свои или государственные? Какую роль фактически выполняла все предыдущие пять дней похода - лица, приставленного к детям, или "пляжницы" с собакой?

Т.А. Султанова:

"Мы договорились, что она пойдет как помощник руководителя. Гнедина ходила в поход от "Подростка" второй раз. В 1996 году я ее официально оформила по трудовому соглашению, таким образом, она у меня проходила как ответственное лицо. В этот же раз я ушла в отпуск. А мой заместитель Сазонов допустил роковую ошибку: со словами "Мы Вас хорошо знаем - идите!" доверил Гнединой детей без каких-либо официальных документов. Хотя на Гнедину мы возлагали большие надежды, были рады, что пойдет в поход с детьми классный руководитель, хорошо их знающий и понимающий..."

Не нам судить - кто и насколько виноват в гибели ребенка. Пусть органы прокуратуры, которые не довели дело до конца, в этом разберутся и доложат общественности. А мы коснемся области морали. Понятно, от происшествий с детьми никто из педагогов не застрахован. Только один с реки до конца не уйдет, пока не выполнит свой скорбный долг, а другой без содрогания оставит ребенка на корм рыбам...

Как же вели себя в этой ситуации наши педагоги?

Никто - заметьте, никто из причастных к страшной истории лиц на берег Зилима искать Рому из Уфы не вернулся: туда поехали только зам. директора "Подростка" Е.Н. Сазонов и спасатели МЧС.

О том, что перенесли родители, не будем. Смерть - она и без того страшна, а тут мальчик - вы знаете, по какой причине! - пробыл в воде больше суток. Каково было отцу, маме...

Олег Викторович, папа Романа:

"Милиция приехала в 4 часа утра. Сказали, что Роман пропал в окрестностях лагеря, приехали узнать, не дома ли он. Я сразу пошел к родственникам, искать машину. Когда из МЧС на берег приехали, мы его уже нашли. Привез Рому домой я сам, на заднем сиденье его вез..."

Юлия Вячеславовна, мама Романа:

"У Ромы руки окоченели, были согнуты. Сказали, что, наверное, резать надо будет. Отец отогревал его еще в машине, чтобы разогнуть. Когда сына еще не привезли домой, к нам заявился Андрей Голышкин с каким-то здоровым "амбалом". Не извиняться пришел, а вину с себя на нас переложить... Стал с порога рассказывать, какой наш сын непослушный, и что Роман с ребятами якобы нашли где-то какую-то кислушку... После слов Голышкина я больше всего боялась, что у Ромы при вскрытии найдут алкоголь в организме".

Из заключения судебно-медицинской экспертизы:

"При судебно-медицинском исследовании трупа гражданина П.  этилового спирта и других спиртов не обнаружено..."

Как видим, с этикой у наших педагогов было слабовато: вороньем закружили они вокруг "грехов" загубленного ребенка.

Юлия Вячеславовна, мама Романа:

"Когда тело Романа отвезли в морг на экспертизу, мы туда позвонили. Нам ответили: да сколько можно звонить, уже спрашивали об этом мальчике".

Кто ж это, интересно, так ревностно пекся о результатах вскрытия? И что именно жаждал выведать неизвестный "доброхот" у патологоанатомов, опередив аж самих родителей?

Такой настойчивый интерес вряд ли случаен. Впечатление такое, что взрослые дяди и тети принялись дружным хором валить вину на умершего ребенка.

Олег Викторович, отец:

"Когда Рому вытащили, Е.Н. Сазонов начал меня убеждать: мол, признайте, что ваш сын сам виноват. Несколько раз повторил это. Милиционеры, которые были рядом, молчали, слыша такое".

Не от стыда ли молчала милиция, слыша, как оговаривают уже после жизни несчастного ребенка?

Вот и Е.В. Гнедина, "любимая учительница", 27/VI-97 г. написала в объяснительной на имя директора "Подростка" (совсем как педагог и один из подотчетных руководителей похода, а не частное лицо):

"Роман имел своевольный характер, иногда на замечания и указания просто не реагировал. Часто отвечал вызывающе и даже дерзко. Несколько раз с ним проводилась беседа по поводу его дисциплины".

Позвольте, а что, господа "педагоги" не знали, что в поход ведут отнюдь не ангелочков? Что группа-то как раз и набиралась из "трудных", "проблемных" детей? Нести ответственность за таких детей трудно - гораздо проще, не правда ли, выгораживать себя байками о "кислушке"?

Многое из того, что случи­лось перед похоронами Ромы, просто постыдно. Но, как говорится, из песни слова не вы­кинешь и никуда не денеил эти эпизоды.

Из диктофонной записи разговора с Т.А. Султановой, директором "Подростка":

"Гнедина ищет, на кого можно вину спалить. Я пригласила тогда своих сотрудников и говорю:

- Готова, сколько у меня денег есть, отдать. Чисто по-человечески: уж если мы не можем ребенку жизнь вернуть, то хотя бы как-то облегчить участь родителей. Давайте сложимся...

Все мои пошли на это, сложились, у кого сколько было. И Гнедину я пригласила. Она отказалась:

- А что это я буду складываться! У меня лишних денег нет.

Она так и не внесла эту лепту".

Ребенка сгубили,виновных нет...

 

Самое странное в этом взывающем к справедливости деле (где самые ужасающие подробности "выплывают" - только копни) - это то, что никто не остался в виноватых.

Конечно, все поохали, поахали, напугались. Но потом...

Т.А. Султанова, директор медико-педагогического центра "Подросток":

"Все это ужасно. Получается, что по нашей вине мальчик погиб. Раз мы берем ответственность за жизнь детей, то за смерть Ромы должны отвечать. Мы ожидали, что суд будет, и готовы были понести наказание как положено. Родители в суд не обратились. Отец, когда увидел тело ребенка. был в шоке, вроде даже грозил руководителям похода. Но потом, видимо, поняли, что пытаемся им помочь... Мать, то ли в силу религиозных соображений, ни разу при мне не плакала, слез у нее не было, единственно твердила, что "правильно мне бабушка сказала - не отпускай его, он там утонет". Она и зациклилась, что судьба, Бог так распорядился..."

Юлия Вячеславовна, мама мальчика:

"Если они думают, что я из своих религиозных соображений простила тем, кто виноват в смерти сына, то пусть не надеются. Виновные должны быть наказаны по заслугам. Нам не нужно никакого материального возмещения, ни в коем случае. Мы хотим, чтобы и другие родители знали об этом, не отпускали детей просто так в походы... Ведь они могли втроем утонуть. И Дианка с ним вместе, ведь дети ж его спасать кинулись... Мы ничего не знали о том, как следствие продвигалось, думали, что оно еще не закончено. Никакого уведомления о прекращении дела мы, родители, не получали..."

Что же получается? Пропала, исчезла, осталась неучтенной детская судьба. Трагедии, видимо, не захотели дать огласку - смерть мальчика списали на несчастный случай. Хотя проглядываются  здесь должностное преступление, непростительная халатность лиц, которым доверили детей. Чудовищна не только безнаказанность и беспринципность прячущих концы в воду. Самое чудовищное то, что про постановление об отказе в возбуждении уголовного дела еще 05 июля 1997 года родители и бабушка утонувшего мальчика узнали только сейчас от корреспондента "Молодежной газеты".

Юлия Вячеславовна, мама Романа:

"Мы не подали заявления в милицию, так как однажды к нам пришли Султанова и Гнедина и сказали, что "дело уже дошло до министерства, уголовное дело заведено". А когда мы позвонили в Таш-Асты - нам ответили, что пока якобы ведется проверка результатов вскрытия".

Сообщивший такую нелепость был, видимо, человек с выдумкой. Похоже, с помощью подобных отговорок и замяли скандал вокруг ЧП, потому что не было ни суда, ни ответа - родных попросту обвели вокруг пальца...

Больно рассказывать такие драмы, больно видеть, что беда делает с людьми. Опустела со смертью сына скромная квартира Олега Викторовича и Юлии Вячеславовны. Сиротливо стоят аквариум, спортивные снаряды, установленные для Ромы. И такая же боль и пустота в сердцах родителей. Олег Викторович во время беседы то и дело выходил курить - слезы душили, сигарета дрожала в пальцах... У матери, похоже, и слез-то уже не осталось - смерть сына, которого носила под сердцем, чтоб рос, был утешением в старости, видимо, подкосила ее...

Ну, а наши педагоги? Они все ушли от ответа, правда, кто-то с испугу уволился... В МПЦ "Подросток" объяснительную Андрея Голышкина нам показать отказались. Преподаватель биологии Елена Вадимовна Гнедина в школе за Рому даже выговора не получила, так как ребенок утонул в то время, когда она числилась в отпуске. По микрорайону она ходит будто ничего не произошло, здоровается с отцом Ромы...

Юлия Вячеславовна, мама:

"Елена Вадимовна не постеснялась заявиться на похороны сына, вроде даже плакала. Впрочем, через некоторое время она как ни в чем не бывало обменивала розданные на поминках платочки - ей достался желтенький, а она хотела розовенький.

Когда Рому схоронили, дочка Ксюша сказала: "Мам, я больше не пойду на биологию". Не могла она после всего случившегося видеть эту Елену Вадимовну…"

Мы долго не могли понять, и чем разгадки этой истории, пока сами не поехали в Гафурийский район и не взяли в руки отказной материал районной прокуратуры за № 43/97 г. "По факту утопления на р. Зилим н/с мальчика П.Р., 1984 г.р., жителя г. Уфы".

Написавший 05 июля 1997 г. постановление об отказе в возбуждении уголовного дела следователь прокуратуры, юрист 3 кл. Кистанов А.А., чувствуется, поработал в поте лица. В деле были протоколы и заключение эксперта, схемы реки и рапорты РОВД. Были даже показания всех, кто оказался рядом на второй день, помогал искать, вытаскивал мертвого Рому...

Не было только ни одного объяснения тех, кто Рому не уберег, ни одного опроса самих руководителей и участников похода! Это был факт для Книги рекордов Гиннеса - дело по такому кричащему факту, как смерть ребенка, закрыли без показаний действующих лиц. Кто остановил расследование драмы на Зилиме, кто воспрепятствовал анализу причин ЧП?

Думается, раскрыть секрет вот этого "ящичка" и довести расследование до конца хотя бы сейчас - дело чести для республиканской прокуратуры.

Ольга Музафарова

 

Послесловие редакции

 

Тема, поднятая в материале "Что же произошло на реке Зилим?...", не только тревожна, но и актуальна а дни, когда впереди сезон отдыха и тысячи матерей отправят своих детей в летние лагеря и турпоходы. Все и всеми ли продумано до мелочей, чтобы не допустить непоправимых случаев, подобных тому, что произошел на Зилиме с Ромой? Мы верим порой организаторам детского отдыха, а все ли было предусмотрено, к примеру, в лагере "Подросток" в том же Гафурийском районе? Было ли обследование мест купания водолазами, предусмотрена ли была связь, врачебная помощь, помощь местных органов в случае ЧП?

В медико-педагогическом центре "Подросток" показывают письмо с визой главы Имендякской сельской администрации Ф.Р. Байшугурова о разрешении разместить лагерь в 2 км от деревни Таш-Аслы, а отец ребенка Олег Викторович, побывавший на месте трагедии, уверяет, что до ЧП в деревне о существовании лагеря не знали, он был отрезан от мира и связи, поход, в который повели детей не обученные туризму руководители, был четвертой категории сложности. На наш вопрос о категории похода в МПЦ "Подросток" ответили, что "категорию похода мы не устанавливали, так как это был не сплав, а пеший поход". Как же так - ведь подростков вывезли не в однодневную экскурсию, а в многодневный поход, во время которого школьники отдыхали на коварной (как оказалось!) реке, посещали пещеры: в рюкзачке Ромы, привезенном после рокового дня родителям, лежит отломленный в подарок сестренке сталактит из пещеры... Открытых вопросов по организации этого похода даже после нашего расследования остается много. И это в госструктуре, какой является медико-педагогический центр! А сколько возникает самостийных лагерей, как часто берутся за организацию выездов неспециализированные организации, многочислен­ные общественные объединения, даже церкви...

Материал о ЧП на реке Зилим остро затрагивает и проблему подбора кадров для работы с детьми - и тут пример Гнединой наводит на тя­желые раздумья. 31 октября 1997 года на педагогическом совете в школе № 40 г. Уфы все 45 присутствующих педагогов единогласно высказались за увольнение учителя биологии Е.В. Гнединой и работавшей в школе заместителем директора ее матери С.И. Яковлевой. Вдумайтесь в этот уникальный факт: ни один педагог не высказался против такого жесткого решения, не было даже ни одного воздержавшегося.

И напрасно читатель думает, что таким образом педколлектив отреагировал на ЧП с утонувшим Ромой - не по этому случаю вовсе собирали педсовет; обстоятельств гибели Романа на Зилиме в школе просто не знают. На педсовете шла речь о нарушениях Е.В. Гнединой и С.И. Яковлевой Закона "Об образовании" и воздействии совсем на других мальчиков. "Я являюсь членом религиозного объединения "Церкви Христа" с 1987 года", - заявляет Е.В. Гнедина в объясне­нии прокурору Октябрьского района г. Уфы В.В. Сугачкову (речь идет о секте, несколько лет проводящей свои богослужения в уфимском кинотеатре "Искра", старшим пастором которой является гражданин Украины Владимир Сильчук). Специалисты Уфимского центра психического здоровья утверждают, что пребывание в подобной секте приводит к "зависимому расстройству личности" учителя. О том, что Е.В. Гнедина и заместитель директора по воспитательной работе (!) С.И. Яковлева почти с фанатизмом вели в школе запрещенную Законом "Об об­разовании" религиозную пропаганду, пытались затащить в секту и учеников, и учителей, и тех, с кем встре­чались в округе, свидетельствуют педагоги, родители, директор школы и даже руководитель МПЦ "Подросток" Т.А. Султанова, которая о визитах Гнединой и Яковлевой в своей центр говорит следующее: "Здесь они появлялись с явной агитацией, даже меня они сколько раз агитировали в эту секту - приходите, вы только посмотрите, надо в первую очередь с руководителя начинать, что это самая новая религия, какая сущест­вует. Они даже поговаривали, что не только своих родственников всех уговорили, но и в школе, мол, нас поддерживают и мы находим общий язык..."

В 1997 году, за два месяца до того, как погиб Рома П., учитель биологии Е.В. Гнедина учинила "изгнание дьявола" из двух семиклассников, совершив, по сути, воздействие, которое отразилось на психическом здоровье несовершеннолетних подростков.

У одного из учеников после проведенного Гнединой "сеанса" начались галлюцинации, что напугало родных, они пошли к директору... Так что в школе один мальчик пострадал, на Зилиме уже другой... Не слишком ли много мальчиков на пути "хорошо смотрящего за детьми" педагога Гнединой?

Сейчас у Ромы П. уже ничего не спросишь. Он не войдет в свою комнату, не бросит портфель, не прижмется к плечу мамы... Рома, каким его помнят родные и близкие, лежит в земле на Южном кладбище Уфы.

Ну, а Гнедина? Она ходит по судам - судится, оспаривая свое увольнение, знает законы, рвется опять в школу. Видно, ей очень хочется воспитывать детей.

Молодежная газета - 12.05.1998.

 

 
Читайте другие публикации раздела "Пятидесятнические секты"
 



Разделы проекта:

• Поиск
• Соцсети
• Карта сайта

• RSS-рассылка
• Subscribe
• Новые статьи

• О проекте
• Помощь
• О центре
• Контакты

• Библиотека
• Авторы
• Фильмы
• 3D-экскурсия

• Наша вера
• Догматика
• Таинства
• Каноны
• Литургика

• Церковь
• Благочестие
• О посте

• Буддизм
• Индуизм
• Карма
• Йога

• Иудаизм
• Католичество
• Протестанты
• Лжеверие

• Атеизм
• Язычество
• Секты
• Психокульты

Читайте нас в социальных сетях

• Ваши вопросы
• На злобу дня
• Книга

• Апологетика
• Наши святые
• Миссия

• Молитвослов
• Акафисты
• Календарь
• Праздники

• Мы - русские!
• ОПК в школе
• Чтения
• Храмы

• Нравы
• Психология
• Добрая семья
• Педагогика
• Демография

• Патриотизм
• Безопасность
• Вакцинация

• Оккультизм
• Веганство
• Гомеопатия
• Астрология

• Аборты
• Ювенальщина
• Содом ныне
• Наркомания

• Лженаука
• MLM

• Самоубийство



© Миссионерско-апологетический проект "К Истине", 2004 - 2020

При использовании наших оригинальных материалов просим указывать ссылку:
Миссионерско-апологетический "К Истине" - www.k-istine.ru

Контакты редакции

Рейтинг@Mail.ru