Миссионерско-апологетический проект "К Истине": "Иисус сказал… Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня" (Ин.14:6)

РазделыНовоеСоцсетиПоиск


Праведный Иоанн Кронштадтский - творения


Иоанн Кронштадтский. Симфония по творениям святого праведного Иоанна Кронштадтского

Память: 20 декабря / 2 января, 1 июня / 14 июня

***

Праведный Иоанн Кронштадтский. Моя жизнь во Христе

Праведный Иоанн Кронштадтский

"Вся ко благоугождению Твоему и мудрствующе и деюще"
Молитва пред Евангелием на Литургии

Не предпосылаю моему изданiю предисловiя: пусть оно говоритъ само за себя. Все содержащееся въ немъ есть не иное что, какъ благодатное озаренiе души, котораго я удостоился отъ всепросвещающаго Духа Божiя въ минуты глубокаго къ себе вниманiя и самоиспытанiя, особенно во время молитвы. Когда могъ, я записывалъ благодатныя мысли и чувства, и изъ этихъ записей многихъ годовъ составились теперь книги. Содержанiе книгъ весьма разнообразно, какъ увидятъ читатели. Пусть они судятъ о содержанiи моего изданiя.

Духовный возтязуетъ убо вся, а самъ той ни отъ единаго востязуется [1 Кор. 2:15].

Протоиерей I. Сергiевъ.

***

Содержание

А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Х Ц Ч Ш Щ Ю Я

А

Ангелы

Святой Ангел Хранитель ежедневно и ежечасно наставляет меня на путь спасения. Я это вижу сердечными очами, ощущаю и благодарю Бога и приставника Божия (4).

* * *

Везде в мире двойственность – одно против другого: дух и тело, добро и зло. Сатана имеет своих клевретов [1] и помощников для распространения в людях своего владычества; Бог имеет Ангелов, которых дает каждому христианину для охранения его и для руководства к блаженному царству Христову (6).

* * *

Ведущие духовную жизнь видят сердечными очами, как кознодействует диавол, как руководят Ангелы, как Господь державно попускает искушения и как утешает (6).

* * *

Если бы Ангелы Хранители не охраняли нас от козней злых демонов, о, как часто бы тогда мы падали из греха в грех, как бы мучили нас тогда бесы, услаждающиеся мучением людей, что и бывает, когда Господь попускает на время отступить нас Ангелу Хранителю и кознодействовать над нами бесам. Да, Ангелы мира, верные наставники, хранители душ и телес наших, всегда с нами, если мы добровольно не отгоняем их от себя мерзостью плотоугодия, гордости, сомнения, неверия. Как бы чувствуешь, что они покрывают тебя крылами невещественной своей славы, и только не видишь их. Мысли, расположения, слова и дела добрые – от них (6).

* * *

Почитая Ангелов, мы сродняемся с тем животворным для жизни убеждением, что есть другой мир разумных существ, совершенно чистых, простых, безтелесных, и что, значит, существование души нашей по смерти есть дело не только возможное, но и действительное, существующее. А почитая святых, привыкаем опять к той мысли, что есть жизнь для нас после смерти, что добродетель и святость по смерти награждаются, – значит, если и мы будем жить добродетельно, то будем также награждены, что зло наказывается, как это представлено в евангельской истории о богатом и Лазаре, – значит, и мы будем наказаны за зло, какое здесь сделаем. Вообще почитание Ангелов и святых не отзывается никаким многобожием, совершенно в нашей природе и ведет к существенной душевной пользе (7).

* * *

Присутствие при каждом истинном христианине Ангела Хранителя необходимо потому, что телеса христиан суть, по свидетельству Слова Божия, храмы Духа Святого, и сами христиане – члены тела Христова, освященные Его крестными страданиями и смертью, запечатлеваемые Его Таинствами, в которых сообщается нам благодать Духа Святого; особенно же потому, что мы причащаемся самого Тела и Крови Христовых в Таинстве Причащения. Достоинство человека-христианина как члена тела Христова и храма Духа Святого непременно требует нахождения при нем Ангела Хранителя как старшего собрата нашего и друга, который руководит нас к общему всех Владыке в царство света и блаженства. Если "бывает радость у Ангелов Божиих и об одном грешнике кающемся" (Лк. 15:10), то нужно судить по этому, какое сильное участие принимают в нашем спасении Ангелы Господни (7).

* * *

Святые Ангелы и прочие Небесные Силы исполнены цельной, святой жизни, ненарушимого мира, нерушимой бодрости, вечного мужества и силы, неизреченной красоты, света, высокого ума, чистейшей к Богу и к людям любви, взаимного дружества, озарения и просвещения. Таковы и наши святые Ангелы Хранители. Чудная природа ангельская! Но христиане, которые сподобятся достигнуть будущего века и воскресения из мертвых, равны будут Ангелам, по слову Самого Господа (7).

* * *

Христианин! Ты совокупишься с Ангелами, Архангелами, всеми Небесными Силами: подражай Ангелам, презирай земное, возлюби небесное, вечное, духовное, удаляйся пристрастий житейских, не порабощайся чреву, демону сребролюбия, будь незлобив, кроток, тих, как Ангел, чист, как Ангел, прост, свят, как он (7).

* * *

Ангела Божия представляй в образе человеческой души, то есть Ангел – как душа твоя. Потому-то Ангелы и являются в человеческом образе, потому то есть, что они имеют природу, подобную душе человеческой, только безгрешную, святую и высшую (7).

* * *

Есть ли Ангелы Хранители у каждого? Есть и должны быть. Природа духа необыкновенно деятельна и не может не действовать, мы видим это на душе своей. Природа доброго духа необходимо ищет деятельности и расширения круга этой деятельности, распространения царства истины и добра, как, напротив, природа злого духа ищет соответственной себе деятельности и расширения царства лжи и всякого зла. Что бесы всеми мерами стараются о распространении царства зла – это мы чувствуем в себе, и Священное Писание о том свидетельствует: "диавол ходит, как рыкающий лев, ища, кого поглотить" (1Пет. 5:8). Как же не допустить и по требованию здравого разума той истины, что Ангелы действуют везде в мире, стараются о распространении царства добра и ищут спасения человеческого! О, верно слово, что на небе "бывает радость у Ангелов Божиих и об одном грешнике кающемся" (Лк. 15:10), и как диавол есть при каждом человеке, так добрый Ангел есть также при каждом человеке; как присутствие того мы ясно чувствуем, так и присутствие этого, хотя по самолюбию мы привыкли все добрые мысли, чувства, расположения и намерения приписывать себе, а не Ангелу Хранителю. Достаточно ли будет Ангелов Хранителей для каждого человека? Достаточно, и с избытком. Когда апостол Петр бросился с ножом на раба архиереева – защищать своего Учителя и Господа, то Господь сказал ему: "или ты думаешь, что Я не могу теперь умолить Отца Моего, и Он представит Мне более, нежели двенадцать легионов Ангелов?" (Мф. 26:53). Это означает, что у Господа их всегда с избытком достаточно для защищения всякого человека (Елисей, Иаков), а для Сына Божия воплотившегося – по преимуществу. Еще известно, что Ангел Хранитель явился Спасителю в Гефсиманском саду для укрепления Его; "Ангелы приступили и служили Ему" (Мф. 4:11) после сорокадневного поста и искушения в пустыне; Ангел Хранитель Младенца Спасителя являлся Иосифу во сне и распоряжался его движениями (7).

Ангелы имеют духовную, невещественную, тонкую, безсмертную природу, свободную от всякой тли, но ограниченную, не такую, как Сам Господь, Дух, всюду сущий и единый, безначальный и все наполняющий. Он привел Ангелов из небытия в бытие, словом Своим освятил и за непреклонность к злу утвердил их непадаемо Духом Святым (то есть они уже не могут впасть в грех). Природа их полна чудного немерцающего света, святости, благости, красоты, премудрости, силы, бессмертия, пламенной любви к Творцу и друг к другу и к людям, спасению которых они радуются и желают иметь их своими вечными гражданами в стране вечного света и нетления, мира и радости. Святой Дионисий Ареопагит, ученик апостола Павла, восхищенного Духом Святым до третьего неба, услышал от него таинственное учение о мире ангельском, записал его и передал Церкви.

Ангельский мир разделяется на девять порядков, а эти – каждый на три чина. Первые и световиднейшие Ангелы (Михаил и Гавриил), как светлая заря Безначальной Троицы, предстоят непосредственно пламенеющему престолу Божию, просвещаются неприступным светом Его и подают просвещение и ведение тайн Божиих следующим за ними чинам, и низшие чины управляются премирно высшими. Такое небесное гражданство, такой премирный, святой, пресветлый, благостный Собор небожителей называется небесной иерархией, в земной иерархии или иерархии Церкви Православной (12).

Примечание

1. Клеврет (старославянское, от лат. Col-libertlis – сотоварищ-вольноотпущенник) – товарищ, собрат. Здесь и далее, если не помечено, прим. ред.

Б

Бедность

Ты не благодаришь Бога за свое благосостояние, мало того – ты даже недоволен им! Но приведи себе на мысль, что в одном с тобой городе живут люди, во всем тебе подобные, в несчастной доле, к которой, однако ж, они привыкли и не тяготятся ею. Проникай в эти низменные, тесные, душные убежища, где живет по несколько бедняков, и поблагодари Бога от всей души за то, что ты имеешь просторный, чистый и светлый приют, и будь совершенно доволен твоим состоянием. А если хочешь христианского совершенства и войти в вечные обители неба, постарайся по возможности облегчать участь этих бедняков, чем можешь и как можешь: ходатайством ли перед другими, деньгами ли или чем другим. Будь милосерд подобно Отцу Небесному, покупай здесь ценой тления нетленную жизнь на небесах, вечное Царство Небесное (2).

* * *

Был я в селах и видел крестьянское житье. Какая бедность везде, какие рубища с бесчисленными заплатами! Какие изможденные лица от недостатка питания! Какие скорбные лица! Что это, пасынки, а не чада Божии? Богачи и смотреть на них не хотят, не хотят их одеть, напитать, утешить! Какова душа богатого! Как она противна Богу человеколюбивому! Не ублажай богатого, не льсти, не завидуй ему, а плачь о нем как о самом жалком человеке (4).

* * *

Знаете ли, чем мы все бедны и безобразны и в чем более всего нуждаемся? Все мы зачаты и родились в беззакониях и бедны чистотой, правдой и святостью, ибо неправда и нечистота зачались с нами в утробе матери, в чреслах отца и с возрастом нашим возросли и укоренились и сделали себя как сорную траву в поле среди пшеницы или как сухие, бесплодные смоковницы. Это достойно плача и слез. Мы родились в христианстве или присоединились к Православной Церкви, потому и должны жить в чистоте и всякой добродетели, а мы живем нерадиво, безсмысленно, суетно, как попало и не думаем стремиться ко Христову совершенству, забыв, что нам сказано Господом: "будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный" (Мф. 5:48) (4).

* * *

Как в мирском быту есть бедные и богатые, так и в духовном мире, в духовном порядке есть бедные и богатые. Бедные просят у богатых и достаточных и без них не могут жить, так и в духовном порядке бедные должны прибегать к пособию духовно богатых. Мы духовно бедные, нищие, а святые духовно богатые или в этой жизни еще сияющие верой и благочестием. K ним-то мы, бедняки, должны прибегать. Их молитв просить надо, чтобы они помогли нам сделаться простыми, как младенцы, чтобы они научили нас духовной мудрости, как побеждать грехи, как возлюбить Бога и ближнего (6).

* * *

И нужда бедных настойчива в требовании, иногда нахальна, и страсти наши так же упорны и настойчивы, дерзки и нахальны, например, скупость, любостяжание, блуд, злоба, зависть, гордость, татьба [2], ересь, раскол, суеверие, идолопоклонство. Но будем уступать благоразумно настойчивым просьбам нуждающихся бедных и страждущих, это послужит к нашему спасению и вечному блаженству. Как нищие и страждущие нудят нас к состраданию, так взаимно будем понуждать себя и мы к милостыне, будем нудить себя к добру, пока есть время, как нудит нас непрестанно грех к тому, чтобы мы непрестанно согрешали и прогневляли Бога и сами для себя умножали пищу огня гееннского, начинающего уже здесь помалу возгораться в сердцах наших и предпоказующего нам вечный пламень, в нем же плач вечный и скрежет зубов. "Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его" (Мф. 11:12). И в геенну враг хочет силой восхитить и вовлечь всех неосторожных, неверующих и нераскаянных и пристрастных к здешним благам (7).

* * *

Не презирай ни единого человека, никакого бедняка, но с полным уважением и благорасположением относись ко всякому человеку благонамеренному, особенно к бедным как к достойным сожаления членам нашим или паче членам Христовым, в противном случае жестоко уязвишь душу свою. О, как, казалось бы, легко жить в простоте, любви и как трудно для нашего растленного сердца жить в любви! На каждом шагу предлог к вражде на ближнего (7).

* * *

"Возлюби ближнего твоего, как самого себя" (Мк. 12:31). Все должно быть у нас обще. Как солнце, воздух, огонь, вода, земля – общие всем нам, так же должны быть общими – частью – и пища, деньги, книги, и вообще все дары Господни, данные обще для всех и удоборазделяемые. Ибо мы ничего своего не имеем, а все Божие. И несправедливо держат в сокровищницах своих избытки свои люди богатые, тогда как есть много людей бедных, нуждающихся в необходимом пропитании и в необходимой одежде и жилище. Впрочем, трудолюбию справедливо принадлежат избытки, и праздные по справедливости терпят бедность и нищету. Потому если мы знаем о некоторых, что они бедны от праздности и лености, таким мы не должны уделять от своих трудовых избытков. "Если кто не хочет трудиться, – говорит апостол Павел, – тот и не ешь" (2Фес. 3:10). Но к вопиющей бедности, происходящей от старости и изнурения сил, от болезни, от бесплодных или мало вознаграждаемых трудов, от действительно трудного положения, от многочисленного семейства, от неурожая хлеба, надо всегда спешить на помощь, особенно людям богатым. Надо руководствоваться историей времен апостольских, примером первенствующей Церкви (7).

* * *

Смирись, кичливый ум, пред учением Евангелия и пред нищетой Христовой, сойди со своего пьедестала, стань пониже, подойди к этим бедным, которых Сам Христос не стыдится называть Своей братией, и протяни им руку помощи. Не себе только собирай, не своим только прихотям удовлетворяй, а и в Бога богатей делами добрыми, которые и по смерти пойдут вслед за тобой. Итак, и природа, и разум, и Слово Божие внушают нам быть общительными с ближними в своем имуществе, податливыми, без роптания, без скупости, охотно, с усердием, кротко и смиренно, благодушно помогать бедным как братьям о Христе и как членам гражданского общества (9).

Примечание

2. Татьба (устар.) – воровство.

Бедствия (беды)

Все мы – чада Божии, родившиеся по Его всеблагой воле из чрева матернего, которому Он дает способность зачинать, образовывать, возращать и рождать наше тело и Сам дарует душу разумную. Все мы чада Его, потому что живем в Его доме нерукотворенном, освещаемся Его солнцем, луною и звездами, пользуемся к своему благу Его стихиями – воздухом, водой, огнем и землей; все мы по всему, что в нас есть, что мы имеем и что окружает нас, принадлежим Ему совершенно, всецело: нет у нас и волоса своего – все Его. И такого Благодетеля величайшего, несравненного, неоцененного мы отвергаемся каждый день, каждый час, целую жизнь. О проклятый грех, о средостение несносное, разлучающее чад с Отцом! Когда ты совершенно уничтожишься и дети по праву будут принадлежать вполне Отцу своему, соединившись с Ним умом, волей и сердцем? Наши бедствия: война, глад, мор, болезни, сама смерть – есть дело особенного попечительства Божия о нас, грешных, это жезл доброго Пастыря, которым Он милосердно наказывает нас и обращает на прямой путь (2).

* * *

Тайна бедствий, насылаемых на нас от Бога: ими Бог очищает нашу душу и привлекает нас к Себе. Во время бедствий мы опытно узнаем, что иго Господне благо и бремя Его легко (Мф. 11:30) (2).

* * *

Когда благодеяния не вразумляют нас обратиться к Богу всем сердцем, когда они бывают причиной даже удаления нашего от Бога, тогда Бог вразумляет нас противоположным средством – отеческим жезлом, посещая нас бедствием, чтобы, когда мы не умели благодарно почивать на лоне отеческой любви, вспомнили о счастье быть в Его любви в минуты тяжких бедствий. Часто и из наших уст слышен бывает глас плача и моления после того, как мы забывались в своем счастье, беззаконничали в путях своих и забывали Господа Бога Святого своего. Человек! В том и жизнь твоя должна состоять, чтобы постоянно помнить Бога. Кого тебе и помнить больше! (2)

* * *

В злобе своей на нас, в коварстве против нас и в оскорблениях, наносимых нам различным образом, люди достойны особенного сожаления и любви нашей как больные и погибающие, сделавшиеся орудием всезлобного врага нашего, диавола, который учит нас всякому злу, который ищет через подобных нам сделать нам какое-либо огорчение и беду. Но эти огорчения и беды бывают для нас же очень, очень полезны, открывая нам наши язвы сердечные, которых мы не видели и не чувствовали (6).

Познай, человек, свою душевную беду и крепко, постоянно молись Спасителю человеков, чтобы Он спас тебя от нее. Не говори в себе: я не в опасности, я не в беде, мне не нужно часто и много молиться об избавлении от бедствия, которого не постигаю и не знаю. Это-то и беда, что ты, будучи в величайшей беде, не знаешь своей беды; эта беда – грехи твои (7).

* * *

Все человечество непрестанно и сильно влечется к греху во всех видах и испытывает его последствия – смятение, сокрушение, скорбь и тесноту и всякие бедствия с конечной смертью. Один только есть Избавитель от этого пагубного греха – Господь Иисус Христос. Но как мало у людей веры в Него! (10)

* * *

Человек вначале сошел с твердого основания воли Божией и заповедей Божиих, как бы с твердых рельсов, говоря образно и нынешним языком, и уклонился на гибельный путь своеволия и воли диавола – врага и отступника от Бога, и потому бедствиям его нет конца и меры (10).

* * *

Человеческий род подвергся бесчисленным бедствиям. Только тогда он начнет благоденствовать, когда образумится, покается, исправится и подчинится совершенно законам Творца и будет жить по ним точно (10).

Бессмертие души

После истины бытия Божия нет тверже истины, как истина бессмертия души человеческой. "Я Бог Авраама, и Бог Исаака, и Бог Иакова? Бог не есть Бог мертвых, но живых" (Мф. 22:32). То есть души умерших Авраама, Исаака и Иакова после их разрешения от тела – не мертвые, но живые, ибо все живы для Него. Так Сам Господь свидетельствует о бессмертии душ человеческих по смерти. В этой жизни мало, мало кто из людей знает себя – они живут как бы в мечтах сновидений и упражняются в суетных делах. Смертный час грозный покажет им разом ужасную мечту их, но будет поздно, возврата не будет, наступит разоблачение всей жизненной фальши и истинных дел правды и света. Премудрому Соломону, осуетившемуся подобно всем смертным, дано было познать, в какую непрестанную суету погружены все человеки, и он громко возвестил миру людскому: "Суета сует... все – суета!" (Еккл. 12:8), суетны все сыны человеческие естественно. Он познал под конец следующую истину: "бойся Бога и заповеди Его соблюдай, потому что в этом все для человека" (Еккл. 12:13), вся задача жизни, все благо его. В истине Божией жили и обращались все святые, эти истинные философы, истинные герои христианские, борцы с суетой и всяким грехом, последователи истины и добродетели, истинные ведатели [3] себя самих и Бога, истинные Его любители (3).

* * *

Чем же докажу я всем маловерам бессмертие человеческой души? Доказательств этого так много, братья, что не знаю, с которого и начать...

Начну вот с чего. Душа человеческая есть дыхание Божества, есть образ и подобие Божие, как сказано: "сотворим человека по образу Нашему [и] по подобию" (Быт. 1:26). Бог же – Бессмертен, значит и душа наша – бессмертна.

Душа человеческая есть, как говорят люди ученые, существо простое, несложное, значит в ней нечему разрушаться и умирать. Она живет, несомненно, и после смерти телесной.

Доказательством тому служат и писания людей, оставшиеся после их смерти, их завещания, изустно или письменно переданные, их наставления. Усопшие говорят нашему уму и сердцу и после смерти своей, и их словам внимают, их слова исполняют семейства, веси, города, царства, весь мир.

Возьмем в пример писания апостолов и богоносных отцов наших. Апостолы жили до нас за 1800 лет с лишком. Но их писания научают, утешают, руководят в христианской вере и жизни людей всего света, как сказано: "по всей земле прошел голос их, и до пределов вселенной слова их" (Рим. 10:18). Они научают людей всех веков и будут светом для мира, солью земли до скончания века. Читая или слушая Слово Божие, проповеданное апостолами, мы, живые люди, получаем новую, лучшую, благодатную жизнь душам своим, хотя сами они умерли и давно не поучают нас видимо в телах своих. Что же это значит? То, что они в Боге всегда живы, и когда читаем или слушаем их писания, мы беседуем как бы лицом к лицу с ними самими, с их душами, которые всегда близки к нам в Боге.

Так, о святом Иоанне Златоусте известно, что когда он читал писания святого апостола Павла и занимался их истолкованием, то сам святой апостол Павел беседовал с ним и открывал ему истинный смысл своих посланий. Преподобные и богоносные отцы Церкви, жившие за много лет до нас и оставившие нам свои молитвы, песнопения, целое богослужение, разные правила и постановления церковные, доселе вместе с нами молятся, воспевают Триединого Бога, священнодействуя с нами невидимо, управляют нашей духовной жизнью, нашими церковными празднествами.

А что еще сказать об их писаниях? Kак много духовной пользы, света, силы, покоя, сладости, жизни приносят они душам нашим! Какую жизнь вливают они в души наши – они, по-видимому, отжившие и более как бы не существующие! О, они живут и по смерти! – и как слово их не умирает, так и тем более души их, породившие такое слово, также не умирают. Если слово их бессмертно, то, конечно же, и душа – источник слова.

Докажу еще бессмертие души тем, что Христос Господь Бог и Человек, воскресший из мертвых, положил Своим воскресением начало нашему блаженному воскресению. Этот пример всего яснее и сильнее говорит о бессмертии нашей души. Господь наш Иисус Христос и по человеческому естеству Своему, нераздельно соединившемуся с Божеством, живет после Воскресения из мертвых во веки веков: "и был мертв, и се, жив во веки веков" (Откр. 1:18), – говорит Сам Он. Но Он воспринял на Себя человечество для нас, а не для Себя, и все, что ни делал, делал для того, чтобы дать нам образ, то есть научить нас, показать пример, на деле явить, что ожидает нас в будущем. Итак, если Он был мертв и теперь жив во веки веков, то и мы по смерти будем жить во веки веков. В самом деле жив во веки веков, Он, по Его собственным словам, с нами "во все дни до скончания века" (Мф. 28:20).

Христос Спаситель постоянно, ежедневно без числа спасает нас от грехов и страстей по молитве нашей. Бездна спасения бесчисленному множеству душ христианских исходит от Него каждый час, каждую минуту, и сердечными очами видят спасение Его все спасаемые и благодарят Его и славословят Его за пучину Его человеколюбия, за бездну Его милостей. Он живет постоянно в сердцах людей, верных Ему, и есть для них Источник духовного света, силы, мира, утешения.

Если же Он, соделавшийся нас ради Человеком, и по смерти телесной жив был духом и сходил во ад проповедовать там победу над смертью и избавить души людей, с верой ожидавших Его пришествия, если Он по смерти и Воскресении из мертвых живет духом и телом человеческим во веки веков и постоянно являет в нас всемогущую, Богочеловеческую силу Свою, то и мы по смерти своей будем живы душами своими во веки веков: Он "не есть Бог мертвых, но живых, ибо у Него все живы" (Лк. 20:38), а по воскресении тел наших будем вечно живы и телами своими.

Пренепорочная Матерь Спасова, подобно Сыну и Богу Своему, так же и по смерти жива не только душой, но и телом и, как благосерднейшая и всем благо- мощная Мати всех христиан, так же спасала, спасает и будет спасать во все века всех, с верой, упованием и любовью к Ней молитвенно обращающихся во всех скорбях, грехах и болезнях, моля о всех нас Сына Своего, Христа Бога нашего, и всем творя спастись, в державный покров Ее прибегающим...

Итак, возлюбленные братья, веруйте без всякого сомнения в бессмертие человеческой души после смерти. Матерь Божия, живая и после смерти и спасающая всегда наследие Свое, да уверит вас несомненно в этой великой истине. А веруя в бессмертие своей души, помните, что после смерти все мы предстанем некогда перед судищем Христовым, "чтобы каждому получить соответственно тому, что он делал, живя в теле, доброе или худое" (2Кор. 5:10).

Потому молите Царицу Небесную, да умолит Она Сына Своего, чтобы Он отверз вам человеколюбные утробы Своей благости, и, презрев ваши бесчисленные согрешения, обратил вас к покаянию и явил вас искусными исполнителями заповедей Его.

Молитесь Ей, чтобы Она всегда предстояла вам как милостивая и благосердая и человеколюбивая, в настоящем житии будучи теплой Предстательницей и Помощницей, отгонящей от вас нашествия демонов и наставляющей вас ко спасению, во время же исхода из этой жизни сохранила бы души ваши, прогнала бы далеко от вас темные лица лукавых духов, в страшный же день избавила бы вас от вечной муки и соделала бы вас наследниками неизреченной славы Сына и Бога Своего (12).

Примечание

3. Ведатель (устар.) – знаток.

Беседа

Когда идешь в гости к кому-либо из родных или знакомых, иди не для того, чтобы у них хорошо поесть и попить, а для того, чтобы разделить с ними дружескую беседу, чтобы беседой любви и искренней дружбы оживить свою душу от житейской суеты, чтобы соутешиться верою общею. "Я ищу не вашего, – говорит апостол, – а вас" (2Кор. 12:14) (6).

* * *

Как много теряют люди в домашней беседе для оживления ее через то, что не говорят о Боге! Как одушевился, плодился и разнообразился бы их разговор! У верующих тогда потекли бы "реки от чрева" их спасительных слов (ср. Ин. 7:38). Сколько такие разговоры доставили бы назидания, успокоительности, истинной сладости! Между тем теперь, не говоря о Боге в домашних кружках, а говоря о суете мирской, скоро истощаются в разговоре, скучают и потом убивают драгоценное время в глупых играх или танцах. Враг рода человеческого подметил эту слабость в людях заниматься суетными, житейскими разговорами и вообще проводить время в суетных забавах. Он извлек и извлекает для себя из этой слабости огромную выгоду: завел театры, цирки – истое осуществление суеты, истинное посмеяние над суетою людскою, и безумные между людьми, склонные к суете, к лености и бездействию, охотно посещают эти театры и цирки, не находя для себя лучшего занятия, которое бы доставляло спокойствие и приятность их духу. "Суета сует... все – суета!.. Бойся Бога и заповеди Его соблюдай, потому что в этом все для человека" (Еккл. 12:8, 13) (7).

Бесы

Бесноватые были прежде, они есть и ныне. Только ныне, в новой благодати, бесы действуют скрытнее и хитрее, чем в то старое время, когда сила и власть их над людьми не была еще торжественно сокрушена и им было гораздо более простора в мире. И теперь, впрочем, бешеных людей очень, очень много. Кому из нас не известен нынешний род бесноватых, или бешеных пьяниц? (9)

* * *

Нельзя пройти молчанием внутренних врагов – бесов: "наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесных" (Еф. 6:12). Их гонение бывает всегда крайне злобно, метко, ядовито, убийственно. Между тем оно совершается внутри – в сердце. Что тут делать христианину? Как прогнать невидимых злодеев, занявших самое сердце? Никакое оружие вещественное не поможет выгнать их оттуда, между тем муки, ими причиняемые, крайне болезненны для души: это огонь, нещадно пожирающий внутренности. Какое же средство прогнать их и мгновенно уничтожить муки, ими причиняемые? Крест Господень, или знамение Животворящего Креста с живой верой в Распятого на нем, изображенное на груди или на чреве. Как рукой снимет: вдруг внутренние мучения исчезнут, бесы убегут (14).

Блага земные и небесные

Чего же хочет Бог от человека, если Ему не нужны наши жертвы, потому что они состоят из материалов, взятых из Его же сокровищницы? А вот чего: возблагодари Бога за Его бесчисленные дары тебе, прославь Его за Его благость. Принеси Богу жертву хвалы. Исповедуй, что все твои блага – Его дары, и помолись Ему, чтобы Он не лишил тебя их и вперед: исполни пред Всевышним обеты твои. А когда Он посетит тебя лишением какого-либо блага и ты будешь в скорби, тогда призови Его – и Он избавит тебя, и ты снова прославь Его: "и призови Меня в день скорби твоей, и избавлю тебя, и ты прославишь Меня" (Пс. 49:14, 15) (2).

* * *

Больше того, чем сколько тебе дал Бог, дать невозможно, ибо Он отдал тебе Себя, или Свою Плоть и Кровь, соединенные со Своим Божеством, Он сделал тебя сыном Своим (см. Рим. 8:16), когда ты был чадом гнева (см. Еф. 2:3) и проклятия; Он дал тебе все необходимое и из внешних благ, даже избыточествующее, и из внешних благ не дал тебе больше потому, что они были бы вредны для тебя, для твоей души и твоего тела. Если уже теперь ты получаешь сильный вред от этих внешних благ, прилепляясь к ним и терпя напасти и уязвления от пристрастия, отпадая от любви к Богу и ближнему и от стремления к горнему и ниспадая в дольнее, то что было бы, если бы у тебя было еще больше этих благ? Ты погряз бы в чувственности (6).

* * *

От всеблагого и великодаровитого Бога можно получить молитвой веры все духовные и необходимые вещественные блага, только бы искренне было желание этих благ и горяча молитва. И какие молитвы Церковь влагает нам в уста! Такие, что ими удобно можно преклонить Господа на всякую милость к нам, на всякое даяние благое. Враг, зная благость Божию и силу молитв, всячески старается отвратить нас от молитвы или во время молитвы рассеивать ум наш, запинать нас разными страстями и пристрастиями житейскими или поспешностью, смущением и прочим (6).

* * *

Не взойдет в Царствие Небесное человек с жестоким сердцем, который с надменностью взирает на убогих людей и не уделяет им ничего из избытков своих. Как взойдет на Небо тот, кто всю жизнь работает житейской суете, кто ежедневно томится жгучей жаждой земных удовольствий, им отдал свое сердце, к ним прилепился, а к благам духовным, небесным ни малейшего вкуса не развил; не говорю – не укрепил, не имеет; кто работал богатству, а не Богу? Введите его, пожалуй, хоть для примера, если бы то было позволено, в горние селения – ему там будет скучно, потому что там не то, что здесь: нет любимых его предметов, нет земных сокровищ, которыми он лелеял, ублажал здесь сердце свое. Как великодаровитый и щедрый и милостивый Господь допустит в Свое Небесное Царствие жестокосердого скупца? Нет: "Бог поругаем не бывает" (Гал. 6:7). Щедрый и Милостивый в общение с Собой примет только щедрых и милосердых к братьям своим (8).

* * *

Лишь только в душе начинается пристрастие к земным благам, или, вернее сказать, к блестящему или красивому тлению, – будет ли это красивое женское лицо, блестящий металл, минерал, блестящая одежда или головное украшение, – происходит тайное отпадение от Бога, Источника жизни, начинается охлаждение, равнодушие к Нему, уничижение и оскорбление, и душа начинает ощущать смятение, скорбь, тесноту, смерть. А коль скоро искренно и глубоко сознает она свое безумство в этом пристрастии и тленность всякой земной красоты, всякого блеска, всякой славы земной и убедится, что жизнь наша в Едином Боге, что Он есть единственно верное благо, что к Нему Единому должно устремлять все сердечное желание и всю любовь как к вечному благу жизненному, как к первой и неувядающей, вечной святой красоте, тогда она оживится, почувствует в себе мир, свободу, дерзновение и полное удовлетворение духовное. Что для меня существует на небе? и без Тебя чего желать мне на земле? Изнемогло сердце мое и плоть моя. Боже сердца моего и часть моя, Боже, во век! (Пс. 72:25, 26) (10)

* * *

Если кто-нибудь вредит твоему внешнему благосостоянию, нимало не вредя благосостоянию души твоей, и если ты начинаешь беспокоиться при этом, предаваться движению гнева или другой страсти, то скажи себе: странный я человек! Зачем я возмущаюсь духом от таких мелочей? Люди касаются только, так сказать, коры моей, сердцевины (сердца) не достать им. Зачем же я сам трогаю из-за них свое сердце и своим неразумием причиняю ему боль? (10)

Благодарение

Вспомните, с какой радостью, с торжеством, с всецелой преданностью Богу и благодарностью к Нему шли христиане на все виды мучений, до бесконечности лютых и разнообразных, шли все святые и какие венцы удостоились получить от Бога! Сколь богата добродетелью природа человеческая, истинно богоподобная (3).

* * *

Не ропот, а терпение и благодарность Богу должна вознести верующая душа даже за самые тяжкие болезни (4).

* * *

Ежедневно благодари от всего сердца Бога за дарование тебе жизни по образу и по подобию Его, жизни разумно-свободной и бессмертной. Особенно благодари за то, что Он тебя, падшего в вечную смерть, восстановил и направил опять к жизни, и не простым действием всемогущества, ибо это несообразно было бы с правосудием Его, а даровав в выкуп за нас Единородного Сына Своего, пострадавшего и умершего за нас. Благодари еще за то, что Он тебя ежедневно, волею через грехи падающего из жизни в смерть бесчисленное множество раз, снова дарит жизнью за то только, что ты от сердца скажешь: "Отче! я согрешил против неба и пред Тобою" (ср. Лк. 15:18)! Благодари еще за то, что Он тебя, безрассудно ввергающего себя в болезни – предвестницы смерти телесной, часто избавляет от них, исправляет твои ошибки и не лишает тебя земного живота [4] твоего, зная, что он дорог для тебя, что ты не готов еще к той вечной жизни. Благодари Его за все средства к жизни, за все радости и скорби в жизни, ибо все от Него, Всеблагого Отца, все от Первой Начальной Жизни, всем уделившей и взаимодавшей жизнь (6).

* * *

Уделяй из своего состояния требующим, нуждающимся, нищим братьям своим, которые для того оставлены в этой жизни, чтобы ты мог доказать на них свою любовь, благодарность Богу и удостоиться за то награды от Бога в вечности (6).

* * *

Иисус Христос, раздавая пищу, предварительно взирал на небо, благодарил, благословлял, потом преломлял и подавал. Апостол Павел на корабле делал так же. Так и мы должны благодарить Бога за пищу и питие и за все блага вещественные, но в особенности – духовные (7).

Для чего нужно за все благодарить Бога и добрых благотворительных людей? Больше для нашей же пользы: чтобы нежнее, тоньше были чувства нашей души, чувство зависимости нашей во всем от Бога и от добрых людей, признательной к ним любви и чувство нашего ничтожества без Бога, чувство нашей немощи обойтись без помощи добрых людей (7).

* * *

Что есть ложная благодарность Богу? Ложная благодарность – когда, получая от Бога щедрые, незаслуженные дары духовные и вещественные, языком благодарят за них Бога и употребляют только в свою пользу, не разделяя их с ближними, получают и скрывают их в своих сокровищницах, сундуках, книгохранилищах, лишая через то многих братий своих духовного просвещения, назидания, утешения или пищи, пития, одежды, жилища, врачевства в болезни или передвижения с места на место для добывания средств к продовольствию. Такая благодарность есть ложная и богопротивная. Это значит языком благодарить, а делом являть крайнюю неблагодарность и злонравие. А как много таких благодарных, или, вернее, неблагодарных! (7)

* * *

Человек всегда должен помнить, что он все имеет от Бога и имеет туне, даром душу и тело, все силы и способности, власть, богатство, красоту, здравие, силу – все, а свои только грехи и недостатки; и, сознавая это, должен всегда признавать искренно свое ничтожество, благоговеть пред Богом, всегда благодарить Бога и по крайнему разумению и силам служить благу людей, благу страны и отечества (8).

* * *

Веруйте от всего сердца, без малейшего сомнения, что единородный, воплотившийся Сын Божий пострадал и за вас, именно – и за вас, чтобы избавить вас от вечных мучений, которым мы должны были подвергнуться по правосудию Отца небесного, и теперь подвергнемся, если не будем всем сердцем веровать в Сына Его, взявшего на Себя грехи мира, и соблюдать Его заповеди. Приблизьте Его муки к своему сердцу, оцените их по возможности своими слабыми умами и переносите великодушно, без ропота, с благодарностью Богу каждый в собственной жизни свои собственные скорби, болезни и страдания, и да пылает огонь любви в ваших сердцах к Тому, Кто из любви к вам терпит мучительный огонь страданий телесных и душевных (12).

Примечание

4. Живот (устар.) – жизнь.

Благодать

Как удобно и скоро может спасать нас Господь! Мгновенно, неожиданно, неприметно. Часто днем я бывал великим грешником, а вечером после молитвы отходил на покой оправданным и паче снега убеленным благодатью Святого Духа, с глубочайшим миром и услаждением на сердце! Как легко Господу спасти нас и в вечер нашей жизни, при закате дней наших! О, спаси, спаси, спаси меня, преблагий Господи, приими мя во Царствие Твое Небесное! Все возможно Тебе. Перед своим Господом стоим и падаем. Силен Господь восставить нас (ср. Рим. 14:4) (6).

* * *

Что если бы нам не было даровано предваряющей благодати Божией, если бы она не обнимала вдруг неожиданно после содеянных грехов всего существа нашего и сама не располагала его к покаянию и слезам? Что если бы только собственными усилиями предоставлено было получать ее? О, окаянные [5] мы человеки были бы тогда, редкий, редкий кто мог бы избавиться от бремени грехов, ибо природа наша вообще ленива к усиленным трудам, особенно в духовной жизни и без помощи, без сильного облегчения и услаждения духовных трудов, отказалась бы от них, бросила бы дело своего спасения. Теперь же премудрый Бог и благостный Отец то облегчит и усладит наше духовное бремя, то иногда отягчит его для нашего испытания, для научения нас терпению и изнурению своей лукавой, погибельной плоти, мудро сменяя одно другим, – и дело нашего спасения благодаря Богу всегда возможно, не слишком трудно и весьма часто приятно для нас (6).

* * *

Кто не знает, как трудно без особенной благодати Божией обратиться грешнику с любимого им пути греха на путь добродетели... Если бы не благодать Божия, кто бы из грешников обратился к Богу, так как свойство греха – омрачать нас, связывать нас по рукам и ногам. Но время и место для действия благодати – только здесь: после смерти – только молитвы Церкви и то на раскаянных грешников могут действовать, на тех, у которых есть приемлемость в душах, свет добрых дел, унесенный ими из этой жизни, к которому может привиться благодать Божия или благодатные молитвы Церкви (6).

* * *

Что такое благодать? Благая сила Божия, даруемая человеку верующему и крестившемуся во имя Иисуса Христа или Святую Троицу, очищающая, освящающая, просвещающая, вспомоществующая в делании добра и удалении от зла, утешающая и ободряющая в напастях, скорбях и болезнях, споручительствующая в получении вечных благ, уготованных Богом на небесах избранным Его. Горд ли кто был, самолюбив, зол, завистлив, но стал кроток и смирен, самоотвержен ради славы Божией и блага ближнего, ко всякому доброжелателен, снисходителен, уступчив без потворства – он стал таким силою благодати. Неверующим ли кто был, но сделался верующим и усердным исполнителем предписаний веры – он стал таким силою благодати. Сребролюбив ли кто был, корыстен и неправосуден, жестокосерд к бедным, но, переменившись в глубине души, сделался нестяжателен, правдив, щедр, сострадателен – он обязан этим силе благодати Христовой. Был ли кто чревоугодником, многоядцей и многопийцей, но сделался воздержником, постником не по болезни или по сознанию вреда для тела невоздержания, но из сознания цели нравственной, высшей – он стал таким по силе благодати. Был ли кто ненавистником и злопамятным, мстительным, но сделался вдруг человеколюбивым, любящим и самих врагов, недоброжелателей и ругателей своих, не помнящим никаких обид – он стал таким по возрождающей, претворяющей и обновляющей силе благодати. Холоден ли кто был к Богу, к храму, к богослужению, к молитве, вообще к таинствам веры, очищающим, укрепляющим наши души и тела, и вдруг, переменившись в душе, стал горяч к Богу, к богослужению, к молитве, благоговеен к таинствам – он стал таким по действию спасающей благодати Божией. Отсюда видно, что многие живут вне благодати, не сознавая ее важности и необходимости для себя и не ища ее, по слову Господа: "Ищите же прежде Царства Божия и правды Его" (Мф. 6:33). Многие живут во всяком изобилии и довольстве, наслаждаются цветущим здоровьем, с удовольствием едят, пьют, гуляют, забавляются, сочиняют, работают по разным частям или отраслям человеческой деятельности, но благодати Божией в сердцах своих не имеют, этого бесценного сокровища христианского, без которого христианин не может быть истинным христианином и наследником Царствия Небесного (7).

* * *

Что значит тяжкий сон лености и окамененное нечувствие сердца во время молитвы или при составлении проповеди, при преподавании Закона Божия? Значит оставление нас благодатью Божией по премудрым и благим намерениям Божиим для укрепления нашего сердца к свободным собственным духовным деланиям. Иногда благодать носит нас, как детей, или водит и поддерживает нас как бы за руку, тогда полдела нам делать дела добродетели, а иногда оставляет нас одних нашей немощи, чтобы мы не ленились, а трудились и духом заслуживали дарование благодати: вот в это-то время мы должны как свободные существа добровольно показать свое исправление и свое усердие к Богу. Роптать на Бога, на лишение нас благодати было бы безумием, ибо Господь когда хочет, тогда и берет благодать Свою от нас, падших и недостойных. Надо в это время научиться терпению и благословлять Господа: "Господь дал благодать Свою, Господь и взял; [как угодно было Господу, так и сделалось;] да будет имя Господне благословенно!" (Иов. 1:21) (7).

* * *

Как зерно горчичное, посеянное в землю, всходит, растет, делается видимым, так и благодать Божия, вошедшая в сердце человека, не остается в нем недейственной и бесплодной, а начинает проявлять свою спасительную, животворную силу в покаянии, в чистительных слезах, во внутреннем просвещении, освящении, в восхождении к совершенству, во всякой добродетели (8).

* * *

У нас бывает темно и холодно, когда солнце мало освещает нас; и напротив – светло и тепло, когда лучи солнца прямо падают на землю. Подобное бывает и с душой христианина. Когда Источник духовного света и животворной теплоты – Иисус Христос и Дух Животворящий – удаляются от нее, тогда в ней бывают духовный мрак и холод, а когда они приближаются к ней и действуют на нее Своею благодатью, тогда вдруг в ней водворяется свет и теплота, и она вкушает чудный мир и небесную радость (8).

* * *

Во всяких лишениях земных и плотских люди скорбят, иногда безмерно, а когда лишаются явно благодати Божией через грехи свои, тогда мало кто скорбит, и часто ни во что вменяют лишение ее. Крайняя слепота и заблуждение падшего человека! Что важнее: душа или тело, плотское или душевное лишение, лишение ли праха, или лишение вечной жизни, лишение душевного мира, правды, света, свободы, милости Божией? О буии [6] и слепые люди, по безумию и непониманию своему теряющие единое на потребу из-за безумного пристрастия к плоти и к миру! Образумьтесь когда-либо и бросьте пристрастие к миру, ведь мир скоро оставит вас, если вы его не оставите (10).

* * *

Что такое благодать? Дар Божий, даруемый человеку ради веры во Христа для спасения человека христианина. Благодать – сила заступающая, милующая, просвещающая, спасающая, располагающая ко всякой добродетели (10).

* * *

Благодать, вселившаяся в человека верующего и ревнующего о святыне и правде, гонит непрестанно из сердца и тела, из всего существа человека тление и всякий грех и уготовляет его к вечному нетлению, выгоняет смрад страстей и вселяет благоухание. Святые еще при жизни в теле благоухали святостью и нетлением и были чистыми храмами Духа Святого, творя чудеса. Живите же по духу и "попечения о плоти не превращайте в похоти" (Рим. 13:14) (10).

* * *

Господи Иисусе! Как бы я хотел искренно любить Тебя и Пречистую Матерь Твою со всеми святыми!

Но иногда не дается мне эта святая любовь. Сердце мое нечисто, оно не способно без благодати Твоей любить святой, возвышенной любовью Тебя, Пречистую Матерь Твою и святых Твоих. Создай же во мне, Господи, сердце чисто (10).

Примечание

5. Окаянный – недостойный, жалкий, грешник.

6. Буии (устар.) – глупые, несмышленые, дикие.

Благополучие

Смешон и жалок человек. Когда он счастлив, цветет здоровьем, всем доволен и не терпит никаких особенных неприятностей, тогда большей частью далек он от Бога, Виновника своего счастья: кружится он беззаботно, как мотылек, в раю наслаждений, садясь на все цветы удовольствий, тогда он – сам не свой и не знает, какое употребление сделать из своей жизни и своего благополучия, тогда он сам для себя составляет какое-то божество. Ничем и никем не стесняемый, он живет в пагубной широте и раздолье, имея все не только необходимое, но и служащее к удовольствию, он думает, что все это так и быть должно и иначе быть не может. Но когда незначительный напор несчастья коснется здания его благосостояния, тогда и только тогда он вдруг, бедный, приходит в себя, познает свою немощь и свое ничтожество, равно как величие, правосудие и святость Виновника своей жизни и своих благ. Он опасается тогда, как бы это тело, преданное удовольствиям чувственности и не знавшее им конца, не разрушилось вдруг и не оставило после себя ничего, кроме тления и смрада. Он боится, как бы эта душа, так неумеренно и незаконно позволявшая себе и телу все без разбору, не пошла в совершенно другое место с этого приманчивого, ликующего света, где на долю ее выпадут вместо радостей здешней жизни недоведомые, но тем не менее ужасные мучения ада, или людей и демонов, отверженных Божественным милосердием. Бедный человек! Живи ты здесь так, чтобы тебе всегда быть готовым к позыву на тот свет, никогда не предавайся никаким удовольствиям до забвения себя и Бога. Помни всегда, что твое благосостояние есть величайший, не заслуженный тобою дар Отца Небесного. Грешно, грешно, если мы не только не употребляем этот дар как должно, но еще и забываем совершенно, что он есть именно дар Божий. Отче Небесный! Да памятую я всегда, что у меня все – Твое, и да увеличат дары Твои мне любовь мою к Тебе, а не удаляют меня от Тебя. Если же посетит меня и несчастие, дай Ты мне и тогда с раскаянием и любовью обратиться опять к Тебе же (2).

Благородство

Благородного и возвышенного духа тот человек, который благостно и щедро рассыпает всем свои дары и радуется, что он имеет случай сделать добро и удовольствие всякому, не думая о вознаграждении за то. Благородного и возвышенного духа тот человек, который никогда не зазнается с часто посещающим его и пользующимся его щедротами человеком, не пренебрегает им ни в каком отношении, не унижает его ни на одну ступень в мыслях своих, но всегда считает его таким, каким считал при первой встрече с ним, или и гораздо выше. А то мы обыкновенно зазнаемся с тем, кто стал наш, как и с тем, что стало наше, и, привыкнув к нему или к тому, скоро, так сказать, насыщаемся им и ни во что вменяем: человека часто ставим ниже любимой нами вещи или любимого животного (6).

Благость божия

Бог создал светлых и благих Ангелов и человека, хотя и предвидел, что треть Ангелов уклонится в злобу и род человеческий падет страшно и гибельно. Почему создал? Да покажется превосходство Его благости и да не победит вольная злоба тварей Его безмерной благости и человеколюбия. Для того и на землю сошел, пострадал, умер и воскрес, да покажется превосходство Его благости во всем, и да наградятся подвиги и добродетели подвижников и борцов добра против зла, и да получат патриархи, пророки, апостолы, мученики, святители, преподобные и все святые блистательнейшие венцы славы за свою веру и благочестие; да восторжествует святость, правда и любовь, милосердие, воздержание, чистота и целомудрие, мужество, терпение за веру в Подвигоположника и любовь к Нему. Где было бы место подвигу, если бы на свете было одно только добро и не было зла, которое, впрочем, существует не необходимо, а случайно, вследствие произвольного уклонения Ангела благого в зло? (10)

Благотворительность

Ты полной мерой вкушаешь блага земные, подаешь нуждающимся, но себя ласкаешь больше, значит, делаешь добрые дела без малейшего самоотвержения. Не велики дела твоих благотворений. А то что еще есть? Какие благотворения мнимые? С благотворительной целью делают увеселения, то есть прежде всего хотят намеренно послужить своей греховной плоти, диаволу, а потом уже – ближнему и Богу. Да это, господа, вовсе не благотворение! Одно только имя благотворения носит. "Не делать ли нам зло, чтобы вышло добро?.." (Рим. 3:8). "Горе вам, пресыщенные ныне! ибо взалчете. Горе вам, смеющиеся ныне! ибо восплачете и возрыдаете" (Лк. 6:25) (7).

Благочестие

Ревнующие о благочестии брат и сестра! Тебе придется слышать, и может быть, нередко более от своих домашних, что ты тяжелый, невыносимый человек; ты увидишь к себе сильное нерасположение, вражду за свое благочестие, хотя враждующие и не будут выражать, что именно за благочестие они враждуют против тебя, – не возмущайся этим и не приходи в отчаяние, потому что диавол в самом деле может преувеличить до огромных размеров некоторые слабости твои, от которых и ты не свободен как человек, но припомни слова Спасителя: "враги человеку – домашние его" (Мф. 10:36), – и от недостатков исправляйся, а благочестия держись твердо. Поверяй совесть свою, жизнь свою и дела свои Богу, ведущему сердца наши. Впрочем, смотри на себя беспристрастно: в самом деле, не тяжел ли ты по своему характеру, особенно для домашних своих, может быть, ты угрюм, неласков, необщителен, неразговорчив. Распространи свое сердце для общительности и ласки, но не для потворства, в выговорах будь кроток, нераздражителен, нежелчен. "Все у вас да будет с любовью" (1Кор. 16:14), – сказал апостол. Будь терпелив, не за все выговаривай, иное сноси, проходя молчанием, и смотри на то сквозь пальцы. Любовь все покрывает и все терпит (см. 1Кор. 13:7). Иногда из-за нетерпеливого выговора образуется вражда оттого, что выговор был сделан не в духе кротости и любви, а в духе самолюбивого притязания на покорность себе другого (7).

Блаженство

Что соединение наше с Богом в будущем веке последует и что оно будет для нас источником света, мира, радости, блаженства, это мы отчасти познаем опытно и в нынешней жизни. По молитве, когда душа наша всецело бывает обращена к Богу и соединяется с Ним, мы чувствуем себя прекрасно, покойно, легко, радостно, как дети, упокоеваемые у груди матерней, или, лучше сказать, как-то невыразимо хорошо: "хорошо нам здесь быть" (Лк. 9:33). Итак, подвизайся неослабно за будущее нескончаемое блаженство, начатки которого ты опытно знаешь и в настоящей жизни, но внимай: это только начатки земные, несовершенные, видимые только отчасти, как бы в зерцале и гадании (ср. 1Кор. 13:12); каково же будет нам, когда мы самым делом преискренне соединимся с Богом, когда образы и тени пройдут и настанет царство Истины и видения? О, до смерти нужно подвизаться за будущее блаженство, за будущее единение наше с Богом (6).

* * *

Степени блаженства и мучений в будущем веке будут различны. Это доказывается и настоящим состоянием душ у различных людей или у одного и того же человека в различное время, при различных положениях. Чем проще, добрее, общительнее человек, тем он блаженнее внутренне; чем лукавее, злее, самолюбивее, тем несчастнее; чем сильнее в нем вера и любовь, тем блаженнее; чем слабее, тем хуже, так что маловеры, безверы, человеконенавистники – самые несчастные люди. По этому разумевай и о будущих мучениях (6).

Плотский человек не понимает духовного блаженства, происходящего от молитвы и добродетели, и не может разуметь хотя сколько-нибудь, что за блаженство будет в том веке. Он ничего не знает выше земного, плотского блаженства и будущие блага считает за мечту воображения. Но духовный по опыту знает блаженство души добродетельной и заранее предвкушает сердцем будущее блаженство (6).

Ближний

Помни, что Господь в каждом христианине. Когда приходит к тебе ближний, имей к нему всегда великое уважение, ибо в нем Господь, Который через него часто выражает волю Свою. "Бог производит в вас и хотение и действие по Своему благоволению" (по благой воле Божией) (Флп. 2:13). Не жалей для брата ничего, как для Господа, тем более что ты не знаешь, в ком Господь приходит посетить тебя, ко всем будь нелицеприятен, для всех добр, искренен, радушен. Помни, что и через неверных Господь иногда говорит или располагает их сердца к нам, как это случилось в Египте с темничным стражем, сердце которого Господь расположил к Иосифу (ср. Быт. 39:21) (6).

* * *

Помни всегда, что ближний, кто бы он ни был из христиан, есть член Христов, хотя и больной, – да ведь ты и сам больной, – и всегда с уважением и любовью принимай его, от души беседуй с ним и угощай его и ничего не пожалей для него: ни пищи, ни питья, ни одежды, ни книг, ни денег, если он в них нуждается. Господь за него воздаст тебе. Мы все Его дети, и Он – все для нас. Мы все грешники, а возмездие за грех – напасти, беды, скорби, болезни и смерть (Рим. 6:23). Чтобы избавиться от грехов, надо молиться, а чтобы молиться, надо иметь веру и упование. Итак, для нас, грешных, необходимы молитва, вера и упование. У грешника не должна сходить с мысленных уст и даже с наружных молитва (6).

* * *

Ближний – равноправное мне существо, тот же человек, что я, тот же образ Божий; и как он то же, что я, то и любить его надо мне, как я сам себя люблю. "Возлюби ближнего твоего, как самого себя" (Мф. 22:39), – надо наблюдать его, как свою плоть и кровь: обращаться с любовью, кротко, ласково, прощая погрешности его, как себе охотно прощаю, как сам жажду от других прощения или снисхождения моим немощам, т.е. чтобы и не замечали их, как бы их не было, или заметили ласково, кротко, любезно, доброжелательно (6).

* * *

Между мною и Богом, между мною и ближним часто становится темная, злая сила. Я это знаю по опыту, верно, логически (7).

Близость Господа

Когда ты молишься Богу, то ты не иначе представляй себе близость Его, как так, что ты ежеминутно дышишь Им, двигаешься, просвещаешься, успокаиваешься, утешаешься и укрепляешься – словом, живешь Им, по Писанию: "ибо мы Им живем и движемся и существуем. Сам дает всему жизнь и дыхание и все" (Деян. 17:28, 25). "Близко к тебе Слово (Бог), в устах твоих и в сердце твоем... если устами твоими будешь исповедывать Иисуса Господом и сердцем твоим веровать в Него... то спасешься" (Рим. 10:8, 9) (1).

* * *

Когда молишься Господу, взирай сердечными очами внутрь себя, на душу свою; Господь там, в мыслях твоих и в движениях сердца твоего правых, как и вне тебя и на всяком месте. Близ тебя Он, "в устах твоих и в сердце твоем" (Рим. 10:8), а не на небесах только или в бездне (1).

* * *

Как близко от каждого из нас Господь Бог! Мысль живой, сердечной веры – и Он с нами, радует и веселит нас; луч несомненной надежды – и Он с нами, радуя нас предметами уповаемыми, как бы настоящими; дело любви – и Он как любовь, все объемлющая и все содержащая в Своей любви, опять с нами в нашем сердце, в нашей совести, в мире свидетельствует нам свое животворное для души благоволение! (10)

Блуд

А ты, блудник, получишь ли помилование на суде, если не покаешься и не бросишь свое прелюбодейство, не оплачешь его, не загладишь его милостыней и воздержанием? Так все привязанные, пристрастные к тени мира сего, обманчивым страстям его не будут помилованы, если не покаются. О, как многие согрешившие и покаявшиеся были помилованы! Как много бывших блудников, убийц, лихоимцев и покаявшихся вошло в рай и наслаждаются блаженством! (4)

* * *

Враг (диавол) растлил человечество еще вначале, перед потопом, всяким блудом, всякими грехами, и Бог навел потоп на землю, чтобы избавить будущее потомство от большего распространения блуда и всякого греха. Так и ныне диавол растлевает людей преимущественно блудом всяческим (10).

* * *

Блудный яд сатана крайне усиленно ввергает в сердце и в чресла и во все тело с величайшим льщением. Крепись, раб Христов, и помни, что твое наслаждение нетленное и пречистое – Христос. Для Него храни твое сердце от всякой нечистоты (10).

* * *

Святые жены и девы и целые семейства во времена гонений были самоубийцами для того, чтобы не оскверниться от насильственного блуда с нечестивыми – или бросались с высоты зданий и убивались, или шли в реки и тонули матери с дочерьми своими и стали мученицами за Христа, за веру и благочестие (10).

Бог

Как близка к тебе твоя мысль, как близка вера к твоему сердцу, так близок к тебе Бог, и чем живее и тверже мысль о Боге, чем живее вера и познание своей немощи и ничтожества и чувство нужды в Боге, тем Он ближе. Или: как близок воздух к телу, так близок Бог к душе. Ибо Бог, так сказать, мысленный воздух, которым дышат все Ангелы, души святых и души людей живущих, особенно благочестивых. Ты не можешь жить без Бога ни минуты и действительно каждую минуту живешь Им: "мы Им живем и движемся и существуем" (Деян. 17:28) (1).

Бог есть простое, совершеннейшее Существо, то есть чистейшая святыня, чистейшее добро и правда; чтобы быть в единении с Богом, чтобы быть одним духом с Ним (ибо мы от Него), нужно, по благодати Его, стяжать в себе совершенную простоту добра, святости и любви. Все святые, сущие на небесах, очищены кровью Сына Божия, Духом Святым и ни тени греха в себе не имеют. Для того они и подвизались сами в этой жизни, для того мучились плотью, чтобы очистить себя от всякой скверны плоти и духа и творить святыни в страхе Божием, чтобы соединиться навеки с тем всеблаженным Существом, Которого существо есть святыня. Для того и теперь стоит в мире Церковь Святая со всеми ее учреждениями, для того Богослужение, Таинства, обряды, для того посты, чтобы очищать и освящать чад Божиих, ради соединения с Оным всеблаженным Существом, в Троице славословимым Отцом, Сыном и Духом Святым (6).

* * *

Бога человекам невозможно видеть потому, что они не могут стерпеть Его неприступного света, ибо человек не может увидеть лица Божия и остаться в живых (см. Исх. 33:20); на Него не смеют и чины ангельские, даже ближайшие к престолу Вечного Херувимы и Серафимы, взирать. Но Кого невозможно было видеть в Его чистом, неприступном Божестве, Того увидели мы в одежде плоти человеческой: через Пречистую Богородицу явилось человекам Слово Божие всезиждущее, всесильное – во плоти. Величая Его с Небесными воинствами, мы и Тебя, Владычице, ублажаем (10).

Богатство

"Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры (видимые и невидимые) подкапывают и крадут, но собирайте себе сокровища на небе, где ни моль, ни ржа не истребляют и где воры не подкапывают и не крадут" (Мф. 6:19, 20) – слова премудрые и всерадостные, которые всегда нужно помнить и о которых размышлять и которые исполнять делом. Все мы виновны в том, что привыкли искать и приобретать и скрывать свои сокровища на земле, а не на Небе. Строительство великолепных, ненужных иногда домов, скопление богатств и пристрастие к ним, алчность, скупость, жестокосердие к бедным, пристрастие к женскому полу, к украшениям, земным отличиям, преимуществам, чинам занимают нередко все наши мысли и привязывают нас исключительно к земле, к тлену, и мы забываем о почести горнего звания и о небесных дарах и благах: "не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку" (1Кор. 2:9), – забываем, что мы вписаны в число небесных граждан по Крещении и печати Духа Святого и на жительство на Небесах (3).

* * *

От тли, Боже, мя возведи. Все мы болеем различно тлением, страстями душетленными, а о любви Божией нерадим, холодны к своему Создателю и Благодетелю. Обогащаться материально стремимся всеми силами, а Богом не богатеем, нищенствуем. Много, много у иного денег и всякого богатства, а Бога в сердце совсем нет. Зависти же к чужому добру, имению в нас много, а искреннего доброжелательства нет. Господь всего Себя дает тебе в достояние, человек, все существо Свое Божеское и человеческое, пречистое, нетленное, бессмертное, всеправедное, всеблаженное, премудрое. Зачем ты не принимаешь такого неисчерпаемого, нетленного богатства, зачем бежишь от него, гоняясь за тленным, за прахом, за мыльными исчезающими пузырями? Зачем налагаешь сам на себя жестокие узы? Войди в себя, оглянись, осмотрись! (3)

* * *

Собирает сокровище (земное), а не знает, для кого собирает (Пс. 38:7), – говорит пророк Давид. Жалкое состояние души богача. "Кому же достанется то, что ты заготовил?" (Лк. 12:20), – говорит Господь богатому в притче. Ужасное состояние! Уготовал несметное богатство, а Бога и душу потерял и на вечную муку ее уготовал. "Пойди, все, что имеешь, продай и раздай нищим, и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи, последуй за Мною, взяв крест (Мк. 10:21), – говорит Господь богатому юноше" (4).

* * *

Помни слова Спасителя о богатых, как трудно им, уповающим на богатство, войти в Царствие Божие (Мк. 10:23) и что их доля – мука вечная за привязанность к богатству и за жестокосердие к бедным, ибо они отходят от Христа с печалью, когда предлагают им продать имение и раздать нищим, о которых они не пекутся. Жалки вообще богачи как извратившие свою природу, как одичавшие и полагающие жизнь не в Боге, а в множестве стяжания, готовые снять с бедного последнюю рубашку. Наше богатство – Бог и Его правда и милость (4).

* * *

Господи, какое богатство дал ты человеку! Ты дал Себя Самого, всю благодать Духа Святого, будущее Царство с его вечными благами и радостями, а земное богатство, привязанность к нему лишает человека Бога и вечной жизни, оно является врагом человеку. Мудрствуй же о нем по Христову и апостольскому учению и примеру святых, как они смотрели на богатство земное, как его добровольно оставляли, как его презирали, считали за сор, за великое препятствие к боголюбию, спасению души. Еще ли тебе мало богатства духовного? Ведь Сам Бог отдал тебе всего Себя, отдал Себя боящимся Его (Пс. 110:5); а ты слушаешь лести врага и завидуешь богатым, со дня на день обогащающимся и лишающимся – Кого? Самого Господа (4).

* * *

Два живота, две жизни предназначены Богом избранным человекам – временная земная и вечная небесная. Эта жизнь дана нам независимо от нас, будущая жизнь без нас, без нашей веры и желания, без добрых дел никому не может быть дана, нужно веровать твердо и постоянно в будущее воскресение мертвых и в будущую бесконечную жизнь, нужно воспитать себя для нее, запастись елеем добрых дел и милостыней, "ибо милостивые... помилованы будут" (Мф. 5:7). Потому Господь и Евангелие указали богатому юноше, желающему знать о пути в Царствие Божие, на милостыню, и притом щедрую, и юноше показалось невместимо слово о раздаче имения бедным и вечной жизни, и он ушел от небесного Учителя с печалью в сердце. Господь по этому поводу сказал, что "трудно имеющим богатство войти в Царствие Божие" (Мк. 10:23), ибо нельзя упование на бездушное богатство и счастье земное делать своей целью, а не отечество небесное, не нищету духа. Мне вместо всех богатств, почестей, красот и сладостей земных Христос Бог – истинное, вечное, неотъемлемое богатство, – говорит верный христианин. Воистину достояние человеку верующему и преданному. "Ибо для меня жизнь – Христос, и смерть – приобретение" (Флп. 1:21) (4).

* * *

Поучитесь у святых, как они подвизались, как они употребляли над собой всякое усилие, какое у них было самоотвержение, какое беспристрастие к богатству, к мирской чести и славе, к плотским удовольствиям, какое имели воздержание, какое усердие к Богу, какую молитву всегдашнюю, какой труд, какие добродетели! И как верно они дошли до Царствия Божия (4).

* * *

"Если в чужом не были верны, кто даст вам ваше?" (ср. Лк. 16:12). Чужое имение – это земное богатство, земные должности, земное тело, здравие, которыми мы не умели и не желали воспользоваться по Божию указанию как преходящими и временными. Наше истинное богатство – это душа наша, богатая образом и подобием Божиим, разумной свободной волей, безсмертием, способностью любить Бога и ближнего, каяться, молиться, благодарить и славить Бога. Вот наше имение – душа, по образу Божию сотворенная, которую мы сделали чуждой Богу по своим житейским пристрастиям. Святые угодники были верны Богу и в чужом имении, расточив его бедным, и своим – своею душою – воспользовались надлежащим образом, очистили ее молитвами и слезами покаяния, трудами бдения и поста, мучением за Христа. Итак, будем верны Богу и во внешнем, и во внутреннем имении, или в чужом и в своем. Свое – это душа, данная нам Богом для воспитания христианского, для восстановления образа Божия, для уподобления Богу и блаженства нескончаемого (4).

* * *

Мне Господь дал величайшее, неотъемлемое богатство – образ и подобие Свое, дал мне Себя Самого, как сказано: "дал... наследие боящимся имени Твоего" (Пс. 60:6)! Какое после этого земное богатство мне нужно? Нет чести выше, как быть христианином и членом Христовым, чадом Божиим во Христе. Нет никого богаче того человека, который носит в сердце Своем всегда Христа и благодать Его. Что для меня существует на небе? и без Тебя чего желать мне на земле? Изнемогло сердце мое и плоть моя. Боже сердца моего и часть моя, Боже, во век! (Пс. 72:25, 26). А мы жадничаем, собираем, скупимся, гордимся, завидуем. Какое заблуждение, безсмыслие! Человек, будь богат Богом: все приходит тебе от Бога (7).

* * *

В чем состоит истинное богатство человека? В образе и подобии Божием, а не в землях, не в деньгах, не в разного рода земных познаниях и искусствах или не в имении разного рода, не во множестве слуг, не во множестве одежд, вообще благ земных, ибо все это тленно и временно, а душа – образ Божий – вечна, и богатство ее – добродетель, святыня, смирение, незлобие, воздержание во всем, вера, надежда и любовь (7).

* * *

Как и когда нам позаботиться о нетленном одеянии души: кротости, правде, целомудрии, терпении, милосердии, когда все наши заботы, попечения и средства обращены на тленное одеяние и украшение тела? Работать двум господам невозможно, ибо душа проста и едина. Как и когда позаботиться нам о душевном богатстве добрых дел, когда мы жадны только до богатства тленного и собираем его всеми силами, средствами, когда сердце прильнуло к деньгам, к миру, а не к Богу? Как и когда нам позаботиться о пище нетленной, духовной, о питии благодатном – о молитве, чтении Слова Божия, писаний и житий святых отцов, о причащении Тела и Крови Господней, когда мы не выпускаем изо рта своего пищи и питья и этого одуряющего зажженного и курящегося зелья и дыма, столь для многих сладкого? Как взыграться душе Духом Святым, когда мы заняты непрестанно играми и увеселениями земными, суетными! О, пагубная работа тлению, отводящая нас от жизни нетленной, истинной, вечной! (7) дороже всего мира, а если погубишь меня, то ничем не выкупишь, ибо какой даст человек выкуп за душу свою? Какая тебе польза, если ты приобретешь мир весь, если ты сделаешься всемирным богачом, а душу свою потеряешь или погубишь (см. Мф. 16:26)? Позаботься о моем нескончаемом блаженстве, купленном для меня заслугами единородного Сына Божия; не пренебреги такой дорогой ценой, данной Отцу Небесному в выкуп за меня, не продавай меня за серебро диаволу в вечную неволю и на вечную, уготованную ему муку". Так вопиет душа, но страсть к земному заглушает голос души, и богач продает ее каждый день, бесценную душу променивает на тленное богатство (9).

* * *

Господь научает нас отрешать свои сердца от земных сокровищ и от земных пристрастий и побуждает желать и искать сокровищ небесных, во-первых, потому, что души наши – небесного происхождения и безсмертны, а земные блага, как грубые, тленные и преходящие, не достойны нас, сотворенных и искупленных Кровью Сына Божия для наслаждения духовными и вечными благами, а во-вторых, потому, что, прилепляясь сердцами к земным благам, мы через то и их делаем земными, грубыми, низкими, страстными, и себя – неспособными любить Бога и ближнего, тогда как в любви состоит главная цель и обязанность нашей жизни. "Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры (видимые и невидимые) подкапывают и крадут, но собирайте себе сокровища на небе, где ни моль, ни ржа не истребляют и где воры не подкапывают и не крадут, ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше" (Мф. 6:19–21). Святой Иоанн Златоуст витийствует об этом так: большой для тебя вред, если ты прилепишься к земному, будешь рабом вместо свободного, отпадешь от небесного, не в состоянии будешь помыслить о горнем, а только о деньгах, о процентах, о долгах, о прибытках и гнусных корчемствах. Что может быть бедственнее этого? Такой человек впадает в рабство, тягчайшее рабства всякого раба, и, что всего гибельнее, произвольно отвергает благородство и свободу, свойственные человеку. Сколько ни беседуй с тобой, но ты, имея ум, пригвожденный к богатству, не можешь услышать ничего полезного и необходимого для тебя... ибо где сокровище твое, там и сердце твое... Но если положишь сокровище посредством милостыни на небе, то не только сподобишься за это небесных почестей, но еще и здесь получишь награду, возносясь на небо, помышляя и заботясь о небесном. Ибо очевидно, что ты туда же перенесешь и ум свой, куда положишь свое сокровище; и напротив, ты будешь испытывать совершенно противное, когда свое сокровище положишь на земле (12).

Богатые

Безумны богачи, богатеющие не в Бога, а в себя, в плоть свою, потому что целую жизнь собирают они богатство свое для того, чтобы по смерти оставить его, против своей воли, часто – чужим людям. Жилища их как гробы во все время их жизни. Со своею страстью они постепенно тлеют в них и зловонием алчности и скупости заражают ту сферу общества, в которой они живут и действуют. Гробы обыкновенно тесны, и богачи утесняются, по апостолу, во утробах своих. Но как неисследимы судьбы Божии: селения таких людей бывают часто долговечны и по их имени называются селения и земли! Значит, окончательное воздаяние по заслугам каждого будет в другом свете или на другой земле, земле живых (2).

* * *

Ты кланяешься, раболепствуешь перед богачом. Что это значит? Для чего это? Ты ожидаешь от него себе покровительства, пособия? Так; но если он гордый, бесчувственный богач, оставь его, пусть его серебро будет с ним на погибель его! Разве только он один, как какое божество, богат всем, хотя не богат одною милостью. Обратись к Богу, или к честным трудам, или к тому и другому вместе, или же к добрым и милосердным богачам. Беда, если человек богатый не богат одною милостью. Он сам это увидит на одре болезни своей, особенно же на одре смерти: личина спадет тогда с его богатства, и он увидит его так, как оно есть само в себе, – грудой бездушного, ни к чему уже теперь не годного для него металла. Только в животе его душа его не знала, как ублажить себя; но вот настал страшный час смерти, и он ничего не возьмет и не сойдет с ним слава его (Пс. 48:18) (2).

* * *

На богатом человеке, упоминаемом в Евангелии, отошедшем с печалью от Господа, видим, как и ныне многие богачи, по видимости верующие и любящие Господа, тотчас впадают в недоверие и жестокосердие, когда от них потребуется милостыня бедным, и отходят от проповедника с печалью, лучше желая жить в богатстве, нежели с Богом (4).

* * *

Главный недуг юноши богатого, о котором говорится в Евангелии, был тот, что он страстно предан корысти, сребролюбию – с ног до головы, и сердце его не было милостиво, а жестоко, несострадательно к бедным, и он солгал Господу Сердцеведцу, что сохранил от юности все заповеди: он не любил ни Бога, ни ближнего, любил только себя, любил копить и собирать, а не нищим подавать. Видел голодного – не накормил, нагого – не одел; вообще, нуждающемуся в чем-либо не помогал. Видишь ли ты, жалко ему собранное, жаль отдавать. Молиться ли станет – о деньгах думает, а не о Боге; вообще, только о земном помышляет, а не о том, как бы любить пламеннее Бога и ближнего, добро творить усерднее; а заповеди творит только по виду, как бы напоказ другим. О, душа моя окаянная, бегай и ты подобного лицемерия и двоедушия! (4)

* * *

Она (Святая Троица) – все для меня, никому я не завидую, всем доброжелательствую и молю Бога даровать всем на потребу, и богатым щедрую утробу исострадательное сердце (4).

* * *

Господь Иисус Христос не имел где главу приклонить во время земной жизни Своей (см. Мф. 8:20), но имел в себе живот Свой и живот всех (см. Ин. 3:36, 5:26, 11:25, 14:6), люди же богатые строят себе дворцы великолепные, живут в них, но, увы, при такой блестящей обстановке не имеют в сердце своем истинной жизни, не могут наслаждаться и суетою своею: им скучно и душно в великолепных дворцах своих, так что многие богачи и важные сановники променяли бы дворцы свои на хижину бедняка, только бы достать сердечное его спокойствие (6).

* * *

Богатые должны помогать бедным, по возможности подавать милостыню, принимать странных, посещать больных, утешать печальных, наставлять невежд, вразумлять заблуждающихся, прощать обиды, памятуя, что мы все Христовы (7).

* * *

Юноша (богатый) похвалялся, что все заповеди сохранил, но на поверку вышло, что далеко не достиг совершенства в исполнении их, ибо всем сердцем привязан был к богатству и, значит, не любил искренне ни Бога, ни ближнего, ибо Господь говорит, да и опыт подтверждает, что невозможно работать Богу и богатству (см. Мф. 6:24; Лк. 16:13), как невозможно служить двум господам. Он отошел от Спасителя с печалью, когда Господь ради совершенства его предложил продать имение и раздать нищим, ибо видел, что оно связывало его душевные стопы.

Господь поэтому и сказал, что трудно богатому войти в Царство Небесное – труднее, чем верблюду сквозь игольные уши пройти. Но что трудно и невозможно для людей, то удобно для Бога, ибо Бог может и богача сделать милостивым, как и есть многие из богатых истинно милостивые, и богача может сделать добродетельным и наследником Царства Небесного, если он не будет противиться воле Божией, а усердно будет исполнять ее (9).

* * *

А вот у тебя лежат большие суммы денег, которых хватило бы на прокормление тысячи людей – что в них пользы? Неужели только имущество, деньги, хлеб, одежда, жилища будут одним лишь нашим достоянием и мы не будем им охотно делиться с нуждающимися братьями нашими? Помилуйте, братья мои, да это противно природе и разуму нашему. Как вся природа делится с нами своими сокровищами, богатствами, так и мы взаимно должны делиться друг с другом своим достоянием для блага общего. Если сильные, знатные, высокопоставленные лица или богатые будут только себе угождать, не заботясь о бедных и немощных, то что сделать могут в пользу их люди, хотя и с добрыми намерениями, желаниями, предприятиями, но несильные по власти и капиталу? (9)

* * *

Авраам был в свое время очень богатый человек, но богатство не помешало ему быть другом Божиим, потому что он был странноприимец и гостеприимен и был во всем верен и послушен Богу (9).

* * *

"Был... некоторый нищий, именем Лазарь, который лежал у ворот его(богача) в струпьях и желал напитаться крошками,падающими со стола богача, и псы, приходя, лизали струпья его" (Лк. 16:20, 21). Вот где настоящая вина богача, делающая его виновным и в его роскошном одеванье, и в его ежедневных богатых пирах: эта вина – жестокосердие и немилосердие к бедным, происшедшее в нем от страсти к роскоши и мотовству, к праздной и веселой жизни. У самых ворот его дома лежит бедный Лазарь в струпьях – такой бедняк, который одним видом и положением своим должен бы был возбуждать сострадание и милосердие, вызывать богача на помощь, но богач, и видя, как бы не видит его и не оказывает ему ни малейшего сострадания: он занят своими пирами; псы сострадательнее его – они приходят и облизывают гной Лазаря. Лазарь желал напитаться крошками со стола богача – значит, от богатой трапезы ему ничего не давали. Вот за это-то жестокосердие и немилосердие богач и послан после смерти в ад (9).

Боги ложные

Вдали от Бога, Источника жизни, – смерть. Люди обращаются к ложным богам и думают от них получить себе помощь и спасение, но так как они – не боги, а мертвые истуканы, то и ничего не могут сделать людям: Один Бог спасающий, и несть иного. Этот Бог может говорить только правду, ложь противна для Него. Что Он скажет, то будет непременно, никакое слово Его не возвращается к Нему тощим (2).

* * *

Мы только называем Господа Богом, а на деле-то у нас свои боги, потому что волю Божию не творим, а волю плоти своей и помышления, волю сердца своего, страстей своих; наши боги – плоть наша, сласти, одежды, деньги и прочее (6).

* * *

Когда приходят христиане в церковь молиться Богу, то оказывается, что у них не один, а много богов, много кумиров (и таким образом грешат против первой и второй заповеди): иная или иной сам себе кумир самолюбия; где чье сокровище, там его и сердце (см. Мф. 6, 21) (6).

Богобоязненность

Боящимся Бога Господь помогает идти по благому пути, который они избрали: Он просвещает их ум и совесть для того, чтобы они уразумели и усвоили себе законы Господни. Следствием богобоязненности или исполнения заповедей Божиих для души нашей бывает внутренний мир и чистая, святая радость, так что душе человека богобоязненного бывает очень хорошо, благо: "Душа его во благих водворится". Так как человек богобоязненный есть верный слуга Творца мира и всех людей и споспешествует намерению Божию распространить верных, любящих чад Божиих, наследников Царствия Небесного, то Господь умножает от него потомство на земле, так что от множества иногда нельзя и сосчитать его: "и семя его наследует землю" (Пс. 24:13) (2).

* * *

Боящимся Господа всегда хорошо: они знают Его и Он знает их, "познал Господь Своих" (2Тим. 2:19); "знает Господь, как избавлять благочестивых от смерти" (2Пет. 2:9). Не оставит Он погибнуть их (2).

Богородица

Приступая молиться Царице Богородице, прежде молитвы будь твердо уверен, что ты не уйдешь от Нее, не получив милости. Так мыслить и так быть уверенным относительно Ее достойно и праведно. Она – всемилостивая Матерь всемилостивого Бога-Слова, и о Ее милостях, неисчетно великих и бесчисленных, возглашают все века и все церкви христианские; Она точно есть бездна благостыни и щедрот, как говорится о Ней в каноне Одигитрии [7]. Потому приступать к Ней в молитве без такой уверенности было бы неразумно и дерзко, а сомнением оскорблялась бы благость Ее, как оскорбляется благость Божия, когда приступают в молитве к Богу и не надеются получить от Него просимого. Как спешат за милостью к какому-либо высокому и богатому человеку, милость коего все знают, который милость свою доказал многочисленными опытами? Обыкновенно с самой покойной уверенностью и надеждой получить от него чего желают. Так надо и в молитве не сомневаться, не малодушествовать (1).

* * *

Дева Мария – Владычица благосерднейшая всех сынов и дщерей человеческих как Дщерь Бога Отца, Который есть Любовь, Мать Бога-Слова – любви нашей, избранная Невеста Духа Всесвятого, Иже есть Любовь, единодушная Отцу и Слову. Как не прибегать к такой Владычице и не чаять от Нее всех благ духовных! (1)

* * *

Молитесь, братия мои, Матери Божией, когда буря вражды и злоба восстанет в доме вашем. Она, всеблагая и всеблагомощная, удобно и преудобно может умирить сердца человеческие. Мир и любовь от единого Бога происходят как от своего Источника, а Владычица – в Боге, едино с Богом и, как Матерь Христа – Мира, ревнует и молится о мире всего мира, паче же – всех христиан. Она имеет всеблагомощие манием своим прогонять от нас духов злобы поднебесных, этих неусыпных и усердных сеятелей между людьми злобы и вражды, и всем, с верой и любовью притекающим в державный покров Ее, подает скоро, быстро мир и любовь. Ревнуйте и сами о сохранении веры и любви в сердцах своих. Если же не будете сами о том заботиться, то не удостоитесь и предстательства о вас перед Богом Божией Матери; притом будьте всегда сами усердными и благоговейными чтителями Матери Господа Всевышнего. Ибо достойно яко воистину блажити Ее, Богородицу, Присноблаженную и Пренепорочную, высшую всей твари, Заступницу рода человеческого. Старайтесь воспитать в себе дух смирения, ибо Она Сама смиренна, как никто из смертных, и любовью призирает только на смиренных. "Призрел Он на смирение Рабы Своей", – говорит Она Елисавете о Боге, Спасителе Своем (Лк. 1:48, 47) (1).

* * *

Из всех спасительных дел Божиих в мире Святая Церковь наиболее прославляет величайшее чудо воплощения Божия и спасительные его последствия для рода человеческого – Пречистую, Преблагословенную Божию Матерь: равночисленны песку морскому эти похвалы Божией Матери, особенно в канонах, стихирах, догматиках, акафистах. И достойна Она того, даже мало всех этих похвал, ибо Она удостоилась быть Матерью Божией, и через Нее Бог соединился с человеками и обожил их. И мы должны дышать этим таинством воплощения, утверждаться им (1).

* * *

Для чего мы непрестанно восхваляем по гласу и возбуждению Церкви Пренепорочную Владычицу Богородицу тьмами песней и молитв? Для того, чтобы хотя отчасти воздать славу Ее величию, святыне, правде, изумительной чистоте, смирению, любви к Богу и к нам, недостойным, Ее непрестанному ходатайству о нас; для того, чтобы знать и помнить те бесконечно великие благодеяния, которые излил через Нее Господь на род человеческий. Ибо через Нее мы сподобились вечно славословить Святую Живоначальную Троицу, через Нее оживотворены и спасены Триипостасным Божеством. Возвеличена Богородица выше Херувимов и Серафимов и всякой твари для твоего, христианин, спасения и возвеличения, да тебя спасает и покрывает (1).

* * *

Где, в каких инославных Церквах так понимается, превозносится, прославляется и призывается имя Богородицы, как в нашей Церкви Православной изо дня в день?! Возглашайте же немолчно и усердно это имя... Ибо мы веками дознали и убедились, сколько сильна за нас и спасительна молитва Ее. Сколько раз Она спасала Отечество наше и грады наши, народ наш, села наши и многих в отдельности от всяких бед и зол! Где на земле так величается и превозносится по достоянию – достойно яко воистину – имя Пресвятой Богородицы, кроме Православной Церкви! (1)

* * *

О, если бы мы слышали и видели молитву о нас и о мире Пресвятой Девы Богоматери, Ангелов и святых, мы бы ужаснулись и устыдились своей лености и небрежности в молитве, мы не только днем, но и среди ночи восстали бы на молитву и славословие Господней благости, Божия долготерпения, Божия величия, Божией премудрости и силы всемогущей (1).

* * *

Когда молишься Владычице или святому какому-либо, вообрази твердо, что ты член Церкви, в которой Владычица – главный камень здания, начальница мысленного назидания [8], и знай, что ты тесно связан внутренне со всеми небожителями, как камень здания, хотя и мягкий и нетвердый. Так понимая, поймешь, почему молитвы столь легко доходят к святым: ибо все мы под одною Главою – Христом (ср. Еф. 1:22) и все одушевлены одним Духом Божиим (1).

* * *

Владычица Богородица, в Тебе почило все существо благости Божией, святости, премудрости, милости, долготерпения Божия к грешным, вся сила ходатайства за род христианский, чтущий Тебя. Ты умолишь Сына Твоего, Бога нашего о всех усердно к Тебе прибегающих с молитвой покаяния, прошения, славословия и благодарения (3).

* * *

Пресвятая Владычица Богородица жила горним духом, вся была в Боге, в законе Его, поучаясь и пребывая всегда в Нем, чужда была совершенно всякого житейского пристрастия. Подобно и все святые были чужды житейских пристрастий, живя единственно Богом и в Боге; все в них был Бог: и помышление, и желание, и вера, и упование, вожделение и любовь пламенная, видение и созерцание и глубокое самопознание, мир, радость и веселие. Стараемся ли мы так мыслить, говорить, делать, чтобы всячески и все был в нас Бог, живот наш, сокровище наше, премудрость наша, красота и великолепие наше? Читай творения святых отцов: Василия Великого, Григория Богослова, Иоанна Златоуста, Григория Нисского, Ефрема Сирина и других святых. Какой в них был дух, какой небесный полет, какое презрение ко всем прелестям мира – к тому, что так высоко ценит мир, чем прельщается, чем бредит, чем болит и из-за чего беснуется! Они были небесные на земле, ходили только ногами по земле, а сердцем пребывали на Небесах (3).

* * *

"Радуйся, Благодатная! Господь с Тобою" (Лк. 1:28). Владычица прияла всю полноту благодати от Господа как Матерь (по человечеству) всесовершенного Творца, полноту правды, святости, благости, милосердия и сострадания к грешному и всячески бедствующему человечеству, полноту могущества и силы, блаженства, славы вечной и превосходства над всеми небесными силами. Она получила все десять таинств благодати и по причине непостижимого обилия благодати, наподобие бесчисленных морских вод, может изобильно источать и источает всем с верою к Ней приходящим всякую благодатную помощь в бедах, скорбях и болезнях и во всяком обстоянии печальном находящимся. Приходи же к Ней с несомненной верой и упованием (4).

* * *

Прибегай к святым и всесильным молитвам Богоматери, не лишай себя этой благодати: довлеет Ее молитва к умилостивлению за всех и за тебя (4).

* * *

"Радуйся, Благодатная! Господь с Тобою" (Лк. 1:28). Все в Тебе благодатно, Владычица: и чревоношение, и рождение, и воспитание, и благовещение, и зачатие от Духа Святого, и рождение предвечного Младенца; и вся жизнь Твоя полна благодати (4).

* * *

Если враги окружают тебя и ты будешь в беде душевной, немедленно воззови ко Пресвятой Владычице нашей: на то Она и Владычица, чтобы владычествовать державною силою Своею над сопротивными нам силами и державно спасать нас, ибо мы – Ее наследие (6).

* * *

Божия Матерь – одна плоть и кровь, один дух со Спасителем как Матерь Его. Какая безмерная заслуга Ее по благодати Божией, что Она стала Матерью Самого Бога, плоть взаимодав Ему пречистую и всеосвященную, питая Его млеком, на руках нося, одевая Его, всячески сохраняя Его юность, лобзая Его многократно, лаская Его. Господи! Кто опишет величие Девы Богородицы? Недоумеет всяк язык благохвалити по достоянию; изумевает же ум и премирный пети Тя, Богородице!.. Единою мыслью и простым сердечным движением призывать Ее... Она едино с Богом, как и святые (6).

* * *

Креста Животворящего, даже знамения его, трепещут демоны из-за того, что к Древу Креста пригвожден был Сын Божий и освятил его Своим страданием на нем. Как же трепещут демоны Владычицы Богородицы и Самого имени Ее всесвятого! Как звезда пресветлая, Владычица, вся Она в сиянии Света – Боге, как уголь раскаленный в великом огне. Вся пресветла и огненна. Как легко помыслить, что Он, Бог, есть Свет и Святость, так и Она есть вечный Свет и вечная Святость (6).

* * *

Уже тысячу с лишком лет существует царство Русское, и трудно перечислить, сколько раз небесная Заступница покрывала его от бед Своим молитвенным предстательством у Господа Сил. Но, покровительствуя столько целому отечеству, народу, Она простирает державный покров Свой на города и веси и на частных лиц. Всякий православный знает это, потому что примерами Ее покрова и заступления полны города, селения и жизнь весьма многих благочестивых христиан...

Мы далеко, далеко не понимаем, братья, того, сколь необходимы молитвы за нас Пречистой Матери Господа, и, чтобы видеть эту необходимость, нужно око или ум гораздо чище и светлее нашего. Одна только нежнейшая мать наша, от смысла чистая, светлая Церковь, во всем свете видит, сколь необходимо для нас Ее предстательство о нас пред Богом, и потому всякий раз, когда только начинает с нами молиться Богу, непременно призывает Ее, избранную в женах, высшую тварей небесных и земных, и по Ее ходатайству просит или даровать нам какое-либо благо, или избавить от какого-нибудь несчастья, так что трудно найти молитву без имени Пречистой Матери Божией. И справедливо! Будучи Матерью Бога Слова, следовательно, находясь ближе всех к престолу Божества, Она, естественно, много может ко благосердию или к умилостивлению Владыки. Мы грешны и нечисты, а Она – Пречистая; как за Ее молитвы не помиловать нас, нечистых, если только мы желаем очиститься и не прилагаем снова грехов ко грехам?! Мы горды при своих нечистотах, а Она так смиренна при всех Своих добродетелях, при всем Своем величии. Как, смотря на Ее смиренные молитвы, не помиловать нас, гордых и жестоковыйных, если мы смиряемся пред Богом и пред Нею! Богоматерь точно как стена нерушимая между Богом и людьми. Она отводит большую часть громов небесного правосудия, готового покарать грешников неблагодарных. Только за такой стеной мы часто бываем безопасны, между тем как мы думаем, что наша безопасность есть следствие обыкновенного порядка вещей. Но войдем ближе в положение человека на земле, чтобы яснее видеть, как нужно для него молитвенное предстательство Божией Матери.

С тех пор как человек потерял свою невинность, блаженство и бессмертие, доныне он представляет собой ужасающую картину терзающих его бедствий, внутренних и внешних, душевных и телесных, так что нельзя не видеть всякому, что какое-то иго тяжко лежит на всех сынах Адама, "со дня исхода из чрева матери их до дня возвращения к матери всех" (Сир. 40:1), то есть в землю. Утратив давно свое блаженное состояние, человек теперь слабо верит в обещанное ему небесное блаженство, не хочет понять, что настоящая жизнь не есть жизнь в собственном смысле, потому что она есть не больше как приготовление к жизни на небе, и потому дает здесь себе полную волю, делая часто свою жизнь позорищем буйных страстей; забавляется ею как игрушкой, не любопытствуя знать, что сделается с ней, когда она сломается, – вообще не пользуется ею так, как предписывает и здравый смысл каждого, который говорит, что жизнь разумного существа должна иметь непременно разумную, духовную цель. С другой стороны, живя большей частью в болезнях, скорбях, в бедах, в изнурительных, но бесполезных для души заботах, часто подавляется их бременем, не находя себе облегчения и утешения. Как необходимо и как отрадно было бы в таком жалком положении найти на небе лицо, которое питало бы к нам самую искреннюю, нежную любовь, имело великую силу у Бога и своим предстательством содействовало нам по нашей молитве через озарение своим небесным светом ума нашего отрываться понемногу от земли, наставляло нас ко спасению, предотвращало соблазны и искушения или помогало преодолевать их и смягчало жестокость наших скорбей, болезней и других несчастий! Такое светлое лицо и есть у христиан Матерь Божия. Избраннейшая из всех жен мира, какие где и когда бы ни были, Она, естественно, сочувствует людям, как подобострастная им, сочувствует больше не только всякого человека в отдельности, но больше всех людей вместе, потому что ни одно сердце человеческое не способно любить всех людей такой любовью, какой любит нас Матерь Божия. Только чистейшее сердце может любить всех людей, а чище сердца Марии из людей не было ни у кого. Мы иногда любим какого-нибудь несчастного, да помочь ему не можем. К болезни состраданий в таком случае присоединяется новое болезненное чувство: невозможность помочь несчастному. С Божией Матерью этого быть не может. Если Она хочет помочь несчастному, который с живой верой обращается к Ее ходатайству, то не помочь ему не может. Как Матерь всемогущего Сына и Бога, Она некоторым образом и Сама всемогуща. Бог определил миловать нас за Ее молитвы бесконечно много больше, чем за молитвы всех других святых, по самой высоте Ее служения таинству искупления и потому внимает всякой молитве Своей Пречистой Матери, так как всякая молитва Ее свята и угодна Ему. Итак, хотите ли вы спасти свои души от погибели вечной, освободиться от рабства страстям, благодушно и легко переносить болезни, скорби и бедствия жизни, обращайтесь усердно, все братья, с молитвой к Матери Божией, просите себе Ее высокого содействия, Ее утешения, просите горячо, неотступно, так, как если бы вы видели Ее пред своими глазами в Ее божественной славе – и вы верно получите Ее помощь; Она верно осенит вас Своим покровом. Вы сами это увидите, почувствуете, осяжете, вам будет так легко, так мирно, весело. А если не получите, вините себя: значит, вы молились неискренне, недостойно. Кому, братья, больше и заступать нас, кому больше и слушать наши молитвы, как не Матери Божией? Хотя Она теперь на небе, во всей небесной славе, но Она – от нас, с нашей грешной земли: жила здесь, как и мы, и тоже много испытала горестей; как же Ей не послушать оттуда, не заступить Своих?! Только не нужно, братья, никогда не нужно забывать, что Она – Пресвятая и не любит беззакония. Поэтому, прося в молитвах наших предстательства Ее за нас у Бога, будем стараться быть далекими от всякого греха как нечистоты, которая отвращает от нас и очи, и слух небесной Заступницы и навлекает на нас гнев небесный.

Будем же с чистым сердцем все прибегать в Ее державный покров в наших напастях, в скорбях и болезнях и полагать на Нее несомненную надежду. Будем среди бедствий жизни готовиться туда, где нет никаких бед, где вечная радость и вечный покой, и Царице Небесной будет приятно спасать и покрывать нас от бед и наставлять нас к вечно тихому пристанищу небесному (9).

* * *

Как почтено и возвеличено человечество через святую Деву Богородицу, ибо Она удостоилась обновления и усыновления Богу; и Сама Она удостоилась по Своему безмерному смирению и величайшей чистоте и святости быть Матерью Богочеловека! Она всегда пребывает самой сильной Ходатаицей и Предстательницей рода христианского пред Своим Сыном и Богом! Она – наша Надежда непостыдная; Она отводит от нас тучи праведного гнева Божия, отверзает нам древний рай Своим могучим ходатайством; Она поддерживает престолы царей и хранит их непоколебимо вовек. Она тысячекратно спасала и спасает Россию с начала и доныне; Она ее возвеличила, прославила, утвердила и утверждает ее; Она Поручница грешных во спасение. К Ней христиане обращают свои бесчисленные моления, прошения, хвалы, славословия и благодарения; Она совершила и совершает в Церкви бесчисленные чудеса, благотворные во всех концах мира (9).

* * *

Она (Богородица) несказанно велика по Своим внутренним совершенствам ("Вся слава Дщери Царя внутри" (Пс. 44:14)) и по Своей близости к Богу, но в то же время при необъятном величии глубоко смиренна. И потому с величайшим смирением, как муравей, как червь, приступай к Ней всякий и отбрось далеко от себя всякую надменность своими дарованиями, своим образованием, достоинствами и отличиями, тленным богатством. Молясь не с подобающим смирением, благоговением и простосердечием Ей, мы сильно оскорбляем через то Самого Господа, слава Которого нераздельна со славой Его Матери и Который призирает только на смиренных (10).

Примечание

7. Канон, песнь 5.

8. Акафист Пресвятой Богородице, икос 10.

Богослужение

Во время богослужения, во время совершения всех Таинств и молитвословий будь доверчив, как дитя по отношению к своим родителям. Помни, какие великие отцы, какие светила вселенной, Духом Святым озаренные, руководят тобой. Как дитя, будь прост и доверчив, не сумнителен в деле Божием. Всю печаль возверзи на Господа, а сам будь совершенно беспечален. "Не заботьтесь, как или что сказать... ибо не вы будете говорить, но Дух Отца вашего будет говорить в вас" (Мф. 10:19, 20). Давно Господь снял с нас эту заботу, эту печаль, научив богоносных отцов наших Духом Святым, что глаголать Господу при богослужении, совершении Таинств и при разных обстоятельствах человеческой жизни, требующих молитвы, низводящей свышнее благословение. Нам должно быть легко молиться. Только вот враг стужает [9]. Да что его стужения, если сердце наше утверждено в Господе! Вот беда, если мы не в Боге, если веры твердой в нас нет, если пристрастиями житейскими связали мы себя, если разум наш горд и кичлив, тогда и в святейшем, непорочнейшем деле богослужения, совершения и причащения Святых Таин диавол будет сильно запинать [10] нас (1).

* * *

В богослужении указываются нам церковью предметы или нужды, о которых мы должны молить милосердие Божие с несомненной надеждой на получение их, потому что мы просим о имени Господа Иисуса Христа, сказавшего: "если чего попросите у Отца во имя Мое, то сделаю, да прославится Отец в Сыне" (Ин. 14:13) (1).

* * *

Как влечет к Себе Господь через богослужебные песни, стихиры, каноны и весь состав богослужения и до скончания века будет привлекать избранных верующих, любящих службу Божию! Какое богатство горячего покаяния, сердечного умиления сокрыто в нашем богослужении! День и ночь стояли на молитве многие подвижники, привлекаемые любовью ко Христу, принесли в жертву возлюбившему и любимому ими Христу величайшие подвиги воздержания, молитвы и созерцания (4).

* * *

Когда смущение и какое-то бессилие сердца препятствуют тебе произносить во время богослужения слова молитв, тогда сочти это смущение и безсилие за мечту вражию (демонскую), отбрось уныние, малодушие и робость и о имени Господнем говори не торопясь, спокойно и намеренно громче, и ты одолеешь смущение и бессилие и получишь бодрость и силу. Верующему и уповающему все возможно. Надо бороться и побеждать (6).

* * *

Не оттого ли холодность к общественному богослужению происходит, что одни не понимают его, а другие хотя и учили науку о богослужении, но ее преподавали им сухо, без примеров, одному рассудку, тогда как богослужение, будучи высоким созерцанием ума, есть вместе, и по преимуществу, мир, сладость и блаженство для сердца (7).

* * *

Враг бесплотный крепко борет нас во время богослужения, потому что в это время свершается через наше посредство благодатью Божией возрождение душ наших; потому да не унываем от наветов вражьих, но да мужаемся и крепимся, взирая сердечными очами на Подвигоположника Христа, невидимо пред нами стоящего и тайно совершающего возрождение в душах (7).

Посещающим богослужение Православной Церкви и изучающим науку о богослужении надо помнить, что служение здесь, на земле, есть приготовление к всерадостнейшему служению Богу на небеси; что, служа Богу телом, надо тем паче служить Богу духом и чистым сердцем; что, слушая богослужение, надо учиться служить Богу так, как служили святые, о житии и делах которых мы слышим во время богослужения, о их вере, надежде и любви; что служить Богу наипаче должно делом и истиною, а не словами только и языком. Самым бытием своим мы призваны уже к служению Богу: для того мы получили прямой стан, чтобы взирать непрестанно к Богу, благодарить и прославлять Его, на то даны разум, сердце, воля, на то все чувства (7).

* * *

Те, которые идут к богослужению покушав, добровольно налагают на себя ненужную и вредную тяжесть и заблаговременно заглушают сердце свое для молитвы, преграждая к нему доступ святых помыслов и святых ощущений. Крайне надо остерегаться, чтобы не есть пред богослужением. Помнить надо, что Царство Божие не пища и питие (Рим. 14:17), то есть не может царствовать Бог в том сердце, которое отягощено объедением и питием (7).

Примечание

9. Стужать (устар.) – докучать, досаждать.

10. Запинать (устар.) – удерживать, мешать.

Бодрствование

Тьма, адская тьма постоянно усиливается затмить светильники наших душ. Нужно непрестанное внимание к себе, бодрствование над собой, нужна любовь к правде Божией, к заповедям Божиим, в исполнении которых состоит вечная жизнь наша, спокойствие наше, честь и слава наша – даже здесь, на земле, – и исполнение которых являет любовь нашу к Богу (8).

* * *

Всякие опасности для жизни по Боге предстоят мне в этой жизни: съем ли я что лишнее – дух грубеет и холодеет к Богу, посплю ли лишний час – тоже, минутное ли какое пристрастие плотское и земное возымею – тотчас отпадаю от Бога, светские ли книги и газеты с увлечением почитаю – опять хладею к Богу и к небу – и всюду и от всего мне опасности для духовной жизни. Так тонка и чувствительна ко всему душа моя, и столь удобно она может прилепиться к миру, и так скоро и удобно может хладеть к Богу и отпадать от единого на потребу. Бодрствуй и внимай себе, человек, на всякое время и храни всяким хранением сердце свое. Поминай пророка и царя, говорящего: Что для меня (существует) на небе? И без Тебя чего желать мне на земле? Изнемогло сердце мое и плоть моя. Боже сердца моего и часть моя, Боже, во век! (Пс. 72:25, 26) (10).

* * *

Смотри: враг бесплотный, лукавый не спит, он свое дело, дело твоей прелести и погибели, делает в тебе непрестанно и старается отринуть душу от Бога всевозможными прелестями: то блудными, то корыстолюбивыми, то тщеславными, то гордостью или завистью, или чревоугодием и пьянством, то леностью и бездействием, то чтением пустых книг или только светских, не допуская тебя до книг, учащих вере и благочестию и единому на потребу. Враг непрестанно старается окрадывать душу самыми разнообразными суетами и прелестями. Бодрствуй и не предавайся дремоте греховной. Помни, что один Бог есть предмет вожделений нашего сердца (10).

Болезни

Войны, болезни и другие несчастия – врачевство в руках всеблагого Отца Небесного. При развращении народа жертвы его неприятны Богу. Ему приятна только жертва сердца сокрушенного и смиренного (2).

* * *

Я вижу здесь ясно Творца мира и людей: как искусному механику ничего не стоит поправить самую искусную и нежную машину, потому что он мастер ее и имеет у себя всякие инструменты и материалы для исправления ее, так Творцу мира тем более ничего не стоит исправить повредившуюся в каком-нибудь месте машину тела человеческого, так как Он Мастер ее и в Его творческом уме и слове заключаются все средства не только к исправлению повредившейся машины, Им созданной, но и к созданию вновь одним словом какой угодно машины какого угодно размера. Человек, отвечай мне: почему огромная машина мира не портится от времени и от такого долгого обращения, а твоя маленькая, незаметная в сравнении с миром, микроскопическая машина так скоро портится и повреждается? Оттого, что вселенную, или мир видимый, наполняет Собой Дух Божий – Дух Животворящий: "Дух Господа наполняет вселенную" (Прем. 1:7), оттого, что мир, как безсмысленная тварь, носится сильным глаголом Божиим; а твое тело наполняет собой и проникает душа твоя беззаконная, грешная. А может ли не быть повреждений, может ли быть правильный ход, правильная жизнь там, где не следуют закону жизни, указанному Богом? Твои болезни телесные большей частью – плод беззаконий твоей души. А так как ты суете своей подчинил и неразумную тварь, то из-за тебя и она скоро повреждается и разрушается, и она вместе с тобою воздыхает и болезнует, желая освободиться от работы тлению (2).

* * *

Мы должны чувствовать и сознавать себя как единое Тело, как члены единого Тела и в радости, и в горе, и в скорби, и в болезни сочувствовать друг другу и помогать и молиться друг за друга (3).

* * *

Святая Церковь во всех обстоятельствах наших житейских учит возлагать все упование на Бога: в довольстве и лишении, в болезни и здравии, в печали и радости – и никогда не унывать, не озлобляться ни на кого и ни на что, всех терпеть с любовью (3).

* * *

От всеблагого Бога только благое происходит, а не злое, – и сама болезнь твоя есть благо, а ты ропщешь, малодушествуешь, унываешь: терпи, благодари; за вольные сласти в юности – невольные болезни в старости (4).

* * *

При покое, просторе, услаждении плоти она оживает со всеми своими страстями и наклонностями, а при тесноте, озлоблении, томлении – умерщвляется со всеми своими страстями. Вот почему премудрость и благость Отца Небесного подвергает и душу и тело наше тяжким скорбям и болезням и вот почему нам должно не только благодушно терпеть скорби и болезни, но и радоваться в них больше, чем в состоянии душевного спокойствия, простора и телесного здоровья, ибо несомненно худо душевное состояние того человека, который не подвергается душевным скорбям или телесным болезням, особенно при обилии благ земных; сердце его неприметным образом плодит из себя все виды грехов и страстей и подвергает его духовной смерти (6).

* * *

Так как Бог есть жизнь, а болезни и недуги суть уклонения от жизни, то одно прикосновение к нам источной, первой Жизни исцеляет их; потому-то Спаситель, Который есть Живот всех, исцелял и исцеляет людей одним прикосновением. Это же должно сказать и об исправлении каких-либо заразительных предметов: одно мановение, слово Всетворца и Всезиждителя – и они незаразительны (воздух, вода, растения, животные) (6).

* * *

В болезни и вообще в немощи телесной, равно как и в скорби, человек поначалу не может гореть к Богу верой и любовью, потому что в скорби и болезни сердце болит, а вера и любовь требует здравого сердца, покойного сердца, поэтому и не надо очень скорбеть о том, что в болезни и скорби мы не можем как бы следовало веровать в Бога, любить Его и усердно молиться Ему. Всему время. Иногда и молиться неблагоприятное время (6).

* * *

Поражая болезнью телесный наш состав, Господь сокрушает ветхого, греховного, плотского человека, чтобы дать силу новому человеку, которого мы обезсилили плотскими делами: чревоугодием, праздностью, развлечениями, пристрастиями многоразличными. "Когда я немощен, тогда силен" (2Кор. 12:10). Надо с благодарностью принимать болезнь (6).

* * *

Ты просишь у Господа, чтобы тебе любить Его любовью, как смерть, крепкой или до смерти. Внемли: вот Господь посылает тебе лютую внутреннюю болезнь, приближающую тебя к самой смерти. Не ропщи же на Господа, но терпи ее мужественно, с благодарением Господу за это отеческое Его посещение, и это будет значить то, что ты называешь любовью к Богу, как смерть, крепкой. И при сильных ударах или корчах болезни уповай, что Бог не только от болезни, но и от самой смерти силен избавить тебя, если Ему угодно; не пощади, не возлюби для Него тела своего тленного, но отдай его добровольно и всецело Господу, как Авраам сына своего Исаака во всесожжение, в волю наказующего тебя Господа, не теряя веру в благость Божию, не падая духом, не давая и устами безумия Богу, якобы неправедно тебя так сильно наказующему, – и ты принесешь великую жертву Богу, как Авраам или как мученик (6).

* * *

Когда страдает от болезней плоть твоя, помни, что страдает первый враг твоего спасения, который болезнью обессиливается, и терпи великодушно болезнь свою во имя Господа Иисуса Христа, нас ради претерпевшего крест и смерть; еще помни, что все наши болезни суть наказание Божие за грехи: они очищают, примиряют нас с Богом и вводят снова в любовь Его... Помни, что в болезни Господь с тобою: "с ним Я в скорби" (Пс. 90:15), что она произошла от мановения Владыки, отечески наказующего нас. Веруя во время благополучное, смотри не отпадай во время напасти, но, как мученик, будь постоянен в вере, надежде и любви (6).

* * *

Усердная, слезная молитва не только грехи очищает, но и телесные немощи и болезни исцеляет и все существо человека обновляет и, так сказать, перерождает (говорю с опыта) (6).

* * *

Если врач-человек оживляет иногда полумертвого по причине знания своего дела и по искусному, меткому воздействию на причину болезни, то Творец ли врачей и врачевания не исцелит одним хотением и словом всякой болезни? Творец ли не воздвигнет и мертвеца одним словом Своим? Дадим славу Ему мы, маловерные, и скажем Ему от сердца: вся возможна Тебе, Владыко, невозможно же Тебе ничтоже (6).

* * *

Некто, бывши смертельно болен воспалением желудка девять дней и не получивший ни малейшего облегчения от медицинских пособий, лишь только причастился в девятый день поутру животворящих Таин, к вечеру стал здоров и встал с одра болезненного. Причастился он с твердой верой. Я молился о нем Господу, чтобы Он исцелил его. "Господи, – говорил я, – исцели раба Твоего от болезни его. Достоин есть, ему же даси сия, любит бо священников Твоих и дары своя присылает им". Молился и в церкви у престола Господня за литургией, во время молитвы: "иже общия сия и согласныя даровавый нам молитвы...", и пред самыми Тайнами. Я молился между прочим так: "Господи! Животе наш! Как мне помыслить легко об исцелении, так Тебе исцелить легко всякую болезнь; как мне помыслить легко о воскресении из мертвых, так Тебе легко воскресить всякого мертвеца. Исцели убо раба Твоего Василия от лютой его болезни и не допусти ему умереть, да не предадутся рыданию жена и дети его". И благопослушливый Владыка помиловал. А то был на волосок от смерти. Слава всемогуществу, благости и благопослушеству Твоему, Господи (6)!

* * *

Когда получишь исцеление от какой бы то ни было болезни, воздай благодарение Господу следующим кратким славословием: слава Тебе, Господи Иисусе Христе, Сыне единородный безначального Отца, едино исцеляяй всяк недуг и всяку язю в людях (ср. Мф. 4:23), яко помиловал мя еси грешного и избавил еси мя от болезни моея, не попустив ей развиться и умертвить меня по грехам моим (6).

* * *

Многоразличные греховные привязанности сердца нашего Господь испытывает различным образом: иного (скупого) испытывает потерей денег или имения или какой-либо части из собственности, попускает ворам скрадывать, разбойникам грабить, иного пожаром, иного наводнением, иного напрасными издержками по неудавшимся делам, иного болезнью и издержками на лекарства и врачей, соединенными с болезнью; иного потерею жены, сестры, друга или подруги; иного бесчестием – всех испытывает всяко, да всяко откроет в каждом его слабые, болезненные стороны сердца и научит каждого исправлять себя (6).

* * *

Когда Господь поразит тебя сильной скорбью, или болезнью, или бедой, тогда будь благонадежен, что Он верно пошлет тебе и отраду и соответственно твоим страданиям подаст тебе потом благодать мира, силы и радости. Ибо щедр и милостив Господь, долготерпелив и многомилостив. Не до конца будет гневаться... Не по беззакониям нашим Он поступил с нами и не по грехам нашим Он воздал нам (Пс. 102:8–11) (6).

* * *

Когда молишься, говори в сердце своем против разных вражьих помыслов и разжжений: Господь – все для меня. Так и во всей жизни при нападении страстей и при всяких налогах [11] вражьих, в болезнях, в скорбях, в бедах и напастях говори: все для меня Господь, я сам не могу ничего сделать, ничего стерпеть, превозмочь, победить: Он сила моя (6).

* * *

Надо всемерно беречь человека, чтобы его не спалил огонь греха, не омрачил его, не связал его, в болезнь не поверг его, не сгубил его (6).

* * *

Господь непрестанно в духе правды и благости действует в сердцах человеческих, гордых смиряя разными житейскими обстоятельствами, болезнями, потерями, уничижением от людей, а смиренных возвышая (6).

* * *

Лечение душевных болезней (страстей) совершенно отлично от лечения телесных болезней. В телесных болезнях надо остановиться на болезни, поласкать больное место мягкими средствами, теплой водой, теплыми припарками и пр., а в болезнях душевных не так: напала на тебя болезнь – не останавливайся на ней вниманием, отнюдь не ласкай ее, не потворствуй ей, не грей ее, а бей, распинай ее; делай совершенно противное тому, чего она просит. Напала на тебя ненависть к ближнему – скорей распни ее и тотчас возлюби ближнего; напала скупость – скорей будь щедр; напала зависть – скорее доброжелательствуй; напала гордость – скорее смирись до земли; напало сребролюбие – скорее похвали нестяжание и возревнуй о нем; мучит дух вражды – возлюби мир и любовь; одолевает чревоугодие – скорее поревнуй о воздержании и посте. Все искусство лечить болезни духа состоит в том, чтобы нимало не останавливаться на них вниманием и нимало не потворствовать им, но тотчас отсекать их (7).

* * *

Ты болен, и болезнь твоя очень мучительна. Ты упал духом, уныл, мысли одна другой мрачнее обуревают тебя, твое сердце и твои уста готовы к ропоту, хуле на Бога. Брат мой! Прими искренний от меня совет: терпи великодушно свою болезнь и не только не унывай, напротив, если можешь, радуйся своей болезни. Чему же радоваться, спросишь, когда ломает вдоль и поперек? Радуйся тому, что Господь взыскал тебя временным наказанием, да очистит душу твою от грехов, "Господь, кого любит, того наказывает" (Евр. 12:6); радуйся о том, что теперь не удовлетворяешь тем страстям, которым удовлетворял бы, будучи здоровым; радуйся, что несешь крест болезни и, значит, идешь узким и скорбным путем, ведущим к Царствию. Болезни, на наши глаза, представляют из себя только одно болезненное, неприятное, ужасное: редко кому из нас во время болезни представляется польза, которую приносит душе нашей болезнь; но у премудрого и всеблагого Промыслителя Бога ни одна болезнь не остается без пользы для души нашей. Болезни в руках Промысла то же, что горькие лекарства для души нашей, исцеляющие страсти ее, худые привычки и наклонности. Не возвратится тоща ни одна болезнь, посланная на нас. Поэтому надо иметь в виду пользу болезней, чтобы легче и спокойнее можно было страдать. "Страдающий плотию перестает грешить" (1Пет. 4:1), – сказано в Писании (7).

* * *

Не унывай при сильных искушениях, скорбях, или болезнях, или преткновениях от смущения вражьего: все это есть обличение и наказание праведное испытующего сердца и утробы Господа к очищению, пробуждению и исправлению твоему, к выжиганию терния плотских страстей, и потому не посетуй, если иногда бывает тебе очень больно. Взирай не на боль, а на благие последствия этого наказания и на здравие души. Чего не делаешь для здравия тела? Тем более для здравия и спасения души, имеющей безсмертную жизнь, надо все терпеть (7).

* * *

Когда заболеваете или когда у вас заболевает жена или дети или кто-либо из родных или знакомых или слуг, обращайтесь прежде всего с молитвой о помощи к Иисусу Христу, Врачу душ и телес наших, скорому в заступлении всех, с верой к Нему прибегающих; приглашайте в дом духовного отца с божественными Тайнами Тела и Крови Господней и верьте, что не будете посрамлены в вашем уповании. Сколько примеров было и при моем духовном требоисправлении, что больные, обращавшиеся прежде всего за помощью к Богу, прибегавшие к покаянию и причащению, быстро поправлялись по приобщении Святым Тайнам! Я могу назвать вам многих, сподобившихся такой великой милости Божией (9).

* * *

Как много есть и ныне таких из христиан, которые в болезни своей обращаются лишь к врачам, забывая обратиться к Иисусу Христу, Который и врачей, особенно верующих в Него, умудряет, и, подобно кровоточивой женщине, долго болеют и лечатся и раздадут врачам едва не все имение свое и все-таки пользы не получат или пользу малую, между тем как если бы вскоре по заболевании они обратились к Спасителю и пригласили к себе служителя Его с животворящими Тайнами и вкусили животворящей Пищи, вскоре получили бы исцеление и прославили бы Господа за силу и благость Его. Но за свое маловерие они наказываются продолжительностью болезни и тратой имущества на лекарства и на врача (9).

* * *

Все болезни и смерть начались от греховного расслабления души человеческой. И вот уже много тысяч лет грех производит все болезни души и тела (9).

* * *

Поучительна вера женщины, страдавшей двенадцать лет кровотечением, поучительны обстоятельства ее болезненного состояния (см. Лк. 8:43–48). Эта женщина, по сказанию другого евангелиста (см. Мк. 5:25–34), прежде прикосновения к одежде Спасителя думала в себе: "Если я только прикоснусь к одежде Его, то я исцелюсь", – и с такой верой прикоснулась к краю одежды Его и тотчас исцелилась; между тем как прежде, лечившись у врачей около двенадцати лет и передав им все свое имение, она не получила ни от одного из них пользы, а, напротив, пришла еще в худшее состояние (9).

* * *

Мы – расслабленные. И одни из нас, побуждаемые совестью, сами сознают свою болезнь и идут к Христу лечиться от своего расслабления греховного, а другим – увы! – нужна посторонняя, усердная помощь, чтобы они искренне осознали свою болезнь и от всего сердца пожелали себе исцеления от Иисуса Христа (9).

* * *

Когда какая- либо болезнь тяготит и подавляет энергию твоего духа, говори тогда с благопокорностью Господу: по грехам моим я достоин самых тяжких болезней. Буди благословен Промысел Твой обо мне, Господи, посетивший меня болезнью (10).

* * *

Расслабленный был принесен к Иисусу Христу, очевидно, для исцеления от державшей его болезни расслабления. А Иисус Христос врачует сперва душу его от грехов и потом уже тело от болезни. "Чадо, – говорит Он расслабленному, – прощаются тебе грехи твои" (Мк. 2:5), – а после отпущения грехов сказал ему: "встань, возьми постель твою и иди в дом твой" (Мк. 2:11). Что значит такой способ врачевания? Значит то, что постигающие нас болезни суть следствия грехов наших и что невозможно совершенно избавиться от болезней, не очистившись прежде от грехов, как нельзя уничтожить следствия, не уничтожив причины. На самом ли деле между грехами и телесными болезнями и страданиями находится такая тесная связь, что болезни тела, более или менее сильные и продолжительные, суть следствия грехов? Подлинно, между болезнями и грехами существует такая связь: грех гибельный для души, вместе с тем разрушителен и для тела. Святой апостол говорит о грехе: "Оброцы бо греха – смерть" [12] (Рим. 6:23), то есть грех, как жестокий тиран, собирает дань с людей, работающих ему, а ему все работают. Эта дань есть смерть. Итак, смерть есть необходимая дань наша греху, а смерти предшествуют почти всегда болезни, более или менее продолжительные. Отсюда явно, что между грехом и болезнями существует самая тесная связь. Когда не будет греха, тогда не будет болезней и смерти. Потому-то в будущем веке нет болезней. "Смерти не будет уже; ни плача, ни вопля, ни болезни" (Откр. 21:4), – свидетельствует тайновидец Иоанн в Божественном Откровении. Часто за грехи человеческие Сам Бог непосредственно посылает болезни, например, "предает сатане во измождение плоти" (1Кор. 5:5), как это было с упоминаемым в Послании апостола Павла к Коринфянам кровосмесником, или лишает употребления известных чувств и членов, или подвергает другим различным болезням. В этом случае болезни суть дело благости Господа, Который не хочет вечной смерти грешника, "но чтобы грешник обратился от пути своего и жив был" (Иез. 33:11). Люди крайне прельщаются временной сладостью греха и погибают, но Бог по благости Своей не хочет вечной нашей погибели, а хочет сделать всех участниками блаженства. Но как это сделать, когда человек не хочет и внимания обращать на будущее блаженство или вечные мучения и когда он всем существом своим предан развлечениям и удовольствиям земным? Он чувствует в себе полноту сил и думает, что надобно жить здесь как хочется, пока живется. Как заставить его подумать о Боге, о жизни вечной, для которой он создан, как заставить его прибегнуть к вере и добродетели так, чтобы они обратились в жизнь его сердца? Болезни и страдания в этом случае – самое лучшее средство.

Стоит только посмотреть на больного или подверженного какому-нибудь другому несчастью, чтобы убедиться, как благотворны иногда здесь для нас болезни и несчастья. Человек одумывается при этом посещении Божием, входит в самого себя, видит, что он ничтожен и скоропреходящ, как трава, как цветок полевой (ср. Ис. 40:6), что все земное – прах и суета, что только Бог и добродетель вечны, что человеку необходимо в этой жизни служить Богу духом и истиной и запасаться добрыми делами для жизни вечной.

Братия! Мы все бываем больны или несчастны чем-нибудь, и все желаем, по естественному закону самосохранения, быть здоровыми и благополучными. Будем помнить, что болезни наши, будучи часто плодом наших беззаконий, собственной нашей неосторожности или невоздержной жизни по своему началу, весьма часто бывают наказанием Божиим по своей силе и продолжительности за наши грехи. Если мы хотим быть свободны от болезней, нам надо прежде уничтожить внутреннюю причину их – грехи, тогда внешнее несчастье пройдет само собой. Будем помнить, что болезни и смерти не было бы в роде человеческом, если бы через первого человека не вошел в мир грех. Пусть другие представляют какие хотят причины болезней; но если они глубже вникнут в существо дела, то в объяснении своем придут к той же главнейшей причине их, именно – что телесная природа человека когда-то сильно повреждена и теперь повреждается какой-то внутренней, враждебной силою, и потому-то она так чувствительна к малейшим стихийным переменам, потому-то она стала так слаба и удоборазрушима (14).

* * *

Когда вы бываете больны, то прежде всего приносите Богу покаяние во грехах, прибегайте к Врачу всемогущему – вкушайте Его животворящее Тело и животворящую Кровь. Между грехом и болезнью есть тайная и тесная связь (14).

Примечание

11. Здесь: налог – утеснение, гнет.

12. В синодальном переводе: возмездие за грех – смерть.

Борьба с грехом

Побеждай, человек, твои страсти, чтобы тебе заслужить венец правды. Борьба со грехом и страстями неизбежна в этой жизни. Если ты без борьбы уступаешь над собой победу диаволу, плоти или миру – ты виноват, ты враг самому себе, ты не увидишь Царства Небесного, если не будешь стараться побеждать. А чтобы побеждать тебе врагов твоих – для этого нужно упражняться в борьбе и умудряться в изыскании средств к победе. Даром ничто не дается (2).

* * *

Дивное дело. Тот же человек, который благоговеет перед Творцом и видит Его творение в прекрасном, восхитительном виде и бывает полон удивления, любви и благоговения перед Ним, бывает способен и к низким, нечистым, греховным, лукавым помыслам и чувствам плотским и может воображать в уме самые нечистые скотские вожделения и наслаждения и глубоко оскверняться в своих помыслах и чувствах. Что за противоречие в тебе самом! Какое стремление греха в тебе! Как грех в виде всякой нечистоты стремится осуществить себя на деле и осквернить тебя. Какой подвиг душевный непрестанно предстоит для тебя – бороться с нечистотой внутри тебя и отвоевывать свое благородство духа и чистоту души и тела! Иначе ты развратишь и осквернишь свою природу – душу и тело. Истинно, "Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его" (Мф. 11:12). "Побеждающему дам сесть со Мною на престоле Моем, как и Я победил и сел с Отцем Моим на престоле Его" (Откр. 3:21). Война непрестанная с грехом необходима, доколе мы на земле; сидеть сложа руки нельзя, иначе грех одолеет и победит и подвергнет вечному плену, стыду и муке (4).

* * *

Царство Небесное, то есть святость, чистота, правота, воздержание, молитва, целомудрие, любовь к Богу и ближнему силою берется (Мф. 11:12), то есть силою благодатной помощи Божией и собственным усердием, – и употребляющие усилие восхищают его. Плоть противится духу, то есть всякой добродетели, чтобы мы не то делали, что хотим, ради Бога и спасения души и ради блага ближних. Требуется сопротивление человека всякому злу, всякой страсти плоти и духа, всякой похоти и обучение, усвоение всякой добродетели (4).

* * *

Ты попал в плен диавольский по невниманию, по неблагодарности, гордости: старайся освободиться из этого плена с помощью всесильного Ратоборца, Господа Иисуса Христа, победившего общего нашего врага и супостата; на то тебе даны все Божественные силы. Смотри на пример борьбы апостолов, святителей, мучеников и всех святых и подражай им, а они всегда помогают призывающим их с верою (4).

* * *

Нужна борьба неотложная, непрерывная со всеми страстями, живущими и коренящимися в нас. Какую, скажи мне, поборол ты страсть и умертвил? Не живы ли они все в тебе доселе и не уязвляют ли, не смущают ли тебя? Восстань и побори все страсти, этих мысленных амаликов [13], живущих в тебе и уживающихся с тобою. "Какое общение праведности с беззаконием? Что общего у света с тьмою? Какое согласие между Христом и Велиаром?" [14] (2Кор. 6:14, 15) (4).

* * *

Господь хочет, чтобы ты духовно возрастал и достигал зрелости, как колос хлебный, или процветал и благоухал пред Богом всякой добродетелью духовной, как прекрасный цвет полей и долин. Вот твое назначение, человек. Но вместе с тем Господь хочет, чтобы ты избегал всякого зловония греховного через покаяние и слезы, воздержание и бодрствование всегдашнее над собой, через борьбу с помыслами и греховными наклонностями и страстями, ибо "Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его" (Мф. 11:12) (4).

* * *

Жизнь настоящая есть школа духовная, борьба, подвиг, сражение с грехом или духами злобы поднебесной, борющими нас на зло. Нужно всякому учиться побеждать в себе грех с помощью Божией, ибо без Бога ни до порога и от Бога даны все Божественные силы к животу и благочестию; надо только не лениться использовать их. Хотите научиться восхищать силою Царство Небесное? Поучитесь у святых, как они подвизались, как они употребляли над собой всякое усилие, какое у них было самоотвержение, какое беспристрастие к богатству, к мирской чести и славе, к плотским удовольствиям; какое имели воздержание, какое усердие к Богу; какую молитву всегдашнюю; какой труд, какие добродетели! И как верно они дошли до Царствия Божия. Никто из них не посрамился, все получили нетленную жизнь и вечную славу, вечное блаженство и находятся вне всякого страха потерять приобретенное Царство Небесное. Подражайте и вы им, каждый по силе своей, читайте, слушайте Слово Божие, внимайте, разумейте, стремитесь неустанно к цели вашей жизни – и получите вечное блаженство. Ведь вы трудились так или иначе для земного благоденствия; трудитесь же особенно для получения вечной жизни: "Ищите... прежде Царства Божия и правды Его, и это все, все земные блага, приложится вам" (Мф. 6:33) (4).

* * *

О, как многобедственна, многотрудна, тяжка земная жизнь! С утра до вечера ежедневно надо вести тяжкую брань со страстями плотскими, воюющими на душу, с начальствами, властителями и миродержителями тьмы века сего, духами злобы поднебесными (см. Еф. 6:12), лукавство и коварство которых неизмеримо злобно, адски искусно, недремлемо! О, Сладчайший наш Спаситель, призывающий всех труждающихся и обремененных к Себе для успокоения! Вот, Ты видишь: изныло сердце наше и утроба наша от борьбы и скорби ежедневной, измождены мы, обессилены, ходим как тени. Безпрестанно стяжают душам нашим злобные враги наши и усиливаются всеми мерами вовлечь нас в бездну отчаяния. Простри, Владыко, высокую Твою мышцу и избави нас от козней древнего дракона, убийцы. "Если кто хочет идти за Мною, – изрек Ты, – отвергнись себя, каждый день бери крест свой, и следуй за Мною" (Лк. 9:23). Но кто же ежедневно бывает виновником нашего креста, наших скорбей и тесноты? Плотский, ветхий наш человек и диавол с своими непрерывными кознями (6).

* * *

Взирание ко Господу при борьбе с какой-либо страстью или по учинении какого-либо греха и покаянии умиротворяет мятущееся сердце наше и дивно проясняет лицо наше. Ты дал веселие сердцу моему; отпечатлелся на нас свет лица Твоего, Господи (Пс. 4:7, 8) (6).

* * *

Не бойся борьбы и не бегай ее: где нет борьбы, там нет и добродетели, где нет искушения верности и любви, там неизвестно, есть ли верность и любовь ко Господу. Вера, упование и любовь наши познаются в противностях, то есть в трудных и тяжких обстоятельствах внешних или внутренних: в болезнях, в скорбях, в лишениях (7).

* * *

Теперь мы стоим и падаем (в вере и добродетели), но надеемся такого времени и такого состояния, в котором мы уже не возможем пасть, придем в состояние совершенной безопасности от падения, как Ангелы, которые теперь непреклонны ко злу, и навсегда утвердимся в святости. Борись со грехом и надейся, что придет наконец время совершенной победы над грехом и над смертью, его порождением. "Последний же враг истребится – смерть" (1Кор. 15:26) (7).

* * *

Нужны тысячи опытов борьбы с разными порочными наклонностями своего сердца, чтобы наконец выйти из этой борьбы победителем при помощи благодати Божией, и вот эта-то упорная и скорбная внутренняя война делает для нас вполне понятными слова апостола, "что многими скорбями надлежит нам войти в Царствие Божие" (Деян. 14:22). Точно, многими скорбями! (8)

* * *

Если мы будем всегда усердно воевать с грехом, то при всех злостраданиях, скорбях будем иметь мир в душе и радость в Духе Святом и будем истинными рабами и воинами Христовыми, если же не будем вести брани с грехом, воевать со страстями и искоренять их, не желая терпеть скорбей и желая идти торным путем мирским, то грех возьмет нас в плен и будет в нас источником всегдашней разрушительной брани с самими собой и с окружающими нас людьми, как свидетельствуют и Писание, и опыт: "всякий, делающий грех, есть раб греха" (Ин. 8:34) (8).

* * *

Кто не видит слепоту, безрассудство, срамоту, безумство, нелепость, гибельность греха? А если он таков, то зачем продолжаем грешить? Зачем делаем беззаконие? Наш долг и прямая польза – всячески бороться с грехом, призывая усердно помощь Божию, без которой немыслимо одолеть какой-либо грех, ибо сказано: "без Меня не можете делать ничего" (Ин. 15:5). Наш долг – знать обычную хитрость, прелесть, фальшь греха, явную гибельность, испытанную нами над собой и над бесчисленным множеством людей; с другой стороны – правоту, красоту, жизненность, свободу, славу, мир, радость, торжество добродетельной души, здравие и крепость тела, не поддающегося греху, успех во всех житейских делах человека добродетельного, ясность понимания всех и всего окружающего; для человека добродетельного всегда день, как для грешника вся жизнь – темная ночь, ибо страсти ослепляют человека (10).

* * *

Боритесь же непрестанно с грехом с помощью Божией: Господь, Помощник наш и Заступник наш, ближе к нам всегда, чем грех, чем диавол, хотя и этот всегда близок по причине рабства нашего ему, по причине угнездения его в глубине наших душ... Но его надо непременно выгнать из внутренних гнезд и бить вора, мошенника, срамника, убийцу нещадно, в каком бы виде ни появился насильничать в нас. Так бей нещадно свое самолюбие, тщеславие, гордость, алчность, корыстолюбие, скупость, жестокосердие, гневливость, раздражение, непослушание, суеверие, уныние, ропот и прочие грехи (10).

* * *

Поминайте чаще, что Господь наш сделал и делает для нашего спасения, какие подал и подает силы борющимся против греха, как славно венчает победителей греха; при таком ли всесильном Вожде нам дремать, лениться и падать? А если и падешь по немощи, по навыку грешному или по неопытности, тотчас вставай и опять борись, умудряйся в духовной брани и побеждай; не всегда же быть рабом пагубного греха – надо выйти на волю, на свободу Божию (10).

Примечание

13. Амалики, или амаликитяне, – народ, оказавший сильное сопротивление евреям при вступлении в их землю израильскую. В переносном смысле – непокорные, враги.

14. Велиар – библейское название темной силы, олицетворяющей зло.

Брак

Важное значение Таинства Брака налагает на обоих вас весьма важные обязанности, исполнять которые вы должны стараться всемерно. Сожитие ваше должно быть чисто и свято, как свят союз Господа с Церковью, должно быть разумно, любовно и мирно и неразрывно. Сожитие ваше должно быть чисто и свято, ибо Сам Господь, вначале создавший человека, мужеский пол и женский, сочетавает мужа и жену в едину плоть для взаимной помощи в телесных и духовных нуждах и ради умножения рода человеческого.

Цель высокая и святая: отныне вы делаетесь одушевленными орудиями Божественной благости и всемогущества, ибо через мужа и жену всеблагой Творец призывает к бытию и жизни разумные создания, будущих Его чад и наследников Царствия Божия; и вы, если и вас Господь благословит ими, должны будете воспитать их в правилах православной веры и жизни христианской, служа для них прежде всего сами примером веры, благочестия и страха Божия; и друг для друга вы должны быть примером кротости и незлобия, воздержания, благодушия, честности и трудолюбия, покорности Божией воле, терпения и упования; помогайте друг другу, берегите друг друга, снисходите один другому, покрывая немощи друг друга любовью.

Бывают и несчастные супружества: иногда муж и жена сходятся как будто только на грех и беду того и другого. От чего они несчастны? Большей частью от несходства характеров, от взаимной неуступчивости, от строптивости, самоуправства и взыскательности мужа или от его дерзкого нрава; от неверности мужа или жены; от невоздержности или страсти к игре мужа; от пристрастия жены к нарядам, от ее своенравия, злости, сварливости, упрямства, от неумения переносить недостатки в жизненных потребностях. Господь да поможет вам избежать такого греховного сожития и таких супружеских бед.

Имейте всегда веру и страх Божий в сердце, благоразумие, терпение, упование, трудитесь и молитесь, ложитесь спать и вставайте с молитвой в сердце и на устах, не оставляйте церковных собраний, исполняйте усердно ежегодно христианский долг исповеди и приобщения Святых Христовых Таин. В этих таинствах вы найдете, кроме благодати очищения грехов и освящения душ и телес ваших, благодать твердого единодушия, освящение в самых чреслах и во утробе будущего поколения, обновление духовных и телесных сил, помощь, утешение и ободрение в трудных житейских обстоятельствах, исцеление болезней.

Сожитие ваше должно быть разумно, ибо святой апостол Петр говорит: "вы, мужья, обращайтесь благоразумно с женами, как с немощнейшим сосудом, оказывая им честь, как сонаследницам благодатной жизни, дабы не было вам препятствия в молитвах" (1Пет. 3:7).

И вы должны разуметь всегда, для чего Господь соединил вас узами брака, венчав в плоть едину: именно вы должны непрестанно совокупными силами достигать Царствия Божия, а если Бог даст чад, и их также воспитывать и приготовлять наипаче к наследию вечных благ, ибо временные блага обманчивы, кратковременны и не составляют цели нашей жизни. Христианам обещаны блага нетленные, духовные, вечные. Возбуждайте друг друга к любви Божией и горним благам и любви к ближнему. Имея всегда в виду небесное отечество, вы должны считать себя на земле странниками и пришельцами, дорожить временем и употреблять его на дела правды, а не на дела пустые, суетные и грешные, каждый день считать великим даром милости Божией, данным нам для нашего обращения к Богу, для исправления, для утверждения и усовершенствования в добродетели, для спасения души. "Дорожите временем, потому что дни лукавы" (Еф. 5:16).

Далее, сожитие ваше должно быть любовное и мирное. И может ли быть иначе? Ибо никто никогда не имел ненависти к своей плоти, но питает и греет ее, как и Господь Церковь. А вы отныне будете одна плоть. Муж должен любить свою жену, как свое тело: ибо "любящий свою жену любит самого себя" (Еф. 5:29, 28). Если будете жить во взаимной любви, вы низведете на себя и потомство свое Божию благодать – и Бог вселится в вас и увенчает все начинания и дела ваши благословенным успехом, ибо где любовь, там Бог, а где Бог, там все доброе. С любовью водворится в доме вашем мир и спокойствие, ибо любовь долготерпит, и все покрывает, и не допускает человека раздражаться, сердиться, быть своенравным, обижать словом или делом.

Наконец, сожитие ваше должно быть неразрывно – до гроба: любовь христианская любит до конца, а не на время, она тверда и постоянна. Будут искушения для вашей любви со стороны слабостей того или другого из вас или от несходства характеров, привычек, или со стороны людей, со стороны исконного врага – преодолевайте мужественно эти искушения; "будьте мудры, как змии, и просты, как голуби" (Мф. 10:16); не раздражайтесь, терпите, снисходите, крепитесь верой во Христа Иисуса, Который и да будет для вас, честный жених и честная невеста, всегдашним примером святой любви, кротости, незлобия, терпения – вашей силой, вашим светом и путеводителем, вашим Защитником и Спасителем до гроба (12).

В

Вера

Прося Господа, или Пречистую Матерь Божию, или Ангелов, или святых, нужно иметь такую веру, какую имел капернаумский сотник. Он веровал, что как слушались его воины и исполняли его слова, так тем более по всемогущему слову Всеблагого Господа исполнится просьба его. Если твари своей ограниченной силой исполняли то, о чем он их просил, то не исполнит ли Сам Владыка Своей всемогущей силой прошения рабов Своих, с верой и надеждой к Нему обращающихся? Не исполнят ли наших прошений, с верой, надеждой и любовью приносимых, и верные, сильные благодатью и ходатайством к Богу слуги Его – Пречистая Матерь Божия, Ангелы и святые человеки? Воистину, и я верую с сотником, что если буду просить как должно и о чем должно какого-либо святого: подай сие – и подаст, прииди ко мне на помощь – и придет, сотвори сие – и сотворит. Вот какую простую и сильную веру надо иметь (1).

* * *

Когда сердце твое уклонится в помышлении лукавства и лукавый, как говорится, начнет подмывать твое сердце, чтобы оно совсем подвигнулось с камня веры, тогда скажи себе внутренне: знаю я свою духовную нищету, свое ничтожество без веры; скажи: я так немощен, что именем Христовым только и живу, и упокоиваюсь, и веселюсь, распространяюсь сердцем, а без Него – мертв душевно, безпокоюсь, стесняюсь сердцем; без креста Господня я давно был бы жертвой самой лютой скорби и отчаяния. Христос меня держит в жизни; крест – покой и утешение мое (6).

* * *

Если не возгревать в сердце теплоты веры, то может от нерадения совсем погаснуть в нас вера; может как бы совсем помереть для нас христианство со всеми его Таинствами. Враг о том только и старается, чтобы погасить веру в сердце и привести в забвение все истины христианства. Оттого мы видим людей, которые только по одному имени христиане, а по делам совершенные язычники (6).

* * *

С тех пор как человек по своей воле отпал от Бога, он, как животное, бывшее некогда домашним, но потом одичавшее в дремучих лесах, неохотно смотрит на место прежнего жительства своего, любит больше мрак леса, то есть здешнего мира, чем свет прежнего места, то есть рая Божия. Трудно соединяется с Богом и по соединении часто отпадает от Него, трудно верует искренно в Бога и во все, что Он открыл ему, не заботится постоянно о сохранении в сердце небесного дара веры (6).

* * *

Как мать младенца учит ходить, так Господь учит нас живой вере в него. Поставит мать младенца, оставит его самому себе, а сама отойдет, потом велит идти к себе младенцу. Младенец плачет без матери, хочет идти к ней, но боится сделать попытку шагнуть, усиливается подойти, делает шаг и падает. Так и христианина Господь учит вере в Него, как ходьбе (вера – духовный путь): так слаба наша вера, так начальна, как младенец, учащийся ходить. Оставляет его Господь Своею помощью и предает диаволу или разным бедствиям и скорбям, а потом, когда будет крайне нужна помощь избавиться от них (когда нам нет нужды в спасении, дотоле мы готовы не ходить к Нему), как бы велит смотреть на Себя (непременно смотри на Него) и идти к Нему за этой помощью. Христианин усиливается это делать, раскрывает сердечные очи (как младенец расставляет ноги), усиливается ими увидеть Господа, но сердце, не наученное лицезрению Божию, боится своей смелости, спотыкается и падает: враг и прирожденная испорченность греховная закрывают его открывающиеся сердечные очи, отрывают его от Господа, и он не может подойти; а Господь близко, готов взять к Себе, как бы на руки, только подойди к Нему верою, и когда сделаешь усилие совсем увидеть Его сердечными очами веры, попадешь на Него сердечным зрением, тогда Он простирает Сам руку помощи, как бы берет на руки и прогоняет врагов, и чувствует христианин, что попал на руки к Самому Спасителю. Слава благости и премудрости Твоей, Господи! Так в насилиях от диавола и во всех скорбях надо живо узреть сердцем как бы перед глазами находящуюся человеколюбивую утробу Спасителя; смотреть смело в эту утробу как в неистощимую сокровищницу благости и щедрот и молить Его всем сердцем, чтобы Он уделил и нам от этого неиссякающего источника благости и помощи духовной: и тотчас просимое будет получено. Главное – вера или сердечное зрение Господа и надежда получить от Него как Всеблагого все. Истинно! С опыта! Этим также учит Господь сознавать свою крайнюю нравственную немощь без Него, сокрушаться сердцем и быть в постоянно молитвенном расположении духа! (6).

* * *

Вера есть ключ к сокровищнице Божией. Она обитает в простом, добром, любящем сердце. "Если сколько-нибудь можешь веровать, все возможно верующему" (Мк. 9:23). Вера – духовные уста: чем свободнее они раскрываются, тем большим потоком входят в них божественные источники. Свободно да раскрываются эти уста, как телесные уста, да не сжимаются сомнением и неверием: сожмешь их сомнением и неверием – и заключится для тебя сокровищница Божиих благ. Чем с большей открытой сердечностью поверишь Божиему всемогуществу – тем с большей щедростью раскроется для тебя Божие сердце. "Все, чего ни будете просить в молитве, верьте, что получите, – и будет вам" (Мк. 11:24) (6).

* * *

Когда тебя просят помолиться о спасении кого-либо от телесной смерти, например, от потопления, от смерти по причине болезни, от огня или от другого какого-либо бедствия, похвали веру просящих об этом и скажи в себе: буди благословенна вера ваша, по вере вашей да даст Господь исполнение моей недостойной, маловерной молитве и да приложит мне веру (6).

* * *

Когда вера твоя в Господа при жизни и благоденствии твоем или в болезни и при исходе из этой жизни ослабеет, будет меркнуть от суеты житейской или от болезни и от ужасов и мраков смерти, воззри тогда умными очами сердца на сонмы праотцев, патриархов, пророков и праведников (Симеона Богоприимца, Иова, Анны пророчицы и др.), апостолов, святителей, мучеников, преподобных, безсребреников, праведных и всех святых. Смотри, как они при жизни непрестанно взирали к Богу и при исходе из этой жизни умирали в надежде воскресения и жизни вечной, и будь их подражателем. Эти живые примеры, столь многочисленные, способны утвердить колеблющуюся веру всякого христианина в Господа и в будущую блаженную жизнь. Много теряют для благочестия и христианского упования те христианские общества, которые не почитают святых и не призывают их в молитвах. Они сами себя лишают великого подкрепления веры примерами подобострастных нам людей (7).

* * *

Что есть вера? Уверенность в духовной истине, в Сущем или в Боге, в существовании мира духовного с его свойствами, подобно как мы уверены в бытии мира вещественного и его принадлежностей. Быть уверенным в действительности духовного Всеначала и мира духовного со всеми его свойствами и принадлежностями так же, как мы уверены в бытии мира вещественного с его предметами и свойствами их, значит веровать. Например, я несомненно уверен, что Бог вечен, всеблаг, премудр и всемогущ, и не помыслю, что Он не вечен, не всеблаг, не премудр, не всемогущ. Это значит, что я верую твердо и несомненно; я верую, что Бог, как Благость, даст все, чего ни попросишь у Него, и не усомнюсь в этом; значит, я верую (7).

* * *

В обыкновенных познаниях человеческих узнал раз хорошо какой-либо предмет – и часто на всю жизнь знаешь его хорошо, без помрачения познания о нем. А в вере не так; раз познал, ощутил, осязал, думаешь, всегда так будет ясен, осязателен, любим предмет веры для души моей; но нет: тысячу раз он будет потемняться для тебя, удаляться от тебя и как бы исчезать для тебя, и что ты прежде любил, чем жил и дышал, к тому по временам будешь чувствовать совершенное равнодушие; и надо иногда воздыханием и слезами прочищать себе дорогу, чтобы увидеть его, схватить и обнять сердцем. Это от греха (7).

* * *

Сколько христиан, которые говорят: верую в Бога, а делом не веруют? Сколько уст немеют, когда нужно защитить в обществе славу Божию и святых Его, на которую наносят хулу сыны века сего – и немеют перед ними? Иные молчат, когда нужно поддержать разговор о Боге или когда нужно остановить какое- либо бесчиние, дерзость. Многие говорят: верую в Бога, а случись беда, напасть, искушение – малодушествуют, унывают, иногда ропщут, и куда девается вся вера? Тут бы надо показать преданность воле Божией, сказать: "[как угодно было Господу, так и сделалось;] да будет имя Господне благословенно!" (Иов. 1:21). А то, видно, они веруют в Бога только в счастье, а в несчастии отвергают Его (7).

* * *

Чем сильнее вера наша, тем большую силу Божию спасительную привлекает она к человеку, и нет греха, нет столь великой скорби, беды, от которых не могла бы спасти вера. Она грехи очищает, от страстей избавляет, демонов прогоняет, скорби врачует, болезни исцеляет, от смерти избавляет, мертвых воскрешает, врагов претворяет в друзей, грешников – в праведников. Она горы переставляет, она всякие чудеса содевает (8).

* * *

Твердой веры ищет между нами Господь Христос. И кто имеет такую веру, тот надейся получить от Него все, чего ни попросишь. Нужно ли тебе очищение грехов? – Получишь. Исцеление от болезни? – Исцелеешь. Нужна ли тебе помощь в делах твоих? – Получишь. Так, братия, когда вы просите Бога о чем, то имейте веру самую твердую, без малейшего усумнения, будьте совершенно уверены, что для Бога как безначального Царя славы, от Которого все получило бытие и Которым все существует, нет ничего невозможного, что Ему все повинуется. Веруйте все просто, твердо, без сомнения, что для Бога в Его бесконечном Царстве нет ничего невозможного и слову Его все повинуется. Нужно ли солнце остановить, звезды потушить, горы переставить с места на место, огонь претворить в росу, воду обратить в вино или вино в кровь, камни в людей, больного сделать здоровым, мертвого оживить, грешника кающегося оправдать, незнатного и бедного сделать знатным и богатым, богатого – бедным – все будет, бывало и бывает по Его слову. Так веруйте, когда молитесь Богу, и вы все получите (8).

* * *

Мы не должны колебаться в вере и падать духом во время бури и волн искушений от злых духов и вообще в затруднительных обстоятельствах, но твердо уповать на милость и всемогущую силу Божию, ибо "все возможно верующему" (Мк. 9:23), говорит Господь... Нас потопляют искушения демонские и грехи наши от нашего маловерия и неверия, от пристрастий житейских и от недостатка любви христианской; это лишает нас силы Божией, мы боимся часто страха там, где нет никакого страха, мы боимся призраков и мечтаний демонских. Но когда укрепимся в вере и воззовем от всего сердца ко Господу о помощи, эта помощь не замедлит, и мы одолеем искушения (8).

* * *

Вера в Господа как Сущего есть для души источник жизни. Как представить Сущего? Сочти все видимое и невидимое за ничто и представь, что един только Господь и есть (8).

* * *

Упоминаемого в Евангелии Иаира не посрамила вера его в божественного Чудотворца. "Не бойся, только веруй", – сказал ему Господь, когда Иаиру донесли, что дочь его умерла, – и спасена будет (Лк. 8:50). И он по слову Господа несомненно веровал, что дочь его будет воскрешена – и действительно увидел ее воскресшей. Так, когда душа твоя, собрат мой, будет умерщвлена грехом, страстями, впадет в глубину зол, не отчаивайся в своем спасении, но веруй, что Господь, пришедший в мир грешников спасти, может спасти и тебя и воздвигнуть тебя из глубины греховной; "встань, спящий, и воскресни из мертвых, и осветит тебя Христос" (Еф. 5:14) (9).

* * *

Братья и сестры, дорожите своей верой! Берегите свою веру. Без веры нет спасения; без веры человек погибнет навеки (9).

* * *

Вера в Господа, в слово Его, живая, несомненная вера есть ключ к неистощимой сокровищнице всех даров Божиих, животворящая сила, даруемая от Бога простым, нелукавомудрствующим, смиренным душам и привлекающая на них богатство щедрот Божиих. Докажем это примерами. Пример римского сотника перед глазами: его простая, твердая вера во всемогщего Иисуса Христа удивила Самого Господа и немедленно привлекла к сотнику и его больному слуге милость Божию: "иди, и, как ты веровал, да будет тебе. И выздоровел слуга его в тот час" (Мф. 8:13)... Апостолы впадали иногда в искушение неверия только до сошествия Святого Духа на них в день Пятидесятницы, а после сошествия Святого Духа они никогда уже не впадали в неверие, но всегда имели непоколебимую веру и ею творили безчисленные чудеса: исцеляли всякие болезни, изгоняли словом демонов, воскрешали мертвых. Святые угодники Божии древних и новых времен верой творили множество чудес, как сами вы слышали и читали. Сколь многие и в наши дни по вере своей получили многочисленные исцеления, дивное избавление от бед и напастей, от мучительства демонов! Сколь многие чудесно исцелялись через причащение животворящих Тайн Тела и Крови Христовой! Сколько исцелений было и бывает от мощей святых угодников Божиих или от чудотворных святых икон или просто от искренней с верой в покаянии молитвы Господу и Пречистой Его Матери или святым угодникам Божиим! (9).

* * *

Один благочестивый пастырь, знакомый мой, рассказывал мне чистосердечно, что он молитвой веры в простоте сердца испросил у Господа и Пречистой Богородицы множество чудесных благодеяний Божиих простым людям, просившим его молитвенной помощи, и в доказательство готов был представить мне лично всех тех, которые удостоились милостивого посещения Божия и живым голосом могли засвидетельствовать истину его слов. "Я, – говорил он о себе, – обыкновенный смертный, человек многогрешный, не отличаюсь от других людей никакими подвигами: ни пощением, ни всенощными стояниями на молитве, позволяю себе есть и пить дозволенное – у себя и у людей, но имею только веру в Господа, живу во всегдашнем покаянии, за все благодарю Господа, что ни получаю от Его щедрот, и не остаюсь в стыде. Я каждый день получаю спасение от живоначальной десницыБожией, каждый день Господь окружает меня радостями избавления. Если кто просит меня помолиться с ним о нем, я не отрицаюсь, если только примечаю в просящем искреннюю веру и искреннее желание спасения – и вера и упование не посрамляют" (9).

* * *

Слепцы вдруг прозрели по одному слову Спасителя; Творец человека, Сам Свет и света Податель, сказал слово – и слово стало делом. Сказал творческое "да будет" – и бывшие слепцы теперь уже зрячие. И столь чудный дар подал Он за одну веру слепцов, без всяких заслуг с их стороны: "по вере вашей... будет вам" (Мф. 9:29). Так приятна в человеке для Бога одна простая, искренняя вера во всемогущество Божие! Так сильно действует вера! Такие чудеса бывают через веру! Имеем ли мы с вами веру? Если имеем, то и мы не можем не видеть в себе дивных дел Божиих и в душах наших, и в телесах наших. Господь и ныне с нами по божественному Своему обетованию: "Я с вами во все дни до скончания века", – сказал Он ученикам пред Вознесением Своим на небо (Мф. 28:20); "Иисус Христос вчера и сегодня и во веки Тот же" (Евр. 13:8). Я вижу чудеса Его милосердия и силы во мне всякий день и славлю ежедневно милости Его, ибо им нет числа (9).

* * *

Велика сила веры! Чем сильнее вера наша, тем большую силу Божию спасительную привлекает она к человеку, и нет греха, нет столь великой скорби, беды, от которых не могла бы спасти вера. Она грехи очищает, от страстей избавляет, демонов прогоняет, скорби врачует, болезни исцеляет, от смерти избавляет, мертвых воскрешает, врагов претворяет в друзей, грешников – в праведников; она горы переставляет; она всякие чудеса содевает. Один гражданин в некотором городе, живущий верой и ведущий упорную брань со страстями, как воин Христов, говорил мне в беседе со мной, что он ежедневной и ежечасной молитвой покаяния и веры почти непрестанно восхищает у Бога спасающую его от всех грехов и страстей силу, что при безчисленных искушениях и внутренних грехопадениях он в конце концов всегда является победителем страстей и прогонителем бесовских мечтаний и наваждений, разрушителем козней демонских – словом, что он по милости Божией и по вере Божией, данной ему, есть постоянное чудо сам для себя. Вот что значит молитва веры, молитва покаяния! Так будем веровать, так будем молиться и так будем побеждать свои страсти! (9).

* * *

Больше всего старайся в жизни о том, чтобы поддерживать и возгревать в сердце веру в Бога и терпение в несчастьях: вера нас укрепляет в борьбе с бедствиями и скорбями жизни и спасает нас от грехов и вечной смерти, несомненно ожидающей неверных и нетерпеливых рабов. "Благодатью вы спасены через веру" (Еф. 2:8), вера – основа христианской жизни; человек без веры живет не по-христиански, и он не спасется. Особенно чаще возбуждай живую веру в воскресение Господа Иисуса Христа из мертвых: она-то и спасает тебя при других условиях ко спасению с твоей стороны, как говорит апостол: "если... будешь сердцем твоим веровать, что Бог воскресил Его из мертвых, то спасешься" (Рим. 10:9). Веришь, что Адам пал и увлек с собой к падению весь род человеческий – верь и тому, что другой Адам – Богочеловек Иисус Христос – восстановил от падения и посадил с Собой на небесах естество наше. Как тот смертью своей подверг всех смерти, так и Этот воскресением Своим всех воскресил с Собой (10).

* * *

Отчего Спаситель удивлялся простосердечной, искренней вере, например, в сотнике и хананеянке? Оттого, что она была редкость в людях, между тем как ее-то Он и искал. Вспомним, как часто Он требовал веры от больных как условия исцеления недугов душевных и телесных. Человек пал от лукавой недоверчивости к Богу, то есть отпечатлел в своей душе свойство самого диавола; приближение его к Богу поэтому должно быть непременно только через веру, через искреннюю доверчивость всему Божественному, всему домостроительству нашего спасения. Будь прост и незлобив, как дитя; веруй, чему повелевает веровать Церковь, и спасешься. "Благодатью вы спасены через веру" (Еф. 2:8) (10).

* * *

Всякий верующий христианин, старающийся жить благочестиво, по вере, должен ожидать между прочим и того тяжкого, горького нападения диавола, предметом которого будет похищение веры из сердца, чтобы он, не веруя, не спасся (см. Лк 8:12). Если с Божией помощью человек успел отсечь многие страсти и пристрастия, которыми как самыми подручными, самыми удобными средствами искушает нас диавол, тогда он устремляется в самую глубину нашего существа, силится утвердить свое владычество в сердце и там, как искусный мастер на разрушение, подкапывает самое основание нашей жизни – веру. Тяжело бороться, когда веру, так сказать, вырывают из сердца: тогда теряется сама опора борьбы, отнимается вся сила нравственная, потому что вера есть сила наша и победа наша, как говорит апостол: "сия есть победа, победившая мир, вера наша" (1Ин. 5:4). Какая же поэтому победа без веры? Как же надобно стоять в вере, мужаться, укрепляться! (10).

Вино

Неумеренно и не вовремя употребляемое вино делает душу бессильной в борьбе с внутренними искушениями. Душа бывает легко подвержена возмущению, страху бесовскому там, где нет страха, стыдится, где нет стыда (10).

Власть

Когда сильная, мудрая, правильная и всенаправляющая власть бодрствует и действует, поощряя одних и праведно наказывая других по делам, тогда все в обществе идет своим чередом. Жизнь духовная и материальная, учебная, политическая, хозяйственная, общественная, военная – все совершает свое обычное течение и развитие, принося всякую пользу всему государству. А когда вследствие общего неповиновения властям и бездействия подчиненных членов общества, как и бездействия властей, деятельность прекращается, как в органическом теле прекращается кровообращение, тогда все в обществе замирает, падает, разрушается, и общественная безопасность исчезает, и члены общества идут один против других, дается полный разгул воровству, хищению, вражде и убийствам. Так было в России, когда всюду все перестали работать: и учебные заведения, и мастерские с рабочими, и железные дороги, типографии, почты и телеграфы. Подлинно Россия пришла в состояние хаоса. Вот пагуба безвластия (3).

* * *

Если царь или какая-либо вообще власть духовная или светская во многом ошибается и поступает противозаконно, по слабой совести или бесхарактерности, с видимыми опущениями, не презирай, не брани, не унижай их на словах, но молись за них Господу, да немощное уврачует и недостающее восполнит, ибо без Бога мы не можем делать ничего истинно доброго и полезного (4).

Вода святая

Крест во Христе и Христос на кресте: крест есть образ распятого Христа, Сына Божия, потому и знамение его и единая тень его страшны для демонов как знамение Христа, как сень Его, Распятого. Потому весьма важно погружать крест в воду и освящать ее; она целительна бывает вследствие того и прогоняет демонов (7).

* * *

Те, которые прикасались к одежде Спасителя, исцелялись. Почему употребляющие ныне святую воду с верою исцеляются? Крест, погружаемый в воду с молитвою веры, есть как бы Сам Господь животворящий. Как одежды Спасителя проникнуты были Его жизнью, так вода, в которую погружается животворящий крест, сама проникается жизнью. Оттого она и целительна (7).

Вожделение

"Больше всего хранимого храни сердце твое, потому что из него источники жизни" (Притч. 4:23). Береги свое сердце особенно в том смысле, чтобы не допускать до него земных, страстных вожделений, ибо и одно мгновенное вожделение оскверняет душу и разлучает ее от Бога. Старайся непрестанно о том, чтобы оно тяготело к небу, а не к земле, к Богу, а не к Велиару, чтобы оно желало нетления, любви и добродетели, кротости и смирения, простоты и незлобия, а не земного, хотя и блестящего и сладкого, тлена. Нам непрестанная опасность от земных вожделений: человек грешный льнет ко всему запрещенному. Береги сердце от гнева, злобы и зависти, сладострастия, гордости, кичения и возношения себя над другими! (10).

Помыслы и вожделения греховные быстры как молния палящая или как внезапный сильный ветер, колеблющий душу, как тростник или как бурный поток, потопляющий душу, как храмину, основанную на песке, или как грязная вонючая волна, обдающая всю душу зловонием и смрадом. Да бережется же всякий христианин всякого греха, вольного или невольного, и да утвердит свои душевные стопы на камне веры – Христе Боге; да молится непрестанно, и да приносит всегда Богу покаяние тайное и явное, и да гнушается греха во всех его бесчисленных проявлениях, да презирает сладострастие плоти как смертельный яд, да ни во что ставит злато и серебро и все драгоценное, блестящее; да презирает славу человеческую, эту славицу преходящую и вредную, подтачивающую, как червь, душу; да ищет нетленных благ и да тщится всегда иметь в сердце Христа, это Сокровище жизненное и вседовлеющее на всю вечность. "Мерзость пред Господом – помышления злых" (Притч. 15:26). И мгновенное вожделение плотское есть измена Господу и мерзость идолослужения. Это оттого, что душа есть простое существо, дух и во мгновение склоняется или в сторону правды, или в сторону неправды, делается подобной или Богу, или Диаволу, потому сказано у апостола: "подражай злу, но добру" (3Ин. 1:11) (10).

* * *

Береги сердце всячески от греховных плотских вожделений, приносящих с собой осквернение, смущение, омрачение, рабство, растление. Грех прокрадывается всего удобнее через наше плотское вожделение, ибо плоть любит сласть, и растление весьма легко прокрадывается через сласть (10).

Воздержание

Чтобы христианин жил христианской жизнью и не угасала в нем совершенно жизнь духа, ему необходима молитва домашняя и общественная, необходимо посещать с верою, разумением, усердием богослужение в храме, как необходимо подливать елей в лампадку, чтобы она горела и не угасала; а так как молитва искренняя, горячая бывает при воздержании, то для поддержания в себе христианской жизни, или горячности веры, надежды и любви, нужны воздержание и пост. Ничто так скоро не погашает в нас духа веры, как невоздержание, лакомство и пресыщение и рассеянная, разгульная жизнь. Я угасаю, умираю духовно, когда не служу в храме целую неделю, и возгораюсь, оживаю душою и сердцем, когда служу, понуждая себя к молитве не формальной, а действительной, духовной, искренней, пламенной (1).

Возмездие

Острие скорби, которое ты вонзишь невинно в чужое сердце, войдет и в твое сердце, по строгому закону возмездия: "какою мерою мерите, такою и вам будут мерить" (Мф. 7:2). Не хочешь скорби, не делай ее и другому (7).

Воля божия

"Да будет воля Твоя, яко на небеси, и на земли" (Мф. 6:10). Исполнение святой воли Божией – всеблагой, премудрой, всеблаженной, вечной, всемогущей – ведет разумных тварей ко всякому благу и блаженству, к свету, к миру, к преуспеянию во всякой добродетели, к достижению конечной цели спасения души, а исполнение нашей грешной, растленной, слепой воли ведет ко всякому злу, смятению, мраку, к болезням, скорбям, несчастьям и ко всяким бедствиям и, в конце концов, к проклятию Божию и вечному мучению: "идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его" (Мф. 25:41). До чего доходят исполняющие свою волю пьяница, прелюбодей, вор, безбожник, гордец, завистник и прочие? Страшно и представить себе картину различных грехов человеческих и их последствий! Эту отвратительную картину мы видим все каждый день в том или ином виде. Сколь же должны мы все усердно исполнять волю Божию! Как просить о том усердно Господа! (3).

* * *

Никогда так не трудно сказать от сердца: да будет, Отче, воля Твоя, – как в сильной скорби или в тяжкой болезни, особенно при неправдах от людей, при наваждениях или кознях врага. Трудно от сердца сказать: да будет воля Твоя, – и тогда, когда мы сами сделались виновниками какого-либо несчастья, ибо, думаем мы, это не Божия, а наша воля поставила нас в такое положение, хотя ничто не бывает без воли Божией. Вообще трудно поверить сердечно, что воля Божия есть страдание наше, когда сердце знает и по вере, и по опыту, что Бог есть блаженство наше, а потому трудно и говорить в несчастье: да будет воля Твоя. Мы думаем: неужели это воля Божия? Отчего же Бог нас мучит? Отчего другие покойны и счастливы? Что мы сделали? Будет ли конец нашей муки? и т.д. Но когда растленной природе нашей трудно бывает признать над собой волю Божию, без коей ничто не бывает, и покориться ей со смирением, тогда-то пусть она и покорится ей, тогда-то пусть и принесет Господу свою драгоценнейшую жертву – преданность Ему сердечную не только в покое и счастье, но и в скорби и несчастии; свое суетное, ошибочное мудрование да покорит премудрости Божией совершенной, ибо как отстоит небо от земли, так отстоят помышления наши от мысли Божией (ср. Ис. 55:8, 9). Да принесет всякий человек своего Исаака, своего единородного, своего возлюбленного, своего обетованного (которому обещаны покой и блаженство, а не скорбь) в жертву Богу и да покажет Ему свою веру и свое послушание, да будет достоин даров Божиих, которыми он пользовался или будет пользоваться (6).

* * *

Ни на одно мгновение своей воли не исполняй, а – волю Божию, которая есть любовь ко всем – и ко врагам – и святость наша. Наша же воля есть грех многообразный, самолюбие (а не боголюбие), злоба, ненависть, гордость, зависть, жадность, сластолюбие, объедение, пьянство, татьба, сребролюбие, блуд, лукавство, леность, жестокосердие и бесчувствие к страданиям ближнего, злорадство о его неблагополучии, злопамятство, ропот, хула, кощунство (7).

* * *

Когда уныет дух твой в болезни и с ужасом начнет представлять смерть, тогда успокой и утешь мятущееся, трепещущее и печальное сердце твое следующим изречением: Ты, Господи, глубиною мудрости человеколюбно вся строиши и полезное всем подаеши, – и веруй, что Он непременно устроит нам все во благо: жизнь ли, болезнь ли, напасть ли, скорбь ли, смерть ли, так что лучшего тебе и пожелать нельзя. Не говори: рано бы еще мне умирать, хотелось бы еще пожить во славу Божию, для пользы родственников, ближних; хотелось бы еще на свет посмотреть, благами земными насладиться. Будь благодарен Богу и за то, что доселе пользовался ты благами Его, милостями, щедротами Его. Теперь покорись Его воле, Его призванию, а впрочем в то же время не отчаивайся и в продолжение здешней жизни (7).

* * *

Когда ты хочешь быть и всеусильно стараешься быть безболезненным и здоровым, а между тем остаешься все болен, говори: да будет воля Твоя; когда предпринимаешь что, а предприятие не удается, говори: да будет воля Твоя; когда делаешь добро другим, а тебе платят злом, говори: да будет воля Твоя, – или когда, например, ты хочешь спать, а у тебя бессонница, говори: да будет воля Твоя; вообще не раздражайся, когда что-либо делается не по твоей воле, и научись во всем покоряться воле Отца Небесного. Ты хотел бы, чтобы не было с тобой искушений, а между тем тебя враг ежедневно томит ими: разжигает тебя, утесняет всячески, – не раздражайся, но говори: да будет воля Твоя (7).

* * *

Кто последует Христу, тот наследует вечное блаженство небесное и сподобится видеть неизреченную красоту Божию, которой не могут насытиться все Ангелы Божии.

Отвергнуться себя нелегко человеку плотскому, мирскому; он и не решится на это, а, скорее, решится следовать своей плоти и крови, до конца пить чашу наслаждения земного.

Господь и предупреждает: если хочешь спастись, хочешь блаженствовать на небе со всеми святыми, не живи по своей воле и по внушению страстей своих, откажись от своей воли грешной и неустойчивой и во всем подчинись воле Божией, всегда святой и благой. Тогда ты всецело сочетаешь себя Христу, потому что нельзя соединиться Христу, источнику благости, с человеком злым, недоброжелательным, неправедным, лицеприятным; какое общение света со тьмою, у Христа с сатаною (ср. 2Кор. 6:14, 15)? Никакого (9).

* * *

Волю Божию творить должно со всем усердием и желать этого, стремиться к тому со всем жаром; ибо в исполнении ее наш живот, покой, радость, слава, блаженство, сила. Да будет воля Твоя, – научил нас молиться Господь! И как Он исполнял и исполнил ее в совершенстве! "Вот Я иду... исполнить волю Твою, Боже мой", – говорит Он словами Писания (Пс. 39:8, 9). И как Он учил нас исполнять в точности волю Божию! "Ибо кто будет исполнять волю Божию, тот Мне брат, и сестра, и матерь" (Мк. 3:35). А как у нас мало заботы и старания творить волю Божию! Каждый творит свою глупую, растленную, развратную, слепую, пагубную волю. Гордец – свою, злой – свою, пьяница – свою, корыстолюбец – свою, завистливый – свою, блудник – свою. А воля Божия есть живот наш, блаженство наше вечное, святость наша. "Ибо воля Божия есть освящение ваше, чтобы вы воздерживались от блуда" (1Фес. 4:3) (9).

* * *

Научись всецело предаваться воле Божией – в счастье и несчастье, равно как после греха, когда скорбь и теснота сердца, по закону правды Божией, делают прискорбной и трудной жизнь твою, для того чтобы ты возненавидел грех и всем сердцем любил добро, и когда ты право течешь и не поддаешься греху – благословение Господне бывает на главе твоей и в сердце твоем. Будь как дитя, искренно любящее своих родителей, которое, право ли, неправо ли перед ними, всегда отдается на их волю, зная наверное, что с ним всегда будет поступлено отечески, с любовью (10).

Воскресение

Истина воскресения Христова находится в самой тесной связи с истиной будущего нашего воскресения при кончине мира, так что "если нет воскресения мертвых, то и Христос не воскрес" (1Кор. 15:13) (а кто столько маловерен, чтобы утверждать, будто Христос не воскрес?), и наоборот – если Христос восстал из мертвых, то и воскресение мертвых несомненно. Почему же так: воскресение Господа есть несомненный залог нашего воскресения из мертвых? Потому что, восстав из мертвых, Он стал начатком умерших или началом воскресения людей из мертвых; потому что "как смерть через человека, так через человека (Господом) и воскресение мертвых. Как в Адаме все умирают, так во Христе все оживут... первенец Христос, потом Христовы, в пришествие Его" (1Кор. 15:21–23) (2).

* * *

Тела наши по воскресении будут духовные, а не земные: все земное останется на земле. Станем же, христиане, памятуя такое будущее жительство свое, отрешаться постепенно от всего земного. В воскресении мертвых люди будут как Ангелы на небесах (Мф. 22:30), такие духовные! Поэтому-то там не будет ни пищи, ни питья, ни одежд, ни воздуха, ни теплоты питающих, согревающих и поддерживающих наши тела, "но праведность и мир и радость во Святом Духе" (Рим. 14:17). Ныне земные тела наши землей и поддерживаются, то есть земными стихиями, но тогда все "стихии же, разгоревшись, разрушатся, земля и все дела на ней сгорят" (2Пет. 3:10). Итак, памятуя эти будущие перевороты в судьбе нашей, в телах наших и в жизни нашей и странно Бога вочеловечшася видяще, устранимся суетнаго мира и ум на Божественная возложим: сего ради Бог на землю сниде, да нас на небеса возведет [15]. Тело духовное совсем иное, чем вещественное, стихийное. "Будет Бог все во всем" (1Кор. 15:28) (7).

* * *

Мы всякий день умираем душами через свои грехи, но можем и воскресать, и некоторые из нас и воскресают всякий день и всякий час, и на одном часе – много раз через веру и сердечное покаяние перед Сердцеведцем Богом. Грех, умерщвляющий наши души, крайне живуч, лукав, деятелен, всякую минуту влечет нас в плен, смущает, омрачает, теснит, палит, расслабляет, оскверняет и умерщвляет наши души, преданные миру, а не Господу. Но хотя грех иногда сладок, а умирать из-за него душой никому не хочется, и всякий грешник желает и ищет приволья и сердечного простора и веселья, но нечестивым нет радости, говорит Господь, только неповинным сердцам свойственна истинная радость; "скорбь и теснота всякой душе человека, делающего злое" (Рим. 2:9). Чтобы избавиться грешнику от скорбной тесноты или от смерти греховной, нужно примириться с Богом, Которого он прогневал и непрестанно прогневляет грехом, от Которого сам удаляется в страну далече, к диаволу. Нужно искреннее покаяние, и как мы постоянно согрешаем, то нужно постоянное покаяние тайное перед очами Божиими и в известное время открытое, перед священником. Через покаяние умирающая душа воскресает столько раз, сколько грешник, согрешая, кается сердечно, так что если сто раз человек умрет на день грехом и сто раз покается искренно, то сто раз и воскреснет (8).

* * *

Удивительно, как ныне могут некоторые глумиться, слыша о воскресении, ныне, когда воскресение мертвых сделалось для нас так несомненно, как несомненен нынешний день! Впрочем, не будем дивиться: так поступают христиане только по имени, но язычники по делам, рабы чрева, богатства неправедного, поклонники мира сего, для которых нет высшего удовольствия, кроме удовольствия гортани, вкушающей сладкие брашна и напитки, кроме удовольствия поклонения золотому тельцу. Но им и конец будет по делам их. А мы посмотрим на величественное зрелище, как Жизнодавец наш воскрешает дочь Иаира (9).

* * *

Вот вам урок о воскресении, затвердите его хорошенько, помните, что вы воскреснете. И только? Нет, и живите по-христиански, чтобы достигнуть блаженного воскресения: будьте воздержны и целомудренны, терпеливы, незлобивы, смиренны, снисходительны, милосерды, единодушны. Друг друга подвизайте, друг друга влеките в Царство Небесное (9).

* * *

Господь касается нашего сердца Своей благодатью через Слово Божие, проповедуемое в церкви, или через добрый совет близких к нам, или через мысль благую, Им посылаемую в нашу омраченную грехами душу, или касается нашего грешного тела какой-либо посылаемой Им болезнью, или посещает нас какими-либо потерями, например, потерей близких родных, потерей своего имущества, или Он угрожал нам близкой опасностью вдруг потерять жизнь свою на суше или в море, или другим чем подействовал благодатно на нашу душу. И что же? Мы – духовные мертвецы – весьма часто от этого оживали, то есть начинали чувствовать суету, тленность всего земного и необходимость для души истинной живой веры в Бога и дел добродетели, которыми прежде пренебрегали, начинали сердечно раскаиваться в прошедшей безпорядочной жизни, появлялся у нас дух сокрушенный и сердце смиренное, мы умилялись при мысли о великом долготерпении Божием над нами, считали себя величайшими грешниками, оплакивали свои заблуждения и твердо решались и начинали вести жизнь совсем другую, богоугодную. И вот здесь-то совершается чудо, весьма подобное тому, которое было с умершим сыном вдовы наинской. Сел юноша, – то есть восстает наша душа от греховного сна, начинает говорить слова спасения, – стал говорить (см. Лк. 7:15), – и Господь отдает ее, воскрешенную от духовной смерти, матери ее, то есть Церкви Святой, которая есть мать наша, для духовного воспитания и руководства ее к будущей жизни (9).

* * *

Воскресение Христово из мертвых, ежегодное, торжественное, всерадостное, и еженедельное празднование его уверяет всех очевидно и, так сказать, осязательно в будущей жизни, в жизни душ наших по смерти и в будущем общем воскресении тел наших из персти земной и в их дивном преображении по образу воскресшего Тела Христова. Теперь мы видим как бы сквозь тусклое стекло, гадательно, тогда же лицем к лицу; "теперь знаю я отчасти, а тогда познаю, подобно как я познан" (1Кор. 13:12) (10).

* * *

"И когда ты сеешь, то сеешь не тело будущее, а голое зерно... но Бог дает ему тело" (1Кор. 15:37, 38). Ты недоумеваешь, как тело, рассыпавшееся в земле, воскреснет. А как воскресает из земли семя, например, мака, пшеницы или другого чего? Это семя также умирает в земле. Как же оно оживает, воскресает, и с таким избытком? Бог дает ему, говоришь, тело. Воздай же славу Богу всемогущему, Который из земли сотворил и творит все органические и неорганические тела на земле, а потому и рассыпавшиеся в земле подобным же образом восстановляет. Дать тебе тело, цветущее нетленной красотой, для Него такое же обыкновенное дело, как весной от сгнившего осенью и зимой корешка, например, макового цветка, давать новый цветок. Смотри на свое бессмертие в будущей жизни как на самое обыкновенное для Творца дело, которое предопределено от сложения мира и – так же не может не быть, как в порядке природы не может не следовать за зимой весна. "Наступает время, и настало уже, когда мертвые услышат глас Сына Божия и, услышав, оживут" (Ин. 5:25) (10).

Примечание

15. Акафист Иисусу Сладчайшему, кондак 8.

Воспитание

Учившаяся и недоучившаяся молодежь редко ходит в церковь, вообще не ведет дела воспитания своего духовного, считая его как бы не нужным и отдаваясь житейской суете. На это надо обратить внимание. Это плод гордости, неразвитости духовной. Считают посещение храма и богослужения общественного делом простого народа и женщин, забывая, что в храме со страхом служат вместе с человеками Ангелы и вменяют это себе в величайшее блаженство (1).

* * *

Невелика заслуга человека пред Богом родить подобного себе или самому родиться. Это дело Божие, дело естества или природы, свойственное и всем животным. Есть много таких родившихся, которым бы лучше не родиться, – таковы все злодеи, нераскаянные богоотступники, еретики, убийцы, самоубийцы, пьяницы, прелюбодеи, каковым был и царь Ирод, сребролюбцы, лихоимцы, изменники правой вере, цареубийцы, ненавистники и ругатели своих родителей и прочие. Нет заслуги в том, чтобы родить или родиться. А заслуга перед Богом – воспитать ребенка и сделать его или самому человеку стать добрым членом семьи, преданным членом государства и добрым, верующим христианином (3).

* * *

Христианин неизменно должен заботиться о своем духовном воспитании, для которого он и возродился во святой купели Духом Святым, и воспринял пакибытие духовное, и запечатлен миром или печатью Духа Святого, и удостоился права причащения пречистой Крови Христовой. По намерению Божию Святая Церковь есть первая и самая законная воспитательница христианских душ. Нет важнее дела, как дело воспитания христианского. Посудите и поймите сами, как дороги для Бога эти разумные души бессмертные, искупленные Кровью Самого Сына Божия, призванные от тьмы неведения к свету Боговедения Самим Господом, обрученные и сочетанные Господу, как чистые девы Пречистому Жениху! Как дорого спасение этих душ, которым Он предлагает в пищу и питие Свое пречистое Тело и пречистую Кровь, которых Сам взялся духовно воспитывать через эти дивные, страшные, животворящие и боготворящие Тайны! Занимайтесь все своим духовным воспитанием со всем вниманием и усердием; занимайтесь богомыслием, молитвой, самоиспытанием, самоосуждением, всесторонним исправлением себя, упражняйтесь в добродетелях кротости, смирения, послушания, терпения, милосердия, целомудрия, простоты, незлобия и отсекайте все греховные помыслы, вожделения, привычки, страсти (10).

Враг

Жалеть надо всякого злого человека, а не злиться на него и не угождать тем сатане, просто взирать и на всякого врага как на создание Божие, как на созданного по образу Божию и как на член свой и не дышать на него злобой, то есть не быть диаволом, ибо человек злящийся есть диавол в то время, когда он злится. Надо быть всегда кротким, незлобивым, благосердым, терпеливым, как бы не замечающим злобы в других, надо побеждать благим – ласкою, благотворением – злое или злых людей. Избави Бог от злой подозрительности, при которой все в ближнем обращают в худую сторону: движение, жест, взгляд, голос, поступь, каждое слово (7).

* * *

Старайся все делать напротив того, чего хочет враг безплотный. Он побуждает тебя к гордости, к самохвальству и осуждению брата – ты смирись до земли и пепла и осуждай как можно строже себя самого, а брата восхвали в сердце. Если брат твой по действию врага обходится гордо и злобно, ты обходись с ним смиренно и с любовью. Если враг побуждает тебя к скупости – будь щедр с доброхотством. Так поступай во всех подобных случаях, и заслужишь великую благодать Божию и сам собственными сердечными очами увидишь ее. Нет у тебя внутренней силы поступать так, враг силен, говоришь ты: проси же в молитве Всесильного на всякое время и на всякий час, и Он поможет тебе (7).

* * *

Все делай напротив того, что враг внушает: он внушает ненавидеть обидящих нас – ты люби их, ругающих благословляй и взимающих твое не истязуй и с охотой сам отдавай, когда хочешь смеяться – плачь, когда находит уныние – старайся развеселиться, когда зависть – радуйся чужому благополучию, когда борет противоречие, непокорность – немедленно покорись, согласись, когда блудные помыслы – поревнуй о чистоте сердца, представь высокое достоинство христианина, обоженного во Христе Иисусе, что члены наши – члены Христовы, когда гордость – смирись, когда злоба – будь особенно добр, когда раздражительность – сохрани спокойствие, когда скупость – будь щедр, когда рассеянность – немедленно запри чувства от всего внешнего и размышляй о едином на потребу, когда сомнение, маловерие, неверие – призови на помощь особенно сильную веру, припомни примеры веры или верующих Ветхого и Нового Завета и чудеса, совершенные верой, и проч. Делай так и не поддавайся врагу, мечтателю, ибо все страсти, пристрастия, прихоти – его мечта (8).

Вражда

Диавол с лукавством побуждает нас, вместо того чтобы раздражаться на него самого, внушает нам замечать грехи ближнего, чтобы нас озлобить, раздражить против человека, возбудить презрение к нему, и таким образом держит нас во вражде с ближними и с Самим Господом Богом. Потому надо презирать самые грехи, погрешности, а не ближнего, делающего их по наущение диавола, по немощи, привычке, ближнего же жалеть, с кротостью, с любовью вразумлять его как забывающегося или как больного, как пленника, невольника своего греха. А злоба, презорство [16] наше к согрешающему ближнему только увеличивает его болезнь, забвение, духовный плен его, а не уменьшает, да и нас делает как бы умопомешанными, больными, пленниками собственных страстей и диавола – их виновника (6).

* * *

Лучше не передавать укорных слов, посылаемых к нам от кого-либо, а умолчать об них или передать, хотя ложно, слова любви и благорасположения, тогда дух наш пребудет спокоен. А передавать слова вражды и зависти весьма вредно, они производят нередко в нетерпеливых и самолюбивых людях, к которым относятся, бурю душевную, возбуждают угасшую вражду и производят раздор. Надо иметь христианское терпение и мудрость змиину (7).

* * *

Всеми мерами избегай случаев, поводов, слов, питающих вражду, и всяким случаем, поводом пользуйся к оказанию любви искренней и святой: в первом случае мало-помалу искореняется враждебное настроение души, во втором случае питается и утверждается любовь. Ни на минуту не имей злого сердца, всегда будь любезен ко всем, побеждая свое злое расположение любовью, все терпящей и все побеждающей, избегай упрямства, своенравия и противления ближним, не поставляй на своем, чтобы исполнить свой злой каприз, чтобы намеренно повредить кому-либо (7).

* * *

Великое благо, великая добродетель незлобие перед Богом и людьми: оно покрывает множество грехов. Не будем слушаться диавола, научающего нас питать зло на ближнего, а будем в простоте сердца прощать обиды, причиняемые ближними, тоже по наущению врага. Никто да не мыслит зла друг на друга, никто да не увлекается злой подозрительностью касательно ближнего, ибо это прелесть врага нашего спасения, всемерно усиливающегося разрушить в нас союз любви и братства и насадить демонскую вражду и неприязнь (8).

Примечание

16. Презорство (устар.) – презрение, пренебрежение.

Время

И время течет не останавливаясь, и тело мое при жизни еще постоянно меняется и преходит, и мир весь, как видно по его движению, тоже преходит и как будто поспешает к предположенному концу своему, как заведенная машина. Где же постоянное? Постоянное – то, что все это движет и направляет к своим целям, постоянна первая причина всего сложного и сотворенного, которая сама не сложна и потому непреходяща, вечна, постоянны еще созданные по образу первой Вины духи Ангелов и человеков. Все остальное – мыльный пузырь. Не унижаю этими словами творения, но говорю так о нем сравнительно с Творцом и с блаженными духами (6).

* * *

Время дано каждому из нас от милосердого Спасителя одуматься, раскаяться, исправиться, запастись с избытком елеем милосердия и всякой добродетелью, чтобы не постыдиться на суде. Итак, озаботимся приобрести ангельскую кротость и незлобие, любовь и милосердие, терпение и долготерпение, смирение и покорность, воздержание и чистоту и будем убегать противных этим добродетелям качеств. Такие добродетели и в этой жизни приобретают нам благословение Отца Небесного, а в будущей они поставят нас одесную Всевышнего Судии (8).

* * *

Если не хотим сохнуть, как проклятая Господом смоковница или как трава, и в огонь вечный быть брошенными, постараемся, возлюбленные братия, приносить Насадителю нашей жизни плоды добрых дел, пока имеем время, силы, средства, случай. Может быть, придет время, когда и хотели бы сделать добро, но это будет невозможно. "Доколе есть время, будем делать добро всем, а наипаче своим по вере" (Гал. 6:10) (14).

Всемогущество божие

О, божественная сила веры! Господь уверяет, что, если мы имеем хотя небольшую веру в Господа как всемогущего и всеблагого Творца мира видимого и невидимого, и тогда мы можем делать при ее посредстве чрезвычайные дела, например, переставлять горы с места на место. В самом деле, что стоит это для всемогущества Божия? Если земля, которой тяжесть по причине огромного количества весу почти невозможно исчислить, держится в пустом пространстве мира, ничем не поддерживаемая, если бесчисленные миры, большая часть которых превосходит величиной нашу землю, также вращаются, подобно легким мячам, в пространствах неба силой притяжения и отталкивания, то не пойдет ли со своего места по слову разумной твари, преданной своему Творцу и верующей в Его бесконечное могущество, какая-нибудь земная гора, какая-нибудь масса земного вещества? Духу естественно повелевать вещественной природой: он бесконечно выше, благороднее и могущественнее ее, по крайней мере таким он создан и таким быть должен. Только по грехам нашим вещественная природа вышла из-под нашего подчинения, не слушает нас, иногда даже враждует против нас. Возвратим себе первобытное господство, сделаемся по живой вере едино с Господом, Творцом мира, тогда мы увидим, что значит человек верующий, святой, богоподобный: он делается как бы богом (2).

Второе пришествие

Господь, по-видимому, медлит вторым, славным пришествием Своим для того, между прочим, чтобы больше народилось сынов Царства Небесного. Какое благодеяние Господа для меня, что Он и мне, недостойному, дал время появиться на свет до славного Его пришествия, после которого уже не будет рождающихся. А как я рассуждаю, так будет рассуждать и всякий: всякому хочется насладиться бесценным даром жизни. Еще для того медлит, что Он не хочет смерти грешника, но чтобы все в покаяние пришли и спаслись (10).

Г

Гармония

Человек, для кого этот дивный неизменный чин, порядок природы, чин неба и земли? Это стройное течение солнца, луны и звезд, эти перемены весны, лета, осени и зимы? Для кого это бесконечное разнообразие и изобилие плодов земных с бесчисленными приятными вкусами? Для кого этот свет солнечный, живительно радостный и плодотворный? Для кого этот живительный, часто полный дивных ароматов растительных воздух? Для кого эта стихия водная, утоляющая твою жажду, очищающая твои нечистоты и дивно претворяемая Творцом в бесчисленные соки плодов земных, капающая обильно на землю для произращения всяких плодов, которым по множеству и разнообразию нет числа, и прекрасных благоухающих цветов, украшающих землю и твои сады? Для кого домашние животные, для кого обилие рыб всяких – великих и малых, птиц пернатых, услаждающих твой слух приятным пением и прославляющих Творца тварей или приготовляемых для утоления твоего голода или алчности в пищу? Для кого металлы, минералы, камни драгоценные?

Не для тебя ли, человек, царь тварей земных? Не ты ли пользуешься всем этим богатством природы для пользы, удовольствия, богатства, роскоши? Не для тебя ли весь этот чудный строй природы, этот дивный порядок, эта гармония всего творения? А если для тебя все богатство творения, этот чудный порядок, эта гармония и ты этим пользуешься для своего блага и довольства, то для чего нарушаешь заповеди Творца, данные тебе для твоего блага и блаженства, для чего нарушаешь чин природы и допускаешь бесчисленные бесчинства в своей жизни и водворяешь на земле стоны и горе без конца? Для того ли ты сотворен? Ведь тебе дан разум, совесть, заповеди Творца, чтобы ты их добровольно исполнял и блаженствовал! Каких казней ты достоин за твои беззакония, за твою неблагодарность, за твое бездумье, нерадение, леность, злобу!

Видишь ты эту чудную гармонию, согласие, порядок тварей великих и малых во всей вселенной, чудный строй всего творения, установленный законами Творца? И ты будь в гармонии, в согласии с ними, премудрыми и праведными законами всеблагого Творца, предначертанными для тебя прежде твоего сотворения и рода человеческого; будь в гармонии со своей совестью, с людьми в том, что касается вечных законов Божиих. И ты будешь блажен и здесь, и в вечности (10).

* * *

В мире, как в великолепном доме каком, мы видим дивный во всем порядок и разум – в движении светил и земли, в движении ветров, в переменах года, в развитии растений, в их чудной красоте, в царстве растительном и животном; у мудрого Строителя и Хозяина во всем – в малом и великом – видны мудрые законы, порядок, гармония, красота неподражаемая. А в человеческом роде – бесчисленные беззакония, безобразия, бедствия, несообразности, непорядки: у одних – бедность, у других – роскошь во всем и излишество, скупость, жестокость к подобным себе, зависть, невоздержание, убийства, самоубийства, непокорность младших старшим. Вот что грех сделал и делает. Старайтесь же творить правду всякую (10).

* * *

Видишь ли ты эту чудную гармонию или согласие, порядок тварей великих и малых во всей вселенной, их стройное течение и жизнь, видишь ли чудный строй всего творения? И в твоем существе, в твоей душе и в теле да будет всегдашний строй и гармония всех сил при постоянном повиновении законам Творца и Промыслителя (10).

Глупость

Во всяком человеке, если он и мудрый, есть много и глупости, и иногда глупости отвратительной. Всякую минуту берегись, человек, сам себя, своей глупости. Эта величайшая глупость есть грех: от него всякая пагуба (4).

Гнев

Замечательно, что люди раздражительные после агонии сильного и продолжительного гнева и после испытания всей его мучительности делаются, как говорится, шелковыми, кроткими и смирнехонькими. Что сказано о злости и раздражительности, то следует сказать и о прочих страстях. Сам Господь указал для них наказание в них самих, в их крайней агонии. Так наказывается гордость, зависть, ненависть, скупость, сребролюбие. Каждая страсть есть собственный учитель и вместе палач каждого одержимого ею человека (6).

* * *

Отчего человек иногда вдруг приходит в такое неистовство, что сильно горячится, быстро, отрывисто и несвязно говорит, ломает себе руки, рвет на себе волосы или в ярости бьет других, ломает безумно все, попадающееся ему под руки, и делает другие дела, свойственные умопомешанному и исступленному? Явно оттого, что в его сердце действуют духи злобы поднебесные, подстрекающие людей ко всякому злу и дышащие злобой и убийством на всех и все. Отчего бывают и самоубийцы всякого рода, равно как убийцы других? От действия в сердцах самоубийц и убийц исконного самоубийцы – диавола. Потому-то Христос Спаситель и христианская вера заповедуют всякому кротость и смирение, которые не допускают действовать в сердцах духам злобы и гордыни, ищущим смерти всех и каждого. Господь говорит: "научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем" (Мф. 11:29). Гнев человека – страшное, противоестественное явление в человеке; он возбуждается часто в сердце из-за причин самых маловажных, по причине самолюбия, гордости, кроющихся в нашем сердце. Нужно помнить, что "гнев человека не творит правды Божией" (Иак. 1:20) (6).

* * *

Страсть горяча, смутна, необдуманна, зла, стремительна, и потому человек в страсти, например, в гневе, говорит много необдуманного, неверного, вымышленного, злого, чего не сказал бы в состоянии спокойном. Поэтому, зная сам по опыту такое свойство страстей, во-первых, и сам не говори, когда ты в смущении, в злобе, и извиняй горячих и раздраженных людей, когда они сыплют ругательствами и укоризнами несправедливыми или справедливыми (7).

* * *

Есть, братья, другой род беснующихся – это люди злые, раздражительные, гневливые. Видели вы гневливых, сердитых, злых людей? Как они нехороши в гневе!.. Как безобразится у них все лицо! Какие сверкающие, как у лютых зверей, глаза, в которых видны злоба и ярость! Все мы бываем раздражительны, все склонны к гневу, и потому все должны в покаянии просить у Господа духа кротости, смирения и терпения. "Не мстите за себя, возлюбленные, – увещевает апостол, – но дайте место гневу Божию. Ибо написано: Мне отмщение, Я воздам, говорит Господь" (Рим. 12:19) (9).

Гнев божий

Он (Господь) всю жизнь терпит от нас бесчисленное множество оскорблений и все ждет от нас обращения. Прославь же Его любовь и долготерпение. Вообрази, что было бы без Него, без Его спасения! Ужас и трепет обнимает душу. Но нераскаянных грешников постигнет, наконец, самым делом гнев Божий в "день гнева и откровения праведного суда от Бога" (Рим. 2:5) (6).

Говение

Чем вернее и сильнее средство, соединяющее нас с Богом (молитва и покаяние), тем больше направляет против него разрушительных действий противник Божий и наш, который употребляет для этого все: и расположенное к лени тело наше, и слабость души, ее привязанность к земным благам и заботам, сомнение, так близкое всем маловерие, неверие, скверные, лукавые и хульные помышления, тяжесть сердечную, помрачение мысли – все направлено бывает у невнимательных действием врага к тому, чтобы запнуть на молитве, на этой лестнице, к Богу нас возводящей. Оттого весьма мало молитвенников искренних, усердных; оттого весьма редко и говеют, каются и причащаются христиане, может быть, наполовину не говели бы, если бы закон гражданский не повелевал ежегодно быть всем у исповеди и святого причастия. Испытавшие знают все это (1).

Гордость

Нечувствие сердцем истины слов на молитве происходит от сердечного неверия и нечувствия своей греховности, а это в свою очередь проистекает от тайного чувства гордости. По мере чувств своих на молитве человек узнает, горд он или смирен: чем чувствительнее, пламеннее молитва, тем он смиреннее, чем бесчувственнее – тем гордее (1).

* * *

Чтобы наследовать Небо и вечную жизнь и сподобиться вечного сообщества святых Ангелов и святых человеков, нужно здесь, на земле, предочистить себя, возненавидеть грех и возлюбить правду, одну правду и таким образом уподобиться Богу и святым Его, "ибо какое общение праведности с беззаконием? Что общего у света с тьмою?" (2Кор. 6:14). Святые всю жизнь готовились и очищали себя от всякой скверны плоти и духа, особенно надо научиться смирению, потому что начало греха – гордость. Денница пал гордостью (4).

* * *

Крепко наблюдай за проявлениями гордости: она проявляется незаметно, особенно в огорчении и раздражительности на других из-за самых неважных причин (6).

* * *

Человек, приступая к молитве, должен смирить гордое сердце свое, отбросить от него суету земную и ввести в него веру живую и несомненную (6).

* * *

Когда тебя злословят и ты оттого смущаешься и болезнуешь сердцем, то это значит, что у тебя есть гордость, ее-то и надобно уязвлять и выгонять из сердца бесчестьем внешним. Итак, не раздражайся насмешками и не питай ненависти к ненавидящим и злословящим, а полюби их как твоих врачей, которых послал тебе Бог для того, чтобы вразумить тебя и научить смирению, и помолись о них Богу. "Благословляйте проклинающих вас" (Мф. 5:44). Говори: "Они не меня злословят, а мою страсть, не меня бьют, а вот эту змейку, которая гнездится в моем сердце и сказывается больно в нем при нанесении злословия, утешаюсь мыслью, что, быть может, добрые люди выбьют ее оттуда своими колкостями, и не будет тогда болеть оно". Благодари же Бога за внешнее безчестие: потерпевший бесчестие здесь не подвергнется ему в том веке (6).

* * *

Будь как можно кроток, смирен, прост в обращении со всеми, считая себя нелицемерно ниже всех по душевному состоянию, то есть грешнее и немощнее всех. Из грешных я первый, говори. От гордости происходит напыщенность, холодное без всякой искренности обращение с теми, которые ниже нас или от которых мы не надеемся получить себе пользу (6).

* * *

По хозяйской или, лучше, денежной гордости и непонятной злобе мы часто не хотим удостаивать речи питающихся от нас, враждебно относимся к ним, вместо того чтобы нам более смиряться перед ними, как слугам их, по слову Господню: "кто хочет между вами быть большим, да будет вам слугою" (Мф. 20:26), чтобы усугубить тем воздаяние Владыки через искреннее, нелицемерное Ему служение в лице меньших Его братий! О, кроткий и смиренный сердцем Творче, Жизнодавче, Искупителю, Кормителю и Хранителю наш, Господи Иисусе! Научи Ты нас любви, кротости и смирению Духом Твоим Святым и укрепи нас в сих достолюбезнейших Тебе добродетелях, да не надмевают нашего сердца дары Твои богатые, да не мним мы, что мы питаем, довольствуем и поддерживаем кого-либо. Ты – общий всех Кормилец – питаешь, довольствуешь и хранишь, все под крылами Твоей благости, щедрот и человеколюбия довольствуются и покоятся, а не под нашими, ибо мы сами имеем нужду укрываться в тени крыл Твоих каждое мгновение нашей жизни. Наши очи устремлены к Тебе, Богу нашему, "как очи рабов обращены на руки господ их, как очи рабы обращены на руки госпожи ее... доколе Он помилует нас" (Пс. 122:2, 3) (6).

* * *

Совершенно нечем гордиться христианину, совершающему дела правды, ибо он и спасен, и постоянно спасается от всякого зла только через одну веру, равно как и творит дела правды тою же верою. "Ибо благодатью вы спасены через веру, и сие (и сама вера) не от вас, Божий дар: не от дел, чтобы никто не хвалился" (Еф. 2:8, 9), чтобы никто ничем не гордился (6).

* * *

Злой и гордый человек готов видеть в других только гордость да злобу и рад, если о ком-либо из его знакомых, особенно счастливо, богато живущих, но не близких к нему душевно, говорят другие худо, и чем хуже, тем более радуется, что другие худы, а он совершенство перед ними, и готов видеть в них только одно зло и сравнивать их с бесами. О, злоба! О, гордыня! О, отсутствие любви! Нет, ты отыщи и в злом человеке что-либо доброе и порадуйся об этом добре и с радостью говори о добрых качествах. Нет человека, в котором бы не было хотя какого-нибудь добра, зло же, в нем находящееся, покрывай любовью и молись за него Богу, чтобы Бог лукавыя благи сотворил благостию Своею [17]. Не будь сам злою бездною (7).

* * *

Убоимся окамененного нечувствия грехов наших; убоимся гордости своей сердечной, которая говорит: не нуждаюсь я в прощении грехов, я не виноват, я не грешен; или: грехи у меня легкие, человеческие, – как будто нужно, чтобы были бесовские; или: мне не худо и во грехах моих жить. Это сатанинская гордость, и сам сатана в вашем сердце твердит те же слова. Восчувствуем глубоко, глубоко, всем сердцем, бесчисленные беззакония свои, будем воздыхать о них из глубины души, прольем о них слезы умиления и умилостивим разгневанного Владыку. Не станем нимало оправдывать себя, как фарисеи, лицемеры, ибо не оправдается, сказано, пред Богом никто из живущих (Пс. 142:2), а одним только искренним покаянием во грехах можем умилостивить Бога. Оставим равнодушие и холодность, будем духом горящим работать Господу; не станем забывать, что за долгий период беззаконной жизни мы пришли ныне умилостивить Владыку живота нашего и праведного Судию нашего. Время ли тут холодности и равнодушия, не одобряемых и в общежитии при сношениях с людьми; не должна ли вся душа наша обратиться в огонь духовный и излиться в слезах чистосердечного раскаяния? О, Боже наш, Боже наш! Наши беззакония в собственном смысле умножились паче влас главы нашей, паче числа песку морского, и мы их не чувствуем, мы равнодушны к ним, мы даже не перестаем любить их. Что если беззакония будешь усматривать, Господи, Господи, кто устоит! (Пс. 129:3). Даруй всем нам, Господи, дух сокрушенный и сердце смиренное, да принесем Тебе истинное покаяние (7).

* * *

Гордость обыкновеннее всего показывает Себя в том, что зараженный ею делает себе равными всех или, по крайней мере, многих высших себя по возрасту, по власти, по способностям и не терпит быть ниже их. Если гордый человек есть подчиненный, он не уважает как должно начальника, не хочет ему кланяться, не уважает его распоряжений, исполняет их неохотно, по страху. Он равняет себя со всеми образованными и не отдает перед собой преимущества никому или весьма, весьма немногим. Если он ученый или даже не ученый, сын или дочь, – не отдает должного почтения родителям и благодетелям, особенно простым и грубым, считая их равными себе и даже ниже. Надо крайне беречься сравнивать себя с другими в каком бы то ни было отношении, а ставить себя ниже всех, хотя бы ты и действительно был в чем-либо лучше многих или равен весьма многим. Все доброе в нас – от Бога, не наше. "Сие не от вас, Божий дар: не от дел, чтобы никто не хвалился" (Еф. 2:8, 9). "Все же сие производит один и тот же Дух..." (1Кор. 12:11). А как чужим добром гордиться и равняться с теми, которые Самим Богом и общественным доверием поставлены выше меня? Итак, "не садись на первое место, чтобы не случился кто... почетнее тебя... всякий, возвышающий сам себя, унижен будет, а унижающий себя возвысится" (Лк. 14:8, 18:14) (7).

* * *

Гордость в вере проявляет себя тем, что гордый дерзает поставлять себя судьей веры и Церкви и говорит: я этому не верую и этого не признаю; это нахожу лишним, это ненужным, а вот это странным или смешным. Еще гордость в вере обнаруживает себя похвальбой в мнимом знании всего, тогда как весьма мало знает или совсем слепотствует душевными очами. Это не стоит читать, говорить: известно; этих проповедей не стоит читать: в них все одно и то же, что уже известно мне. Великая степень гордыни человеческой обнаруживается в том, когда простой смертный дерзает сравнивать себя со святыми Божиими и не видит их великих и дивных совершенств, собственными подвигами приобретенных ими при содействии благодати Божией, совершенств, которые Сам Бог увенчал и прославил в них. Он говорит: для чего я буду чтить их, особенно молиться им? Они такие же люди, я молюсь одному Богу, – а не знает того, что Сам же Бог повелевает нам просить за себя молитв праведников. "Только лице его Я приму" (Иов. 42:8)(7).

* * *

Гордость в вере обнаруживается еще в нечувствии грехов своих, в фарисейском оправдании и самовосхвалении, в нечувствии милостей Божиих, в неблагодарности Богу за все доброе, в нечувствии нужды славословия велелепоты [18] Божией. Все не молящиеся Господу Вседержителю, Богу духов и всякой плоти, Животу своему, не молятся по тайной гордости (7).

* * *

Всячески искореняй из сердца гордость, противящуюся Духу Святому, и плотскую, и духовную; она непременно таится в сердце и ясно обнаруживается в обращении с ближними или во время молитвы (7).

* * *

Гордость – начало всякого греха. Грех Адама и Евы, не послушавших Господа своего, прослушавших спасительную и благодетельную заповедь Его, служит причиной того, что род человеческий до сего времени путается в грехах всяческих; от гордости происходят все бедствия... Поэтому надо беречься гордости, надо смирять себя, считать себя ниже других. Пример смирения – Господь Иисус Христос. Он, будучи Богом всесовершенным, "смирил Себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной" (Флп. 2:8). Не напрасно Сын Божий смирил Себя до такой степени. Его страдания необходимы были для спасения нас от гордыни и всех других грехов. Если бы не пострадал за нас Сын Божий, никто не мог бы спастись, сатана всех поглотил бы своею пастью и сделал участниками вечных мучений; впрочем, и теперь пойдут в муку вечную все те, которые живут во грехах и не раскаиваются в них. Крепко помните это и смиряйте себя перед другими, как наставляет апостол Павел: "в почтительности друг друга предупреждайте" (Рим. 12:10)(9).

* * *

Откуда в нас страсть превозношения и самохвальства? Оттуда же, откуда произошли все грехи наши: от первого прародительского греха. Человек создан был с тем, чтобы он любил Бога как виновника своего бытия больше всего, чтобы взирал на Его совершенства и подражал им, свято исполняя Его волю. Но он полюбил больше себя, а не Бога, захотел совершенства Его присвоить себе, пожелал быть сам столь же великим, как Бог, захотел быть самозаконником, подвергся самолюбию и гордости и – пал. Таким образом, превозношение или гордость есть душепагубная страсть человека, делающая его враждебным Богу и презрительным относительно ближних. Может ли Бог с благоволением взирать на тварь, которая надмевается какими-то собственными совершенствами и не находит себе равного в них, как будто у нас есть что-нибудь свое? Вот начало нашей страсти к самопревозношению. Как страсть, она, естественно, есть болезнь нашей души, заразившая ее в минуты падения первых людей. Как ложное мнение о своих совершенствах, как противозаконное движение воли, она есть вместе с тем плод внушений злого духа, который сам, пав гордостью и завистью, увлек к падению теми же грехами и человека. Мы знаем, что люди пали не сами собой, а по искушению от диавола. Нужно ли распространяться о том, что гордость или самохвальство, соединенное с унижением других, есть болезнь нашей души? Чтобы увериться в этом, надобно только взглянуть на человека гордого оком святой веры. Что такое человек в настоящем его положении? Человек падший, разбитый, весь в ранах. Вам кажется преувеличенным это сравнение? Вспомните притчу о самарянине и человеке, попавшем к разбойникам (см. Лк. 10:30–37). Кого изображает этот человек, попавший к разбойникам, избитый и израненный? Кого, как не нас, измученных страстями, миром и диаволом? Если бы такой человек стал утверждать, что он совершенно здоров и не чувствует никакой боли, что мы сказали бы о нем? Не сказали бы мы, что он слишком болен и близок к смерти, потому что в его теле уже нет чувствительности, обнаруживающей в нем присутствие жизненных сил. Это же, непременно это же мы должны сказать и о человеке гордом.

Гордость, далее, есть плод внушений злого духа. Трудно ли в этом убедиться? Гордость есть ложное, преувеличенное мнение о своих совершенствах, истинных или мнимых, соединенное с обидным унижением других. Ложное мнение: а откуда в мире ложь? Бог есть истина. Священное Писание указывает нам один источник, одного отца лжи: ваш отец диавол, – говорит Спаситель иудеям, – и вы хотите исполнять похоти отца вашего. "Он был человекоубийца от начала и не устоял в истине, ибо нет в нем истины. Когда говорит он ложь, говорит свое, ибо он лжец и отец лжи" (Ин. 8:44). Он нашептывает человеку, занятому самим собой, своими добрыми делами, что он есть совершеннейшее существо, которому все другие должны удивляться, что все другие – презренные твари, которые напрасно живут на свете и только грешат. Но как это ложно, посудите сами. Есть ли на самом деле этот наглый самохвал совершеннейшее существо и таков ли в самом деле так дерзко обижаемый им ближний его? Может быть, в то самое время как его осудили, он покаялся, прослезился о своих грехах перед "испытующим сердца" (Откр. 2:23) всех Богом и получил прощение. Между тем как совершенства превозносящегося собой подозрительны уже по тому самому, что он провозглашает, трубит о них перед Богом ли только в храме, или всем и каждому. Истинное совершенство, истинная добродетель скромна: она любит скрываться в тайне и никак не дерзает приписывать сама себе своих совершенств, тем более унижать других. Ты говоришь о себе, что ты добр, милосерд ко всем, усерден к вере и Святой Церкви, изнуряешь постом плоть свою. Прекрасно. Но кто тебе дал право называть себя именами этих почтенных добродетелей? Кто провозгласил тебя добрым, милосердным, усердным к Церкви и Ее Святым уставам? Бог? Ангел? Или ты сам оценил свою добродетель? А как мы можем оценивать свои дела? Как станем взвешивать их? Какую меру примем при этом? Знаем ли хорошо свое сердце нечистое, которое всегда или, по крайней мере, большей частью принимает большое участие при совершении добрых дел? Не входят ли в наши добродетели расчеты самолюбия или другие неблаговидные побуждения? Как иногда легко укрывается от нашего собственного сознания недоброе побуждение, которое было причиной нашего доброго дела. Яд греха глубоко проник в нашу душу, и он незаметно для нас самих отравляет едва не все наши добродетели. Не лучше ли почаще и попристальнее всматриваться в себя и замечать в глубине своей души свои недостатки, чтобы исправлять их, а не выставлять на вид свои совершенства? Да и зачем их выставлять на вид, оценивать самим, когда есть самый безпристрастный ценитель их на небе – Господь Бог, Который воздаст "каждому по делам его" (Откр. 22:12), конечно, знает, как оценить наши дела. Предоставим же Ему судить о наших добродетелях, а сами со страхом Божиим, без превозношения будем совершать свое спасение (Флп. 2:12) (8).

* * *

В неверии тайном скрывается гордость: невер не хочет признать сердечно, всей душой превосходнейшего во всех отношениях, до бесконечности могущественнейшего, чем он, Существа, для Которого нет ничего невозможного и Которое творит что хочет (10).

* * *

Не гордись никак, даже в мыслях. Верно слово Господа: "всякий возвышающий сам себя унижен будет, а унижающий себя возвысится" (Лк 14:11). Мы видим часто, как стремглав летят гордые (10).

Примечание

17. Молитва иерея на литургии Василия Великого.

18. Велелепота (устар.) – великолепие, красота, благообразие.

Господь

Господь все для меня: Он сила сердца моего и свет ума моего, Он движет сердце мое ко всякому благу, Он укрепляет его, Он и мысль благую дает мне, Он – покой мой и радость, Он – моя вера, надежда и любовь, Он – пища моя, питие мое, одежда моя, жилище мое. Как мать бывает всем для младенца – и умом, и волей, и зрением, и слухом, и вкусом, и обонянием, и осязанием, и пищей, и питием, и одеждой, и руками, и ногами – так Господь все для меня, когда я совершенно предаюсь Ему. Но – увы мне! – когда я отпадаю от Господа, тогда в меня вселяется диавол, и если бы я не обращал взоров сердца моего ко Господу, если бы в тесноте вражией не взывал ко Господу о помощи, тогда диавол был бы, как и бывает иногда, всяким злом для меня: и злобой, и унынием, и расслаблением совершенным для всякого добра, и отчаянием, и ненавистью, и завистью, и скупостью, и хульными, лукавыми и скверными помыслами, презорством ко всем – словом, бывает моим умом, моей волей, зрением, слухом, вкусом, обонянием, осязанием, руками и ногами. Итак, надейся на Господа: Он Сущий и бесконечный в святости, могуществе, благости, милости, щедротах, премудрости (6).

* * *

Дивно, мощно правит Господь вещественными мирами посредством Своей премудрости, посредством слова Своего. Как частицы тела животного, дерева, травки, камня держатся сцепляемостью, так все миры – вложенными в них силами и законами. Как душа носит тело и оживляет его, так Бог носит мир, оживляя его Духом Своим; не напрасно называется человек малым миром. Какая ничтожная паутина для Бога мир! Какая ничтожная паутина мое тело! А все премудрость в каждой точке вещества, и все премудростью, вечными законами премудрости только и держится. О, премудрость, премудрость! Все мы бытием своим обязаны тебе – твоему благому Виновнику! Моя смерть, мое разложение или разрушение ясно доказывает, какая ничтожная я у Тебя паутина (6).

* * *

Господь есть совершенный Обладатель и Повелитель всей твари; и мы знаем, что повелений Его, воли Его слушает вся тварь: Ангелы и смысленные сердцем человеки, небо, земля и все, что на них, даже ад и все, что в нем. Повелевает Ангелам – и они быстро шествуют исполнять волю Его, повелевает быть хранителями возрожденных людей – и они хранят всю жизнь и ни в чем не преступают повелений Его; повелевает небу – и оно или дает дождь и росу, или снег и град, или удерживает их; повелевает ветрам, воде – и они слушаются Его; повелевает огню – и он повинуется Ему; повелевает солнцу – и оно затмевается или светит всей подсолнечной, согревая и освещая ее; повелевает земле – и она прозябает разного рода растениями, запрещает произращать – и перестает; повелевает водам неудержимо литься на землю – и они льются, как в потоп всемирный; повелевает ветрам – и они дуют, свирепствуют и бывают разрушительными за грехи наши; повелевает киту морскому пожрать пророка Иону – и он готов на лов; повелевает рыбе наполнить сеть учеников Своих – и она бежит, бежит, послушная велению Творца; повелевает мертвецу встать, ожить – и смерть бежит от человека, и является жизнь; повелевает болезни оставить больного – и болезнь бежит, и больной встает, бодрый и здоровый; повелевает бесам – и они беспрекословно повинуются. Велико имя Господне, хвально имя Господне, препрославленно имя Господне! Он может претворять твари Свои как Ему угодно: например, воду в кровь, воду в вино, посох в змия живого или опять посох в живое растение, человека – в столп, как жену Лотову, змея – в золото и опять золото в змея, как это по молитве угодника Своего Спиридона Тримифунтского сотворил Господь. Но особенно сила, держава Господня проявляется в том, что Он претворяет человекагрешника в святой и избранный сосуд, падшего падением ужасным восстановляет, растленного воскрешает и обновляет, мертвого душой и телом человека оживляет, падшего в вечную смерть вводит в вечную жизнь. Это чудо чудес; это являет безконечную благость, премудрость и всемогущество Господа твари; или еще то, что Он Сам, будучи Господом твари безначальным, невместимым, изволил и возмог Сам соделаться Человеком нашего ради спасения, "и Слово стало плотию, и обитало с нами" (Ин. 1:14), с человеки пожив и по всему быв как человек, кроме греха (6).

* * *

Господь – бытие мое, Господь – избавление от вечной смерти, Господь – вечный живот мой, Господь – очищение и избавление от множества прегрешений и освящение мое, Господь – сила в немощи моей, пространство в тесноте моей, упование в малодушии и унынии моем. Господь – животворящий огонь в хладности моей, Господь – свет во тьме моей, мир в смятении моем, Господь – заступник в искушениях моих. Он – мышление мое, желание мое, деятельность моя, Он – свет души и тела, пища, питье, одеяние мое, щит мой, оружие мое. Все для меня Господь. Душа моя, люби и благодари непрестанно Господа! (6).

* * *

Господь так свят, так прост в святости Своей, что один помысел лукавый или нечистый лишает нас Его, сладкого и пресладкого, чистого и пречистого мира и света душ наших. Отсюда святые все – свет, все единое благоухание, как свет солнца, как самый чистый воздух. Господи, даждь [19] ми сию простую святыню! (6).

* * *

Господь до воплощения Своего дал человечеству испытать всю горечь греха, все бессилие свое к искоренению его, и когда пожелали все Избавителя, тогда Он и явился, премудрый, всесильный Врач и Помощник. Как стали алкать и жаждать правды при оскудении ее, тогда и пришла Правда вечная (6).

* * *

Господь – жизнь в смерти моей, сила в немощи моей, свет во тьме моей, радость в скорби моей, дерзновение в малодушии моем, спокойствие в смятении моем, благопослушество в молитве моей, слава в бесчестии моем и избавление от бесчестия моего. Дивно, могущественно, скоро заступает и спасает Он меня в бедах и теснотах моих, в увлечениях моих. Когда я взываю к Нему о спасении своем, невидимые враги бегут от меня после пакостей своих внутри меня, и я осязательно познаю над собой спасительную десницу Бога моего, Спасителя моего. Слава, благодарение Пастырю и Посетителю души моей! (6).

* * *

Господь Бог есть всевожделенное Существо, есть самая благость, любовь, красота нетленная, благоухание неизреченное, Свет прерадостный, освящающий верных, Простота и Правда святейшая; все разумные твари стремятся к Нему естественно, но грех, вошедший в нашу природу, извратил весь порядок и отвратил умы и сердца людей от Бога (10).

* * *

Господь твой есть Любовь: люби Его и в Нем всех людей как чад Его во Христе. Господь твой есть Огонь: не будь холоден сердцем, но гори верой и любовью. Господь твой есть Свет: не ходи во тьме и не делай ничего в темноте разума без рассуждения и понимания или без веры. Господь твой есть Бог милости и щедрот: будь и ты для ближних источником милости и щедрот. Если ты будешь таким, то улучишь спасение со славой вечной (12).

* * *

Господь по бесконечному милосердию Своему, не терпя видеть мучимым от диавола род человеческий, пришел нас освободить от рабства ему и от вечных мучений. А чтоб нас освободить от работы врагу, которому мы предались и предаемся сами, Он восхотел стать за нас по человечеству послушнейшим рабом Отцу Своему небесному, Которому мы стали и ныне постоянно бываем непослушны, и в человеческой плоти и человеческой душой, человеческими силами, подкрепляемыми божеством, победить диавола-искусителя, которому мы так легко отдались в плен и ныне отдаемся через свои грехи. Далее, чтобы освободить нас от вечных мучений ада, которым по справедливости должны бы были подвергнуться бессмертные души наши, плененные диаволом, Он, предвечный Бог, восхотел Сам человеческим существом Своим вынести на Себе наши вечные мучения (14).

Примечание

19. Даждь (церк.-слав.) – дай, подай.

Гости

Гостеприимцы многие окажутся суетными вследствие лицемерного, тщеславного обращения со своими гостями. С сердечным расположением да приносим жертвы свои на алтарь любви к ближнему: "доброхотно дающего любит Бог" (2Кор. 9:7) (6).

* * *

Пустые речи, или, как говорят, переливание из пустого в порожнее с гостями, уносят из сердца живую веру, страх Божий и любовь к Богу; гости – язва для благочестивого сердца. Я разумею именно таких гостей, которые могут только переливать или пересыпать из пустого в порожнее. Но иное дело – гости солидные, религиозные (7).

Государство

Государство или какое-либо общество есть тело. Как в теле все члены вместе и каждый порознь поставлены на своем месте Богом, так и в теле общественном каждый поставлен на его месте Богом, причем и собственные дела каждого бывают причиной того или другого места (6).

* * *

Человек создан на дела благие, то есть на дела святости, верности, правды, любви и милосердия, на дела самоотвержения и мужества, воздержания, многостороннего и разнообразного учения, для служения многообразным нуждам Церкви и отечества. Человек создан не для себя одного, а для служения обществу, как и общество, в свою очередь, служит ему. Всякий из нас есть член, с одной стороны, Церкви, или благодатного Царства Божия на земле, члены которого должны преуспевать непрестанно в вере, правде и благочестии, с другой стороны – член гражданского общества, или великого политического тела, называемого государством. Тому и другому обществу, церковному и гражданскому, каждый из нас обязан верно служить и во всем повиноваться его властям в пределах правды и закона, общественное благо предпочитать своему частному и в случае нужды не щадить для него своего здоровья, сил, спокойствия, имущества, даже самой жизни (8).

* * *

Государство в совокупности с Церковью так устроено от времен вековых, что в нем, как живом органическом теле, есть место всякому члену – великому и малому, сильному и слабому, есть место всякому таланту, всякой деятельности, обширной и малой, высокой и низкой, хотя в существе не унизительной, и духовной и материальной. Как бесконечно разнообразны нужды людей, составляющих государство и Церковь или общества большие и малые, так разнообразны и служения и труды для общего или частного блага. И на всяком месте честно и добросовестно трудящийся гражданин или сын Церкви в награду от Бога получает еще здесь довольство собой и спокойствие совести, не говоря уже об уважении к нему прочих членов общества или Церкви. А, напротив, человек ленивый и праздный и сам бывает неспокоен, потому что праздного обуревают всякие страсти и упрекает совесть, и бывает в презрении у людей как бесполезный член общества (8).

* * *

Основанием прочного благосостояния государства служит благочестие.

"Святое семя будет корнем ее" (земли) (Ис. 6:13), – сказал пророк Божий Исаия о царстве Иудейском. Что сказано об одном царстве, то можно сказать о всем мире, о каждом отдельном царстве, о каждом отдельном городе, даже о каждом отдельном семействе. Мир дотоле стоит и остается в своем порядке, доколе есть в нем люди благочестивые, святые. Государство, город, семейство дотоле стоят и процветают, доколе есть в них достаточное для милосердия и правды Божией число людей праведных, которые, живя в страхе Божием, служат Ему святостью и непорочностью своих нравов. Несомненно, что благочестие народа есть прочное основание благосостояния государства или города...

Отчего же это, что люди праведные, благочестивые служат как бы опорами для мира, для государства? Оттого, что мир этот, и в частности каждое царство на земле, имеет целью умножение сынов для Царства Славы, или Царства Небесного, возвращения людей для Неба. А люди благочестивые и суть будущие члены Царства Славы, подвизающиеся на земле для веры и добродетели. Потому-то если народ, составляющий государство, держится благочестия, если он не забывает Бога и служит Ему доброй жизнью, отсекая разврат, не оставляя суда, милости и веры, в таком случае Господь верно благословит людей Своих миром (Пс. 28:11) и самым прочным благоденствием. Таков у Господа порядок нравственного мира, и благочестие, по свидетельству апостола, на все полезно, имея обетование жизни настоящей и будущей (1Тим. 4:8). Напротив, если нравственность народа падает, люди забывают о своем непременном долге благоугождения Богу, о своем будущем назначении и думают только о земном, не возносясь умом и сердцем своим горе, если любовь к ближним не находит места в развратных сердцах людей, если правда и милость оставляют суды, тогда вместе с тем непременно потрясается государство в своих главнейших основах, и в мире политическом как в теле непременно водворяется безпорядок, когда происходят беспорядки в человеческой нравственности, которая есть душа общества. Тогда потоки беззакония народного угрожают потоплением и самому престолу. Тогда люди сами себя наказывают своим нечестием как твари, которые живут в мире Божием без цели, напрасно, которые в прекрасный, стройный мир Божий вносят свои беспорядки, свою порчу, свое растление. Кто не знает из гражданской истории, какие ужасы безначалия и разных беспорядков происходят в том государстве, где дерзкое нечестие утверждает, так сказать, свою ногу, свой престол, где к стыду всего человечества дерзают говорить: "Что Вседержитель, чтобы нам служить Ему? и что пользы прибегать к Нему?" (Иов. 21:15). За то подобные нечестивцы, как "безводные облака, носимые ветром" (Иуд. 1:12), или "как соломинка пред ветром и как плева, уносимая вихрем" (Иов. 21:18). Они быстро преходят и память о них часто погибает с шумом (8).

* * *

Чем ревностнее какое общество или государство будет в христианском последовании Евангелию, чем тверже будет в христианской любви, тем оно само будет крепче, цветущее, тем успешнее будет развиваться и совершенствоваться во всех отношениях. Правда возвышает народ, говорит Премудрый, умаляют же племена грехи (см. Притч. 14:34). Проследите историю какого угодно народа, и вы сейчас увидите, что он тогда особенно был и велик, богат, и силен, и непобедим, когда он был благочестив во главе со своим царем, и никогда не упадал так низко, не доходил до такой бедности и политического бессилия, не падал в глубину всяких зол, как когда забывал Бога и впадал в пропасть неверия и пороков. Так было, так есть, так и всегда должно быть, ибо вера христианская, вера святая, небесная, животворная вносит в жизнь гражданских обществ начала мудрости. Начала всякого порядка и силы, всякой добродетели умудряет, укрепляет, воссозидает и обновляет их, совершенствуя во всех отношениях (8).

Грех

Если согрешишь в чем перед Богом, а мы грешим премного каждый день, тотчас же говори в сердце своем с верой в Господа, внимающего воплю твоего сердца, со смиренным сознанием и чувством своих грехов псалом Помилуй мя, Боже, по велицей милости Твоей (Пс. 50) и прочитай сердечно весь псалом; если не подействовал он один раз, сделай другой прием, только прочитай еще сердечнее, еще чувствительнее, и тогда тебе немедленно воссияет от Господа спасение и мир в душе твоей. Так всегда сокрушайся: это верное, испытанное средство против грехов. Если же не получишь облегчения, вини самого себя: значит, ты молился без сокрушения, без смирения сердца, без твердого желания получить от Бога прощения грехов, значит, слабо уязвил тебя грех (1).

* * *

Иногда человек молится по виду усердно, но молитва его не приносит ему плодов покоя и радости сердца о Духе Святом. Отчего? Оттого, что, молясь по готовым молитвам, он не каялся искренно в тех грехах, которые он учинил в тот день, которыми осквернил свое сердце, этот храм Христов, и которыми прогневал Господа. Но вспомни он о них да раскайся, со всей искренностью осудив себя безпристрастно, и тотчас водворится в сердце мир, "который превыше всякого ума" (Флп. 4:7). В молитвах церковных есть перечисление грехов, но не всех, и часто о тех-то самых и не бывает упомянуто, которыми мы связали себя: надо непременно самому перечислить их на молитве с ясным сознанием их важности, с чувством смирения и с сердечным сокрушением. Оттого-то в молитвах вечерних и говорится при перечислении грехов: или то-то, или это сделал худого, то есть предоставляется на нашу волю упоминать те или иные грехи (1).

* * *

Грех есть настоящий яд, отравляющий чистые радости нашей души. Ты опытно знаешь это, убегай же греха (2).

* * *

Мы грешим постоянно и часто тяжко. От множества грехов своих мы даже не считаем их, не постигаем их тяжести. За нами есть множество всяких грехов: и явных, и тайных, и чужих, и своих. Тайные грехи и чужие грехи – тоже опасные грехи: тайные – потому, что мы не примечаем их и не исправляемся в них; чужие – потому, что они погубляют не только нас, но и ближних наших. Пощади же и меня, Господи, от чужих грехов, не взыщи их на мне, да и от тайных моих согрешений очисти меня. И они отнимают у меня Тебя, всеблагого и праведного Отца моего, удаляют от Тебя, подвигают на меня праведный гнев, так что Ты не внемлешь с благоволением моим словам, моей молитве, да и я не имею в сердце дерзновения пред Тобою (2).

* * *

Когда согрешишь, человек, не оставляй без внимания греха своего, но тотчас же старайся вырвать его из души своей с корнем, исповедай беззаконие свое Господу – и Он оставит нечестие сердца твоего. Поплачь в молитве, погорюй – и грех в слезах выйдет из души твоей (2).

* * *

Мы часто думаем о себе, что мы благочестивы и составляем живые члены Церкви, а на самом деле мы – мертвы. Грех, как бы неведомо для нас самих, живет в нас и разрушает постепенно жизнь нашей души и тела. Весьма часто, начав хорошо духовную, богоугодную жизнь, мы потом расслабеваем и таким образом не доканчиваем своего дела. "Будь верен, сказано, до смерти, и дам тебе венец жизни" (Откр. 2:10). Чтобы не расслабевать в делах добродетели, надобно непременно испытывать свою веру, "что ты принял и слышал" (Откр. 3:3), соблюдать принятое и каяться в том, что оставил, – словом, надобно бдеть над собою: над своим умом, волей и сердцем. В противном случае домохозяин придет к нам как тать и строго взыщет с нас за то, что мы не делали заповеданных им дел (2).

* * *

В нынешнее лукавое время многие и каяться стыдятся, да еще и оправдывают себя во грехах и греха за грех не считают, но тем строже будет их судить Праведный Судия (3).

* * *

"Если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божие" (Ин. 3:5). "Если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни" (Ин. 6:53) – совершенная, непреложная истина в устах совершенного Учителя – Христа. Человек сам настолько глубоко поврежден, растлен грехом, что должен непременно возродиться или родиться снова, чтобы получить вновь бытие, как бы из мертвых воскресший. Без ядения Плоти Жизнодавца и пития Крови Его человек не может иметь истинной жизни, которую утратил через грех в Адаме. Ужасное растление! Чрезвычайные меры к восстановлению и к обновлению – вочеловечение Сына Божия, Его жизнь во плоти, Его личное учение, чудеса, страдания, крест, смерть, схождение во ад, победа над адом, воскресение, вознесение. Размышляй об этом и как огня бойся греха! Ненавидь его, он – безумие, бессмыслие, нелепость, разлучение от Источника Жизни, восприятие смерти и сочетание с начальником смерти – диаволом (3).

* * *

Грех есть всескверный, смертоносный, самый мучительный и вместе прелестный яд сатаны, убивающий душу и тело навеки, погружающий во тьму кромешную, разлучающий душу навеки от Бога. Этот яд очистит только Кровь Христова (4).

* * *

О грех, грех, сколь ты пагубен! Ты сделал мир, сотворенный Богом из небытия, чуждым Богу. В мире был, и мир через Него начал быть, и мир Его не познал. Пришел к своим, и свои Его не приняли. "А тем, которые приняли Его, верующим во имя Его, дал им власть быть чадами Божиими, которые ни от крови, ни от хотения плоти, ни от хотения мужа, но от Бога родились" (Ин. 1:10–13) (4).

* * *

Ужасно, невообразимо растлена природа человеческая всякими грехами, такими, о которых и говорить стыдно и больно и страшно. Мы, священники-духовники, знаем это больше, чем кто-либо другой, особенно те из нас, которые своей близостью и духовной ласковостью и сочувствием, своей горячей верой и искренностью отношений к духовным болячкам своих духовных чад заслужили их доверие. О, как болят грехами эти простые, искренние души грешников и грешниц и как нуждаются в нашем сочувствии, в совете, врачевании и Божием милосердии! Нет такой греховной нелепости и мерзости греха, в какую бы не впал человек. Иной или иная грешница смесилась со всякими ближними, самыми родственными людьми, со всякими домашними скотами и животными, с птицами, с кошками, собаками, свиньями, лошадьми, коровами, тельцами. Боже мой! Что же это такое? До чего упал человек! Это простые люди. А ученые и образованные, богатые, родовитые падают и падали еще хуже при своем образовании – мужи на мужах студ содевающе [20]. Древние языческие императоры имели страсть к красивым мальчикам и на них удовлетворяли свою страсть плотскую. То же делали и иные высокопоставленные лица чиновные.

Святой Андрей Христа ради юродивый обличал явно в этом одного придворного чиновника. Недаром один отшельник игумен, высокий подвижник, собрав однажды свою братию и побеседовав с ними о нищете и бедности духовной и проникновенности скверности греха в природу человеческую, под конец сказал: "Братие, давайте все молиться и плакать", – и все пролили слезы сокрушения сердечного (4).

* * *

Какая бессмыслица грех! Какое противозаконие, какая насмешка врага над человеком! Избави нас, Господи, от такого безумия (4).

* * *

Задача нашей жизни – соединиться с Богом, а грех совершенно препятствует этому; поэтому бегайте греха, как страшного врага, как убийцы души, потому что без Бога – смерть, не жизнь. Поймем же свое назначение, будем помнить непрестанно, что общий Владыка зовет нас к соединению с Собой (6).

* * *

Грех вместо всяких доказательств, которых не имеет на своей стороне, действует насилием, уязвлением, ужалением внутренностей, разлитием жгучего яда греха. Блажен кто презрел все земное и уязвился любовью Божией, любовью небесной. Но как мало таких людей из падших сынов Адама. Жало сластей, корысти, чести в ком не действует, кого не жалит? И наоборот, в ком есть жало истинной любви к Богу и ближнему? Жало страстей и сластей изгнало жало Божией любви, места не дает ему. В иных ежедневно эти два начала борются и попеременно вытесняют друг друга, а в других и борьбы нет; жало земное в иных вполне господствует, подавляя жало небесное, например, в корыстолюбцах, сластолюбцах, честолюбцах, пьяницах, обманщиках, убийцах, блудниках и прелюбодеях и т.п. О, когда сердца наши возгорятся всецелой любовью к Отцу и Сыну и Святому Духу, Животворящему, Триипостасному Божеству, заповедавшему сохранить заповеди Его? (6).

* * *

Никто да не думает, что грех есть нечто маловажное; нет, грех страшное зло, убивающее душу ныне и в будущем веке.

Грешник в будущем веке связывается по рукам и по ногам (говорится о душе) и ввергается во тьму кромешную, как говорит Спаситель: "связав ему руки и ноги, возьмите его и бросьте во тьму внешнюю" (Мф. 22:13), то есть он совершенно теряет свободу всех сил душевных, которые, будучи созданы для свободной деятельности, терпят через это какую-то убийственную бездейственность для всякого добра: в душе сознает грешник свои силы и в то же время чувствует, что силы его связаны нерасторжимыми какими-то цепями: "в узах греха своего он содержится" (Притч. 5:22); к этому прибавьте страшное мучение от самих грехов, от сознания безрассудства своего во время земной жизни, от представления прогневанного Творца. И в нынешнем веке грех связывает и убивает душу. Кто из богобоящихся не знает, какая скорбь и теснота поражает их душу, какой мучительно палящий огонь свирепеет в груди их, когда сделан ими какой-либо грех? Но связывая и убивая душу временно, грех убивает ее и вечно, если мы здесь не раскаемся от всего сердца в наших грехах и беззакониях. Вот и опытное доказательство того, что грех убивает душу временно и вечно. Если случится кому-либо из богобоязненных людей отойти ко сну, не раскаявшись в том грехе или в тех грехах, которые сделаны днем и мучили душу, то мучение это будет сопровождать человека целую ночь, дотоле, пока он сердечно не покается в грехе и не омоет своего сердца слезами. (Это опыт.) Мучение греха будет пробуждать его от сладкого сна, потому что душа будет в тесноте, связанная пленицами греха. Теперь положим, что человека, отошедшего ко сну в каком-нибудь грехе и мучимого грехом, постигнет ночью смерть: не явно ли, что душа отойдет в тот век в мучении, и так как после смерти нет места покаянию, то она будет мучиться там смотря по мере своих грехов. Об этом свидетельствует и Священное Писание (Мф. 25:46; Рим. 2:6, 9; 2Кор. 5:10 и др.) (6).

* * *

Не смотри на чужие грехи и не относись враждебно к согрешающему ни внутренне, ни наружно, но представляй перед собой свои грехи и усердно кайся в них, считая себя действительно хуже всех; молись с любовью за согрешающих, зная, что все мы склонны ко всякому греху (7).

* * *

Грех сам в себе есть огонь, потому говорим, что такой-то воспламенен гневом или плотской любовью или завистью. Итак, грех сам в себе носит огненное осуждение. Каков же будет этот огонь в грешниках, когда за нераскаянность благость Божия совсем оставит их? Каков этот огонь будет вне грешников, так как несомненно, что будет и озеро огненное, и пещь огненная, или геенна огненная, или дебрь [21] огненная! Все это существенно, истинно. А мы, бесчувственные, не устрашаемся, не трепещем, иждиваем жизнь в наслаждениях, к Церкви холодны, обязанностей христианских не исполняем, в грехах закосневаем! Горе нам! (7).

* * *

Тот грех, на который ты не соизволяешь, не вменяется тебе; например, невольное преткновение на молитве, помыслы скверные и хульные, непроизвольная злоба, с которой мы усердно боремся, скупость, которой мы отвращаемся, – это все нападения злого духа. Наше дело терпеть, молиться, смиряться и любить (7).

* * *

Грех закрывает сердечные очи; вор думает, что Бог не видит; блудник, предаваясь сквернодействию, думает, что Бог его не видит; сребролюбивый, объедала, пьяница думают, что они утаиваются с своими пристрастиями. Но Бог видит и судит. "Я наг и скрылся" (Быт. 3:10). Так говорит своими делами всякий грешник, скрывающийся от вездеприсущего Бога (7).

* * *

Грех есть гнусная нечистота души, удаляющая ее от Бога, Источника жизни, прелесть вражия, постыдный плен и добровольные узы души, скорбь и теснота; есть адская тьма, нравственный хаос, беспорядок, расслабление сил душевных и телесных, демонское смятение, душевная буря, бросающая туда и сюда бедную душу грешника, потеря душевного пристанища, которое есть Бог, есть вольных недуг и болезнь души, и если грешник не раскаивается, есть окаменение сердца и смерть, временная и вечная (8).

* * *

Грех есть мятеж, восстание твари против Творца, непокорность Творцу, измена Ему, восхищение себе божеской почести или самообожание; "будете, как боги" (Быт. 3:5), – шептал змий в уши Еве, как и ныне шепчет грешнику; извращение своей природы, вольное безумие, безобразная нелепость, произвольное испадение от благости в злобу, от истины – в неправду, от простоты – в лукавство, от света – во тьму, от силы – в немощь, от пространства – в тесноту, от мира – в смятение, от жизни – в смерть. Грех есть отвратительная скверна, богомерзкая прелесть, душетленный яд. Грех породил все бедствия в мире и все болезни, как и в упоминаемом сегодня расслабленном, глады, губительства или повальные болезни, войны, пожары, землетрясения и смерть временную и вечную. Грех высочайшего ангела сделал диаволом, Денницу – сатаною и всех возмутившихся против Бога духов, которые были ангелами света и красоты неописанной, мрачными и отвратительнейшими демонами.

Грех произвел и производит ужасное зло, ужасные бедствия, ужасные перевороты в мире, в роде человеческом; из-за греха вся природа бывает в смятении. Нельзя описать, нельзя достаточно оплакать, слез целого рода человеческого не достанет для оплакивания страшных последствий греха в мире (8).

* * *

"Не знавшего греха (сказано о Христе) Он сделал для нас жертвою загрех, чтобы мы в Нем сделались праведными пред Богом" (2Кор. 5:21). Ты ли после этого будешь стыдиться признаться в каком бы то ни было грехе или принять на себя обвинение в не учиненном тобою грехе? Если Сын Божий был по нас повинен греху, хотя был безгрешен, то ты должен также принять обвинение во всех грехах с кротостью и любовью, ибо ты грешен действительно всеми грехами. А какими не грешен, в тех обвинение принимай по смиренномудрию (9).

* * *

Грех есть чудовище нелепое, безумное, льстящее, увлекающее, богопротивное, позорящее и убивающее душу. Всякий христианин должен знать твердо его качества и бороться с ним, отвращаться от него, не поддаваться ему, "потому что наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесных. Для сего приимите всеоружие Божие, дабы вы могли противостать в день злой и, все преодолев, устоять" (Еф. 6:12, 13) (10).

* * *

Грех – застарелая болезнь, язва, нечистота, растление, удаление от Бога; он глубоко пустил свои корни бесчисленные во все существо человеческое; и никто не может уврачевать эту ужасную болезнь, это растление, кроме Самого Господа, Который сошел с небес, облекся в наше тело, жил на земле, пострадал за нас и умер, дав нам Пречистое Тело и Кровь Свою в пищу и питие как Премудрый Врач (10).

* * *

Все связано последствиями: один грех, одна погрешность едва ли не всегда есть зародыш, семя другого греха, другой погрешности. Плевелы плодовиты до невероятности: они заглушают даже пшеницу, хотя они и не были сеяны (10).

* * *

Когда вам предстоит искушение на грех, тогда представляйте живо, что грех сильно прогневляет Господа, Который ненавидит беззаконие. Ты возненавидел всех, совершающих беззаконие (Пс. 5:6). А чтобы вам лучше понять это, представьте правдивого, строгого, любящего свое семейство отца, который всеми мерами старается сделать детей своих благонравными и честными, чтобы за их благонравие наградить их великими своими богатствами, которые он приготовил для них с великим трудом, и который между тем видит, к прискорбию своему, что дети за такую любовь отца не любят его, не обращают внимания на приготовленное любовью отца наследие, живут беспутно, стремительно несутся к погибели. А каждый грех, заметьте, есть смерть для души (см. Иак. 1:15 и др.), потому что он убивает душу, потому что он делает нас рабами диавола-человекоубийцы, и чем больше мы работаем греху, тем труднее наше обращение, тем вернее наша погибель. Убойтесь же всем сердцем всякого греха (12).

* * *

Мы крайне пристрастны к жизни плотской, мы сжились с грехами, приникли к ним и боимся объявить им решительную войну, разорвать с ними всякий союз, мы принимаем против них только полумеры, как бы бережем себя с ними, потому что они сделались нашими как бы природными удами [22], и потому всегда остаемся с ними, и они в нас укореняются все больше и больше, борьба с ними делается труднее и упорнее, мы часто теряем себя для Бога и делаемся каждодневной добычей и стяжанием врага. Слова Господа: "кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее" (Мф. 16:25; Мк. 8:35; Лк. 9:24), – исполняются над нами всякий день. Мы ежедневно продаемся врагу нашему всеми родами грехов, в нас живущих и действующих; ежедневно умираем духовно, и о! если бы ежедневно же восставали, оживали для Бога через слезное покаяние. Ведь грехи наши отлучают нас временно от Господа (см. Ис. 59:2). Они могут разлучить нас и на веки бесконечные, если не обратимся и не раскаемся от всего сердца. Но посмотрите на примеры многих грешников, сделавшихся святыми: Петра, мытаря, Марии Египетской, Евдокии и других; посмотрите вообще на примеры святых, как они решительно и бесповоротно вступали в борьбу с грехом, со страстями, с диаволом; как искренне возлюбили Бога и правду Его и, отрекшись от плотской жизни для Христа и Евангелия, сберегли души свои на веки бесконечные. Отчего же нет у нас решительной борьбы с грехом? Мы очень любим жизнь временную, боимся огорчать плоть, боимся искушений сильных, крайне любим мир и его блага, забывая неизбежность смерти и перехода в новую жизнь; рассчитываем жить долгие годы в постоянном благополучии; в погоне за удовольствиями чувственными забываем божественное благородие своей души, предназначение ее к бессмертию и вечному блаженству; забываем, что она бесконечно дороже целого мира со всеми его сокровищами, которые, как тень, пройдут. Обличая такое безумное поведение наше, Господь говорит: "какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? или какой выкуп даст человек за душу свою?" (Мф. 16:26) (14).

Примечание

20. Мужчины на мужчинах делая срам (Рим. 1, 27).

21. Дебрь – ложбина, овраг, буерак.

22. Уды – органы, члены тела.

Грешник

Грешить – великая невыгода и безумие, ибо человек-грешник презирает самого себя и отвращается сообщества человеческого, потому что внутренняя сердечная теснота и червь сердца делают для него тяжелым всякое общество, не соответствующее ему по пространству, широте своей жизни. Грешнику тесно в обширном мире Божием, потому что мир – дело всесвятого и праведного Бога, а грешник, не повинующийся законам Божиим, законам любви и мира, есть изверг Божия творения, которому не место в мире. Вот отчего ему тесно: его преследует Бог, его собственная совесть, преследует все Его творение (6).

Кто не знает, как трудно без особенной благодати Божией обратиться грешнику с любимого им пути греха на путь добродетели! Как глубоко грех пускает в сердце грешника и во всем существе его корни свои, как он дает грешнику свое зрение, которое видит вещи совсем иначе, чем они есть в существе своем, представляясь ему в каком-то обаятельном виде. Потому мы видим, что грешники весьма часто и не думают о своем обращении и не считают себя великими грешниками, потому что самолюбие и гордость ослепляют им глаза; если же почитают себя грешниками, то предаются адскому отчаянию, которое разливает глубокий мрак в их уме и сильно ожесточает их сердце. Если бы не благодать Божия, кто бы из грешников обратился к Богу, так как свойство греха – омрачать нас, связывать нас по рукам и ногам. Но время и место для действия благодати только здесь: после смерти – только молитвы Церкви, и то на раскаянных грешников, могут действовать, на тех, у которых есть приемлемость в душах, свет добрых дел, унесенный ими из этой жизни, к которому может привиться благодать Божия или благодатные молитвы Церкви. Нераскаянные грешники – несомненные сыны погибели. Что говорит мне опыт, когда я бываю в плену греха? Я целый день иногда только мучаюсь и не могу обратиться всем сердцем, потому что грех ожесточает меня, делая для меня недоступным Божие помилование: я горю в огне и добровольно остаюсь в нем, потому что грех связал мне силы, и я как закованный в цепи внутренно – не могу обратиться к Богу, пока Бог, видя мое бессилие и мое смирение и мои слезы, не умилосердится надо мной и не пошлет мне благодать Свою! Недаром человек, преданный грехам, называется "связанным пленицами [23] грехопадений" (6).

* * *

Грешники несмысленные погасили светильники свои, данные им от Бога, – разум и совесть, попрали, как бессловесные, все дары природы, все богатство благодати Божией (10).

* * *

Ты грешник, ты постоянно падаешь, научись восставать, позаботься о снискании этой мудрости. Эта мудрость состоит вот в чем: выучи наизусть псалом Помилуй мя, Боже, по велицей милости Твоей (Пс. 50), внушенный царю и пророку Давиду Духом Святым, и читай его с искренней верой и упованием, с сердцем сокрушенным и смиренным; после искреннего раскаяния твоего, выраженного словами царя Давида, тебе тотчас воссияет от Господа прощение грехов, и ты ощутишь мир душевных своих сил. Главное в жизни – ревнуй о взаимной любви и никого не осуждай. Каждый за себя даст ответ Богу, а ты в себя смотри. Злобы берегись (12).

Примечание

23. Пленица (устар.) – цепь, оковы, узы.

Д

Дары божии

Господь иногда вдруг посылает щедрые вещественные дары, например, несколько рублей денег за самое легкое дело, и вознаграждает трату, сделанную для ближних, и вообще туне подает нам щедрые дары Своей благости, чтобы мы не жалели даров Его тем, кого Он посылает к нам или попускает кому брать нашу собственность, Богом данную, чтобы не враждовали между собою, а жили в любви и согласии; да если бы и обирали нас ближние, и тогда мы не должны беспокоиться, а должны с кротостью переносить бесцеремонность ближних, поручая Господу воздаяние за обиду. Ты знаешь, что Господь допустил с кротостью снять с себя даже одежды Свои и растерзать плоть Свою на кресте – для тебя, да тебя научить кротости и незлобию во всех злоключениях и обидах (6).

* * *

Пользуйтесь Моими дарами не особно, как самолюбцы, а как дети Мои, у которых должно быть все общее, не жалея предлагать другим даром плодов Моих, дел рук Моих, памятуя, что Я даю вам их даром, по отеческой Моей благости и щедротам человеколюбия. Так бывает в семействе. Когда отец или мать или брат принесут гостинцев, то отец одаривает ими всех детей своих, или брат своих братьев, и если дети, братья и сестры все живут во взаимной любви, то они не почитают себя довольными и счастливыми, если отец или брат обнес кого-либо из них гостинцами и не дал того хотя одному из них, что дал другим. А отчего? Оттого, что они по взаимной любви чувствуют себя одним телом, оттого, что все они как бы один, одно лицо. Так поступай и каждый из вас. А Я знаю, как наградить вас за любовь, столь Мне приятную. Если Я ущедряю и не исполняющих Моих заповедей ("у одного богатого человека был хороший урожай в поле", – Лк. 12:16), то не ущедрю ли истинных чад Моих, для которых Я, собственно, и предназначил все Мои щедроты? Ей, ущедрю. "Ущедрю, егоже Аще щедрю" [24] (Рим. 9:15) (Исх. 33:19) (7).

* * *

Ты желаешь себе или другому кому-либо или всем какого-либо духовного блага, а Господь давно, давно прежде тебя того желает тебе и другим и готов даровать, только бы была готовность к принятию божественного дара, только бы были сколько-нибудь достойны того имеющие принять, потому что Бог есть бесконечная благость, бесконечное добро и всегда готов даровать всякое благо и часто прежде прошения подает и во всяком случае "может сделать несравненно больше всего, чего мы просим, или о чем помышляем" (Еф. 3:20). Поэтому с надеждой и дерзновением всегда прошу у Господа благ духовных и даже вещественных, когда эти последние нужны, и Господь подает по неложному Своему обещанию: "Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам; ибо всякий просящий получает, и ищущий находит, и стучащему отворят" (Мф. 7:7, 8) (7).

* * *

Бог неистощим для людей в дарах Своих. Вот уж 7370 лет (писано в 1863 году) Он с избытком питает всех тварей. Везде видно довольство, радость, только жадные богачи слишком много загребают в свои руки и удерживают в своих сокровищницах дары Божии, которые могли бы продовольствовать с избытком сотни и тысячи бедных. Человек, веруй твердо в неистощимость Божию в дарах Своих и раздели охотно с голодным хлеб твой (Ис. 58:7); чем больше будешь подавать, тем больше будет Бог посылать тебе. Таков Божий закон: "какою мерою мерите, такою и вам будут мерить" (Мф. 7:2) (7).

* * *

Господь хочет приблизить нас к Себе и другими безчисленными дарами Своей благости. Например, Он подает бесконечное разнообразие и изобилие плодов земных с бесчисленными разнообразными вкусами. И в этих дарах Он показывает Свое крайнее снисхождение, любит, ласкает нас, как самый добрый отец, желая всех привлечь к Себе. Неверующие не хотят видеть во всем этом премудрых действий Божественного промысла. В своем ослеплении они доходят до безумия, отрицают само бытие Божие и утверждают, что все происходит через слепую эволюцию (учение о том, что все рождающееся происходит само собой, без участия Творческой силы). Но у кого есть разум, тот не поверит таким безумным бредням. Верующий на все смотрит сквозь веру, которая основывается на Божественном Откровении. Здесь он найдет ясный ответ на все волнующие его вопросы; здесь он может получить самые верные наставления о том, как надо жить для угождения Богу и спасения души. Из этого чудного источника, Слова Божия, будем и мы почерпать для себя наставления к доброй христианской жизни и деятельности, будем узнавать волю Божию, благую и совершенную, и приближаться к Богу через покаяние и дела добродетели, будем стремиться к соединению с Ним навеки в Царстве Небесном. "Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное" (Мф. 3:2) (9).

* * *

Господь Иисус Христос есть Творец всего, Жизнодавец и Питатель наш и Врач душевный и телесный; Он сотворил и творит в изобилии всякие плоды земные в пищу и наслаждение наше; Он посылает с небес дожди ранние и поздние; Он гремит в круге небесном и страшно осиявает молнией; Он изводит ветры из сокровищ Своих; "Им мы живем и движемся и существуем" (Деян. 17:28). А потому, братья и сестры возлюбленные, пользуясь всякий день различными дарами Божиими, будем благодарны за них Господу и за столь великую Его к нам любовь и столь богатый Его о нас промысел будем платить Ему любовью и по мере Его к нам щедрот будем взаимно щедры к ближним нашим. Если так будем поступать, то земля не перестанет произращать изобильно всякие плоды, ибо по мере плодов любви нашей к Богу и добрых дел и земля наполнится плодами и не будет неурожаев и голода или тяжкой дороговизны всех потребностей. Если же будем немилостивы и жестокосерды, то и земля будет жестка под ногами нашими и не даст плода (9).

* * *

Ничего от нас, братья и сестры, и не требует более Господь за дары Свои и за любовь Свою к нам, как исполнения нами Его святой воли и взаимной нашей любви. Вседовольному и Всеблаженному что от нас нужно? Ничего (9).

* * *

Чего же от нас хочет и требует наш божественный Учитель – Господь Иисус Христос – в этой притче (см. Лк. 12:16–21)? Хочет и требует от нас того, чтобы мы не сами только лично пользовались дарами Божиими к своему лишь удовольствию, для удовлетворения своих только животных потребностей, привычек, страстей и похотей, а делились, непременно делились своим добром по средствам с неимущими и нуждающимися, которых так много везде, потому что всякого рода материальное довольство Господь посылает нам не для нас одних, а в лице нас и для ближних наших. У тебя лежит множество даров Божиих, данных тебе сколько для тебя, столько и для общего блага, и они лежат без всякой пользы, и ты превращаешь источник благословения Божия в источник проклятия; ты ругаешься над благостью и щедротами Божиими, ты друг общего завистника и врага – диавола, ибо ты враг Богу и людям, потому что губишь многих своим жестокосердием. Эта истина, многим кажущаяся странной, так ясна, что говорит сама за себя, и человеку, прямо смотрящему на дело, не имеющему своих предвзятых мыслей и ложных убеждений, нет нужды ее объяснять и доказывать, ибо все мы, богатые, равно как и бедные, знатные и простые, образованные и необразованные, – все ближние друг другу как происшедшие от одной крови, члены одной великой Божией семьи, члены если не одной Церкви, то одного государства, члены одного общего отечества, имеем одного царя – отца, пекущегося равно о благе всех своих подданных, для которого верх желаний есть то, чтобы все вообще были довольны и благосостоятельны, все трудились на пользу общества и каждый в свою собственную. Но крайнее самолюбие наше, по которому мы свое добро материальное привыкли считать исключительно своим, ложный взгляд на отношения наши к другим и строго судейский, односторонний взгляд на ближних наших, требующих нашей помощи, идут наперекор указанной истине, и многие, многие говорят: "Мое – только для меня и ни для кого больше, другим до него дела нет", – хотя очевидно, что такое убеждение ложно и крайне негуманно, то есть нечеловеколюбиво (9).

* * *

Святые Тайны называются Божественными Дарами, потому что подаются нам Господом совершенно туне, даром, незаслуженно с нашей стороны; вместо того чтобы нас наказывать за бесчисленные наши беззакония, совершаемые каждый день, час, минуту, и предавать нас смерти духовной, Господь в Святых Тайнах подает нам прощение и очищение грехов, освящение, мир душевных сил, исцеление и здравие души и тела и всякое благо, единственно только по вере нашей. Если же Владыка даром ежедневно подает нам для вкушения Себя Самого, Свои Божественные Тайны, то не должны ли мы неотложно давать туне, даром тленные блага: деньги, пищу, питие, одежду – тем, которые просят их у нас? И как можем мы негодовать на тех, которые даром едят хлеб наш, когда мы сами вкушаем даром бесценное и безсмертное брашно Тела и Крови Господней? "От взявшего твое не требуй назад" (Лк. 6:30) (12).

* * *

Наши способности – ум, воля и сердце, наше тело с его здоровьем, с его премудрым, прекрасным устройством; наши звания, в какие кто призван, наше богатство, все наше благосостояние, даже клочок земли, на котором мы живем, – все это – доставшееся нам по разделу имение Отца небесного, Который единственно по Своей благости, незаслуженно с нашей стороны, выделил каждому из нас часть благ из Своей богатой сокровищницы и дал нам волю идти на все четыре стороны. Редко кто из нас остается со своим имением под Отеческой кровлей; многие, взяв свою часть, как бы уходят от всеблагого Отца на сторону далече – в мир грешный – и живут там распутно в плену страстей, пока, наконец, жестокость и явная гибельность их не убедят их вернуться к Отцу своему (14).

Примечание

24. В синодальном переводе: Кого миловать, помилую.

Дела

Ни при каком деле, домашнем и служебном, не забывайте, что сила ваша, свет ваш, успех ваш есть Христос и крест Его, поэтому не премините взывать к Господу перед начатием дела: Иисусе, помоги мне! Иисусе, просвети меня! Таким образом будет поддерживаться и возгреваться в сердце вашем живая вера и надежда ваша на Христа, ибо Его сила и слава во веки веков (6).

* * *

Средство получить успех в каком-либо добром деле. Когда молишься дома на вечерней или утренней молитве или в церкви за службою, имей на сердце заботу о совершении этого дела и сердечное желание исполнить его во славу Божию. Господь и Пречистая Матерь Его непременно вразумят тебя, положат на твое сердце светлую мысль, как совершить его (6).

* * *

Премудрость, благость и всемогущество Божии наипаче в том усматриваются, что Господь каждого из нас ставит на такое место, где мы можем, если захотим, принести Богу плоды добрых дел и спасти себя и других, и что из величайших грешников Он делает праведников, повинующихся благодати Его, влекущей ко спасению, и дивно спасает нас от всех обстояний, похищая от самой погибели (6).

* * *

Не тогда только делай дело, когда хочется, но особенно тогда, когда не хочется. Это разумей как о всяком обыкновенном житейском деле, так, особенно, о деле спасения души своей, о молитве, о чтении Слова Божия и книг душеспасительных, о хождении к службам Божиим, о добрых делах, какие бы они ни были, о проповедничестве Слова Божия. Не повинуйся ленивой, лукавой и многогрешной плоти: она готова вечно покоиться и через временное спокойствие и наслаждение вести нас к вечной погибели. "В поте лица твоего, сказано, будешь есть хлеб" (Быт. 3:19). Данный тебе талант трудолюбно делай, окаянная душа (в Великий Вторник на утрене, кондак, глас 2-й), – поет Церковь. "Царствие Небесное силою берется, и употребляющие усилие приобретают его" (Мф. 11:12), – говорит Господь и Спаситель наш (6).

* * *

Когда придет тебе в голову безрассудная мысль сосчитать какие-либо добрые дела свои, тотчас же поправься в этой ошибке и скорей считай свои грехи, свои непрерывные, бесчисленные оскорбления Всеблагого и Праведного Владыки, и найдешь, что их у тебя как песку морского, а добродетелей сравнительно с ними все равно что нет (6).

* * *

Странное и дикое явление в поврежденной грехом природе нашей иногда ненавидеть благодетельствуемых и за свое благодеяние платить им нерасположением! О, как тесно, скудно любовью и милостью сердце наше! Как оно самолюбиво! Враг сильно посмевается над нами; он хочет уничтожить плоды наших добрых дел. Но ты тем более люби, чем более кому благотворишь, зная, что получающий от тебя милость служит и для тебя залогом помилования твоего от Бога (6).

* * *

Какое отношение между словом и делом? Слово Божие вызвало из небытия в бытие мир видимый и невидимый; слово в устах Бога Слова было делом. Потому слово и дело должны быть неразлучны между собой, как душа и тело неразлучны в своем бытии. Кто соблюдает и творит Слово Христово верно и постоянно, у кого слово есть дело, тот и теперь творит великие и удивительные дела, и слову его все повинуется: и демоны повинуются, и болезни исцеляются, и нравственность человеческая назидается (7).

* * *

О, если бы мы обращали внимание на последствия наших грехов или добрых наших дел! Как мы были бы тогда осторожны, бегая греха, и как были бы ревностны на добро; ибо мы ясно видели бы тогда, что всякий грех, вовремя не исторгнутый, навыком укрепившийся, пускает глубоко свои корни в сердце человека и иногда до смерти смущает, уязвляет и мучит его, пробуждаясь, так сказать, и оживая в нем при всяком случае, напоминающем сделанный некогда грех и таким образом оскверняя его мысль, чувство и совесть. Нужны тучи слез, чтобы отмыть застарелую грязь греха, так она прилипчива и едка! Напротив, всякое доброе дело, сделанное когда-либо искренно, бескорыстно или повторением прешедшее в навык, радует наше сердце, составляет отраду нашей жизни при сознании, что мы не совсем напрасно прожили нашу жизнь, исполненную грехов, что мы похожи на людей, а не на зверей, что и мы по образу Божию сотворены, и в нас есть искра божественного света и любви, что хотя некоторые добрые дела будут противовесом худым нашим делам на весах неумытной [25] правды Божией (7).

* * *

Каждый из нас собственной жизнью, собственными делами приготовит себе или блаженное бессмертие, или мучительную смерть вечную, каждый сам уготовляет делами своими или червя неумирающего и огонь неугасающий, или, убивая постоянно этого живучего и непрестанно возрождающегося червя греха постом, бдением, молитвой, готовит себе невыразимое упокоение и блаженство навеки. Потому каждый да бодрствует над собой непрестанно и да возделывает свое сердечное поле, и хотя с болью и усилием, да исторгнет из него терние страстей (8).

* * *

Мы сами здесь пишем, так сказать, делами своими вечное оправдание или вечное осуждение себе на Страшном Суде; и в этом, между прочим, смысле называется будущий суд написанным: "произвести над ними, – сказано, – суд преднаписанный" (Пс. 149:9). Совестные книги наши или оправдают нас, или осудят нас, и нам останется только выслушать праведный, вечный приговор Судии всемирного. Скорее же будем изглаживать усердным покаянием и милостыней из совести все грехи наши, вольные или невольные, и вписывать в нее всякие добрые дела (8).

* * *

Мало называться христианином, но надо делать дела, исполнять заповеди, которые заповедал Христос, нужно непрестанное покаяние, непрестанное к себе внимание в духе веры, непрестанная молитва, непрестанное исправление, непрестанное подвизание себя вперед, непрестанное совершенствование себя и с этой целью непрестанная проверка себя, в вере ли мы, по вере ли мы живем (10).

* * *

Что значат наши добрые дела, которыми мы иногда смеем хвалиться перед людьми и перед лицом Твоим? Всякое доброе дело наше маловажно, потому что оно, проходя через нечистое сердце, заимствует от него большей частью какую-нибудь нечистоту, например, нечистоту маловерия, неверия, самолюбия, притворства, тщеславия, гордости, нетерпения, раздражительности и т.д., да прямо при том, доброе дело делается нами при Божией же помощи, так что без Господа, по Его слову, мы не можем делать ничего (Ин. 15:5). Несомненно, что у каждого из нас несравненно больше грехов, чем добрых дел. Как же мне помнить на молитве о своих немногих добрых делах, и то при помощи Божией сделанных, когда у меня несравненно больше худых дел? Нет: я лучше пролью слезу сокрушения о грехах моих, лучше молитву теплую пролию ко Господу и Тому возвещу печали моя, яко зол душа моя исполнися и живот мой аду приближися [26], а о добрых делах моих, если какие я сделал, умолчу или совсем забуду перед лицом Божиим, чтобы не вообразить мне, что я праведник и заслуживаю от Него награды за свои добродетели. Я должен помнить слова Господа, которые нужно говорить мне по совершении всякого доброго дела: "когда исполните все повеленное вам, говорите: мы рабы ничего не стоящие, потому что сделали, что должны были сделать" (Лк. 17:10) (14).

* * *

Богатство и бедность, здравие и болезни, веселье и скорби – все здешнее скоро проходит и исчезает, но дела людей, их пороки и добродетели не умирают, но переходят вместе с ними в вечность и там или оправдают, или осудят их пред Судьей всех помышлений и дел человеческих и или введут их в рай, или повергнут в бездны ада преисподнего, откуда выхода вовеки не будет (9).

Примечание

25. Неумытный (устар.) – неподкупный.

26. Ирмос, песнь 6.

День рождения

Рождение человека в мир есть предмет радости, потому что каждое новое рождение есть расширение бытия и жизни и как бы новое, наглядное, ощутительное доказательство всеблагого о тварях Промысла Божия или всемогущества, премудрости и благости к нам Творца, рекшего некогда первозданной чете: "плодитесь и размножайтесь" (Быт. 1:28). Рождение человека в мир есть предмет особенно великой радости потому, что человек есть отменное величественное творение Божие на земле по образу и подобию Его, предназначенное к вечной жизни в светлых обителях Неба, хотя и падшее и растлившееся грехом, ибо падшее создание это восстановлено, растленное обновлено вочеловечившимся Сыном Божиим. А отсюда высшая причина радости во дни рождения человека-христианина есть та, что рожденный женой возрождается вскоре высшим, духовным, небесным, таинственным рождением водой и Духом, через которое усыновляется Богу, делается членом Церкви Христовой и наследником Небесного Царствия.

И мы все обыкновенно стараемся встретить и проводить день рождения и наипаче тезоименитства, день духовного рождения, – эти дни безмерной благости к нам Божией, в которые мы узрели этот свет и сопричислены к Церкви первородных, – в особенной радости (8).

Деньги

По понятиям мира много или все имеют те, которые обладают множеством денег, земли, разного имущества, служащего не только к удобствам и пользе жизни земной, но и к разным удовольствиям ее. За деньги они могут все достать и все иметь. По понятию Неба такие люди не имеют ничего, потому что "какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит" (Мф. 16:26). А богачи мира почти неизбежно всегда пренебрегают душой своею, за которую нельзя дать никакого выкупа (2).

* * *

Сласти, деньги – хуже обыкновенного праха, сора, потому что засаривают душу, тогда как обыкновенный сор засаривает только тело, одежду, комнату. О, как презирать надо и сласти, и деньги, да к тому и одежду! (6).

* * *

Сохрани кроткое и миролюбивое расположение к брату даже тогда, когда он коварно или хитростью или же как-либо ненамеренно лишает тебя последнего достояния. Тут-то и покажи, что ты любишь в ближнем образ Божий больше всего земного и тленного, что любовь твоя никогда не перестает (1Кор. 13:8). "От взявшего твое не требуй назад" (Лк. 6:30); "кто захочет судиться с тобою и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду" (Мф. 5:40). Да не посрамит тебя враг надеянием на прах земной, каковы деньги и хлеб, больше, чем на Бога, но да посрамлен будет сам крепким упованием твоим на Бога и на Его святое слово. Ибо "не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих" (Мф. 4:4). Заметь: "всяким словом". Ибо каждое слово Владыки-Творца может поддержать твою жизнь, как каждое слово может сотворить и претворить тысячи тварей. Ибо Он сказал, – и было, повелел, – и создалось (Пс. 32:9). Так Он словом привел из небытия в бытие мириады небесных, бессмертных воинств и, освятив их Духом Святым, укрепляет и поддерживает их в бытии. Не роняй безумно достоинства своего безсмертного духа до суетного на- деяния на прах земной. Говори: Бог упование мое, или: "упование мое Отец, прибежище мое Сын, покров мой Дух Святый – Троица Святая". А как многие из нас раздражаются и выходят из себя, когда их лишают не последнего рубля, а только некоторой небольшой части из их далеко не последнего имущества! Сколько возмущения, гнева, желчи, горьких упреков, ропота, иногда проклятий! Боже праведный, и этот прах, называемый деньгами, или же эти брашна и питья могут производить такую бурю в наших христианских душах, в нас, когда мы знаем слово нашего Сладчайшего Спасителя: "не заботьтесь для души вашей, что вам есть и что пить, ни для тела вашего, во что одеться... Взгляните на птиц небесных: они ни сеют, ни жнут, ни собирают в житницы; и Отец ваш Небесный питает их... Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам" (Мф. 6:25, 26, 33). Или: "жизнь человека не зависит от изобилия его имения" (Лк. 12:15). Боже мой, до чего мы дожили? Чем мы лучше язычников при своем образе жизни! Где наша вера, упование на Бога, любовь к ближнему? О, надмение сатанинское! О, стыд наш! Отче Небесный! Ты, ведущий, в чем имеем нужду, и прежде прошения нашего подающий (ср. Мф. 6:8), помилуй нас, неверных, неблагодарных и злонравных! Слышим Твое милостивое слово, Владыко: "не оставлю тебя и не покину тебя" (Евр. 13:5), но, прельщаясь ежедневно земными благами, преслушаем его и нарушаем Твою волю (6).

* * *

"Да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино" (Ин. 17:21). Что же нас разделяет и от Бога, и между собою? Деньги, пища и питье – этот прах, этот тлен, гной. Отчего? Оттого, что нет живого христианского упования на Бога. Мы не знаем или забываем, что истинная жизнь человека есть любовь к Богу и ближнему. Полагая жизнь в прахе и надеясь на него, мы не воздаем Отцу Небесному подобающей славы возложением на Него всего упования, всей своей печали, как должно верным чадам Его во Христе. "Если Я отец, то где почтение ко Мне?" (Мал. 1:6). Где ваша надежда на Меня? Где ваша любовь ко Мне? Где беспристрастие к земному, тленному и вседушевное желание небесного, духовного, вечного (6)?

* * *

Не на груды денег надейся, а на Бога, неусыпно пекущегося о всех и наипаче о разумных и словесных тварях Своих, и в особенности, о живущих благочестиво. Веруй, что не оскудеет рука Его, наипаче для творящих милостыню, ибо человеку щедрее Бога не быть. Этому доказательством служит твоя собственная жизнь и жизнь всех прежде бывших людей, подававших милостыню. Да будет один Бог сокровищем сердца твоего; к нему прилепись всецело, как созданный по образу и подобию Его, и беги от тли земной, непрестанно тлящей души и тела наши. Поспешай к жизни непреходящей, к жизни, не стареющейся в бесконечные веки, влеки туда и всех, сколько есть сил (7).

* * *

Жадный, алчный скупец! Деньги ли, хлеб ли тебе дали жизнь? Не Бог ли? Не слово ли Его дало бытие и жизнь тебе и всем прочим тварям? Не Сын ли Божий держит "все словом силы Своей" (Евр. 1:3)? Одними ли деньгами и хлебом, водой и вином поддерживается жизнь твоя? Не всяким ли словом, исходящим из уст Божиих, жив бывает человек (см. Мф. 4:4)? Не прах ли деньги и хлеб? Не всего ли меньше нам нужно хлеба для поддержания жизни своей? Все словом сотворено и держится. Слово – источник жизни и хранение ее (7).

* * *

Душа наша – простое существо, потому она не может в одно и то же время любить и Бога, и, например, деньги, пищу, питие, или ближнего и вместе деньги, пищу и питие; потому и говорится: "Никто не может служить двум господам: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть. Не можете служить Богу и маммоне" (Мф. 6:24). Потому и псалмопевец Духом Святым говорит: если богатство притекает, не прилагайте к нему сердца (Пс. 61:11). Так всякий христианин бойся прилагать сердце к деньгам, пище, питию, нарядным одеждам, к нарядной квартире, к книгам, к светской музыке; да не любишь, не ласкаешь плоти своей чем бы то ни было: увеселениями ли, видами ли изящными, яствами и напитками, сном, праздностью и леностью, срамными делами, играми, праздными путешествиями, пустыми книгами и зрелищами. Единого Бога возлюби всем сердцем, всею душою и всею крепостью и всем помышлением и ближнего, как себя, а ко всему прочему в мире будь равнодушен, ни к чему пристрастен и жаден. Ревнуй же о простоте во всем, да простому Существу – Богу возлюблен будешь. Отыми лукавство, сомнение, маловерие и двоедушие от души своей (7).

* * *

Не заботься о деньгах: если будет нужно, то Бог как манны насыплет тебе их или как перепелов нагонит их тебе. "Господня земля и что наполняет ее, вселенная и все живущие на ней" (Пс. 23:1). Ищи прежде Царствия Божия, спасения человеков, утверждения их в вере, исправления их нравов; утверждай свою веру, очищай свое сердце, проходи добросовестно свое звание, исправляй тщательно все свои обязанности, и все – деньги, пища, одежда и прочее – приложится тебе (7).

* * *

Есть пословица в людях, что деньги не мешают, сколько бы ни было их у нас. Неправда. Они сильно мешают нашей душе возноситься горе или мудрствовать о горнем отечестве, и чем их больше, тем они сильнее тянут нашу душу к земле и побуждают ее делать разные земные затеи: постройки, богатые убранства в жилище, богатые одежды, роскошные яства и питья – и таким образом отнимают и святое рвение, и драгоценное время у души нашей, которая здесь должна искупать себе вечное блаженство (7).

* * *

Не прилагай сердца к деньгам: пусть изживаются. Пусть тлен, прах остается тем, что он есть. Пусть вечная душа занимается вечным (10).

Дети

О мир прелюбодейный и грешный, враждебный Богу и человеческому спасению! Ты и рожденных от воды и Духа чад Божиих, детей христианских родителей, стараешься всеми силами отторгнуть от Бога и отлучить от вечной жизни, ибо и воспитываешь их в своем крамольном богоотступническом духе – в духе светских страстных писателей, мечтающих только о так называемых земных благах, о наслаждениях и успехах, отрывая их от Бога, от Неба, от Церкви, от ее небесных, святых, блаженных и вечных глаголов (3).

* * *

Не оставляйте детей без внимания относительно искоренения из сердца их плевел грехов, скверных, лукавых и хульных помышлений, греховных привычек, наклонностей и страстей; враг и плоть грешная не щадят и детей, семена всех грехов есть и в детях: представьте детям все опасности грехов на пути жизни, не скрывайте от них грехов, чтобы они по неведению и невразумлению не утвердились в греховных навыках и пристрастиях, которые растут и приносят соответствующие плоды по приходе детей в возраст (6).

* * *

Родители и воспитатели! Остерегайте детей своих со всей заботливостью от капризов перед вами, иначе дети скоро забудут цену вашей любви, заразят свое сердце злобой, рано потеряют святую, искреннюю, горячую любовь сердца, а по достижении совершенного возраста горько будут жаловаться на то, что в юности слишком много лелеяли их, потворствовали капризам их сердца. Каприз – зародыш сердечной порчи, ржа сердца, моль любви, семя злобы, мерзость Господу (6).

* * *

"Если не обратитесь и не будете как дети, – говорит Спаситель, – не войдете в Царство Небесное" (Мф. 18:3). Нам совершенно необходимо быть смиренными подобно детям. Без смирения не может быть искренней, простой веры, а без такой веры невозможно угодить Богу. Боже мой, Господи Иисусе Христе! Даруй мне быть дитятей веры – простым, доверчивым. Дети так просты, что что им ни скажут, тому они и верят. Таковы должны быть люди по отношению к Слову Божию (10).

Диавол

Диавол обыкновенно вселяется в нас через один лживый помысел или мысль лживую и вожделение греховное и потом действует в нас и беспокоит нас: так он прост. Не паче ли Господь Бог духов вселяется в нас через единую мысль и любовь истинную и святую, и с нами бывает, и в нас действует, и бывает для нас всем? Итак, молись без сомнения: как мыслить легко, так и молиться должно быть легко (1).

* * *

"Покоритесь Богу; противостаньте диаволу, и убежит от вас. Приблизьтесь к Богу, и приблизится к вам; очистите руки, грешники, исправьте сердца, двоедушные. Сокрушайтесь, плачьте и рыдайте; смех ваш да обратится в плач, и радость – в печаль. Смиритесь пред Господом, и вознесет вас" (Иак. 4:7–10). Как у нас извращен порядок нравственной жизни! Мы повинуемся тому, кому следовало бы противиться всею силою души, и противимся иногда всеми силами Тому, Кому мы обязаны совершенным повиновением. Творец наш имеет неотъемлемое и неоспоримое право на наше совершенное Ему повиновение как Виновник нашей жизни и нашего благополучия. Не гораздо ли лучше поэтому взять твердое намерение повиноваться Богу во всем, а диаволу непременно и всеми силами, до крови противиться как твари, притом враждебной Богу, которая не имеет решительно никакого права на наше повиновение ей, которой, напротив, как падшей и находящейся в непримиримой вражде с Богом мы обязаны при самом рождении в Таинстве Крещения противиться всеми мерами. Будем же противиться ему во всем – и он убежит от нас. Если мы в постоянном плену у него, если он постоянно находится при нас, то оттого именно, что мы нисколько не противимся ему. А сколько у нас прекрасных средств к обороне от него: сладчайшее и всесильное имя Господа Иисуса, Его Животворящий Крест составляют ужас и страшный бич для диавола и его ангелов; надобно только с сознанием и верой произносить почаще краткую молитву ко Господу: Господи, помилуй и спаси мя, – и делать на себе изображение Животворящего Его Креста (2).

* * *

Первый отступник от Бога, диавол, возгордившийся перед Творцом, объявил Богу и правде Его войну и затем человеческому роду, послушавшему в лице Адама и Евы его льстивых речей. Человек, побежденный врагом по невниманию и легкомыслию и плененный от врага всякими видами грехов, должен вести непрерывную войну с врагом и грехом и побеждать его с помощью Божией, чтобы возвратить себе потерянную легкомысленно правду Божию, святость и мир Божий и достигнуть венцов победы – нетления. Этого требует правда Божия. Возврати потерянное подобие Божие и блаженную жизнь с бессмертием (4).

* * *

Почему же Господь попустил врагу иметь свободу – искушать и губить людей? Отчего он не связан окончательно, и продолжает сильно пакостить в роде человеческом, а к концу мира видимого получит такую власть и силу, что едва не вся земля будет служить сатане в лице антихриста, так что когда придет Христос, то найдет ли Себе веру на земле (Лк. 18:8)? В попущении врагу искусительно действовать в мире до второго пришествия Христова заключается премудрость, долготерпение – правда и милость Божия. Сатана и царство его не связаны, но действуют в мире в известной степени для того, чтобы люди верующие и верные, борясь с грехом и с врагами и находясь в горниле искушений и бед, через то очищались и укреплялись в вере, терпении, надежде и любви и всецелой преданности Богу, и были достойны Его святыни, и получили тем большее блаженство в будущей жизни, чем больше здесь были искушены и пострадали, и укрепились в любви к Богу; известно, что человек, неиспытанный в горниле бед и напастей, бывает слаб в вере и любви, не благонадежен и непостоянен, а прошедший это горнило бывает тверд, как наковальня. С другой стороны, злым духам попущено искушать людей неверующих, гордых, сребролюбивых, сладострастных, ленивых и увлекать их в разные пороки для того, чтобы эти люди получили праведное возмездие за свое лукавство, неверие, за свою гордость, пристрастие к суете, корыстолюбие и леность и за небрежение своею душою и попечением Божиим о их спасении. "Неправедный пусть еще делает неправду; нечистый пусть еще сквернится; праведный да творит правду еще, и святый да освящается еще. Се, гряду скоро, и возмездие Мое со Мною, чтобы воздать каждому по делам его"(Откр. 22:11, 12), – говорит Господь (5).

* * *

Да ведают и помнят всегда христиане, что диаволу попущено искушать нас или для нашего блага, чтобы мы не дремали, а бодрствовали и трудились для своего спасения, или для нашего наказания за леность и нерадение о спасении своем и за житейские наши пристрастия; самому же диаволу все его пакости послужат к невообразимому увеличению его вечных мучений (5).

* * *

Разительнейшее доказательство того, что есть в мире диавол, составляет то, что люди не чувствуют или весьма мало чувствуют (хотя иные и стараются) милости Божии в творении, промышлении, искуплении: есть сильный противодействователь всему доброму, праведному (6).

* * *

Диавол поражает сердца священников леностью, сухостью и бесплодием, чтобы они не проповедовали истин Евангелия людям Божиим, не сказывали им всей воли Божией; он же во время молитвы иногда действует в сердце и поражает бесчувственностью, чтобы молитва была не искренняя, а только привычная; он же не дает сердцу созерцать на молитве величия всех совершенств Божиих, величия Богоматери, святых Ангелов и святых Божиих человеков. Диавол – это такая злая спица, которая во всякое время и всюду лезет в твои очи сердечные, затмевая и подавляя их, это такая ядовитая пыль, которая постоянно носится в мысленной атмосфере нашей и садится едко на сердце, изъедая и сверля его. То же он делает с иными законоучителями, поражая и их сердца сухостью, бесплодием и теснотой, чтобы они не могли с сочувствием преподавать младым отраслям винограда Христова истин Божиих, напоять их живоносными струями Евангелия (6).

* * *

Всем многоразличным козням врага одно имя – диавол; убедись в этом, сердце мое, и не малодушествуй, не унывай при вражеских обстояниях, при вражеских бурях (6).

* * *

Всем надо знать и веровать, что есть духовный, смертоносный змий, называемый диаволом и сатаною, осужденный Творцом на вечное мучение, могущий увлечь в вечную муку людей неверующих и беззаконных и нераскаянных. Всем также надо знать и веровать, что от Бога послан в мир Спаситель, чтобы спасти людей от смертоносного жала этого змия – греха и вечной смерти, и что этот Спаситель всем подает Свое спасительное врачевство против угрызений этого змия: веру, молитву, покаяние и Святые Тайны Тела и Крови Своей (6).

* * *

Диавол, как дух, как простое существо, может запнуть и уязвить душу одним мгновенным движением помысла лукавства, сомнения, хулы, нетерпения, раздражения, злобы, мгновенным движением пристрастия сердца к чему-либо земному, движением лицезрения, любодеяния и прочими страстями, может искру греха раздуть со свойственной ему хитростью и злобой в пламя, свирепеющее с адской силой во внутренностях человека. Надо держаться и всеми силами крепиться в истине Божией, отвергая ложь, мечты и злобу диавольские в самом их начале. Тут человек весь должен быть внимание, весь око, весь адамант, несокрушимый во всех частях своих, твердый и неуязвимый (6).

* * *

Что значат в сравнении со святыми подвижниками люди-миряне, живущие по своей воле в роскоши, в удовольствиях всякого рода, в одежде славней и пище сущии, предающиеся гордости, честолюбию, зависти, ненависти, скупости, раздражительности, гневу, мщению, развлечениям, блуду, пьянству – всем порокам, хотя и не в одном лице совершаемым? Они заживо уловлены без всякого сопротивления в волю диавола, а потому он не нападает на них, оставляя их, давно опутанных его сетями, в предсмертном покое и самозабвении (6).

* * *

Чудно могущество веры! Живая мысль о Боге, сердечная вера в Него – и Он со мною; сердечное покаяние во грехах с верой в Него, и Он со мною; добрая мысль, и Он со мною; благочестивое чувство, и Он со мною. Но диавол входит в меня через помысел сомнения, страха, гордости, раздражительности, злобы, скупости, зависти; значит, его власть надо мной совершенно от меня зависит: только будь я внимателен к себе да содержи непрестанно в уме имя Господа Иисуса Христа с верой и любовью, и он бессилен сделать мне какой-либо вред (7).

* * *

Вся тварь свидетельствует о бесконечной благости и правде Творца, сам сатана и его ангелы своим позорным бытием и всезлобными кознями над людьми доказывают безмерную благость и правду Творца; ибо кто был прежде сатана и его ангелы, какие светы, какие сокровищницы коликих благ и чего они лишились по своей решительно-произвольной неблагодарности, гордости, злобе и зависти против Господа? Не пали ли они совершенно обдуманно и намеренно, с целью вечно воевать против Творца и Его тварей, разумно-словесных людей? Судя по злобным действиям сатаны в мире, по множеству и силе их, можем догадываться, какой великий могущественный дух был сатана, прежний Денница. Судя по множеству омрачения и прелести его в людях, по всему миру рассеянных ("обольщающий всю вселенную" – Откр. 12:9), можно догадываться, как он был прежде светел и преисполнен истины! "Ты находился в Едеме, в саду Божием; твои одежды были украшены всякими драгоценными камнями" (Иез. 28:13). Судя по наводимым от него вселукавым плотским и нечистым вожделениям, можно заключить, сколь в благости своей, полученной им от Творца, он был вожделенен, любезен! Судя по коварству и злым козням, можно догадываться, как он был умен и сколько он мог принести добра, как он много мог бы послужить Творцу Своему в Его промышлении о низших духах или о людях. По этому злому, огромному колоссу, сатане, судите, какое великое, благое, преукрашенное, пресветлое, могущественное, умное создание был прежде сатана. Сколько он вмещал в себе даров благости Творца и чего он лишился по злому своему и намеренному безумию! По злобе его в людях судите, сколько он прежде был благ, по зависти судите о прежнем его доброжелательстве, по беспредельной его алчности и скупости в людях судите о его щедротах, по его гордости – о его полученном от Бога величии, по его унынию в людях, скуке, тоске, иногда нестерпимой, – о его бывшем блаженстве. Ибо он настолько был прежде благ, насколько теперь зол! Он предлежит вечным уроком смирения и покорности для всех Ангелов небесных и для всех благомыслящих людей, ибо сколь Ангелы ни совершенны или сколь люди ни умны и вообще сколь бы ни были в чем-либо совершенны, они все это имеют от единой благости Творца, а не сами от себя и должны за все благодарить Творца и молить обо всем с верой несомненной в Его благость и всемогущество, с надеждой все получить от Него. Злые духи пали по гордости и злобе – для всех человеков в том урок: смиряться перед Творцом, считать себя за ничто и все приписывать Творцу и жить единственно Творцом и исполнением Его воли, и – дивны дела Твои, Господи! – то, чего не сумел и не захотел стяжать Денница при всей своей мудрости, то стяжала Дева из рода вместе бренного и духовно-бессмертного: Пресвятая Дева Мария стяжала Себе смирение беспримерное, стяжала высочайшую святыню. Радуйся, Благодатная! Господь с Тобою. "Призрел Господь на смирение рабы Своей" (Лк. 1:28, 48). Так и все мы, как сами в себе сущая малость, как все имеющие от Бога, кроме греха, должны постоянно и глубоко смиряться перед Творцом, во всем прибегая к Его милосердию (7).

* * *

Когда бываешь очень молод или живешь жизнью мира грешного, тогда знаешь и Христа Спасителя, и врага Божьего и человеческого, сатану всезлобного, только по одному имени и думаешь, что Христос от тебя далеко – на небе, а диавол где-нибудь есть, только никак не близко и не около тебя, и хотя слышишь, что он зол, но думаешь, что злость его тебя не касается. Но когда будешь в летах зрелых и вступишь в жизнь подвижническую, когда будешь служить Богу чистой совестью, тогда испытаешь на сердце и благое иго Спасителя, и тяжелое несносное иго сатаны, который нещадно оскорбляет нас (7).

* * *

Диавол принимает огромное участие в грехах людей, потому в молитвах пред исповедью грешные люди снисходительно осуждаются в грехах перед Господом как "прельщенные диаволом". Поэтому никто не считай себя отверженным, хотя бы и был великий грешник: в твоих грехах много виноват диавол. Вспомни немедленно Иисуса Христа и обратись к Нему тотчас о прощении грехов своих. Он – Агнец, "Который берет на Себя грех мира" (Ин. 1:29): Он на то и Агнец Божий, чтобы принимать на Себя и очищать грехи наши (7).

* * *

Плоть и мир – это орудия диавола, которыми он действует к нашей погибели; мир – это любезное диаволу общество, в котором он дышит, в котором он враждует против Бога и Церкви. Итак, чтобы побеждать диавола, надо побеждать страсти: гордость, самолюбие, зависть, злобу, сребролюбие, чревоугодие и прочее. Чтобы побеждать диавола, нужно удаляться от богопротивных правил, обычаев и привычек мира (8).

* * *

Свойство греха (по намерению диавола) все извращать – понимать, представлять, воображать, предпринимать, говорить и делать превратно, вообще извращать по возможности нравственный порядок, или установленные Богом и Всетворцом законы. Так диавол извратил у людей понятие о Боге и научил их нелепому идолопоклонству, которое доселе еще существует у многих народов. Так он ухитрился через лукавых и гордых людей извратить Богооткровенную веру Христову, породив многие ереси и расколы, разделив христиан на многие несогласные лагеря, ненавидящие истинную в мире веру христианскую, православную, да и между самими православными произвел и производит маловерие, безверие, расколы и нелепые учения вроде толстовщины [27], пашковщины [28], штунды [29] или холодность к вере и Церкви. Он, диавол, извратил понятие о назначении и цели жизни, отвратил взоры многих христиан от неба и вечной жизни и приковал взоры и сердца только к временной, испытательной, приготовительной жизни, которую многие считают единственной, а будущую – как бы несуществующей (10).

* * *

Когда диавол в нашем сердце, тогда необыкновенная, убивающая тяжесть и огонь в груди и сердце; душа чрезвычайно стесняется и помрачается, все ее раздражает, ко всякому доброму делу чувствует отвращение, слова и поступки других в отношении к себе криво толкует и видит в них злоумышление против себя, против своей чести и потому чувствует к ним глубокую, убийственную ненависть, ярится и порывается к мщению. По плодам его узнаете его (ср. Мф. 7:20) (11).

Примечание

27. Толстовщина – воззрения Л.Н. Толстого, относящиеся ко второй половине его жизни, когда он отпал не только от Православной Церкви, но и вообще от всей догматической стороны христианства. Свои воззрения Толстой описал в работах "Исповедь", "В чем моя вера" и др.

28. Пашковцы – секта, возникшая среди высших слоев общества в России в 70-е годы XIX в. под влиянием проповедей английского лорда Редстока, получила свое название по имени отставного полковника В.А. Пашкова. Пашковцы, как и другие течения баптистского толка, не признают Таинства, обязательное следование церковным установлениям, исполнение обрядов, считая, что для спасения достаточно личной веры.

29. Штундизм – евангелическая секта, возникшая в середине XIX в. в России, близкая к баптистам.

Добро и зло

"Знаю твои дела; ты ни холоден, ни горяч; о, если бы ты был холоден, или горяч! Но, как ты тепл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих" (Откр. 3:15, 16). Надобно, чтобы я был чем-нибудь определенным, а не тем, что называется хаосом, смесью, брожением, в котором все кое-как перемешано и бродит в беспорядке. Чего ожидать доброго от человека, который душой своею представляет беспорядочную смесь доброго с худым, который делает частью добро, но не прочь и от зла. Это состояние опасное: оно означает нравственное бессилие, расслабление. Лучше в этом отношении человек с крайностями: либо холодный, либо горячий. Тут, по крайней мере, есть что-то определенное, чему можно дать определенное место: или вечный тартар, или – Царство Небесное. Господь говорит о человеке ни холодном, ни горячем: "извергну тебя из уст Моих". Люди представляются как бы заключенными в Боге, Который одних вмещает в Себя, а других извергает из Себя. Праведники действительно некогда будут жить в Боге и с Богом: этим объясняется та неизъяснимо высокая степень блаженства, какую будет иметь каждый праведник, хотя бы она и была у некоторых, сравнительно с величайшими праведниками, – низка. И теперь мы некоторым образом живем в Боге: "пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нем" (1Ин. 4:16). Впрочем, это относится к людям добродетельным (2).

* * *

"От дней же Иоанна Крестителя доныне Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его" (Мф. 11:12). На человека действуют постоянно две невидимые силы: добрая и злая, сила Божия, сила благодати, и сила диавола, сила лукавая и всепагубная; человек поставлен в этом мире как бы между двух огней, из которых один животворный, о котором Господь говорит: "Oгонь пришел Я низвести на землю" (Лк. 12:49), а другой – огонь палящий и сожигающий. Человек должен употреблять усилие над собой, чтобы возбуждать в себе огонь Божественный, огонь веры и любви к Богу и ближнему. Человек потерял свое первое Божественное достоинство, свою правоту, святость, благость, кротость и наполнил душу всякими грехами. Вот, у тебя нет чистоты сердца – это большая потеря, надо приобрести ее; нет сочувствия всегдашнего к ближнему в его скорби, беде, бедности, болезни – перемени себя, будь сочувствен... не имеешь усердия в молитве к Богу, не имеешь духовного вкуса к молитве, не имеешь духовного слуха к слушанию Слова Божия – претвори себя, развей дух, вкус и духовный слух, чтобы с любовью слушать Слово Божие, чтобы чувствовать сладость молитвы и сладость добрых дел. Зло сильно борет человека и нудит на зло, а добро – привлекает к себе своей нравственной красотой, миром душевным, свободой духовной. Добро привлекает к себе обетованиями вечной жизни за победу над страстями. "Побеждающему дам сесть со Мною на престоле Моем" (Откр. 3:21) (4).

* * *

Что в видимом и невидимом мире управляет и царствует: видимое ли, материальное или невидимое, духовное личное Начало, доброе или злое? Невидимое управляет видимым. Невидимое доброе Начало направляет к добру человечество и споспешествует ему, а злое устремляет на всякое зло и влечет к нему и распространяет его. Доброе Начало ведет ко всякой добродетели и к жизни вечной; злое начало, напротив, влечет ко всякой лжи и грехам, к лишению всякой благодати Божией и к смерти вечной. Теперь поставим на очередь вопрос: кто руководит видимым, прекрасным, безмерно великим, неизмеримо благотворным для всех тварей миром – небом и землей и всем, что в них и на них? Невидимый, всемогущий и Всесвятой Творец, проявивший и проявляющий Свои Божественные свойства и совершенства на всяких делах Своих. Кто руководит невидимым миром или ангельским воинством добрых Ангелов, хранящих вселенную от враждебных сил? Всеблагой, невидимый, всесильный Бог. Но откуда враждебные, злые силы в мире, стремящиеся или устремляющие людей к смуте, крамоле, неповиновению, разрушению и пагубе сообществ, сборищ, целых городов и государств? От злой невидимой силы бесовской попущением Божиим за грехи людей.

А кто в каждом из нас управляет и царствует? Или Господь, Царь твари, или, по попущению Его, за грехи наши диавол, как в Иуде-предателе. Кого же мы хотим воцарить в себе? Бога или диавола? Конечно, Господа Бога, Творца своего всеблагого, премирного. Отче наш... да приидет Царствие Твое; да будет воля Твоя, яко на небеси, и на земли... не введи нас в искушение, но избави нас от лукаваго (3).

* * *

Человек, озлобленный против нас, есть человек больной; надо приложить пластырь к сердцу его – любовь; надо приласкать его, поговорить с ним с лаской, с любовью, и если в нем не закоренелая против нас злоба, а только временная вспышка, – посмотрите, как сердце его или злоба его растает от нашей ласки и любви, как добро победит зло. Христианину нужно быть всегда благим, мудрым на то, чтобы благим побеждать злое (6).

* * *

Как мы быстры на зло и медленны на добро! Вот я хочу быть добрым к врагу и выразить на деле свою доброту, но прежде чем я успею в сердце сделаться добрым, я уже зол, уже огненная стрела злобы палит мои внутренности; хочу быть терпеливым, но прежде чем я утвержу сердце в терпении, я делаюсь раздражителен, нетерпелив; хочу быть смиренным, но сатанинская гордость нашла уже во мне просторный уголок; хочу быть ласковым – между тем, когда нужно оказать ласку, я оказываюсь грубым; хочу быть несребролюбивым и щедрым, но сребролюбие и скупость при малейшем поводе, как голодные и рыкающие львы, уже требуют себе пищи; хочу быть простым, доверчивым, но лукавство и сомнение уже гложут мое сердце; хочу быть степенным, сосредоточенным и благоговейным в служении Вседержителю, но легкомыслие и сердечная невнимательность уже предварили меня; хочу быть беспристрастным, воздержным в пище и питье, но когда увижу приятную пищу и питье и сяду за стол, я, как невольник, увлекаюсь своим чревом в приятный плен, легко позволяю себе съесть и выпить больше, чем сколько требует моя природа: жадность и невоздержание опять предваряют и пересиливают мое желание быть равнодушным к пище и питью. Я подобен тому расслабленному, который тридцать восемь лет лежал на одре своем и сколько раз ни приходил к Овчей купели, исцелявшей всякого, кто первый опускался в нее после возмущения воды ее Ангелом, – другой уже сходил прежде него (Ин. 5:7). И когда я, расслабленный грехами моими, собираю свои усилия и прихожу сам в себя с намерением погрузиться в Боге и измениться к лучшему, другой сходит прежде в мое сердце, грех, диавол упреждают меня в моем собственном доме, в моей собственной сердечной купели, не допускают меня до Источника живых вод – Господа, не дают мне погрузиться в очистительную купель веры, смирения, сердечного сокрушения и слез. Кто же меня исцеляет? Один Иисус Христос. Когда Он увидит мое искреннее и твердое желание исцеления от душевного расслабления, мою теплую молитву о том, тогда скажет мне: "возьми постель твою и ходи" (Ин. 5:8), – и я встану с одра сердечного расслабления и пойду, то есть: удобно – по благодати Его – побежду все страсти и совершу всякую добродетель (6).

* * *

Юноши и все взрослые! Помните, что в мире действует непрестанно нравственный закон Бога, по которому всякое добро награждается внутренне, а всякое зло наказывается; зло сопровождается скорбью и теснотой в сердце, а добро – миром, радостью и пространством сердца. Этот закон неизменен: он закон неизменяемого, всесвятого, праведного, премудрого и вечного Бога. Делающие добро или исполнители этого нравственного или евангельского закона (он тоже нравственный закон, только совершеннейший) будут непременно награждены вечною жизнью, а нарушители и не покаявшиеся в нарушении будут наказаны вечною мукою (6).

* * *

Богач получил свое добро в жизни своей, а Лазарь – зло. Какое добро свое? То, которое он считал добром, т.е. ел, пил, одевался изящно, веселился, а о Боге и угождении Ему не помышлял, добрых дел не делал и, значит, жил как скот бессловесный, не заботясь о душе бессмертной. Следовательно, для чего жил, то и получил; что считал своим благом, тем и насладился; для вечности ничего, никаких добрых дел не приготовил, желания и потребности духовных и вечных благ не стяжал, любви к Богу и ближнему чуждым оказался – нечего ему и в раю делать, где место только для праведников и любящих чистой любовью Бога и друг друга; Лазарь же в горниле болезни и лишений очистился от грехов и потерпел за них наказание в самой болезни и лишениях. За то, – говорит Авраам, – он здесь утешается, а ты страдаешь (Лк. 16:19–31) (9).

* * *

Почти каждую добрую мысль, каждое доброе чувство я должен отстаивать борьбой, а без борьбы есть опасность потерять всякое добро. Даже есть что-то не совсем хорошее и в самых по виду добрых мыслях, чувствах и поступках! Страшно проникнут человек злом! (10).

* * *

"Без Меня не можете делать ничего" (Ин. 15:5), – говорит Спаситель. И точно, без Него нельзя сделать решительно ничего истинно доброго. Если Он предоставит нас только нам самим, нашей слабости, мы становимся совершенно внутренне безсильны для всякого добра. Мы становимся полными зла. Об этом говорит опыт (10).

Добродетель

Человек способен изменяться каждый день и даже минуту. Да, человек может изменяться, если захочет, в добрую или худую сторону, может приобрести богатство веры, покаяния, слез (как Мария Египетская или Давид и другие), может обнищать и обнажиться от всякой добродетели и облечься во всякую злобу и различные страсти (Иуда и все нераскаянные грешники). Блаженный Августин говорит, что каждый может сделаться или семенем святым, или противным тому (3).

* * *

Каждый изменись, преобразись внутренне; гордый смири себя и считай себя последним из людей, не возносись никогда ничем и не хвались. Ибо что у тебя есть доброго, что было бы не от Бога? Все доброе от Него. Перемени зависть на доброжелательство; если ты блудно живешь, немедленно оставь нечистоту свою и поревнуй о чистоте помыслов и желаний; если твоя воля порочная, исправь ее и будь непорочен во внутренностях своих; если ты сребролюбив, оставь пристрастие, жестокосердие свое к бедным и будь милостив; если ты сварлив и неуживчив, будь скромен и живи со всеми в мире; если ленив к молитве и добродетели, будь впредь тщателен; если ты пьяница, впредь живи трезво; если вороват, сам подавай; если ты лукав, будь прост и нелицемерен. Все возвысьтесь на высоту добродетелей, как на гору, и отрясите свои грехи, как тину, как нечистоту, как тление и источник тления (4).

* * *

По мере повторения грехов образуется привычка к ним, по мере повторения грехов воля к добру слабеет более и более, а к злу крепнет так, что становится трудным противиться греху. Надо так приучиться ко всякой добродетели, чтобы она была в человеке как бы природным свойством (4).

* * *

Всякая христианская душа должна достигать такого душевного состояния, чтобы всегда чувствовать ко всякому греху совершенное отвращение, в каком бы виде он ни представлялся, а вместе и достигнуть совершенного расположения сердечного ко всякой добродетели (4).

* * *

Хорошо, очень хорошо быть добродетельным. Добрый человек и сам покоен, и Богу приятен, и людям любезен. Добродетельный невольно привлекает на себя взоры всех. Отчего? Оттого, что благоухание невольно заставляет остановить на себе внимание и подышать им. Посмотрите на самую наружность добродетельного, на его лицо. Что это за лицо? Это ангельский лик. Кротость и смирение разлиты по нему и пленяют невольно всех своею красотою. Обратите внимание на речь его, от нее еще больше благоухания: тут вы как бы лицом к лицу с его душой – и таете от его сладкой беседы (6).

* * *

О, как непостоянно, непрочно, неверно все земное! Как постоянна и вечна добродетель и ее награда! (9).

* * *

Мы должны исполнять не одну, не две или три только добродетели, а все по возможности, чтобы нам быть совершенными и не иметь недостатка ни в какой добродетели, "чтобы вы были совершенны во всей полноте, без всякого недостатка", – говорит святой апостол Иаков (Иак. 1:4). "Будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный", – говорит Господь в Евангелии (Мф. 5:48) (9).

* * *

Из свойства греха, из его жестокого, тиранского владычества узнай, каков он; равно из свойства добродетели (всякой доброй мысли, доброго чувства, доброго дела), из ее кроткого, радующего владычества над душой узнай, какова она; а узнав, избери то, что, по самому опыту очевидно, имеет полное превосходство или, лучше, не идет и в сравнение по причине совершенной противоположности (10).

* * *

Добродетель тогда особенно имеет свою цену, когда она совершается под огнем искушений, например, искушения болезнью или другим каким-либо несчастьем, точно так же как и солдат не тогда храбр, когда в пределах его отечества царствует мир и спокойствие, но когда нападают враги на царство, когда он сражается под огнем и мечом. Тогда-то узнается его великодушие и храбрость, любовь к царю и отечеству. Без войны же, хотя бы кто и храбрился, ему нелегко поверят. Подобно этому есть причины не очень много доверять тому человеку, который делает добро при благоприятных обстоятельствах и еще не испытал горя: он может потерять присутствие духа в несчастье и изменить своему правилу делать добро, даже обнаружит свои дурные стороны: малодушие, нетерпеливость, ропот и хулу на Бога. Только очищенный в горниле бед христианин крепок и надежен, а не бывший в беде сомнителен (10).

Долг

Кому взаймы давать, не ожидая ничего? Людям бедным, несостоятельным, для которых возвращение долга крайне трудно и часто невозможно. А люди состоятельные должны непременно возвращать долг, и заимодавцы нимало не погрешают, если ищут получения долга честным способом или судом. В противном случае было бы вредное потворство людям недобросовестным, думающим легко разжиться на чужой счет (9).

Долголетие

Если хотите быть долголетними на земле, не торопитесь жить плотским образом, пресыщаться, упиваться, курить, блудодействовать, роскошествовать, нежиться. В плотском образе жизни заключается смерть, потому плоть наша и называется в Священном Писаниимертвенным или ветхим человеком, истлевающим в обольстительных похотях (Еф. 422). Если хотите жить долго, живите духом: в духе заключается жизнь: "если духом умерщвляете дела плотские, то живы будете" (Рим. 8:13) и здесь, и там, на небесах. Наблюдайте умеренность и простоту в пище и питье, храните целомудрие, не растрачивайте безумно бальзам своей жизни, не гонитесь за богатством, за роскошью, старайтесь быть довольными и немногим; храните мир со всеми и никому не завидуйте, всех почитайте и любите, особенно же старайтесь всегда носить Христа в сердце – и вы в мире и благополучии проживете многие лета (8).

Долготерпение божие

Каждого из нас Господь носит, так сказать, на руках Своих от чрева матернего и наставляет нас до глубокой старости. Что же мы? Безчувственные, неблагодарные, мы не хотим и знать, что Господь есть нежнейший Отец наш, Который терпит наши неправды по Своей благости и долготерпению (2).

* * *

Праведный Господь допускает расти и созревать в этом мире добру и злу и долготерпит ему, не хотя гибели грешников и для умножения наказания нераскаянных и злоупотребляющих Его долготерпением. Достохвально и удивительно это долготерпение Божие, плод Его любви к тварям. Благодаря этому долготерпению сколько спаслось грешников и грешниц, которые должны бы были погибнуть вовеки, если бы Господь не долготерпел нас, предвидя наше обращение и исправление. О чудное долготерпение! Прославляю чудное это свойство Божие, благодать и долготерпение! Сколько через тебя спаслось величайших грешников! (4).

* * *

Вообразив всю гармонию и красоту творений, неизменный порядок в бытии и жизни всего сотворенного, недоумеваешь и поражаешься при мысли, как всесовершенный, всемогущий, премудрый, праведный Творец, Триипостасный Бог терпит безобразную, бессмысленную, беспорядочную, зловредную для многих, многих жизнь людей, идущих в своей жизни и делах наперекор своему Создателю и своему разуму, совести, чувству и премудрой воле Творца, причиняющих бесчисленное зло множеству подобных себе людей и водворяющих в самой природе неодушевленной смятение и стон, не говоря уже о самих людях, бедствия и стоны которых слышатся повсюду и кровь которых льется реками.

Но сколько спасительны последствия от этого долготерпения и милосердия для разумных, смышленых и кающихся грешников, исповедующих веру христианскую – евангельскую! Сколько спасающихся было и есть благодаря сему долготерпению! Сколько вошло в рай помилованных за веру и покаяние грешников и грешниц! Сколько раз каждый и каждая из нас спасались и спасаются от праведного гнева Божия, от скорби и тесноты и предлежащей муки вечной, сколько спасшихся за веру и покаяние! О, какие дивные свойства в Боге милосердие и долготерпение! Как они ободряют и оживляют всякого грешника кающегося! Вот разбойник сошел со креста – и прямо в рай за веру в Распятого и за покаяние единочасное! Вот блудница, известная во всем городе, слезами покаяния очистилась от скверны греха и стала целомудренной и вошла в рай; вот мытарь покаявшийся помилован и удостоен жизни вечной со всем домом своим; вот Лазарь нищий и больной по смерти несется Ангелами на лоно Авраамово, ибо болезнью и страданиями грехи его очищены; сколько на пространстве веков христианской истории помиловано грешников, ведомых и неведомых, грешников покаявшихся! (10).

* * *

Дивно долготерпение Божие к демонам и людям. Бесчисленные, самые мерзкие и ужасные, гибельные беззакония совершены и непрестанно совершаются ими на земле, к оскорблению всеблагого и всемогущего Владыки Бога; и Он долготерпит до сих пор царству сатаны, терпит, не истребляет беззаконников, даже дарует грешным людям здоровье, богатство, красоту, благоденствие, славу, чадородие; не истребляет их потопом, гладом, моровыми болезнями, войнами, землетрясениями, но щадит и щадит их всячески, ожидая их вразумления, обращения, покаяния, спасения, – а если не вразумятся и не покаются, тем большему и тягчайшему подвергнутся наказанию. "Неправедный пусть еще делает неправду; нечистый пусть еще сквернится; праведный да творит правду еще, и святый да освящается еще. Се, гряду скоро, и возмездие Мое со Мною, чтобы воздать каждому по делам его" (Откр. 22:11, 12) (10).

Дом

Человек где ни бывает, но потом все домой возвращается. Так и христианин, кто бы он ни был, знатный или простой, богатый или бедный, ученый или невежда, где бы ни был, какую бы должность ни занимал в обществе, что бы ни делал, должен помнить, что он не дома, а в странствии, в пути и должен домой возвратиться – к отцу, к матери, к старшим братьям и сестрам; а дом этот – Небо, отец – Бог, мать – Пречистая Богородица, старшие братия и сестры – Ангелы и святые Божии человеки; что все земные обязанности, дела – суть поделия [30] а настоящее дело – спасение души, исполнение заповедей Христовых, очищение сердца (7).

* * *

Мир есть дом. Строитель и хозяин этого дома, Творец и Отец живущих в нем людей-христиан есть Бог. Мать в этом доме – Пресвятая Богородица. Ходи всегда в присутствии своего Отца, в любви и послушании к Нему; равно в присутствии общей нашей Матери Пресвятой Богородицы, во святой любви, благоговении и послушании к Ней (7).

* * *

Кто построил себе дом, тот, по всему праву, и жить должен в нем. Мы – домы нашего Создателя; Он нас создал для Себя, ибо Он все содела Себе ради; Он и жить должен в нас, а не диавол, этот убийца, вор, хищник, этот обманщик. Господи! Прииди и вселися в ны (молитва Святому Духу). "Мы придем к нему и обитель у него сотворим" (Ин. 14:23). "Разве не знаете, что вы храм Божий, и Дух Божий живет в вас?" (1Кор. 3:16) (7).

* * *

Ты живешь в доме Божием – в этом прекрасном мире – туне [31] и пользуешься всеми дарами благости и щедрот Божиих, через естество подаваемыми, также туне; живешь в доме Божием – в Церкви, или в обществе спасаемых, и пользуешься всеми дарами благодатными к твоему спасению туне; и ты не усомняйся туне делать добро братии, сколько можешь; будь благ даже на неблагодарные и злые, да будешь сын Отца Небеснаго (ср. Лк. 6:35). Принимай охотно в дом свой всех, зная, что ты сам живешь даром в доме Божием – в этой вселенной, и в духовном доме Божием – Церкви, уготовляющей тебя к вечному животу; давай с радостью и туне вкушать всем от твоей трапезы, памятуя, что ты даром вкушаешь ежедневно от трапезы Владычней – самого Его Пречистого Тела и Крови Его (7).

* * *

Каждый христианский дом изображает собой бесконечно великий дом – вселенную, небо и землю, в которых обитает Господь. Потому в каждом христианском доме видишь изображения Спасителя и Божией Матери, внемлющих молитвам живущих в доме и прибегающих к Ним (7).

* * *

Все мы дети Отца Небесного, странники и пришельцы в земном доме Его. Живем в этом доме, но не знаем, когда Отец Небесный позовет нас предстать пред лице Свое, а верно, что позовет. Между тем в ожидании, пока позовет, мы пользуемся земными Его дарами, которые Он, как "Отец милосердия и Бог всякого утешения" (2Кор. 1:3), подает "нам все обильно для наслаждения" (1Тим. 6:17). При этом мы слышим в своем сердце и в святом слове Его глас Его: в земном доме Моем вам хорошо, а в том, небесном, будет еще лучше, потому пользуйтесь Моими земными благами законно, умеренно, благоразумно и с благодарностью. И не забудьте, "не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку" (1Кор. 2:9), что Я приготовил любящим Меня в небесном доме, и это – на безконечные веки (8).

Примечание

30. Поделие – несерьезное занятие.

31. Туне – даром.

Дух

Не засматривайся на красоту лица человеческого, а смотри на душу его; не смотри на одеяние его (тело – одежда временная), а смотри на того, кто ею одевается; не смотри на великолепие дома, а смотри на жильца, кто живет в нем и каков, иначе ты оскорбишь образ Божий в человеке, обесчестишь царя, поклонившись рабу его, а ему не воздав ни малейшей ему подобающей чести. Также не смотри на красоту печатного шрифта книги, а смотри на дух книги, иначе дух уничижим, а тело возвысим, потому что буквы – тело, а содержание книги – дух. Не обольщайся мелодическими звуками инструмента или голоса, а по впечатлению их на душу или по словам узнай, каков дух их; если звуки навевают на душу твою чувства тихие, целомудренные, святые, слушай и питай ими душу твою; если же через них вливаются в душу твою страсти, оставь слушать, брось и тело, и дух музыки (6).

* * *

"Духа не угашайте" (1Фес. 5:19), – говорит Слово Божие. Помни это всякий христианин, особенно священник и наставник детей. Особенно нам нужно всегда гореть духом при нашем высоком служении Богу и человечеству. Как мы много сделали бы для Бога, для людей и для себя, если бы с верой и любовью, с усердием, с горячностью и энергией занимались своим делом, и как мало, сухо, бесплодно будет наше делание, когда мы станем заниматься вяло, лениво, с холодностью, без всякого усердия и энергии! В великом ответе будем перед Богом и за себя, и за вверенных нашему попечению (6).

* * *

Когда сердце твое возмутится духом от страсти какой-либо и ты лишишься покоя, исполнишься смущения, и с языка твоего будут слетать слова недовольства и вражды к ближним, не медли оставаться в этом пагубном для тебя состоянии, но тотчас преклони колена и исповедуй перед Духом Святым согрешение твое, сказав от всего сердца: оскорбил я Тебя, Душе Святый, духом страсти моей, духом злобы и непокорства Тебе; и потом от всего сердца, с чувством вездеприсутствия Духа Божия прочитай молитву к Духу Святому: "Царю Небесный, Утешителю, Душе истины, иже везде Сый и вся исполняяй, Сокровище благих и жизни Подателю, прииди и вселися в мя и очисти мя от всякия скверны и спаси, Блаже, душу мою страстную и любосластную", – и сердце твое исполнится смирения, мира и умиления. Помни, что всяким грехом, всякой страстью и пристрастием к чему-либо земному, всяким неудовольствием и враждой на ближнего из-за чего-либо плотского оскорбляется Всесвятый Дух, Дух мира, любви, Дух, влекущий нас от земного к горнему, от видимого к невидимому, от тленного к нетленному, от временного к вечному, от греха к святыне, от порока к добродетели (6).

* * *

Различай в себе Духа Животворящего и духа мертвящего, убивающего твою душу. Когда в душе твоей мысли добрые – тебе благо, легко; когда на сердце спокойствие и радость, тогда в тебе дух благой, Дух Святой; а когда в тебе недобрые помыслы или недобрые сердечные движения, тогда – худо, тяжело; когда ты внутренне смущен, тогда в тебе дух злой, дух лукавый. Когда в нас дух лукавый, тогда при сердечной тесноте и смущении мы обыкновенно чувствуем трудность дойти сердцем до Господа, потому что злой дух связывает душу и не допускает ее возвышаться к Богу. Дух лукавый есть дух сомнения, неверия, страстей, тесноты, скорби, смущения, а дух благой есть дух несомненной веры, дух добродетелей, дух свободы духовной и широты, дух мира и радости. По этим признакам знай, когда в тебе Дух Божий и когда дух злой, и как можно чаще возвышайся благодарным сердцем к Всесвятому Духу, оживотворяющему и освящающему тебя, и всеми силами беги сомнения, неверия и страстей, с которыми вползает в нашу душу духовный змий, тать и убийца наших душ (6).

* * *

Не испытаешь на себе действий злых козней духа злого, не узнаешь и не почтишь как должно благодеяний, даруемых тебе Духом благим; не узнав духа убивающего, не узнаешь и Духа Животворящего. Только по причине прямых противоположностей добра и зла, жизни и смерти мы узнаем ясно ту и другую; не подвергаясь бедам и опасностям смерти телесной или духовной, не узнаешь сердечно и Спасителя, Жизнодавца, избавляющего от этих бед и от духовной смерти. О, Иисус есть утешение, радость, жизнь, покой и простор наших сердец! Слава Богу Премудрому и Всеблагому, что Он попускает духу злобы и смерти искушать и мучить нас! Иначе как бы мы стали ценить утешения благодати, утешения Духа Утешительного, Животворящего! (6).

* * *

Господь Бог – как Само-Живот и преизбыток жизни. Сам от вечности, как говорит Григорий Богослов, подвигся в Три Лица и остановился на Трех, то есть Бог есть Отец, Слово и Дух. Ты спросишь, как в Боге три Лица? Отвечаю: не понимаю как, но знаю, что так быть должно и иначе быть не может. Ты еще спросишь: отчего в Боге третье Лицо называется Духом и отчего Он – особое Лицо, когда Бог без того есть Дух? Отвечаю: Дух Божий назван Духом по отношению к твари: Господь дунул Ипостасным Духом Своим – и явилось, по манию Его Животворящего Духа, бесчисленное множество духов: "Духом уст Его вся сила их" (Пс. 32:6); дунул Духом Своим в состав человеческий, "и стал человек душею живою" (Быт. 2:7), и от этого дыхания доселе рождаются люди и будут рождаться до скончания века по заповеди: "плодитесь и размножайтесь" (Быт. 1:28). Если столько личных отдельных существ Господь сотворил Духом Своим, то как же не быть Лицом или личным творящим Существом Самому Духу Божию? "Дух дышит, где хочет" (Ин. 3:8). Видите, Дух называется Духом как Ипостась Божия. Если есть бесчисленное множество сотворенных личных духов, то Самому ли Богу оставаться без Духа как без Своего Лица – Самостоятельного, Ипостасного? (6).

* * *

Дух силен, мощен, оттого он легко носит тяжелое вещество; а плоть косна, бессильна, и потому ее легко подавляет родное ей вещество. Поэтому Бог носит весь мир сильным Словом Своим (см. Евр. 1:3); потому же и дух человека благодатствованного легко с Божией помощью покоряет свою плоть, даже плоть других, их духу (как видим на святых), легко на молитве справляется с буквой слова, претворяя ее всю в дух, а плотский человек на каждом шагу подчиняется своей плоти и тяготится буквой молитвы, которой он не в силах обратить в дух, будучи сам плоть, или проникнуть нечистым, оплотянившимся духом своим в чистый, святой дух ее (6).

* * *

Нет ничего изменчивее вещества: оно изменяется в миллионы видов естественным образом по законам Творца, не говоря о чудных изменениях, например, огня в росу, воды в кровь, воды в вино, посоха в змия, даже человек иногда в тысячи видов изменяет вещество. Что же сказать о Боге, создавшем всяческая? Свойство вещества – изменяемость. С духом разумным Господь этого не делает и не хочет делать: свойство духа есть неизменяемость. Но совершенствование в добре – дело разумного, сотворенного духа. То торжество духа над веществом, что дух изменяет его в тысячи видов. Заметьте, например, как этот дух изменяет вещество в растительном царстве, как до бесконечности разнообразны формы растений, и все из одной земли: один свет солнца, один воздух, одна вода, одна земля. А тела животных – как они разнообразны! Итак, свойство вещества – изменяемость; при этом условии и мир сотворен со всем разнообразием. Слава Единому вечно неизменяемому Богу – всесильному Творцу! Если бы вещество было неизменяемо, тогда не был бы Бог всесилен. Слава духовной природе! Да покоряет она всегда вещественную природу! Проси Бога, чтобы дал тебе неизменяемость в добре (6).

* * *

Противоестественное господство плоти над духом выражается, между прочим, в том, что дух как будто погребен в плоти, связан плотью. Это особенно видно тогда, когда дело касается служения Богу: тогда человек скорее приближается к Богу только устами, плотью, ложно, а не сердцем, не духом, не истиной кланяется Ему. В самом деле, мы часто живем так, как будто нет в нас духа, и высшая степень человеческого развращения обнаруживается тем, что дух совсем подавляется и человек становится как бы одной плотью. "Не вечно Духу Моему быть пренебрегаемым человеками [сими], потому что они плоть" (Быт. 6:3). Присмотритесь хорошенько к делам богопочтения человеческого: вы увидите, как тут плоть усиливается взять перевес над духом. В святых перевес духа над плотью виден в том, что они живут духом и во всем мире видят дух, во всем премудрость, всемогущество и благость Божию; во всех явлениях, во всех делах они видят отпечаток духа; в людях чувственных перевес плоти над духом открывается из того, что они во всем видят только то, что представляется их чувствам, и дальше своего носа, как говорится, не видят; человек чувственный, плотяной смотрит на мир и видит его почти как животное неразумное, не удивляется в нем премудрости, присносущной силе и благости Творца; читает священную книгу – и видит в ней только букву; молится ли – механически пробегает умом молитвы и не проникает в дух их, не знает искусства кланяться духом и истиной. Плоть господствует и в образовании людей. (Смотрите, научаются ли в заведениях важнейшему христианскому делу – молитве, научаются ли зреть Бога?) Плоть будет господствовать в мире до скончания века, так что Господь, придя судить, "найдет ли веру на земле" (Лк. 18:8), а неверие – дело плоти, как у людей первого мира (6).

* * *

С величайшей осторожностью нужно держать в своем скудельном сосуде, в сердце, сокровище Духа, "реки воды живой" (Ин. 7:38). Нужно бодрствовать над своим сердцем, быть кротким, удерживаться от раздражительности и движений самолюбия, привязанности к земному, от нечистых восстаний плотских; в противном случае бесценное сокровище Духа мгновенно оставит нас: вдруг исчезнут из сердца мир и радость – это чувство необыкновенной, ангельски-духовной легкости души, парящей на свободе сердца и мысли; исчезнут и эти реки воды живой, которые перед тем только текли и напояли обильно бразды души; душу наполнит чуждый огнь, мучительно палящий внутренности, лишающий ее мира и радости и наполняющий ее чувством скорби и тесноты и подстрекающий к раздражительности и хуле. Так явно, так резко обозначаются и сменяются в нас Царство Божие и царство врага, царство жизни и царство смерти! Христианин видит это внутренними очами и удивляется Божией правде и святости, удивляется и недремлемости врага, всегда, как лев, рыкающего и ищущего, кого поглотить (см. 1Пет. 5:8) (6).

* * *

Долго я не знал во всей ясности, как необходимо укрепление нашей души от Духа Святого. А теперь Многомилостивый дал мне узнать, как оно необходимо. Да, оно необходимо каждую минуту нашего бытия, как дыхание, необходимо на молитве и во всей жизни; без укрепления Его душа наша постоянно склонна ко всякому греху и, значит, к смерти духовной; она расслабевает, совершенно обессиливает от входящего в сердце зла и немощна становится для добра; без укрепления от Духа Святого чувствуешь, как сердце подмывается от различного зла и готово ежеминутно потонуть в бездне его. Тут-то надобно, чтобы сердце наше стояло на камне. А камень этот – Дух Святой: Он укрепляет наши силы, и если человек молится, Он укрепляет сердце его в вере и надежде на получение просимого; Он воспламеняет душу его любовью к Богу; Он навевает на душу мысли светлые, благие, укрепляющие ум и сердце; если человек совершает различные дела, Он укрепляет сердце его сознанием важности и необходимости труда его и терпением несокрушимым, которое все трудности преодолевает; Он при обращении с людьми разных состояний и обоих полов вдыхает в него уважение к лицу человека, который есть равно образ Божий, кто бы он ни был, искупленный кровью Христа Бога, и отвлекает его сердце и внимание от его, иногда очень неблаговидной, внешности тела и одежды, его грубости в слове и обращении. Он-то соединяет всех нас любовью как чад Отца Небесного и во Христе Иисусе учит нас молиться: Отче наш, иже еси на небесех... (6)

* * *

Все люди, как и Ангелы Божии, – дыхания Божии, оттого-то Ангелы и называются духами, или, что то же, дыханиями Божества, а человеческие духи – душами, потому что они произошли от дыхания божественного и дышат Богом. Святым Духом, сказано, всяка душа живится и чистотою возвышается [32]. Но и все прочие твари называются дыханиями: "Всякое дыхание, сказано, да хвалит Господа" (Пс. 150:6), потому что и они – от Духа Божия, хотя и непричастны разума и свободы, поэтому всякую тварь надо беречь, не бить, не изнурять ее (6).

* * *

"Дух животворит" (Ин. 6:63). Духу Господню в тварях принадлежит оживотворение их со времени их творения, а Сыну Божию – сотворение, приведение их от небытия в бытие. Потому и Тело и Кровь Христовы прелагаются Духом Святым из хлеба и вина, как и во утробе Девы Пречистой оно сотворено Духом Святым от кровей Ее; Дух Святой созидает нас во чреве матери нашей; Духу Божию принадлежат наши духовные блага (6).

* * *

По сошествии Святого Духа на апостолов, описанном в книге их Деяний, часто вспоминается о всепромыслительном действии Духа Святого в Церкви, о Его вседержавном руководительстве апостолами, их спасительной проповедью и действиями в Церкви. Этот и есть иной Утешитель (см. Ин. 14:16), всеблагой и всеистинный, Которого обещал послать апостолам Господь Иисус Христос (10).

Примечание

32. Степенны 4-го гласа, антифон 1-й.

Душа

Господь всегда находится с избранными Своими, храня их жизнь как орудие для устроения блага других. Он видит преданных и служащих Ему от чистого сердца людей во всяком месте, потому что Он есть испытующий сердца и утробы (Пс. 7:10). Он – Дух Чистейший, и потому-то, не стесняясь нимало вещественной оболочкой нашей души – телом, – зрит самую душу нашу во всей ее наготе, со всеми ее мыслями и чувствами, даже, если можно так сказать, зародышами их (2).

* * *

Да будет око ума твоего всегда устремлено на рассмотрение состояния твоей души. Наблюдай, тиха ли она и покойна, как величественная река, ровно текущая в своих берегах, или волнуется и бурлит, как свирепое море, от бурных страстей. В первом случае радуйся и благодари Бога, а во втором – старайся уничтожить причину волнения. Если ты при благодати Божией привык видеть вожделенное спокойствие в душе своей, то тебе легко заметить, что стало причиной твоего возмущения. Стоя на берегу реки, спокойно, тихо текущей в берегах своих, ты легко можешь заметить, что взволнует ее: ветер ли, вещество ли какое, брошенное на ее поверхность, рыба ли, играющая в воде, судно ли, плывущее в воде, или что другое. То же и в душе. Если она, быв доселе спокойна, вдруг возмущается, сейчас обрати внимание – и ты увидишь, что ее возмущает. А чаще всего возмущает ее лукавый: он терпеть не может душевного спокойствия и потому сейчас старается возмутить спокойную душу. Везде он действует и сам непосредственно, но особенно через страсти наши. И это как наяву, так и во сне (2).

* * *

Удивительное существо наша душа: ночью она, как малютка, оставленный самому себе его родителями, на которого они не обращают внимания, играет внешними предметами, поставляя их в самые странные, причудливые сочетания. Но в бодрственном состоянии, по пробуждении, когда око самосознания и рассудок, как родители на дитя, начинают обращать на нее свое испытующее внимание, она перестает, так сказать, забавляться причудливо окружающими предметами и из малютки делается существом умным, серьезным, сильным: призывает пред себя людей, входит с ними в рассуждения; или рассуждает сама с собой, спрашивает, отвечает; или уносится воображением своим в тысячи мест, самых отдаленных и противоположных; или же носится в ближайших местах, будучи занята какими-то собственными видами, интересами – как потому, что она существо в высшей степени деятельное и не может оставаться без дела какого бы то ни было, хоть глупого, так и оттого, что образ жизни, должность, склонности и занятия, привычки, страсти, как рычаги, движут ее способности. Итак, наша душа есть удивительнейшее существо: в некоторых случаях оно берет властительски сильный перевес над телом и ночью; по пробуждении, когда тело отдохнет, душа, как стремительный поток, вырывается из-под оболочки спавших чувств и, как бурная и многоводная река, прикасается ко всему и все уносит с собой: со всяким порассуждает, со всяким заведет речь, так что весьма трудно заключить ее в пределы умеренности или заставить успокоиться, хотя бы ночью (2).

* * *

Мастером, архитектором и живописцем будь для души своей. Твой настоящий Творец, Архитектор, Живописец есть Господь, живописавший тебя вначале по образу и подобию Своему. Он твой Архитектор, премудро создавший твою душу и давший ей сообразный дом – тело. Ты расстроил и исказил Божие в тебе дело, Божию правду и красоту, и Он Сам пришел восстановить тебя, обновить, снова живописать тебя, воссоздать. Только присовокупи свой труд, возненавидь свое искажение, свое безумство и исправься (3).

* * *

Кто не в меру и неправильно ценит тленные вещи, тот обезценивает Самого Бога и свою безсмертную душу, созданную для Бога, для Неба, для безсмертия, для вечного созерцания славы Божией и вечного блаженства (3).

* * *

"Царство Небесное подобно сокровищу, скрытому на поле, которое, найдя, человек утаил, и от радости о нем идет и продает все, что имеет, и покупает поле то" (Мф. 13:44). Какое это сокровище? Душа человеческая, по образу и подобию Божию сотворенная, скрытая и подавленная бесчисленными страстями. Что такое поле? Это мир прелюбодейный и грешный, подавляющий душу, или грешная плоть наша – как великое поле, поросшее тернием страстей. Немногие находят это сокровище, немногие радеют о душе и о ее спасении, все почти заняты житейскими пристрастиями о плоти своей, об угождении чреву, о приобретении богатства, чести, славы земной. Вспомни притчу о званных на вечерю: "много званых, а мало избранных" (Мф. 20:16). Святые нашли это сокровище и, обрадовавшись ему, пошли за Христом, оставили все житейские пристрастия, продали свои имения и через отвержение пристрастия к плоти и миру приобрели это поле, это сокровище – свою бессмертную душу – и наследовали вечную жизнь. Вспомни слова Господа: "нет никого, кто оставил бы дом... или отца, или мать, или жену, или детей, или земли... и не получил бы ныне... во сто крат более... а в веке грядущем жизни вечной" (Мк. 10:29, 30) (3).

* * *

"А ты, когда постишься, помажь голову твою и умой лице твое" (Мф. 6:17). Лицо моем ежедневно чистой водой, тело омываем в бане, белье моем и не ходить в грязном или отпотелом, дом ветхий чиним, поправляем или новый строим, тарелки, чашки, всякую посуду моем, металлические или деревянные и каменные вещи чистим, полы в домах, в храмах моем – вообще все вещи стараемся держать в чистоте. Тем более надо очищать душу – она крайне марается, оскверняется, растлевается грехами, покрывается плесенью и ржавчиной греховной, проникающей глубоко в душу. Она делает душу не сообщимой с Богом, ибо какое общение света с тьмою, правды с беззаконием (ср. 2Кор. 6:14) (3).

* * *

Дерево сырое не скоро поддается огню и охватывается им, а постепенно, и когда огонь возьмет силу над ним, оно скоро воспламеняется и делается все огненным – так бывает и с душой грешной. Чем дольше она бывает в удалении от Бога, тем более она делается грубой, дебелой и нелегко поддается силе благодати Божией от своей лености, оземленелости, хладности, нечистоты. По мере усилия человека над собой, усердия, прилежания к молитве она утончается, одухотворяется, согревается, очищается и делается доступной благодати и, наконец, делается вся как бы огненной. Примеры – бесчисленные святые угодники Божии (3).

* * *

"Копать не могу, просить стыжусь" (Лк. 16:3). В том-то и беда и важная потеря, что просить не можешь, а просить надо. "Просите, и дано будет вам" (Мф. 7:7); "ведь ты несчастен, и жалок, и нищ, и слеп, и наг" (Откр. 3:17); копать не могу, а копать надо; покопал бы в глубине души своей и выкопал бы настоящий клад – бессмертную душу, погребенную страстями, ту душу, которая сотворена по образу и подобию Божию и которая совсем у тебя подавлена житейскими похотями и сластями (4).

* * *

Душа человеческая – безмерной цены по истине и правде Божией, а люди крайне мало или совсем не ценят, не радят о ней, не очищают от терния страстей, не радят о покаянии (покайтесь), об очищении, об украшении (брачная одежда), утверждении, о стремлении всеми силами и способностями к небу, к небесному на земле житию, как делали святые: "наше жительство на небесах" (Флп. 3:20), об исполнении всякой добродетели. Большинство людей как бы намеренно предаются всяким страстям и мерзостям, всяким порокам и остаются нераскаянными. Горе людям, зарывающим таланты свои в землю и не умножающим данного Богом залога для своего же блаженства, славы Божией, для безмерной благости и щедрот. Читай, христианин, со вниманием и чаще Евангелие, разумей и слагай в сердце слова Божии (4).

* * *

Один Создатель ведает все достоинство души человеческой, которую Он создал по образу и подобию Своему, и один Он может по достоинству оценить всю ее беспредельную любовь и преданность Ему, Господу Богу. Блажен человек-христианин, который поймет это и всем сердцем прилепится к Богу, Создателю и Искупителю своему, и претерпит всякие искушения в любви и преданности Ему, как Иов ветхозаветный, как апостолы, иерархи, мученики и все преподобные, Богу угодившие и удостоившиеся небесного гражданства за свою верность и преданность (4).

* * *

Вера в бытие Божие тесно связана с верой в бытие собственной души как части мира духовного. Душе благочестивой бытие Божие так же очевидно, как собственное бытие, потому что с каждой мыслью доброй или недоброй, желанием, намерением, словом или делом происходят соответствующие перемены в сердце – спокойствие или беспокойство, радости или скорби – и это вследствие действия на нее Бога духов и всякой плоти, Который отражается в благочестивой душе, как солнце в капле воды: чем чище эта капля, тем лучше, яснее отражение, чем мутнее, тем тусклее, так что в состоянии крайней нечистоты, черноты души отражение прекращается и душа остается в состоянии мрака духовного, в состоянии бесчувственности; человек имеет очи и не видит, имеет уши и не слышит. Еще Господь Бог в отношении к нашей душе – то же, что внешний воздух в отношении к ртути термометра, с тем различием, что расширение и стояние, повышение и понижение ртути бывает вследствие перемены в состоянии атмосферы, а там – Бог остается неизменным, вечным, вечно благим и праведным; душа же, изменяющаяся в отношениях своих к Богу, терпит перемены в себе, именно – она неизбежно расширяется, покоится в сердце вследствие приближения к Богу верой и добрыми делами и неизбежно сжимается, беспокоится, томится вследствие удаления своего от Бога маловерием, неверием истине Божией и делами противозаконными (6).

* * *

В душе благочестивого, богобоящегося человека происходит невидимо духовное общение с Богом. Как отец или как строгий наставник, Господь Бог то одобряет, то осуждает наши мысли, желания и намерения; то говорит, что это – хорошо, а это худо, и за добро награждает, а за зло наказывает: и все это так явно для души – тут же на месте (6).

* * *

Невидимый, всеисполняющий Бог часто и ощутительно касается невидимой души моей, которая от Его прикосновения вкушает чудное спокойствие и небесную радость. Не глаза передают мне весть о моем Боге (чувства для низших предметов бытия), не слух только посредством слов и звуков голоса доносит до меня вещание о Непостижимом, но сама душа, так сказать, срастворяется с Богом (6).

* * *

Наши душевные расположения, даже не выражаемые внешними знаками, сильно действуют на душевное расположение других. Это бывает сплошь и рядом, хотя не все замечают это. Я сержусь или имею неблагоприятные мысли о другом, и он чувствует это и равным образом начинает иметь неблагоприятные мысли обо мне. Есть какое-то средство сообщения наших душ между собой, кроме телесных чувств; что же касается действия души на других через чувства, то через чувство зрения душа удивительно действует на другого человека, хотя бы он был вдали от нас, но только был бы доступен нашему зрению и был на этот случай, когда мы устремляем на него свой взор, один. Так мы можем зрением привести другого в неловкое положение, в замешательство. Случалось мне не раз пристально смотреть из окна своего дома на проходящих мимо дома – и они, как бы привлекаемые какой-то силой к тому самому окну, из которого я смотрел, оглядывались на это окно и искали в нем лицо человеческое; иные же приходили в какое-то замешательство, вдруг ускоряли поступь, охорашивались, поправляли галстук, шляпу и прочее. Есть тут какой-то секрет (6).

* * *

Душа восприемлет в себя Господа в Животворящих Тайнах мыслию веры и сердечным сознанием, что в Тайнах присутствует истинно Сам Господь, а тело наше приемлет Господа устами и чревом. Когда душа восприимет Господа твердой верой, тогда Господь проходит в одно мгновение и душу как простое существо, и тело все, все суставы его по причине наполнения душой всего тела и по причине всенаполняемости Божества (6).

* * *

Дерево, утвержденное корнями в земле, растет и приносит плоды. Душа человеческая, утвержденная верой и любовью в Боге, как корнями духовными, также живет, возрастает духовно и приносит плоды добродетелей богоугодных, которыми душа живет и будет жить в будущем веке. Дерево, вырванное из земли с корнем, прекращает жизнь, которую получало от земли через корни. Так и душа человеческая, потерявшая веру и любовь в Бога и не пребывающая в Боге, в Котором вся жизнь ее, умирает духовно. Что для растений – земля, то для души – Бог (6).

* * *

Все тела природы тяготеют к центру земли, а все души человеческие естественно стремятся к своему духовному центру или первообразу – Богу: только грех извратил и извращает это естественное направление. Огонь и дым тяготеют к сродным им стихиям (7).

* * *

Обращаете ли достаточное внимание на состояние своей души: здорова ли она и, поскольку она жива, прочна ли ее жизнь, и если благополучна здешняя временная жизнь, то обеспечена ли чем-либо вечная жизнь, вечное благополучие, – например, верой, – есть ли в душе твоей вера живая в Бога, в Спасителя, в Церковь, – делами добрыми, кротостью, смирением, незлобием, правдолюбием и честностью, воздержанием, целомудрием, терпением, покорностью, трудолюбием и прочим? В противном случае вся работа твоя суетна: душа много делает, может быть, достойных удивления вещей, но сама погибнет. "Какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит?" (Мф. 16:26) (7).

* * *

Душа наша потому называется душой, что она дышит духом Божиим, то есть она так называется от Духа Животворящего (7).

* * *

Солнце восходит – и все встает, поднимается на ноги, оживает после ночного оцепенения. Снова начинает кипеть разнообразная жизнь в подсолнечной стране.

Когда Христос, Солнце правды, взойдет в верующей, любящей, кающейся душе христианина, она тотчас оживает, просвещается, обновляется, укрепляется, радуется, так что и само тело от ожившей и воспрянувшей души делается бодрым и здоровым (8).

* * *

"Кто хочет душу свою сберечь, – говорит Господь, – тот потеряет ее" (Мк. 8:35). Что здесь значит беречь душу свою? Значит не трогать страстей души, оставлять их в покое, давать им жить и крепнуть и владеть нашим умом и нашим сердцем и волей – словом, душой и телом, жить нераскаянно, не помышляя о смерти и о суде вечном. Беречь себя таким образом значит вечно губить душу свою, терять ее.

Надо заметить, что Господь, говоря это, разумел преимущественно время гонений за веру в Него и случаи исповедания имени Его перед гонителями, ибо были некоторые из христиан и такие, которые для сохранения временной жизни, богатства, почестей отрекались от Христа и от христианской веры и тем теряли душу свою, погибали через свое отречение, через пристрастие к земным благам. Но и теперь есть многие, которые, чрезмерно любя временную жизнь и ее блага и жизнь плотскую, отрекаются следовать за Христом, исполнять Его заповеди, живут противно обязанностям своего звания и не каются в том и таким образом теряют свою душу для вечности. "А кто потеряет душу свою ради Меня и Евангелия, – говорит Господь в сегодняшнем Евангелии, – тот сбережет ее" (Мк. 8:35). Здесь опять преимущественно разумеются случаи с мучениками, которые для Христа, для сохранения веры в Него и любви к Нему добровольно лишались имущества, чинов, родных и самой жизни своей и таким образом сберегали жизнь свою для вечности, для Христа и Его вечного царства. "Ибо какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? Или какой выкуп даст человек за душу свою?" (Мк. 8:36, 37). Это сказано в пояснение предыдущей мысли, то есть что лучше лишиться всех богатств, почестей, родных, самой жизни по плоти, чем погубить навеки душу свою через отречение от Бога для сохранения временной жизни и временных выгод, скоро покидающих нас. Душа несравненно дороже всего мира как созданная по образу Божию и предназначенная к бессмертию, и ее нельзя ничем искупить от вечных мучений, если здесь не искупим ее верой в заслуги Искупителя, в искупительную Кровь мужественным исповеданием имени Его и доброй жизнью (9).

* * *

Человеческая душа сотворена по образу и подобию Божию – это высочайшая честь и достоинство. Ей были даны святость и свет, правота, простота, благость, молитва, любовь к Богу пламенная. Бог Сам обитал в первых людях до их постыдного и пагубного падения, Дух Святой украшал их, просвещал, утешал. Через падение душа совершенно изменилась: стала грешна, мрачна, лукава, самолюбива, а не боголюбива, плотоугодлива, горда, зла, завистлива, непослушна, нелюбовна, корыстолюбива, блудлива. Но ей предоставлено покаяние как обольщенной, обокраденной от павшего человекоубийцы-дьявола; и она может светло восстать от своего падения благодатью и щедротами Божьими.

Душа наша есть дух бессмертный, созданный Богом по образу и подобию Его. А Бог есть бесконечная правда, истина и красота несказанная. И душа человеческая должна быть вся праведна, истинна, а не фальшива, не лицемерна; вся прекрасна, как прекрасно Божество, создавшее все твари премудро и прекрасно. Но она крайне обезобразила, растлила себя грехом и предалась смерти временной и вечной и могла бы остаться такой на веки безконечные, если бы не смиловался над нами Господь, создавший нас, и не спас страстями Своими и смертью Своей, дав ей пастырей и все спасительные Таинства и богослужение, все средства благодатные к спасению. Мы – члены этой Церкви, мы – словесные овцы этого святого и избранного стада, должны жить сообразно со своим высоким избранием.

Красоту души человеческой составляют: искренняя и истинная вера, молитва, кротость, смирение, незлобие, покорность, послушание, благость, нелицемерность, простота, воздержание, целомудрие, терпение, охотное служение ближним в правде и истине, любовь и преданность Богу совершенная, самоотверженная. Души праведные просветятся как солнце в Царствии Небесном, столь они будут прекрасны. Читайте жития святых и смотрите, сколь прекрасны были души их. Безобразят и оскверняют душу грехи и страсти: гордость, самомнение, лукавство, самолюбие, саможаление, гнев, злость, раздражительность, зависть, корыстолюбие, земное пристрастие, вещелюбие, честолюбие, невоздержание, чревоугодие, леность, неискренность, холодность к Богу и ближним, блудные вожделения, всякое прелюбодеяние (10).

* * *

Жизнь твоя духовная, видимо, разделяется на два резко различающиеся между собой состояния: на состояние мира, радости, широты сердечной и на состояние скорби, страха и тесноты души. Причиною первого состояния всегда бывает согласное действование души моей с законами Творца, а причиной последнего – нарушение Его святых законов. Я всегда могу примечать и действительно примечаю начало того и другого состояния; в сознании моем всегда бывает то и другое. Потому всегда бывает так, что, уничтожив начало, от которого произошло состояние скорби и тесноты, уничтожаешь и следствие, то есть саму скорбь и тесноту души (11).

Е

Евангелие

Евангелие показывает, сколь силен может быть человек верой в Господа, именно столь силен, что может и горы переставлять; и сколь немощен, безсилен и жалок человек неверующий, ибо бывает жалким игралищем бесов и страстей своих и чужих; оно показывает также великую силу молитвы и поста, когда они идут рука об руку, взаимно подкрепляя друг друга (9).

* * *

Если тобой начинает овладевать чувство смущения и боязни, производимое диаволом, прочитай с усиленным вниманием особенно утешительную главу из Евангелия или апостола Павла, она воодушевит тебя, и отбежит от тебя смущение; радость веры проникнет в твое сердце. Диавол силится унизить нас в глазах нас самих и достигает часто своими темными влияниями на нашу душу того, что человек смущается и трепещет перед всяким, даже низшим его по всему другим человеком. Между тем чтение Евангелия и посланий апостольских, напротив, возвышает нас в глазах нас самих, сообщает духу нашему величественную важность и спокойствие, прогоняет страсти и благоустрояет духовную жизнь нашу (10).

Единение

Что Святая Церковь внушает нам, когда и на домашней молитве, и в церковной влагает в наши уста молитвы от лица всех, а не от одного лица? Внушает нам непрестанную взаимную любовь, чтобы мы всегда и во всем на молитве и в житейском обращении любили друг друга как себя, чтобы мы, подражая Богу в трех лицах, составляющих высочайшее Единство, и сами были едино, из многих составленное. "Да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино" (Ин. 17:21). Молитва общая от лица всех и в жизни учит нас делиться житейскими потребностями с другими, чтобы и в жизни у нас все было общее и как бы едино, чтобы во всем была видна любовь взаимная, также чтобы каждый свои способности употреблял во благо других, кто как может, а не скрывал талант свой в земле, не был бы эгоистом и ленивым. Мудр ты – дай совет немудрому; образован – научи невежду; силен – помоги бессильному; богат – помоги бедному (1).

* * *

Господь любит и слушает более молитвы, когда мы не в одиночку и не от себя лишь и не о себе одних молимся, а вместе, от всех и за всех (1).

* * *

Как Троица – Бог наш Едино Существо, хотя и три Лица, – так должны быть и мы едино. Как прост Бог наш, так должны быть и мы просты, так просты, как бы все мы были один человек, один ум, одна воля, одно сердце, одна доброта без малейшей примеси злобы – словом, одна чистая любовь, как Бог есть Любовь. "Да будут едино, как Мы едино" (Ин. 17:22) (6).

* * *

Страсти по духовному устроению заразительны; например, злоба, еще не высказанная на словах, не выраженная на деле, а скрывающаяся лишь в сердце и отражающаяся слегка на лице и в глазах, уже передается душе того, на которого я имею злобу, и другим приметна. Возмущаюсь я страстью – мое возмущение касается и сердца другого, делается какой-то духовный перелив нечистого потока из одного духовного вместилища в другое. Уничтожишь в себе страсть к брату – уничтожится и в нем; успокоишься сам – успокоится и он. Какая тесная связь между душами! Верно слово апостола: "мы члены друг другу" (Еф. 4:25) или "мы многие одно тело" (1Кор. 10:17). "От одной крови... весь род человеческий" (Деян. 17:26). Потому-то божественная заповедь требует: "возлюби ближнего твоего, как самого себя" (Мф. 22:39). На взаимном чувстве или понимании наших душ друг друга основывается действие или бездействие проповеднических слов: лицемерно, слушатели внутренним чутьем понимают несоответствие слов проповедника с его сердцем, с его жизнью, и слово не имеет той силы, которую оно могло бы принести в том случае, когда проповедник произнес бы его сердечно, особенно когда сам исполнял бы слово свое на деле. Между душами человеческими находится слишком тесная внутренняя связь и сообщение. Потому-то добрые, благочестивые, сердечные расположения сообщительны душам других, особенно же добрые дела (6).

* * *

Господь для блага разумных тварей, то есть людей, хочет всех соединить в единое тело и Сам обитать в них. "Да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино" (Ин. 17:21). А диавол старается всех разъединить, расчленить, разогнать, как стадо без пастыря: в семействах поселяет вражду, раздор, недовольство или обиду; в селениях, в городах восстановляет одних на других; в государствах восстановляет народ на народ, царство на царство; в религиозных обществах восстановляет исповедующих одно исповедание на последователей другого и особенно дышит яростью на исповедующих веру православную как на истинную Церковь Божию, воздвигая на них разные гонения. Будем же держаться Единой Святой Православной Церкви, глава которой – Сам Христос Бог наш, действующий в нас непрестанно во спасение и обновление наше (10).

Ереси, еретики

Как явиться священнику дерзновенно перед престолом Божиим и лицом к лицу с Самим Богом и совершать ходатайственные "молитвы, прошения, моления, благодарения за всех человеков, за царей и за всех начальствующих" (1Тим. 2:1, 2), совершать спасительные Страшные Таинства, при которых Ангелы предстоят с трепетом, особенно при Таинстве пречистого Тела и Крови Сына Божия? Как дерзать возносить руки на молитву к Отцу Небесному и просить о таких страшных вещах, как претворение хлеба и вина в пречистые Тело и Кровь Христову? Как дерзать на такие вещи без благодати и помощи Духа Святого? Как дерзать разрешать грехи связанных ими людей, прибегающих к ним с мольбами о принятии их исповеди? Как совершать Тайну пакибытия, или Крещения, без благодати Святого Духа? К несчастью, находятся многие безблагодатные самозванцы, обманывающие невежественный, но доверчивый народ, не боящиеся всевидящего, карающего не только в будущем веке, но и в здешней жизни хулителей Духа Святого. Кто эти дерзкие несмысленные? Еретики, раскольники и сектанты (3).

* * *

Чьи это слова: приимите, ядите: сие есть Тело Мое, еже за вы ломимое во оставление грехов. И пийте от нея вси, сия есть Кровь Моя Новаго Завета, яже за вы и за многия изливаемая во оставление грехов? (ср. Мф. 26:26–28; 1Кор. 11:24). Не слова ли это Творца всеблагого и всемогущего и Спасителя всещедрого всего человеческого рода, Агнца Божия, вземлющего грехи всего мира? (ср. Ин. 1:29). Арий-еретик низвел Творца в род тварей и не признавал Его единосущным и совечным Отцу, единого с Ним и Духом Святым Существа. Может ли тварь претворять существо вещей в совершенно другую природу, например, пшеничный хлеб в самое пречистое Тело Божие и красное виноградное вино в самую пречистую животворящую Кровь Божию? Не Творец ли только всемогущий может это творить и претворять? А Арий с единомышленниками, которых были десятки тысяч, не признавали Иисуса Христа Творцом. Вот в чем велика беда была для православных и еретиков: они в случае доверия Арию лишились бы общения с Церковью и вечного спасения. Еретик Арий хотел уничтожить православную веру спасительную и ввести веру еретическую, погибельную. Поэтому православные архиереи, священнослужители и миряне православные крепко противостали Арию, (также) и сам благочестивый император Константин равноапостольный, собравший со всех концов православного мира святых – епископов, пресвитеров и отчасти диаконов, в числе которых был святой архидиакон Афанасий Александрийский, потом поставленный в архиепископа Александрии в Египте. Они рассмотрели, взвесили и опровергли нечестивое учение Ария и его единомышленников и предали проклятию как богопротивное и погибельное, составили изложение православной веры, или Символ веры, на все времена до скончания века по ясному и властному и премудрому учению Святого Духа Бога. И мы доселе всесогласно и единомысленно веруем в этот Символ веры и ни одной йоты не прибавляем к нему, чтобы не лишиться спасения за ложную прибавку или вставку, как католики, лютеране и англиканцы (4).

* * *

Диавол и весь падший собор злых духов всеусиленно, единодушно, хитро, злобно, тонко усиливаются извратить, превратить, разрушить премудрые, всеблагие, вечные намерения Божии касательно назначения, совершенства и вечного блаженства рода человеческого; извратить и развратить душу и тело человека, осквернить, растлить, охладить и отчудить людей от Бога и друг от друга; стараются каждой мысли, каждому чувству, каждому движению воли дать греховное, нечистое, безумное, нелепое, гибельное направление; стараются непрестанно хулить и уничижать Бога и святых Его, все святое, великое. Даже самое Слово Божие диавол старается всеми мерами растлить чрез ложные мудрования человеческие и чрез это лишить людей света, истины Божией и спасения души, как это делал и делает чрез разные ереси первых веков и последующих относительно лица Иисуса Христа и соединения в Нем двух естеств, божеского и человеческого, и об отношении Лиц Пресвятой Троицы, касательно почитания святых икон, мощей и прочего. Так он растлевает и искажает Слово Божие и души человеческие ложными мудрованиями католиков, лютеран, англиканцев. Лютеране и англиканцы не верят вполне Евангелию, хотя называются евангеликами, не веря в преосуществление хлеба и вина в Святой Евхаристии (5).

* * *

Человек павший, растленный не иначе может восстать и обновиться, как покаянием глубоким и разрешением грехов духовной властью и причащением Тела и Крови Христовой – непременно и Крови – под особым видом вина, как установил Господь, и не без Крови должен получить разрешение грехов от православного священника, имеющего законное рукоположение и от Бога данную власть, Тело и Кровь, от законного православного священника, а не от паписта или лютеранина, не дающих Крови Христовой! О, суемудрие человеческое! О, лукавство, хитросплетение лжи! Лишили паписты мирян Крови Христовой, пролиянной во очищение грехов. О, безглавное главенство, действующее вопреки истинной главе – Христу Богу! О, лютеране, утратившие благодать и истину Таинств! Как вы можете другим давать благодать, не имея духа Христова, истины и правды Христовой? Протестанты и реформаторы, пасторы и архипасторы, скажите, как вы можете обновлять народ и руководить к святой жизни, когда сами не имеете благодати и полномочия силы и крепости от Духа Святого, которых не можете принять нигде, кроме Святой Церкви Православной? Скажите, как вы можете совершать дело обновления человечества, которое может делать один Бог и тот, кому дал Он свою благодать и полномочие через архиерейское рукоположение? У вас нет священства; как вы осмелились браться за такое дело, которое выше вашей силы? Вы и сами не обновляетесь, и народ не обновляете, не освящаете и не очищаете (5).

* * *

Начало всех лжеучений, ересей, сект, расколов – в змие, льстящем вселенную. Первое лжеучение всепагубное преподано было змием в раю Еве, потом Адаму, потом Каину, которому исконный человекоубийца-диавол ложно шептал на брата Авеля, что он стоит ему поперек дороги, идет против него, не мыслит, не чувствует, не живет, как он, и будто смеется над ним, ругается над ним. Оттуда все ереси, секты и расколы. Хотят быть учителями, но не от Бога, а от себя и по своим страстям. Оттуда толстовцы, пашковцы, штундисты и другие (10).

Ж

Жена

"Женатый заботится о мирском, как угодить жене" (1Кор. 7:33), а не о Господнем, не о том, чтобы угодить более всего Господу. Женившийся свою волю связывает с волей своей супруги, а какова бывает эта воля? О! Опыт говорит, что воля супруги часто бывает противна и воле супруга, и воле Божией: извольте угождать любимой своей супруге и из любви к ней нарушать заповеди Божии, извольте вместе с ней пить до дна чашу земной суеты и отказываться от вечери Божией; а нет – если вы не хотите служить с ней суете и губить свою душу, она лишит вас своей любви – и пойдут распри и раздоры. Ах! Как многие женатые действительно принуждены сказать Господу, приглашающему нас в Свое вечное царство: я женился и потому не могу прийти. Не могу прийти, потому что я должен угождать жене, ее желаниям и прихотям, которые для меня обратились в закон.

Так что же, ужели не жениться, скажут некоторые? Нет, никто этого не говорит: "не все вмещают слово сие... Кто может вместить, да вместит" (Мф. 19:11, 12). Угождай жене, но не в том, что вредит спасению души твоей, но не в том, что противно воле Божией. Как глава жены, умей стоять выше прихотей жены и сам направляй ее желания к горнему миру, а не земному (9).

Женщина

Все, что руки Твои создали, Господи, чисто, прекрасно, благопотребно, неблазненно, удобно к употреблению и действию, преднамеренному в мыслях Творца и Зиждителя и Бога нашего, особенно же тело человека – мужчины и женщины, этот дивно прекрасный и чистый храм Божества. "Не знаете ли, что тела ваши суть храм живущего в вас Святаго Духа, Которого имеете вы от Бога, и вы не свои?" (1Кор. 6:19). "Разве не знаете, что вы храм Божий, и Дух Божий живет в вас?" (1Кор. 3:16). Отчего же человеку представляется оно соблазнительным поводом и возбуждением ко греху, особенно тело женщины – этот одушевленный, прекрасный храм, – в которой премудростью Творца зачинается и созидается истинно предивный, премудрый и прекрасный организм человеческого тела, которой все мы обязаны жизнью и нашим телесным храмом, в котором живет бессмертная, разумная душа наша, которая должна вечно славить Творца, дарующего нам бытие разумное и показавшего нам мир Свой – небо и землю со всем, что на них есть, к славе Имени Его Святого, через которую мы делаем столь много полезного, необходимого и прекрасного в общежитии! (10).

* * *

Враг через развратных людей пускает прелести женские в глаза всех без всякой застенчивости и опаски. Женская нагота во всяких обольстительных и причудливых видах печатается во многих журналах. Я сегодня разорвал лист одного журнала, в котором изображена эта соблазнительная нагота. Но разве для соблазнения Господь сотворил столь великолепно тело женщины? Разве она – не наша святыня, хвала и честь? Разве это не наша общечеловеческая слепота? Разве не должны благоговеть все перед делами рук Творца, пречистыми делами пречистых рук? Имеем ли мы уважение к себе, к своей личности? Не забываем ли мы, Чьих рук мы дело? Венец Чьего творения и Какого Творца? Святые угодники и угодницы Божии, святые мужи и жены и девы всех веков и всех народов, почтившие природу свою добродетельной жизнью и воссиявшие на земле и на небе светлостью и святостью своего жития, придите, обличите современных легкомысленных, одичавших по причине страстей мужчин и женщин, питающихся своими соблазнами и вожделениями и позорящих человеческую природу! Возвестите им грозный суд Божий за попрание и осквернение своих нерукотворенных храмов и предохраните еще нерастленных людей от угрожающего растления через современную вольную и бесстыдную печать! Виновата среда – домашняя, товарищеская, общественная, в которой не принято иметь и читать Слово Божие, принято чтение только светское, суетное и разговоры ведутся только светские, ибо кто чем богат, тот тем и делится в беседе (10).

Жертва богу

Сохрани тебя Бог от того, чтобы пожалеть вещественного твоего достояния в жертву Господу, или Пречистой Его Матери, или другим святым Божиим и таким образом предпочесть вещество духу; смотри, чтобы достояние твое не было тебе в погибель. Ты должен твердо верить, что вместо тленных благ Господь или святые Его воздадут тебе нетленными, вместо временных – вечными, и считать блага духовные, например, свет духовный, прощение грехов, дар веры живой, надежды крепкой и любви нелицемерной, мира и радости в Духе Святом, бесконечно выше вещественных даров. С радостью расточай стяжания свои в жертву Господу и святым Его; если через чьи-либо руки пересылаешь их, верь, что они дойдут по принадлежности, и если люди утаят жертву Господню, взыскуя взыщет с них Господь Бог твой, и ни единая лепта твоя не пропадет туне, но принесет тебе соразмерный вере и расположению сердца твоего дар от Господа, Который есть Бог дарований, особенно для тех, кто приносит Ему в дар сердечные дары свои (6).

* * *

Принеси Богу в жертву сердце свое, отдай его всецело Вседержителю, отвергнись себя, всех греховных движений: злобы, ненависти, гордости, непокорности и своеволия, зависти, недоброжелательства, злорадства, скупости, сребролюбия, чревоугодия, блудной нечистоты, татьбы, обмана, лености и проч. – и непрестанно принуждая себя к благости, когда нас озлобляют, оскорбляют, к молитве за врагов, кротости, смирению, незлобию, искреннему доброжелательству, щедрости, нестяжанию, воздержанию, целомудрию, милостыне, подаянию, истине и праведности, трудолюбию, послушанию и проч. Трудно побороть страсти, сделавшиеся как бы природными членами нашими ("умертвите земные члены ваши" – Кол. 3:5), но при внимании непрестанном к самому себе и при усердной непрестанной молитве с воздержанием, с помощью Божией возможно побороть и искоренить их (6).

Животные

Не дыши злобой, мщением, убийством даже на животных, чтобы твою собственную душу не предал смерти духовный враг, дышащий в тебе злобой даже на бессловесных тварей, и чтобы тебе не привыкнуть дышать злобой и мщением и на людей. Помни, что и животные призваны к жизни благостью Господа для того, чтобы они вкусили, сколько могут, в короткий срок жизни радостей бытия. "Благ Господь ко всем" (Пс. 144:9). Не бей их, если они, неразумные, что-либо и напроказят или пострадает от них какая-либо из твоей собственности. Блажен, иже и скоты милует (Притч. 12:10) (6).

Жизнь вечная

Каждый человек будет иметь два бытия, две жизни: одну – временную, а другую – вечную и безконечную. Вечная жизнь будет совершенно отлична от этой временной, планетной жизни; мы наследуем ее после смерти, служащей концом земного нашего бытия, и потому-то она называется пакибытием. Апостолы назначаются в судьи двенадцати коленам Израилевым в сообразность с их понятиями о Царстве Мессии. Какое множество подсудимых! Весь народ израильский со времени разделения его на двенадцать колен и имеющий существовать до конца мира придет на суд двенадцати рыбарей. Но не то еще ожидает верных последователей Христовых, жертвующих для Господа всем, что для них дорого в этой жизни. Они в сто раз (говорится неопределенно) больше получат, чем сколько оставили, и в добавок наследуют блаженную вечность. Та жизнь во всем будет отлична от настоящей: многие, бывшие здесь первыми, там будут последними. Здесь первенство зависит от заслуг царю и обществу, от происхождения, от блестящих природных дарований, от искательного характера, от хитрости, пронырства и других условий. Там этого не будет. Чье нравственное совершенство выше других, тот и будет выше, тот и будет первенствовать. На земле и первенство, если можно так выразиться, земное, стихийное, определяемое условиями жизни на этой планете, на которой мы живем, где неправда часто поставляет престол свой и где внешние достоинства часто берут верх над внутренними (2).

* * *

Многие люди из христиан не верят, что, кроме времени, есть вечность непреходящая и, кроме мира сего видимого и преходящего, есть невидимый, непреходящий, бесконечный и воображают, что здешняя жизнь дана для удовлетворения высших потребностей человека, духовных, для приготовления к вечности, для борьбы со злом и победы над ним, для воспитания в себе всякой добродетели и для укрепления союза с Богом, для торжества над тлением греховным, для стяжания венца нетленного через любовь и верность Творцу праведному и всеблагому, через исполнение Его заповедей. Как жалко погибают неверующие и вольнодумцы безумные! Да образумятся они, доколе есть еще для них время образумиться. "Нам нужно делать дела... доколе есть день; приходит ночь, когда никто не может делать" (Ин. 9:4). Испытывай себя и спрашивай себя, возлюбил ли ты правду и возненавидел ли всей душой беззаконие как нелепое, бессмысленное, богопротивное и гибельное (3).

* * *

Два века определены Творцом для всякого человека: настоящий – краткий, приготовительный и будущий – вечный, духовный, блаженный или мучительный. Не дремли и не спи, человек, в этом веке, но непрестанно приготовляйся молитвой, покаянием и добрыми делами к будущему. Твердо веруй в Бога Творца, Отца и Судию праведного и в Церковь Его, созданную на земле для приготовления нашего, для научения, очищения, врачевания, освящения и утверждения. Благодари Бога за все для тебя уготованное, пользуйся к своему благу и блаженству всеми дарами Божиими (3).

* * *

Жить всем хочется! Что дороже жизни? Жизнь всем мила. А жизнь от Кого? От единого Бога! А умирать хочется, вечно мучиться хочется или нет? О, нет, нет, и один час мучений иногда невыносим! Каково же мучиться вечно! А к вечной жизни ведут вера, правда, покаяние, добродетель, самоотвержение, умерщвление страстей. А жить, и жить вечно, хочется ли? Как не хотеть! Так кайся же немедленно и исправляйся, призывай на помощь Господа Бога – Он близ нас, как мать близ грудного ребенка (4).

* * *

"Приидите... наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира" (Мф. 25:34). Что ты говоришь, Господи, – приидите, наследуйте... Твои глаголы совершенно верны и истинны. Нам уготовано безмерной благостью Божией царство вечное, нетленное, где нет нужды, болезней, печали и воздыхания, тления и смерти, но вечное наслаждение, вечная радость и правда. И мы, маловерные и суетные, не ревнуем, не радим об этом царстве, в котором праведники будут царствовать вечно с Богом и в Боге. О, как мы слепы, пристрастны к видимому и временному! Как мы жалки и глупы, несмысленны! Отрекаемся от вечного блаженства, сожития с Богом и святыми и прилепляемся к праху, к сновидению, к тьме и смраду духовному (4).

* * *

Не оттого ли мы так ленивы побеждать в себе страсти и злые наклонности, что в нас слаба вера в жизнь будущего века? Но она также несомненна, как настоящая жизнь наша. Разве Тот, Кто дал нам начаток жизни здесь, на земле, не даст нам полной, совершенной жизни на небе?! Да, это неизбежно должно быть, и этому труднее не быть, чем быть. И в этом уверяет нас неложное Слово Божие. "Все, находящиеся в гробах, – говорит оно, – услышат глас Сына Божия; и изыдут творившие добро в воскресение жизни, а делавшие зло – в воскресение осуждения" (Ин. 5:28, 29) (9).

* * *

Братья! Вечная жизнь за гробом не подлежит никакому сомнению. Но также не подлежит ни малейшему сомнению, что она может быть двоякая: для праведников – блаженная, а для ожесточенных грешников – мучительная. Смерть есть предел, граница между настоящей и будущей жизнью, и мы не знаем, далеко или близко она от нас. Будем готовы всегда стать на эту грозную границу между двумя жизнями (9).

* * *

Ввиду неизбежности смерти для каждого из нас по телу весьма важно и необходимо каждому из нас удовлетворительно разрешить себе вопрос: "Что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную?" Жизнь вечная за гробом есть несомненно, как несомненно же есть и мука вечная, и здешняя краткая жизнь дана нам Богом для приготовления к будущей жизни, ей же не будет конца во веки веков. Этот важнейший вопрос жизни Господь и решает вполне богатому юноше, а с ним и всем нам. Если хочешь, говорит, войти в жизнь вечную, то соблюди заповеди. "Какие?" – спрашивает юноша. А Господь ему отвечает: не убивай, не прелюбодействуй и прочее, как вы уже слышали. Не много слов, не много заповедей, а как они важны, потому что от исполнения их зависит жизнь вечная каждого из нас (9).

* * *

Ты не веришь в будущую жизнь и говоришь: на том свете никто не был (разумея живых) и не приходил оттуда сказать нам о ней. Как не был никто? Как не приходил оттуда? А Сын Божий разве не приходил оттуда, разве не уверил Он нас неложным словом Своим и даже собственным примером в действительности жизни загробной? Ты веришь, например, что есть Америка, хотя сам не бывал в ней, потому что ты видишь, что оттуда, например, приходят корабли. Отчего же точно также не веришь, что есть другой мир, кроме земного, – небесный, так как оттуда приходил Сын Божий и уверил нас Сам в действительности его словом Своим, показав это и на самом деле? Потому что, восстав из мертвых, Он в виду учеников Своих вознесся на небо, откуда опять придет. И апостолы говорят: "ищите горнего, где Христос сидит одесную Бога; о горнем помышляйте, а не о земном" (Кол. 3:1, 2). Борись за вечную жизнь, говорят еще (10).

* * *

Если мы люди маловерные, живем на земле не для неба, не для Бога и спасения души своей, а для земли и всего приятного на земле, словом, живем для плоти, для ее удовольствий, а не для бессмертной души своей, не для ее будущей жизни – разве это не великий грех? Что, забыли мы разве страдания за нас Господа Иисуса Христа, Сына Божия, Его пречистую Кровь, за нас пролитую на Кресте, Его славное воскресение! Разве не для нас, то есть чтобы нас возвести на небо, удаленных грехом от неба, было Его сошествие на землю, Его божественное учение, Его чудеса, Его пророчества, например, о будущем Страшном суде, о воскресении мертвых в последний день мира, о блаженстве праведных и вечных муках грешных? Наконец, Его страдания, Его воскресение из мертвых и вознесение на небо? Итак, если верно, что мы должны жить здесь для жизни будущего века, то разве не грех не жить для той жизни, а всеми мыслями и всем сердцем жить на земле и для земли? А сколько греха бывает оттого, что мы хотим жить только на земле хорошо и не веруем от всего сердца в будущую блаженную жизнь? Сколько бывает оттого злобы, ненависти, сребролюбия, зависти, скупости, обмана? Отсюда все пороки, все плотские похоти, все страсти души. Вот и в этом покаемся, то есть покаемся, что мы маловеры, если не неверы, и что для Бога и для спасения души своей или не живем здесь или весьма мало живем; также, что мало в сердцах наших надежды, если только не вовсе ее нет, на будущую жизнь (14).

Жизнь земная

Что такое вся жизнь моя? Это самая ничтожная мера времени или, если говорить пространственным выражением, каждый день жизни моей есть короткая пядень. И я думаю, что мне долго жить на свете, не помышляю о нескончаемой, недвижимой, неизмеримой вечности (2).

* * *

Жизнь наша в руках Божиих: мы не можем расчислить наверное, будем ли живы завтра. Мы – слабое и мимолетное творение; наша жизнь как пар, на короткое время являющийся и потом исчезающий. Какое побуждение к тому, чтобы всякой минутой жизни пользоваться благоразумно, дорожа временем (Еф. 5:16), по апостолу (2)!

* * *

Самая большая часть людей обыкновенно думает, что они живут в этой жизни для себя самих, для своих родных, для общества – и только: дальше и выше они не простирают цели своей жизни. Но этот взгляд на жизнь – очень ограниченный и неблагоприятный для настоящей жизни. Где при таком взгляде поощрение для веры и добродетелей, для добросовестного исполнения общественных, даже семейных обязанностей? "Если мы в этой только жизни надеемся на Христа, то мы несчастнее всех человеков" (1Кор. 15:19). Между тем пресвятая мать наша небесная на земле – Церковь – и избраннейшие люди живые веруют и твердо исповедуют, что на земле, сколько бы кто ни жил, "никто... не живет для себя, и никто не умирает для себя" (Рим. 14:7), но живет или умирает для Господа, как раб Господину, Который дал ему и жизнь, и силы, и имение, и все, что мы вполне принадлежим своему Господу. Если и падаем, то Ему же падаем, если стоим – Ему стоим (2).

* * *

Что за жизнь наша на земле? Мы не живем, а бредим сознательно или бессознательно, волей и неволей. Когда же мы будем действительно жить и служить Богу, всячески нам служащему и угождающему безчисленными благами жизни, всякой помощью, всякими исцелениями, утешениями, предупреждениями и всяким хранением, милованием, прощением грехов наших? Когда мы будем мыслить, чувствовать, говорить, предпринимать и делать богоугодно, разумно, спасительно? Все наши страсти греховные не бред ли наш, не суета ли? (4)

* * *

Человек, мечтающий о жизни тленной и не помышляющий о жизни бесконечной, небесной! Рассуди: что такое временная жизнь твоя? Это – постоянное подкладывание дров (разумею пищу) для того, чтобы огонь нашей жизни горел и не оскудевал, чтобы в доме нашем (разумею тело) было тепло и чтобы постоянно преходящая жизнь нашего тела была восстановляема питающими началами из организмов других живых тварей, лишаемых жизни для жизни нашего тела. В самом деле, какая ничтожная паутина – жизнь твоя, человек: ты ежедневно два раза утверждаешь внутрь ее подставки для ее прочности (то есть дважды подкрепляешь себя пищей и питьем) и каждую ночь раз запираешь душу свою в теле, закрывая все чувства тела, как ставни дома, чтобы душа не жила вне тела, а в теле и согревала и оживотворяла его. Какая паутина жизнь твоя и как легко разорвать ее! Смиряйся и благоговей перед жизнью безконечной! (6)

* * *

Как скоро проходит наслаждение пищей и питьем сидящих за трапезой, например, за обедом, так скоро проходит и пройдет нынешняя жизнь со всеми ее удовольствиями, радостями, скорбями, болезнями. Она как роса утренняя, исчезающая от солнца. Поэтому христианину, позванному в небесное отечество, страннику и пришельцу земному, не должно ни к чему земному прилагать сердца, но прилепиться к единому Богу, Источнику жизни, воскресению нашему и Животу безконечному (6).

* * *

Жизнь наша – детская игра, только не невинная, а греховная, потому что при крепком уме и познаниях цели своей жизни мы небрежем об этой цели и занимаемся делами пустыми, безцельными. Итак, жизнь наша – детская неизвинительная игра: мы забавляемся пищей и питьем, лакомясь, вместо того чтобы употреблять ее только для необходимого питания тела и поддержания телесной жизни; мы забавляемся одеждами, вместо того чтобы прилично прикрывать ими свое тело для предохранения его от вредного действия стихий; мы забавляемся серебром и златом, любуясь им в сокровищницах или употребляя его на предметы роскоши и удовольствий, вместо того чтобы употреблять его на нужды, а избытки разделять нуждающимся; мы забавляемся своими жилищами и многоразличной в них утварью, богато и изысканно украшая их вместо того чтобы иметь только прочный и приличный кров, защищающий нас от вредного действия стихий, и необходимые и приличные для домашнего употребления вещи; мы забавляемся своими душевными дарованиями, умом, воображением, словом, употребляя их только на служение греху и суете мира сего, только на служение земному и тленному, вместо того чтобы прежде всего и более всего употреблять их на служение Богу, на познание Его, Премудрого Творца всякой твари, на молитву, моления, прошения, благодарение и славословие Его и на оказание взаимной любви и почтения и только отчасти на служение миру сему, имеющему некогда совершенно прейти; мы забавляемся своими познаниями о мирской суете и губим на приобретение их драгоценнейшее время, данное для приготовления к вечности; мы нередко забавляемся своей должностью, своими обязанностями, легкомысленно, нерадиво, неправедно исполняя их и употребляя их для своих корыстных земных видов; мы забавляемся хорошими лицами человеческими или прекрасным и слабым полом и употребляем их часто для игры своих страстей; мы забавляемся временем, которым надобно мудро пользоваться для искупления им вечности, а не употребляя его на игры и разные удовольствия; мы забавляемся, наконец, сами собою, делая из себя какие-то кумиры, перед которыми сами преклоняемся и для которых ищем поклонения других. Кто достаточно опишет и оплачет наше окаянство, нашу великую, громадную суету, наше великое бедствие, в которое мы сами себя добровольно ввергаем? Какой мы ответ дадим бессмертному Царю – Христу Богу нашему, грядущему во славе Отца Своего судити живым и мертвым, объявить советы сердечные и принять ответ от нас о всяком слове и деле! О горе, горе, горе нам, носящим на себе имя Христово, но не имеющим в себе нимало Духа Христова, носящим на себе имя Христово, а не следующим учению Евангелия! Горе нам, не радящим о толиком спасении (Евр. 2:3)! Горе нам, не имеющим христианской веры, упования и любви христианской! Горе нам, возлюбившим настоящий век притворный, привременный и не радящим о наследии того века, который следует за смертью тленного тела нашего, за этой плотской завесой! (6)

* * *

Смотря на мир Божий, что я вижу? Вижу везде необыкновенную широту, игривость жизни: в царстве животном, между четвероногими, между гадами, насекомыми, птицами, между рыбами. Теперь спрашивается, отчего же теснота и скорбный путь жизни у человека и особенно у людей, ревнующих о благочестии? Господь разлил везде жизнь, довольство и радость с простором, и все твари, кроме человека, прославляют Творца довольством, жизнью и игривой радостью. Отчего же во мне разногласие с общей жизнью? Разве я не творение того же Творца?

Разгадка простая. Наша жизнь отравляется то нами самими грехом, то врагом бесплотным, особенно им и преимущественно у тех людей, которые подвизаются в благочестии. Жизнь человека – истинного христианина – впереди, в будущем веке; там откроются для него все радости, полное блаженство. А здесь он изгнанник и под наказанием: здесь иногда вся природа вооружается на него за грех, не говоря об исконном враге, который "ходит, как рыкающий лев, ища, кого поглотить" (1Пет. 5:8). Итак, не смущаюсь тем, отчего в мире везде радость и довольство, а во мне часто нет радости и я смотрю угрюмо на радость и простор Божиих тварей. У меня есть палач за грех, этот палач всегда со мной и бьет меня. Но и для меня настанут радости, только не здесь, а в другом мире (6).

* * *

Что такое жизнь наша? Горение свечи: стоит лишь дунуть Тому, Кто ее дал, – и она потухла. Что такое жизнь наша? Шествие путника: дошел до известного предела – ему отворяются врата, он покидает странническую одежду свою (тело) и посох и входит в дом свой. Что такое жизнь наша? Продолжительная, кровопролитная война за обладание истинным отечеством и за истинную свободу. Кончилась война – вы победитель или побежденный, вас отзывают из места борьбы к месту воздаяния, и вы получаете от Мздовоздателя или награду вечную, славу вечную, или наказание вечное, посрамление вечное (7).

* * *

Жизнь – великая опытная наука. Нет ничего труднее, как проходить эту науку, тесный путь и узкие врата. И кто в школе матерней или в училище не навык вере и страху Божию и житию благочестивому, тому особенно будет тяжело учиться в школе жизни. Тот, хотя бы он был в школе наук умен, многосведущ, был в большом почете за свои способности, в школе жизни оказывается невеждой, мало того, иногда ни к чему непотребным: ни к семейной жизни, по причине своего неуживчивого характера или своего необузданного сердца, ни к общественной деятельности. Он бедствует и нередко терпит крушение в жизни, как нагруженное множеством товара судно в море, пущенное во время бури без руля, без снастей и парусов (7).

* * *

Люди в продолжение всей земной жизни всего ищут, кроме Христа Жизнодавца, оттого и не имеют жизни духовной, оттого и преданы всяким страстям: безверию, маловерию, корыстолюбию, зависти, ненависти, честолюбию, удовольствиям пищи и пития. Только при конце всей жизни ищут Христа в причащении, и то по вопиющей необходимости, и то как бы по принятому другими обычаю. О, Христе Боже, Животе и Воскресение наше! До чего мы осуетились, до чего мы ослепли! А что было бы с нами, если бы искали Тебя, если бы мы имели Тебя в сердце своем? Язык не может изречь того блаженства, которое вкушают имеющие Тебя в сердцах своих. Ты для них и пища крепкая, и питье неисчерпаемое, и одежда светлая, и солнце, "и мир, который превыше всякого ума" (Флп. 4:7), и веселье неизреченное, и все, и все.

С Тобою все земное прах, тлен (7).

* * *

Земная жизнь иногда представляется адом. Вот что сделал и делает грех, как пакостят в мире диавол и повинующиеся ему! Царствие Божие силою берется, и усильные искатели только приобретают его (ср. Мф. 11:12). Ищите же этих усильных искателей! Как их мало, мало! (10).

* * *

Страстной привязанностью души к здешней жизни нарушается целость, мир, свобода, здравие души, которая естественно стремится к своему Первоначалу – Богу, причиняются скорби, печали, раны, душа впадает в бесконечную суету и отпадает от Бога. "Дружба с миром есть вражда против Бога. Итак, кто хочет быть другом миру, тот становится врагом Богу" (Иак. 4:4). "Все мне позволительно, но ничто не должно обладать мною" (1Кор. 6:12) (10).

Жизнь человеческая

Кто бы ты ни был, человек, помни, что ты очень недалек от ничтожества и в своем бытии ничтожен. "Все народы пред Ним как ничто" (Ис. 40:17), – говорит пророк. Чтобы быть тебе чем-либо, прилепись верой и любовью к Тому, от Кого всякое бытие, и тогда будешь нечто. "И от полноты Его все мы приняли и благодать на благодать" (Ин. 1:16). Что имеешь, если не принял его? В самом деле, что значит твоя единичная жизнь в составе этой общей бесконечной жизни? Едва не ничто. Как пар она: является и скоро исчезает. "Что такое жизнь ваша? пар, являющийся на малое время, а потом исчезающий" (Иак. 4:14). Един Бог есть Сый. Благоговей же перед Источником всякой жизни и прилепляйся к Нему, если хочешь наслаждаться настоящей, пребывающей жизнью – на Небе. Живи, внимая себе, и готовь на исход дела свои. А мне благо: соединяться с Богом, полагать на Господа упование мое (Пс. 72:28) (10).

Жизнь каждого человека есть как бы огонь, который зажег Господь от Своего дыхания жизни на известный срок, после которого он должен погаснуть в этом мире и возгореться лучшим, более ярким пламенем в мире другом при известных условиях к тому со стороны человека (10).

* * *

Не видишь ли, человек, что мысль твоя часто уносит тебя из этой многобедственной жизни за пределы этого мира и что ей бывает там так легко, легко! Узнай из этого, что твое назначение не ограничивается жизнью на земном шаре, но переходит далеко за его пределы (10).

* * *

Люди неправильно смотрят на жизнь свою как на собственность, которой будто бы они имеют право располагать по-своему: она – дар Божий; Господь берет ее, когда Ему будет угодно. Это мы видим почти на каждом шагу (11).

З

Заблуждение

Величайшее, постоянное заблуждение нашего сердца, с которым нам нужно бороться непрерывно, во всю жизнь, вечером, утром и днем – это тайный помысел его, будто мы можем быть без Бога и вне Бога где-нибудь, когда-нибудь, хотя бы на одно мгновение. Надобно непрерывно утверждать его в Боге, от Которого оно постоянно мысленно отвращается, и великий успех в христианской жизни стяжал тот, кто может искренно воскликнуть с Анной, матерью Самуила: "возрадовалось сердце мое в Господе, вознесся рог мой в Боге моем; широко разверзлись уста мои на врагов моих, ибо я радуюсь о спасении Твоем" (1Цар. 2:1) (7).

Заботы житейские

Чтобы избавиться тебе от диавольской заботы и печали, припомни слова Священного Писания: "Господь близко. Не заботьтесь ни о чем" (Флп. 4:5, 6). Не заботьтесь напрасно. Господь хранит твое имущество; тебя нет дома, но Он за тебя там, везде Сый и вся исполняяй: Он говорит в совестях твоих слуг или домашних. Он судит их помышления сердечные во всякое время и на всякий час. Он говорит им внутренне: не кради, – и Он смущает их сердце страхом и боязнью, когда они возымеют грешное намерение похитить что-либо, явит чудо силы Своей над ними и не допустит их до похищения. А впрочем, ты должен научиться считать все земное за сор и пренебрегать им (6).

* * *

Так как мы странники и пришельцы и путники к горнему царствию, то нам не нужно обременять себя заботами о житейском, пристращаться к земным благам, богатству, сластям, отличиям, чтобы эти заботы и пристрастия не запинали нас в час кончины и не сделали ее постыдной. Христианину еще здесь, на земле, надо привыкать жить жизнью горней: в посте, нестяжании, в молитве, любви, кротости, незлобии, терпении, мужестве, милосердии. Как тяжело в час кончины человеку, который в этой жизни имел своим идолом деньги, или пищу и питье, или земные почести! Теперь все это ему ни к чему не послужит, а между тем сердце его крепко привязано к ним и истинного сокровища, дающего ему жизнь, то есть добродетели, не имеет. Итак, чтобы легче было умирать, а умирать надо всем, не должно любить ничего в мире. "Имея пропитание и одежду, будем довольны тем" (1Тим. 6:8) (7).

* * *

"Смотрите же за собою, чтобы сердца ваши не отягчались объядением и пьянством и заботами житейскими, и чтобы день тот не постиг вас внезапно" (Лк. 21:34). Нам следует иметь чаще горе сердца свои. Но объедение, пьянство и печали житейские препятствуют человеку возноситься сердцем и мыслью к Богу и приковывают их к земле. Но горе, если ум и сердце влачатся только по земле; внезапная смерть – почти обыкновенный удел людей с таким умом и сердцем. День тот постигнет вас внезапно (10).

Зависть

Отыми от меня, Господи, весь помысел лукавый видимого сего жития. Как надоедает мне непрестанно этот весь лукавый помысел видимого (есть невидимое) сего жития, отвлекающий нас от действительного, невидимого, вечного жития. Замечаем постоянно в мире алчность к видимому, страстное стремление, зависть к многоимущим, и еще и еще, до бесконечности приобретающим для себя и не дающим от своего богатства бедным или еще отнимающим от них. Будь богат Богом и не завидуй обогащающимся до безумия и забвения Бога (4).

* * *

Человек, завидующий чужому богатству или удобству жизни, сам обнаруживает свое к нему пристрастие и ложное направление ума и сердца своего и от Бога отступает сердцем и идолопоклонником становится. Посмотри лучше на крестьянина: там напиток – вода, чай иногда и не у всех, лишь по достатку каждого, имение – две-три скотинки, лошадь и несколько овец для еды и одежды. А если взять во внимание непрестанные пожары, дотла все сжигающие в деревне, то приходишь в удивление, как только еще живут бедные крестьяне. Горожане утопают в богатстве, деревня утопает в огне и бедности. Деревенские жители – это мученики, скорбные вечно люди. Эти последние многие будут первыми в будущем веке.

Не завидуй скупым и жестокосердым богачам, неправильно разбогатевшим за счет бедного народа. Они погибают в суете и обогащении своем и Бога не имеют и совсем от Него отпали. Помни, что "земля и все дела на ней сгорят" (2Пет. 3:10). Не ревнуй же обогащающимся телом, а о душе бессмертной не радеющим и молись за них, погибающих, омраченных душами своими, и имей всегда Бога в сердце – истинное богатство человека верующего (4).

* * *

Завидующий богатству других обнаруживает тем самым скрытое желание самому завладеть их промыслом и богатством и вместе пустоту своего ума и сердца и недостаток веры в Бога, Которым живет всякий человек, и любви к немощному ближнему. Если бы Бог был богатством сердца его, никогда он не позавидовал бы богатству земному и тленному ближних своих, считая его суетным и весьма препятствующим спасению души его. Ибо богатому крайне трудно войти в Царствие Божие, а погибнуть легко, как евангельскому богачу-весельчаку или человеку-богачу, у которого "был хороший урожай в поле; и он рассуждал сам с собою: что мне делать? некуда мне собрать плодов моих" (Лк. 12:16, 17). Читай Евангелие и ищи, в чем мудрость христианина истинного: не в нищете ли духа и самоотвержении? "Мы ничего не имеем, но всем обладаем" (2Кор. 6:10), – говорит апостол (4).

* * *

Зависть в христианине есть безумие. Во Христе все мы получили бесконечно великие блага, все обожены, все соделались наследниками неизреченных и вечных благ Царствия Небесного; да и в земных благах обещано нам довольство под условием искания правды Божией и Царствия Божия: "Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам" (Мф. 6:33); нам повелено довольствоваться тем, что имеем, и не быть сребролюбивыми: "Имейте нрав несребролюбивый, довольствуясь тем, что есть", и прибавлено: "Ибо Сам (Господь) сказал: не оставлю тебя и не покину тебя" (Евр. 13:5). Не безумно ли после этого завидовать в чем-либо ближнему, например, его почестям, его богатству, роскошному столу, великолепной одежде, прекрасному жилищу и прочему? Все это не прах ли в сравнении с тем, что нам даровано в образе и подобии Божием, по которому мы созданы, в искуплении нас Сыном Божиим от греха, проклятия и смерти, в даровании нам снова благословения Отца Небесного и соединенных с ним вечных утех в небесах? Итак, да стяжем любовь взаимную, доброжелательство и довольство своим состоянием, дружество, гостеприимство, нищелюбие, страннолюбие и верх добродетелей – смиренномудрие, незлобие, кротость, святыню. Да уважаем друг в друге образ Божий, члены Христа Бога, Тело Его, сыновство Божие, граждан Небесного Царствия, сожителей и сопеснословцев ангельских. Да будем все едины (ср. Ин. 17:22), как Бог наш, в Троице поклоняемый, есть Един и сердца наши создал на едине (на единстве), то есть простыми, едиными (6).

* * *

Сколь недостойно души человеческой, созданной по образу Божию, всякое пристрастие земное, уничижающее ее и приковывающее к земле и тлену, вместо того чтобы ей восходить горе, к Богу своему, Первоисточнику и Животу вечному, и разлучающее от Бога и делающее ее чуждой Ему! Сколь завистлив глаз человеческий, желающий завладеть всем миром и завидующий владеющим земными благами, хотя их без того довольно и у него! Какое поругание своей природы духовной, долженствующей устремляться к духовным, вечным благам! (9)

* * *

Есть еще несколько видов тихого, молчаливого или злоречивого беснования: таково беснование людей завистливых, которых снедает чужое счастье или благосостояние и которые или в молчании страдают душой, видя счастье ближних, или поносят, клевещут на тех, которым завидуют (9).

Закон божий

Ты вырос в православной вере и хвалишься знанием своей веры и правил христианской деятельности, говоришь, что исповедуешь едино крещение во оставление грехов. Но если ты не исполняешь закона Божия, не поступаешь как христианин, то смотри, чтобы не осудило самое необрезание (язычник), от естества закон совершающее, тебя, "преступника закона при Писании и обрезании" (Рим. 2:27) (тебя, который имеет и знает Писание и крестился ради спасения). К чему тогда послужит твое титло христианина, твое причащение святых Христовых Таин, все христианство? Преступлением закона ты сам опровергнул все, что у тебя было, все равно что язычник; с ним ты и пойдешь в свое место (2).

* * *

Могут ли дела по закону оправдать человека? Нет, потому что закон и дал нам знать, что есть грех; без закона мы не имели бы и понятия о грехе. Может ли же быть оправдывающая сила в законе, который указал нам черту, отделяющую добро от зла? Человек может оправдаться только оправданием Иисуса Христа через веру в Его заслуги (2).

* * *

"А ты кто, человек, что споришь с Богом? Изделие скажет ли сделавшему его: "зачем ты меня так сделал?" Не властен ли горшечник над глиною, чтобы из той же смеси сделать один сосуд для почетного употребления, а другой для низкого?" (Рим. 9:20, 21). Твое дело, человек, совершено покоряться Господу, своему Творцу, противиться тебе противоестественно и весьма гибельно. По воле Божией человек существует, воля же Божия, благая и совершенная, дала ему самые лучшие правила или законы жизни. Если он не исполняет их, то он идет против цели своего существования, против собственного своего блага. Сам он, конечно, не может установить для себя лучших законов: омраченный грехом, он способен скорее вымышлять такие правила, которые могут вредить ему, расстраивать его внутреннее и внешнее благосостояние. Сколько у человека прихотей, подрывающих его благосостояние! (2)

* * *

Грех прежде всего есть беззаконие (см. 1Ин. 3:4), по Писанию, то есть нарушение закона Божия, данного человеку, и прежде всего – закона любви к Богу и ближнему, восстание против Бога, Его величия, святыни и правды, неповиновение Ему и согласие и сочетание с диаволом, первоначальником и зачинщиком всякого греха – восстание человека-грешника против себя самого, против души и тела своего, против своей совести, этого стража души и тела, их святыни и непорочности; есть искажение, извращение, осквернение в нас образа Божия, по которому мы созданы вначале (8).

* * *

Человеку, разумному созданию Божию, царю земных тварей, даны Творцом также твердые и непреложные законы, глубоко положенные в глубине существа его, в его совести и в сердце, и он обязан исполнять их как правило жизни, как священный и непреложный долг твари относительно своего Творца. От исполнения этих законов зависело и зависит благо его жизни: близость к Творцу, союз с Ним, мир, радость, бессмертие, а нарушение их влекло всякие бедствия – разрушение союза с Творцом, смятение в душе и теле, мрак, скорбь и теснота, проклятие, болезни и смерть. Недолго первые человеки были верны Богу через исполнение данной заповеди и были блаженны своим союзом с Ним. Союз вероломно нарушен, человек согрешил и расстроил дивную гармонию своей богоподобной природы, развратив ум, сердце и волю, осквернив совесть, впал в неоплатные долги перед Творцом своим и подверг себя грозному суду правды Божией. Грозные суды Божии стали исполняться над родом человеческим, тотчас Адам и Ева первые выслушали от Самого Творца грозный суд проклятия и смерти и изгнанье из рая сладости для возделывания земли, а потом первый мир людей Господь осудил на истребление потопом; города Содом и Гоморру – на истребление огненным и серным дождем, потом открылись междоусобия и кровопролитные войны народов, неурожаи, моровые поветрия, землетрясения как наказание за грехи, и через все времена, даже до нашего злополучного времени, Господь являет грозные суды Свои над народами, как и над отдельными личностями (9).

Заповеди божии

"Кто Матерь Моя? и кто братья Мои? И, указав рукою Своею на учеников Своих, сказал: вот матерь Моя и братья Мои; ибо, кто будет исполнять волю Отца Моего Небесного, тот Мне брат, и сестра, и матерь" (Мф. 12:48–50). Исполнение заповедей Божиих делает нас едино с Богом. Духовное родство основывается на исполнении закона Божия (2).

* * *

Начинай исполнять заповеди, касающиеся малого, и ты исполнишь заповеди, касающиеся великого: малое везде ведет к великому. Начни исполнять хотя заповедь о посте в среды и пятницы или десятую заповедь, касающуюся худых помыслов и желаний – ты исполнишь все заповеди. "А неверный в малом неверен и во многом" (Лк. 16:10) (6).

* * *

Возьмите труд хоть один день провести по заповедям Божиим, и вы увидите сами, вы испытаете сердцем, как хорошо исполнять волю Божию (а воля Божия по отношению к нам – жизнь наша, блаженство наше вечное). Возлюбите Господа всем сердцем, хотя бы так, как вы любите своих родителей и благодетелей; оцените по силе своей Его любовь и благодеяния к вам (переберите их умом в своем сердце: как Он дал вам бытие и с ним все блага, как Он бесконечно много терпит на вас грехи ваши, как Он бесконечно много прощает их ради вашего искреннего раскаяния в силу крестных страданий и смерти Сына Своего единородного, какое блаженство обещал Он вам в вечности, если вы будете верны Ему), благодеяния, которые бесконечно велики и многочисленны. Далее, возлюбите всякого человека, как самих себя, то есть не желайте ему ничего, чего себе не желаете; мыслите, чувствуйте для него так, как мыслите и чувствуете для себя; не желайте видеть в нем ничего, чего не хотите видеть в себе; пусть ваша память не удерживает зла, причиненного вам другими, как вы желаете, чтобы забыто было другими сделанное вами зло; не воображайте намеренно ни в себе, ни в другом ничего преступного или нечистого, представляйте других благонамеренными, как себя; вообще, если не видите явно, что они неблагонамеренны, делайте для них, что делаете для себя, или хоть не делайте им того, чего не делаете для себя, – и вы увидите, что у вас будет на сердце, какая тишина, какое блаженство! Вы будете прежде рая в раю, прежде рая на небеси – в раю на земле. "Царствие Божие, – говорит Спаситель, – внутрь вас есть" (Лк. 17:21). "Пребывающий в любви, – учит апостол, – пребывает в Боге, и Бог в нем" (1Ин. 4:16) (6).

* * *

Что тебя отвращает от исполнения заповедей Христовых? Плоть и мир, именно приятная пища и питье, которые человек любит, которыми услаждается мысленно и на деле, загрубляющие и окаменяющие сердце, пристрастие к изысканной одежде и украшениям или отличиям наград: если одежда или украшение сделаны из очень хорошей, цветной, нежной материи, то является забота и жалость, как бы не замарать, не запятнать, не задымить, не запылить, не замочить, а забота о том, как бы угодить Богу мыслями, словами, делами, исчезает, и сердце, так сказать, живет одеждой и украшением и бывает все приковано к ней, о Боге же не радит и к Нему не прилепляется; если же он священник, то не радит о молитве за народ и делается не душелюбцем, а сребролюбцем, честолюбцем, ища не людей, а людского, то есть их денег, пищи, питья, их ласки, доброго мнения и отзывов – и льстя им. Итак, воюй против всякой прелести мирской, против прелести вещества, отвращающей тебя от исполнения заповедей Христовых, и всем сердцем возлюби Бога, всею силою попекись о спасении души своей и о спасении душ человеческих и будь душелюбец. Помни, что мир, возникший из ничтожества, есть сущее ничтожество и обратится в ничто, ибо небо и земля прейдут, а душа человеческая – Божие дыхание, образ бессмертного Царя Бога, и сама бессмертна. Поминай все это и от пристрастия ко всему земному отвращайся. Помимо тленной твари, обращай постоянно очи к Творцу, Сущему во всей твари и непрестанно на тебя взирающему, непрестанно испытующему твое сердце и твои помышления. Не прилепляйся сердцем ни к какой вещи и не делай ее богом сердца твоего: един Бог сердца нашего – создавший его Господь Бог, ибо оно Его дыхание. Не прилепляйся сердцем ни к какому лицу, то есть ни к какой плоти, ибо един Бог сердца нашего – Господь Бог, и к Нему единому должно прилепляться. Прилепление к вещи или к плоти есть ложь, обольщение бесовское и воля диавольская (6).

* * *

Самый живой вопрос должны мы решить все: что нам делать, чтобы жить? Ответ на него произнес Сам Жизнодавец и Бог: "Если же хочешь войти в жизнь вечную, соблюди заповеди" (Мф. 19:17). Итак, в соблюдении заповедей жизнь вечная. А заповеди заключаются в любви к Богу и ближнему (10).

Здоровье

"Вот, ты выздоровел; не греши больше" (Ин. 5:14). Опыт свидетельствует, что грехи и страсти разрушают здравие души и тела, а победа над страстями доставляет небесное спокойствие душе и здравие телу. Победи многоглавую гидру греха – и будешь здрав. Храни в себе спокойствие духа и не возмущайся, не раздражайся никакими противностями, обидами, неисправностями, неправдами – и вот ты будешь наслаждаться всегда здравием душевным и телесным. Волнение, возмущения, огонь страстей различных порождают в нас множество болезней душевных и телесных (6).

* * *

Не имей пристрастия не только к пище и питью, к одежде, к просторному и благоукрашенному жилищу, к богатой утвари домашней, но и к своему здоровью, даже к своей жизни не имей ни малейшего пристрастия, предав всю жизнь свою в волю Господню, говоря: "для меня жизнь – Христос, и смерть – приобретение" (Флп. 1:21). "Ненавидящий душу свою в мире сем сохранит ее в жизнь вечную" (Ин. 12:25). Пристрастие ко временной жизни, к здоровью ведет ко многим уклонениям от заповедей Божиих, к потворству плоти, к нарушению постов, к уклонению от добросовестного исполнения обязанностей службы, к унынию, нетерпению, раздражительности (6).

* * *

Удивительная вещь: сколько мы ни хлопочем о своем здоровье, как ни бережем себя, каких самых здоровых и приятных кушаний ни едим, каких здоровых напитков ни пьем, сколько ни отгуливаемся на свежем воздухе, а все в конце концов выходит то, что подвергаемся болезням и тлению. Святые же, презиравшие плоть, умерщвлявшие ее безпрестанным воздержанием и постом, лежанием на голой земле, бдением, трудами, молитвой непрестанной, обезсмертили и душу, и плоть свою: наши тела, много питаемые и сластопитае- мые, издают смрад по смерти, а иногда и при жизни, а их тела благоухают и цветут как при жизни, так и по смерти. Удивительное дело: мы, созидая, разрушаем свое тело, а они, разрушая, созидали; мы, обливая его благоуханиями, не избегаем смрада его, а они, заботясь не о благоухании тела, а о том, чтобы душа была благоуханием для Бога, облагоухали свои тела. Братия мои! Поймите задачу, цель своей жизни. Мы должны умерщвлять многострастное тело или страсти плотские чрез воздержание, труд, молитву, а не оживлять его и страсти его через лакомство, пресыщение, леность (6).

* * *

Здоровье и чрево – это те идолы, особенно у людей нынешнего века, от них же и я многогрешный, для которых мы живем и которым постоянно служим, до пренебрежения делами своего христианского звания, например, чтения Слова Божия, которое слаще меда и сота, молитвы, этой пресладкой беседы с Богом, и составления проповедей Слова Божия. Много гулять для здоровья и для возбуждения лучшего аппетита, есть с аппетитом – вот предметы желаний и стремлений многих из нас. А из-за наших частых прогулок, из-за нашего пристрастия к пище и питью смотришь: и то упущено невозвратно, и это не сделано, и то на ум нейдет, потому что до серьезного ли дела после вкусного обеда или ужина? (6)

Зло

"Да будет Бог все во всем" (1Кор. 15:28). Господь, как Творец и Дух, всенаполняющий, безконечный, желает быть всем во всех (все во всех): и светом, и силой, и благодатью, и премудростью, и красотой, и желанием крайним, и стремлением всеусильным, а диавол, падший гордостью и непослушанием, также хочет быть всем во всех падших, единомысленных с ним духах: тьмою адскою и силой злой, всеми пороками и стремлением ко всему злому. Отсюда происходит в людях непрестанная борьба со злом, и человек-христианин, которому даны все силы к животу и благочестию, должен выйти победителем благодатью Божией из этой упорной и жестокой борьбы, иногда до смерти, как это было с мучениками. Бегущие на ристалище бегут все, но один получает награду. Так бегите и вы, христиане, чтобы получить (1Кор. 9:24).

Для борьбы нашей с грехом ради живота вечного попущена от Бога врагам бесплотным воля прельщать нас, чтобы борьбой с ними мы могли возвратить себе то состояние верности, повиновения и преданности, которого мы лишились в раю, и через борьбу с грехом, болезнями и разными напастями (как Иов укрепил душу свою в добродетели) быть достойными своего Господа, Которому оказались неверными и изменниками в раю. "Испытал их и нашел их достойными Его... и принял их как жертву всесовершенную" (Прем. 3:5, 6) (3).

* * *

Мало ли какое зло бывает у тебя на душе, но "не все, что есть в печи, на стол мечи". Да будет оно одному Богу известно, ведущему все тайное и сокровенное, а людям не показывай всех своих нечистот, не заражай их дыханием сокрытого в тебе зла, затвори печь: пусть дым зла замрет в тебе. Богу поведай печаль свою, что душа твоя полна зла и жизнь твоя близка к аду, а людям являй лицо светлое, ласковое. Что им до твоего безумия? Или же объяви свою болезнь духовнику или другу своему, чтобы они тебя вразумили, наставили, удержали (6).

* * *

"И тебе Самой оружие пройдет душу, – да откроются помышления многих сердец" (Лк. 2:35). Было это с Божией Матерью во всей силе сказанных слов, бывает это и с другими людьми, добрыми и богобоязненными, и их сердце проходит оружие для того, чтобы обнаружились сердечные помышления прикосновенных к ним людей, то есть Господь поставляет их иногда в такие отношения к людям, скрывающим в душах своих множество зла, но не обнаруживающим его, что они невольно высказываются от избытка внутреннего зла, уста их начинают говорить, и это зло, как нечистый поток или как целая река, течет из их уст. Тогда-то они начинают делать дела, не достойные человеческого имени, и только тогда люди узнают, каковы были сами в себе эти люди, считавшиеся прежде умными, образованными и почтенными (6).

* * *

Всякий человек, делающий какое-либо зло, удовлетворяющий какой-либо страсти, достаточно наказывается совершаемым им злом, тою страстью, которой он работает, а главное – тем, что он отступает от Бога и Бог от него отступает; потому питать зло к этому человеку было бы крайне безумно и в высшей степени бесчеловечно; это значит топить человека уже утопающего, толкать в огонь уже пожираемого пламенем. К такому человеку, как погибающему, надо показывать сугубую любовь и с усердием молиться за него Богу, а не осуждать его, не злорадствовать о его беде (6).

* * *

Где было бы место для борьбы, для подвигов, для добродетели, если бы не было нам причиняемо зла от ближних, если бы нас не обижали? Где было бы место терпению обид, кротости и смирению? Видишь, что нам надо испытывать многоразличное зло, чтобы явить свою добродетель и получить венцы (6).

* * *

Всякий человек на земле болен горячкой греховной, слепотой греховной, одержим бешенством греха; а как грех наипаче состоит в злобе и гордости, то со всяким человеком как страдающим болезнью греха надо обходиться с кроткой любовью – важная истина, которую мы часто забываем; мы часто, очень часто действуем вопреки ей: к злобе подбавляем злобы своим озлоблением, гордости делаем отпор гордостью же. Так у нас и растет зло, а не уменьшается; не врачуется, а более заражается. Господи, помилуй нас, помилуй человечество! (7)

* * *

Чаще приводи себе на память, что в тебе зло, а не в людях. Таким убеждением, совершенно истинным, предохранишь себя от многих грехов и страстей. Беда наша часто в том, что мы свое зло приписываем другому (7).

* * *

Великое дело не противиться злу злом, не давать в душе своей места никакому злу, ни даже на одну минуту, но непрестанно побеждать зло добром и всякий грех – соответствующим ему покаянием и молитвой; ибо безрассудно и гибельно усиливать зло злом и, так сказать, подливать масла в огонь и из малого огня делать пламя. Зло или всякий грех есть величайшее бедствие, злополучие, несчастье рода человеческого, о котором надо горько жалеть и которое надо искоренять по возможности добром, любовью, молитвой, увещанием, благотворением или праведным наказанием (8).

Злоба

Любящий Господь здесь, как же я могу допустить в свое сердце и тень злобы? Да умрет во мне совершенно всякая злоба, да умастится сердце мое благоуханием незлобия. Любовь Божия да побеждает тебя, злобный сатана, нас злонравных к злобе подстрекающий. Злоба крайне убийственна для души и тела: палит, давит, мучит. Никто, связанный злобой, да не дерзнет приступить к престолу Бога любви (6).

* * *

Ты не можешь справиться с собой, со своим языком, с одним членом своего тела. Посуди по этому, каков Тот, Кто правит целым миром, Кто держит его в таком изумительном порядке, Кто управляет всем родом человеческим, злобным, развращенным, готовым всегда к тому, чтобы истреблять друг друга и между тем более благоденствующим под Его державой, чем бедствующим. Как Он всесилен и премудр в управлении таким разнородным множеством! Положись же на Него совершенно (6).

* * *

Всякий грех от духа злобы: находящийся во грехе есть невольник греха, терзаемый грехом, потому не слишком строго и без злобы обращайся с согрешающим, ведая общую немощь. Жалей о согрешающем как о больном, или заблудшем, во тьме ходящем, или как о связанном путами железными, или как умоповрежденном, ибо все эти качества можно приписать согрешающему или находящемуся под действием страсти. Надо всемерно беречь человека, чтобы его не спалил огонь греха, не омрачил его, не связал его, в болезнь не поверг его, не сгубил его (6).

* * *

Ты озлобляешься на ближнего, презираешь его, говорить с ним мирно и любовно не хочешь за то, что он имеет нечто грубое, отрывистое, небрежное, неприятное тебе в своем характере, в своей речи, в своих манерах, за то, что он сознает свое достоинство, быть может, и больше надлежащего или что он несколько горд и непочтителен; но ты виновнее его, врач и учитель ближнего: врач, исцели самого себя (Лк. 4:23); учитель, научись сам. Злоба твоя есть горшее зло всякого зла; злобой разве можно исправлять зло? Имея бревно, разве можно вынимать у другого спицу? Зло, недостатки исправляются добром, любовью, лаской, кротостью, смирением, терпением. Признавай себя первым из грешников, которые тебе кажутся грешниками или на самом деле грешники, считай себя хуже и ниже всех; исторгни всякую гордость и злобу на ближнего, нетерпение и ярость и тогда врачуй других. А то покрывай снисходительной любовью грехи других. Аще беззакония все назриши в ближнем, что будет? Вечная вражда и нестроение, ибо кто без греха? За то и повелено нам оставлять долги должникам нашим; ибо если наши беззакония назрит Господь, кто из нас постоит перед правдой Его? "Если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный" (Мф. 6:14). На трапезе любви бываем у Самой воплощенной Любви, а любви не имеем друг ко другу. Странное дело! И заботы о сем нет. А сама любовь, без нашего усердия и старания и деятельности, не придет (6).

* * *

Избегай лести, дерзости и самоуправства. Душа наша имеет к этому страсть, когда другие делают что-либо не по нас или не делают того, чего бы мы желали. Терпи; подумай, что было бы, если тебе другие мстили бы тотчас же, как ты сделал что-либо не по их воле или не исполнил того, что мог бы исполнить и должен исполнить?.. А как хочешь, чтобы поступали с тобою другие, так поступай и ты с ними (см. Лк. 6:31), или держись правила: "мы оставляем должником нашим" (Мф. 6:12). Человек есть олицетворенный долг. Здесь надо вспомнить, что сердце наше чрезвычайно капризно, злобно и глупо: иной человек сильно не понравится ни с того ни с сего, как говорится, и мы питаем к нему в сердце злобу и готовы были бы ни за что оскорбить его. Надо презирать естественную и беспричинную злобу сердца и молить Бога, чтобы Он изгнал из сердца этот смрад адской бездны. Да помним, что нам заповедано: сие заповедаю вам, да любите друг друга (Ин. 15, 17) (6).

* * *

Не смущайся от ревущей в тебе злобы и порывающейся излиться в словах горечи, а повелевай ей молчать в тебе, замирать. Иначе, привыкнув видеть твое повиновение и течь с твоего языка, она одолеет тебя. Как вода, стоящая за земляной плотиной, найдя себе скважину, размывает ее больше и больше и просачивается через нее, если мы не закрепляем или слабо закрепляем ее и, наконец, при возрастающем послаблении с нашей стороны и при частых прорывах вода сильно проторгается, и чем дальше, тем сильнее и сильнее, так что, наконец, делается весьма трудным, даже невозможным заградить ее, – так и со злобой, скрывающейся в сердце человека: если мы дадим ей пробиться раз, и другой, и третий, она будет все сильнее и сильнее вытекать и, наконец, может прорвать совсем и затопить твою плотину. Знай, что в душе стоят воды злобы, как говорит псалмопевец: "воды дошли до души [моей]" (Пс. 68:2) (6).

* * *

Никакого основания не имеет христианин в сердце иметь какую-либо злобу на кого-либо; злоба как злоба есть дело диавола; христианин должен иметь в сердце только любовь; а так как любовь не мыслит зла, то не должно мыслить касательно других никакого зла, например: я не должен думать о другом без явной причины, что он зол, горд и прочее, или если я, например, сделаю ему уважение, то он возгордится, если прощу обиду, то снова изобидит меня, посмеется надо мною. Надобно, чтобы зло не гнездилось в нас ни под каким видом, а злоба обыкновенно слишком многовидна (6).

* * *

Злоба или другая страсть какая, поселяясь в сердце, стремится, по непременному закону зла, излиться наружу. Оттого обыкновенно говорят о злом или разгневанном человеке, что он выместил свою злобу на том-то или выместил гнев свой на том-то. В том и беда от зла, что оно не остается только в сердце, а силится распространиться вовне. Из этого уже видно, что виновник зла сам велик и имеет обширную область, в которой он царствует. "Весь мир лежит во зле" (1Ин. 5:19). Как пары или газы, во множестве скопившись в запертом месте, усиливаются извергнуться вон, так страсти, как дыхание духа злобы, наполнив сердце человеческое, также стремятся из одного человека разлиться на других и заразить своим смрадом души других (6).

* * *

Не поддавайся мрачным, злобным на ближнего расположениям сердца, но овладевай ими и искореняй их силой веры, при свете здравого разума – и будешь благодушен. Я в незлобии своем ходил (Пс. 25:1). Такие расположения часто появляются в глубине сердца. Кто не научился овладевать ими, тот будет часто мрачен, задумчив, тяжел себе и другим. Когда они приходят, принуждай себя к душевному расположению, веселости, невинным шуткам – и как дым они рассеются (6).

* * *

Не допускай, чтобы диавол всеял в сердце твое злобу и вражду на ближнего, не давай ей никоим образом гнездиться в сердце твоем; иначе твоя злоба, хотя и не высказанная на словах, но выраженная только во взгляде, может заразить через зрение и душу брата (ибо ничто так не заразительно, как злоба, особенно она заражает удобно тех, которые имеют в сердце избыток недремлющей злобы), раздуть в нем искру злобы в целое пламя. Блюдись: "какою мерою мерите, такою и вам будут мерить" (Мф. 7:2). "Нет ничего тайного, что не сделалось бы явным, ни сокровенного, что не сделалось бы известным и не обнаружилось бы" (Лк. 8:17) (6).

* * *

Когда в сердце твоем возгорится злоба против кого-либо, тогда поверь всем сердцем, что она – дело действующего в сердце диавола; возненавидь его и его порождение, и она оставит тебя. (Не признавай ее за что-то собственное, не сочувствуй ей). Испытано. Та беда, что диавол прикрывается нами самими, скрывает свою голову и свой хвост, притаивается, а мы слепые и думаем, что это все делаем только мы сами, стоим за дело диавольское как за что-то свое, как за что-то справедливое, хотя всякая мысль о какой-нибудь справедливости своей страсти чисто ложна, богопротивна, пагубна. Тем же руководствуйся и относительно других; когда видишь, что кто-либо злобится на тебя, не считай его злобы прямым его делом; нет, он только страдательное орудие всезлобного врага, не познал еще совершенно его лести и обманывается от него. Молись, чтобы враг оставил его и чтобы Господь просветил его сердечные очи, помраченные ядовитым, тлетворным дыханием духа злобы. Надо сердечно молиться Богу о всех людях, подверженных страстям: в них действует враг (6).

* * *

Злобы как огня бойся; ни из-за какого благовидного предлога, тем более из-за чего-либо тебе неприятного, не допускай ее до сердца: злоба всегда злоба, всегда исчадие диавольское. Злоба приходит иногда в сердце под предлогом ревности о славе Божией или о благе ближних; не верь и ревности своей в этом случае: она ложь или ревность не по разуму; поревнуй о том, чтобы в тебе не было злобы. Бог ничем так не прославляется, как любовью, все терпящей, и ничем так не бесчествуется и не оскорбляется, как злобой, какой бы она ни прикрывалась благовидностью. Под маской попечения о нищих Иуда, скрывая злобу свою на Господа своего, предал Его за 30 сребреников. Помни, что враг неусыпно ищет твоей погибели и нападает на тебя тогда, когда ты менее всего ожидаешь его. Злоба его бесконечна. Не связывайся самолюбием и сластолюбием, да не удобно они пленят тебя (7).

* * *

Любящий Господь здесь – как же я могу допустить в свое сердце и тень злобы? Да умрет во мне совершенно всякая злоба, да умастится сердце мое благоуханием незлобия. Любовь Божия да побеждает тебя, злобный сатана, нас злонравных к злобе подстрекающий. Злоба крайне убийственна для души и тела: палит, давит, мучит. Никто, связанный злобой, да не дерзнет приступить к престолу Бога любви (11).

* * *

Нет, что ни говорите, а человек бывает иногда слишком раздражителен и зол не сам по себе, а при самом усердном пособии диавола. Вы только наблюдайте за собой или за другими во время раздражительности и злобы, когда вам или другому кому хотелось бы уничтожить лицо вам враждебное истинно или мнимо; сравните следующее за этим (иногда в скором времени – по действию Ангела Хранителя) спокойствие, кротость и доброту характера вашего или человека, за которым вы наблюдаете, с минувшим противоположным состоянием, и вы скажете себе: нет, это, кажется, совсем не тот человек, который незадолго перед этим злился и ярился – это человек, из которого вышли бесы, сидящий у ног Иисуса (кроткий и смиренный), одетый и в здравом уме (Лк. 8:35). В нем нет и тени прежней злости и прежнего бессмыслия! Некоторые отвергают бытие злых духов, но подобные явления в жизни людей ясно могут свидетельствовать об их бытии. Если всякое явление имеет соответствующую причину и от плодов познается дерево, то кто не увидит в безумно ярящемся человеке действующего внутри его злого духа, который не может являть себя иначе как достойным себя образом! Кто в излиянии злобы человеческой не увидит начальника злобы? Кроме того, человек, подверженный раздражительности и дышащий злобой, весьма ясно ощущает в груди своей присутствие враждебной, злой силы. Она производит в душе совершенно противное тому, что говорит Спаситель о Своем присутствии: "иго Мое благо, и бремя Мое легко" (Мф. 11:30). При том присутствии чувствуешь себя ужасно худо и тяжело – и душевно, и телесно (11).

* * *

С того самого времени, как люди через грех предались начальнику злобы – диаволу, он свил в их сердцах твердое себе гнездо, насадив в нем свою адскую злобу, которую и проявляет с тех пор весьма часто в очень грубых, насильственных видах. История библейская и гражданская и дневники нашего времени полны примеров этой злобы и жестокосердия людей из-за корысти, из-за желания воспользоваться хищнически имением ближнего или из-за оскорбленного самолюбия, из-за дикого каприза, из-за неудовлетворенной животной любви. Многие, и очень нередко, не задумываются вонзить нож в сердце или в горло ближнего или иначе как-нибудь лишить его жизни, не говоря уже о ссорах, спорах, ругательствах, судах и прочих выражениях злобы человеческой (9).

Злорадство

Ты радуешься падению твоих врагов или перемене их благоприятных обстоятельств на не совсем благоприятные? Это грешно и неблагоразумно. Грешно, потому что противно любви к ближнему; неблагоразумно, потому что это может случиться и с тобой, и тогда порадуются и твоей беде. В то время как ты радуешься перемене обстоятельств другого, Бог видит и тебя, и того, другого человека; видит и твое злорадство, видит и душевные качества другого, может быть, гораздо лучшие твоих; почему и наказывает его, исправляя его погрешности (10).

Злословие

Как из дырявого сосуда течет вода, так из недоброго человека слово осуждения, ненависти, злословия (2).

Злые духи

Злые духи, причиняя многообразное зло людям, хотят утаить от людей свои пагубные действия, чтобы люди не возненавидели их и не отвратились от них и от их пагубных дел совершенно, и обратить свои клеветы на прекрасное и многополезное творение Божие – на Луну, ночное светило. Но злому духу не укрыться со своими пагубными кознями! Человек богопросвещенный сейчас узнает его пакости и благодатью Божией разрушит их. Неверующие же неосторожны; они доселе уловляются в сети его и страдают от него, подобно указанному лунатику. И сколько в наш век, век неверия и разврата, людей, подверженных коварству, посмеянию и злобе злых духов! Я разумею всех тех, которые подвержены пьянству, несчастной и безумной плотской любви или, вернее, плотской страсти, всех так называемых нигилистов, которые, утратив драгоценнейшее сокровище человеческое – веру, не верят в будущую жизнь и в бессмертие души нашей, не чают воскресения мертвых и всеобщего суда, которые не верят в бытие Самого Бога и в Его вечную правду и в Его грозное, неподкупное правосудие и, к их горшему несчастью, не верят и в злых духов. Эти несчастные, заблудшие люди, запутавшиеся в сетях вражьих, нередко, подобно упоминаемому в Евангелии бесноватому, прибегают также то к огню, то к воде, то есть к огнестрельному оружию, чтобы застрелиться, или к утоплению, или к удавлению. И заметьте, какое точно злое поветрие ныне эта насильственная, ужасная смерть! Каждый день люди или стреляются, или топятся, или вешаются, или убивают других. Жизнь человеческая многими не ставится ни в полушку (9).

* * *

Из ежедневных искушений моих злыми духами, пакости и козни которых я вижу ясно, убеждаюсь, что есть целый мир злых демонов, коварно и губительно действующих непрестанно в роде человеческом, именно во всем роде человеческом, потому что над тысячами людей разного звания, состояния, пола и возраста я заметил бесчисленные козни тех же демонов. Жаль рода человеческого, различно обижаемого от сатаны и его злого и вселукавого воинства; нет числа скорбям, бедам, болезням, потерям, наносимым людям от мира злых духов. Благодарение Богу и Троице, что Он не оставил нас без заступления и искупления от этих невидимых злых гадов и непрестанно обуздывает их стремления на нас, что Он дал нам светлых Ангелов Хранителей, защищающих, охраняющих, просвещающих, руководящих и спасающих нас по воле Его. Итак, есть целое царство злых духов, которому до времени попущено от Бога пакостить в мире в наказание людям грешным или для испытания и утверждения в добродетели людей праведных, как Иов, и подобных лиц в Ветхом и Новом Завете. Но если существует мир духов – добрых и злых – и существует на всю вечность, получив бытие во времени, то и моя душа и все души человеческие, имеющие природу духа, также будут существовать вечно, начав бытие во времени; и временная жизнь есть приготовление к вечной, подвиг для испытания качества моей души, степени ее добра или зла. Борьба и опыт, из которого я и сам могу усмотреть, к чему годна или негодна моя душа: к вечному ли житию с Богом, или к вечному пребыванию со злыми духами, которым я иногда уподобляюсь по своим греховным страстным стремлениям (10).

Знания

Обильно открыл Ты мне, Господи, истину Твою и правду Твою. Через образование меня науками открыл Ты мне все богатство веры и природы и разума человеческого. Уведал я слово Твое – слово любви, проникающее до разделения души и духа нашего (Евр. 4:12); изучил законы ума человеческого и его любомудрие, строение и красоту речи; проник отчасти в тайны природы, в законы ее, в бездны мироздания и законы мирообращения; знаю населенность земного шара, сведал о народах отдельных, о лицах знаменитых, о делах их, прошедших своею чередою в мире; отчасти познал великую науку самопознания и приближения к Тебе – словом, многое, многое узнал я, так что мне "открыто очень много из человеческого знания" (Сир. 3:23); и доселе еще многое узнаю. Много и книг у меня многоразличного содержания, читаю и перечитываю их; но все еще не насытился. Все еще дух мой жаждет знаний; все сердце мое не удовлетворяется, не сыто, и от всех познаний, приобретенных умом, не может получить полного блаженства. Когда же оно насытится? – Насытится, когда явится мне слава Твоя (Пс. 16:15). А до тех пор я не насыщусь. "Всякий, пьющий воду сию (мирские знания), возжаждет опять, а кто будет пить воду, которую Я дам ему, тот не будет жаждать вовек; но вода, которую Я дам ему, сделается в нем источником воды, текущей в жизнь вечную" (Ин. 4:13, 14), – сказал Спаситель (6).

* * *

Многому научены ученики учебных заведений, но не знают часто единого на потребу – Бога и себя самих, своих грехов, своей немощи духовной, своего ничтожества без Бога и пред Богом. Вспомните о молитве святого Ефрема Сирина: Господи! даруй ми зрети моя прегрешения. Видеть свои грехи в их множестве и во всей их гнусности – действительно есть дар Божий, подаваемый вследствие усердной молитвы. Сказанное выше должно приложить и ко многим, многим ученым, и к богатым, и знатным: многое они знают, много имеют, но не знают и не имеют нередко существенного. "Утаил сие от мудрых и разумных и открыл то младенцам; ей, Отче! ибо таково было Твое благоволение" (Мф. 11:25, 26). Дивные дела! Видно, благодать Божия и блага мира сего не одно и то же, и пристрастие к ним несовместно с Божией благодатью (7).

* * *

Не всякое познание Бога может приводить к вечной жизни: весьма многие и знают, но все-таки навеки погибают. Все мы знаем Бога и имя Его именуем, но знание многих есть бесплодное, мертвое знание, которое не приведет к вечной жизни (9).

* * *

Не в мирное, а беспокойное и крамольное время мы живем, время безначалия и безбожия, время дерзкого попрания законов Божеских и человеческих; во время бессмысленного шатания умов, вкусивших несколько земной мудрости и возмечтавших о себе чрез меру, ибо "знание надмевает", по слову Божию, "а любовь назидает" (1Кор. 8:1). (12).

И

Идол

Кто или что наши идолы?

Это какие-либо лица, затем временная жизнь; это многострастное и смертное тело и то, что для тела: пища и питье, одежда, украшения, отличия, деньги, жилище, убранство его и прочее. Когда борет тебя искуситель пристрастием к вещам видимым, надеянием на вещи видимые: хлеб, деньги и прочее, – тогда возведи твердо очи сердца к невидимому и вечному: во-первых, к невидимому и вечному Богу, Источнику жизни нашей, во-вторых, к невидимой, конца не имеющей жизни, к вечному блаженству праведных после временной жизни; когда внушает искать жизни в тленном, ты с усилием ищи жизни в нетленном, когда приковывает очи твои к плоти человеческой, помимо души его бессмертной, ты наипаче обращай мысленные очи на душу человека, по образу и подобию Божию сотворенную, искупленную крестными страданиями и смертью Сына Божия, соделанную наследницей вечных благ, усыновленную Богу, храм Святого Духа, Невесту Духа Святого. Бегай двойственности сердца, то есть не допускай, чтобы оно двоилось между привязанностью к Богу и привязанностью к земному: "Hе можете служить Богу и маммоне" (Мф. 6:24), – к единому Богу прилепляйся, на Него единого возложи надежду, ибо диавол, внушая двойственность, ищет сам один овладеть нашим сердцем, которое едино и нераздельно. И помни, что прилепление к Богу всегда благо, блаженно, а к миру и его благам – зло, мучительно, скорбно, утесненно, ибо прилепление к миру есть заблуждение и дух диавола (6).

* * *

Вот наше современное в христианстве идолопоклонство: самолюбие, честолюбие, наслаждение земное, чревоугодие и любостяжание, любодеяние; оно-то совсем отвратило очи наши и сердца наши от Бога и небесного отечества и пригвоздило к земле; оно-то искоренило любовь к ближнему и вооружило друга против друга. Горе, горе нам! (7)

* * *

Потому ты не получаешь от Бога просимого, что мерзости идолопоклонства не оставляешь: служения чреву. Бога истинного просишь, а богу-чреву работаешь. "Никто не может служить двум господам" (Мф. 6:24). Перестань служить идолу – чреву – и тогда надейся получить просимое от Бога. Истинного Бога просишь, а ложному богу служишь. У него и проси, если может он дать. Или ты работаешь бесу лихоимства, и потому истинный Бог, тобою пренебреженный и оставляемый, не исполняет твоих молитв. Или же ты работаешь идолу гордости и тщеславия, и этот идол владеет твоим сердцем, как те идолы – и вот Господь не склоняется к мольбам идолопоклонствующего сердца (7).

Излишества

От чего крайне развратились и одичали, забыли Бога допотопные люди и жители городов Содома и Гоморры? От излишества в пище и питье. От чего нынешние люди развращаются, нравственно дичают и отпадают от Бога и Церкви? От излишества в пище и питье, от чревного и чресленного бешенства. "Не упивайтесь вином, от которого бывает распутство" (Еф. 5:18).

Всякое излишество в пище и питье сопровождается расслаблением души и нравственным упадком ее сил, охлаждением к Богу, к молитве, ко всякому доброму делу, упадком любви к ближнему, лишением кротости, смирения, сочувствия к людям, жестокосердием, грубым отношением к бедным, склонностью ко сну, к блуду и так далее. Много надо труда молитвенного, воздыханий, слез, чтобы восстановить добрые отношения к Богу и ближним и сделать опять душу нужной, чувствительной к Богу и ближнему. Так падает душа от невоздержания (10).

* * *

Излишество в пище и питии крайне расслабляет душу и тело. Мы это знаем из бесчисленных опытов, и своих, и чужих, однако же продолжаем пресыщаться лакомыми яствами. Не бессмыслица ли это? Не самовреждение ли? Не раздражаем ли мы тем своего Творца и Владыку, желающего в нас обитать как в своих храмах нерукотворенных? Будем подражать святым, всю жизнь проводившим в воздержании, чистоте и в непрестанных молитвах. Довольно играть чем не должно и вредно и пагубно (10).

Икона

По той мере, как ты начинаешь молиться духом и истиной перед святой иконой, например, Спасителя, по той мере к иконе привлекается дух того, кто изображен на иконе, так что если вера твоя в присутствии лица, написанного на иконе, дошла до того, что ты видишь живым то лицо, то оно действительно благодатью своею бывает тут. Пример – чудотворные иконы, говорившие, источавшие слезы, кровь и проч.; потому именно все они смотрят необыкновенно живо и выразительно. Что невозможного для Бога, Который может оживотворить камень и образовать из него человека? – Так же чудесно Он может сделать это с живописным образом. "Все возможно верующему" (Мк. 9:23), и к верующему чудесно сходит Вышний. Соединяется же Он со знамением Креста Животворящего и чудодействует (1).

* * *

Иконы Спасителя во всяком доме православном изображают Его вездеприсутствие, Его владычество на всяком месте, а образ святых – соприсутствие или близость к нам святых по благодати Божией, как членов единого тела Церкви, соединенных под единым Главою, Христом (1).

* * *

Если я молюсь Богу моему с сердечной, живой, совершенной верой, тогда я близок не только к Нему, как сын к Отцу, живущему в одном с ним доме, но и ко всем премирным силам небесным, ко всем святым, царствующим на небесах, и они ничем не дальше от меня, как мои иконы, перед которыми я молюсь. Потому прекрасное у нас обыкновение иметь в своих домах иконы Господа, Пречистой Его Матери, Архангелов, Ангела Хранителя и святых и молиться перед ними: близость их к нашему взору телесному означает еще большую близость их взору душевному, вооруженному верой несомненной (1).

* * *

Поклоняясь иконам, я, во-первых, почитаю в них Бога, родившего безначально Сына – Образ Свой живой, который бесконечной мысли Бога Отца дал вещественное бытие, сотворив миры и всех тварей, бывших в мысли Божией, и человека, сотворенного по образу и по подобию Божию; во-вторых, я почитаю образ Бога воплощенного; в-третьих, уважаю сам себя, свой образ бессмертного богоподобного человека, призванного быть причастником божественного естества едино с Господом, храм Духа Святого. Еще я невольно побуждаюсь почитать иконы потому, что вижу проявлявшуюся через них спасительную силу Божию для верных и карающую для неверных, как вижу и ощущаю эту же силу в образе креста Господня, который по чудодейственной силе своей называется чудотворящим. По всем этим причинам иконы заменяют для меня самые лица, имена которых они носят. Лики святых на наших иконах представляют нам близость по духу святых Божиих, которые все живы у Бога и во Святом Духе всегда близки к нам по сердечной нашей вере и молитве к ним. Ибо что может быть отдаленным для Духа Божия, вездесущего и вся исполняющего и проникающего все умные, чистые, тончайшие духи (Прем. 7:23). "Бывает радость у Ангелов Божиих и об одном грешнике кающемся" (Лк. 15:10). Значит, не только Богу, но и Ангелам открыты расположения нашей души. "Предстоя пред Тобою и пред страшными и святыми Ангелы Твоими... приношу лукавая моя и беззаконная деяния, являяй сия и обличаяй" [33] (1).

* * *

Если кто вас спросит, зачем вы молитесь иконам бездушным, какая вам от них польза, скажите, что от икон наших мы несравненно больше получаем пользы, чем от самого доброго и благотворительного человека, скажите, что от икон приходит всегда благодатная сила и помощь душам вашим, избавляющая вас от грехов, скорбей и болезней, особенно же от икон Спаса и Богоматери, что одно сердечное с верой воззрение на них как на живых и близ нас находящихся спасает от лютых скорбей, страстей и мраков душевных, что если прикосновение к ризам Спасителя и платкам апостолов делало больных здоровыми, то тем более лики Спасителя и Богоматери сильны исцелить верующих от всякой скорби, по вере в Господа и Богоматерь (1).

* * *

Как ты видишь на иконе лицо Божией Матери, так Она, Пречистая Матерь Недремлющего Ока (Господа), видит всю душу твою, все помышления, чувства, намерения, предприятия, все страсти, слабости, недостатки, конечно, и добродетели, все вздохи, слезы, все благоговение, слышит благодарение, славословие, все тайные и явные молитвы. Чудно ведение Ее, ибо Она Матерь Всеведущего и Вездесущего, создавшего сердца наши (1).

* * *

Когда молишься перед образом Господа, или Богоматери, или святых, спроси себя внутренне: искренно ли ты и с любовью ли взираешь на святые иконы, с верой ли, всем ли сердцем молишься, всем ли помышлением и всем ли упованием? Не спит ли твое сердце, не спит ли твоя мысль? (4)

* * *

Лицом к лицу, уста к устам беседуем мы, христиане православные, с Господом, Богоматерью, святыми Ангелами и всеми святыми. Вот что значит по православно-христианскому обычаю благоговейно перед иконами святыми молиться духом и истиной. Вот для чего мы поставляем их в храмах и в молитвенных домах (часовнях) и у себя в жилищах. Мы веруем в близость к нам Господа и святых Его и в то, что мы одно духовное тело с ними, одна Церковь, как и едина Глава их и наша, Господь Иисус Христос. При такой нашей вере в святые иконы и в Церковь будете ли вы, иконоборцы-еретики, бросать в них камнями осуждения клеветнического? Мы правы, а вы не правы и фальшивы (4).

* * *

В живоносном лице Спасителя, Божией Матери, Предтечи и святых изображена самая святая правда, благость, смирение, милосердие. С какой любовью надобно смотреть на святые иконы, на изображение святого Креста, на Евангелие и прочие святыни, напоминающие нам о великих делах и словесах Божиих и святых угодников! Так и смотри, а не поникай в землю лицом, не чуждайся сердцем и взором, как лютеране, пашковцы или евреи.

Присвояйся небесной Церкви. Любишь памятники знаменитых чем-либо людей, любишь смотреть на их портреты, фотографии – отчего не любишь смотреть на лики святых? Ты непоследователен и весьма, весьма глуповат, фальшив и диковат (4).

* * *

Смотря на иконостас в храме, в часовне или дома, вспомни слова Спасителя: "вы не чужие и не пришельцы, но сограждане святым и свои Богу" (Еф. 2:19). И говори: по милости Божией мы, православные и верные христиане, сожители Богоматери и всем святым. Вот почему мы употребляем святые иконы и чтим их, а в них – самое первообразное, то есть самих святых, составляем с ними один собор, одну Церковь, небесную и земную. Почитая их, мы вспоминаем и чтим их подвиги из любви к Богу, их верность и преданность Ему до смерти и хотим сами подражать им в вере и самоотвержении ради имени Его (4).

* * *

Православный христианин обращается лицом к святым иконам Спасителя, Божьей Матери, Ангелов и святых различных для того, чтобы наглядно показать свою веру в присутствии их, в близость их к себе; в святых иконах реализуют, осуществляют веру нашу православную, а без святых икон мы висим как бы в воздухе, не зная, кому молимся (4).

* * *

Вы смотрите на икону Спасителя и видите, что Он взирает на вас пресветлейшими очами, – это взирание и есть образ того, что Он действительно взирает на вас яснейшими солнца очами Своими и видит все ваши мысли, слышит все ваши сердечные желания и вздохи. Образ – образ и есть, в чертах и знаках он представляет то, что неначертаемо и неозначаемо, а постижимо только верой. Верьте же, что Спаситель всегда на вас призирает и видит вас всех – со всеми вашими думами, скорбями, воздыханиями, со всеми вашими обстоятельствами, как на ладони. "Вот, Я начертал тебя на дланях Моих; стены твои всегда предо Мною" (Ис. 49:16), – говорит Господь. Как много утешения, жизни в этих словах Вседержавного Промыслителя! Итак, молитесь перед иконой Спасителя, как бы перед Ним Самим, Человеколюбец присущ ей благодатью Своею и очами, на ней написанными, точно взирает на вас: на всяком месте очи Его смотрят (Притч. 15:3), значит, и на иконе, и слухом, на ней изображенным, слушает вас. Но помните, что очи Его – очи Божеские, и уши Его – уши Бога вездесущего (6).

* * *

Господь хранит не только все кости (Пс. 33:21), но и образа святых угодников, не давая им погибать в тлении, пренебрежении и долулежании, взыскуя их чудесно, как это мы знаем из описания явлений чудотворных икон, особенно икон Пречистой Матери Божией – Владычицы нашей. Так Господу дорог образ человека, особенно святого человека, сосуда благодати. Через образ Он и чудеса творит или подает невидимые силы исцелений и утешения (6).

* * *

Смотря на икону Божией Матери с предвечным Младенцем, подивись, как искренне соединилось Божество с человечеством, прославь благость и всемогущество Божие и, познав свое достоинство человеческое, живи достойно высокого звания, к которому ты призван во Христе, то есть звания чада Божия и наследника вечного блаженства (7).

* * *

Иконы мы держим у себя в домах и поклоняемся им, между прочим, в показание того, что очи Господа Бога и всех небожителей постоянно устремлены на нас и зрят не только все дела наши, но и слова, и помышления, и желания (7).

* * *

Образность или символика есть потребность человеческой природы в настоящем духовно-чувственном нашем состоянии: она наглядно объясняет нам весьма многое из духовного мира, чего без образов и символов мы не могли бы знать. Отсюда Божественный Учитель, Ипостасная Премудрость, все сотворившая, Сын Божий Господь наш Иисус Христос поучал часто людей образами или притчами; отсюда и в храме нашем православном принято многое представлять взору христиан образно, например, Самого Господа на иконе, Пречистую Богородицу, Ангелов и всех святых, чтобы мы соображали жизнь свою, соображали все мысли, слова и дела по образу мыслей, слов и дел Господа и святых Его; отсюда частое изображение креста, каждение ладаном, возжжение свечей и лампад, входы и выходы из алтаря; для этого поклоны, главопреклонения, падение ниц (мы пали глубоко через грех). Все это напоминает нам о разных духовных предметах и состояниях. Образность много влияет на душу человеческую, на творительную или деятельную ее способность. Так, говорят, если мать во время чревоношения часто смотрит на лицо или образ любимого мужа, то младенец рождается очень похожим на отца, или если смотрит на портрет прекрасного дитя, то у ней рождается прекрасный младенец; так, если христианин часто, с любовью и благоговением взирает на образ Господа Иисуса Христа или Пречистой Его Матери и святых Его, то и его душа приемлет духовные черты любезнозримого лица (кротости, смирения, милосердия, воздержания). О, если бы мы чаще взирали на лики и особенно на жизнь Господа и святых Его, как бы мы изменялись, восходили от силы в силу! (7)

* * *

Если усомнишься, освящена ли икона Божией Матери, перед которой молишься, то ведай, что Сама Первообразная Владычица преосвященна уже тысяча девятьсот лет еще во утробе родителей Ее – Иоакима и Анны, потом по рождении и во храме Иерусалимском и, наконец, неизреченным воплощением от Нее Бога Слова. Всегда Она свята и пресвята вечно, непоколебимо, неизменно, и Она на всяком месте есть, всякой иконе Своей присуща и одним начертанием Ее лика и имени и лика Спасова и имени Его уже освящает вещество самим ликом Своим и начертанием имен. В простоте сердца взирай на всякую икону, а сомнение – от диавола, чтобы отвлечь от сердечной молитвы. Говори ему: вся земля свята, на всяком месте владычество Господа моего и Пречистой Его Матери – Владычицы всего мира, на Нее, Пречистую, сердечными очами взираю, а не доске поклоняюсь: изображение сделано только в помощь моей немощи (7).

* * *

Чудотворные иконы Божией Матери и других святых научают нас взирать на всякую икону как на самого того святого или святую, которым молимся, как на живые и собеседующие с нами лица, ибо они близки к нам так же и еще больше, чем иконы, только бы с верой и сердечным расположением мы молились им (7).

* * *

Не для красоты ли твоего жилища, как прекрасную мебель, как украшение, вешаешь ты у себя в доме богатые и живописные иконы, не относясь к ним с сердечной верой, любовью и благоговением, как к святыне? Спроси свое сердце, не так ли это. Иконы в доме или в храме не для вида, а для молитвы, для почитания, для назидания. Лики святых должны быть нашими домашними церковными учителями. Читай житие их и печатлей их на сердце своем, да и сам старайся сообразоваться житию их (7).

* * *

Изображениям святых мы поклоняемся как изображениям славных и всехвальных добродетелей христианских: веры, упования, любви, самоотвержения, милосердия, кротости, смирения, незлобия, мужества и терпения, послушания, чистоты, непрестанной молитвы, душевного бодрствования. Вот кому и чему поклоняемся, – поклоняемся в них Самому Богу, в них вселившемуся и в них действующему и совершающему через них благотворные чудеса исцелений.

Употребление святых икон в православных и в других христианских обществах необходимо потому – сверх прочих причин, – что Господь, Пресвятая Богородица, святые Ангелы и святые угодники недоступны нашему бренному зрению в их небесной чудной славе, а в святых иконах они доступны, осязаемы, так сказать, и наша природа – двойственная, духовная и телесная, требует видимого, осязательного образа – самого Тела и Крови Христовых в причащении под видом хлеба и вина. Потому Господь, снисходя к нашей немощи, Сам изобразил Себя на убрусе и предал Свой образ на поклонение благочестное, исцеление, утешение людям на все века; потому дал нам пречистое Тело и Кровь; потому миром печатлеет нас в Миропомазании для видимого сообщения даров Святого Духа (10).

* * *

Почитая иконы, я почитаю олицетворенную добродетель, почитаю восстановленный в падшем человеке образ и подобие Божие, почитаю Бога, во святых почивающего, ибо "соединяющийся с Господом есть один дух с Господом" (1Кор. 6:17).

Примечание

33. Молитва из акафиста в память всеобщего Воскресения и Страшного суда.

Имущество (имение)

Диавол часто хватает нас за сердце наше зубами своими. Какими зубами? Неверием, сомнением, теснотой и всеми страстями. Иногда враг томит нас подозрительностью касательно верности слуг наших, относительно нашей собственности (и преимущественно вещей снедомых), и это делается особенно тогда, когда сердца наши исключительно должны быть заняты богомыслием и созерцанием вещей небесных. Чтобы избавиться тебе от диавольской заботы и печали, припомни слова Священного Писания: "Господь близко. Не заботьтесь ни о чем" (Флп. 4:5, 6). Не заботьтесь напрасно. Господь хранит твое имущество: тебя нет дома, но Он за тебя там, везде сый и вся исполняяй, Он говорит в совестях твоих слуг или домашних. Он судит их помышления сердечные во всякое время и на всякий час. Он говорит им внутренне: не кради, – и Он смущает их сердце страхом и боязнью, когда они возымеют грешное намерение похитить что-либо, явит чудо силы Своей над ними и не допустит их до похищения. А впрочем, ты должен научиться считать все земное за сор и пренебрегать им (6).

* * *

Многоразличные греховные привязанности сердца нашего Господь испытывает различным образом: иного (скупого) испытывает потерей денег или имения или какой-либо части из собственности, попускает ворам скрадывать, разбойникам грабить, иного пожаром, иного наводнением, иного напрасными издержками по неудавшимся делам, иного болезнью и издержками на лекарства и врачей, соединенными с болезнью; иного потерей жены, сестры, друга или подруги; иного бесчестием – всех испытывает всяко, да всяко откроет в каждом его слабые, болезненные стороны сердца и научит каждого исправлять себя. Весьма у многих душу проходит оружие, "да откроются помышления многих сердец" (Лк. 2:35). Потому, какой бы ни случился убыток из твоего имения, верь, что на то есть воля Господня, и говори: "Господь дал, Господь и взял; [как угодно было Господу, так и сделалось;] да будет имя Господне благословенно!" (Иов. 1:21) (6).

* * *

Чем более умножается внешнее состояние благочестивых, тем более свирепеет против них сатана и вооружается на них искушениями (кознями), как на Иова. Потому, боголюбцы, когда умножается благосостояние дома вашего, ожидайте сильных нападений от сатаны: то на того, то на другого он будет бросаться в семействе и мучить его (7).

* * *

Для чего мне имение? Для того, чтобы им существовать мне и моему семейству и моим сродникам, чтобы подавать бедным, а не для того, чтобы его скоплять. Мерь щедро, чтобы щедро отмерил тебе Бог по даянию твоему. Притом имение все или средства к жизни – Божии, а не наши, а Бог – Начальник живота: Он и заботится о поддержании нашей жизни через нас самих или через других, или непосредственно. "Сами себе и друг друга и весь живот наш Христу Богу предадим" [34]. Мы говорим: нам нужно жить, а живот наш – Бог: значит, и все средства к жизни Бог подает и подаст (7).

Примечание

34. Из ектении.

Имя божие

Когда диавол защемит бок неудовольствием, ненавистью на ближнего из-за чего-нибудь житейского, плотского и тяжело мне станет, мучительно, я встану да возведу сердечные очи к Троице и говорю: "Отче, Сыне, Душе Всесвятый, помилуй мя", а сам смотрю на имя Отца и Сына и Святого Духа как на самое существо Пресвятой Троицы, везде существенно присутствующей, даже в слове едином, – смотришь, тотчас и легко сделается, и убежит враг от вседержавного приснопоклоняемого имени, как дым исчезнет (1).

* * *

Когда покроет тебя тьма окаянного – сомнение, уныние, отчаяние, смущение, – тогда призови, только всем сердцем, сладчайшее имя Иисуса Христа, в Нем ты все найдешь: и свет, и утверждение, и упование, и утешение, и покой, найдешь в Нем самую благость, милость, щедроты – все это найдешь в одном имени, заключенным как бы в какой богатой сокровищнице (3).

* * *

С сердечным ли благоговением и любовью ты произносишь всегда имя, еже паче всякого имени пресвятое, пресладкое, великое и превеличайшее, чудное, страшное, перед которым благоговеют неисчетные ангельские воинства святые, сильные крепостью, пресветлые, как молния, страшные и благолепнейшие зраком, высота которых несравненна ни с какими земными красотами, так как они сохранили и хранят в себе точно и нерушимо пресветлый образ Божий, по которому сотворены Богом! О, благоговей, человек, и носи непрестанно в уме и в сердце превеликое и пресладкое имя Божие и твори всякую правду на всякий день (3).

* * *

Какие должны быть чистые, духовные уста у священника, столь часто произносящие всесвятое имя Отца и Сына и Святого Духа! Еще более – как духовно, чисто должно быть сердце, чтобы вмещать и ощущать в себе сладость этого пречестного, великолепного и достопоклоняемого имени! О, как должен священник удаляться от плотских наслаждений, да не соделается плотью, в которой не пребывает Дух Божий! (6)

* * *

С крайним благоговением произноси имя Божие, памятуя, что Богом все приведено из небытия в бытие и все существующее содержится в благобытии единственно по Его благости, всемогущей силой и премудростью Его. С крайним благоговением произноси имя Иисуса Христа, Сына Божия, Имже вся быша и вся управляются, Который носит доселе все существующее сильным словом Своим (см. Евр. 1:3), производит времена и перемены года – лето, осень, зиму и весну, производит все плоды земные, населяет землю людьми, животными, воздух – птицами, моря, озера и реки – рыбами, умножает род человеческий и довольствует его всеми благами, спасает от грехов и злых духов и уготовляет обители любящим Его в Царствии Небесном; Который доселе выводит светила освещать землю или умерять мрак ночи, доселе разливает столь живительный воздух для дыхания всех живых тварей, создал столь чудное свойство огня, который согревает, сожигает и светит, землю, способную круговращаться с легкостью воздушного пузыря около столь громадного светила, как солнце, и около себя, способную произращать по слову Его безчисленные роды растений, воду, способную превращаться в бесчисленное множество самых разнообразных соков в бесчисленном множестве плодов, дерев, кустарников и трав. С благоговением произноси и имя Пречистой Матери Господа Иисуса Христа, Приснодевы Марии, породившей нам Его во спасение наше. Через Нее мы сподобились от благости Господней бесчисленных благ: прощения грехов, освящения, просвещения, обновления, избавления от вечной смерти, возведения на небеса, усыновления Богу, обожения и вечной жизни. С благоговением произноси имена апостолов Христовых, самовидцев и слуг Его, пронесших по всему миру божественное учение Его и насадивших и распространивших на земле спасительную веру и Церковь Христову – веру обновления и спасения, имена мучеников, родившихся кровью своею в вечную жизнь, преподобных, изнурением тел своих изнуривших в себе грех и страсти и достигших блаженного обновления и вечной жизни, бессребреников, нестяжательностью своею стяжавших бесценное сокровище духа и вечного живота, и всех святых (7).

* * *

Когда ты про себя в сердце говоришь или произносишь имя Божие, Господа – или Пресвятой Троицы, или Господа Саваофа, или Господа Иисуса Христа, – то в этом имени ты имеешь все существо Господа: в нем Его благость бесконечная, премудрость беспредельная, свет неприступный, всемогущество, неизменяемость. Со страхом Божиим, с верой и любовью прикасайся мыслями и сердцем к этому всезиждущему, всесодержащему, всеуправляющему имени. Вот почему строго запрещает заповедь Божия употреблять имя Божие всуе, потому то есть, что имя Его есть он Сам – единый Бог в трех Лицах, простое Существо, в едином слове изображающееся и заключающееся и в то же время не заключаемое, то есть не ограничиваемое им и ничем сущим (7).

* * *

Имя Божие есть Сам Бог. Потому говорится: "Hе произноси имени Господа, Бога твоего, напрасно" (Втор. 5:11). Или: "защитит тебя имя Бога Иаковлева" (Пс. 19:2), или: "Изведи из темницы душу мою, чтобыисповедать имя Твое" (Пс. 141:8). Как Господь есть препростое Существо, препростой Дух, то Он в одном слове, в одной мысли – весь всецело и в то же время везде – во всей твари. Потому призови только имя Господне – ты призовешь Господа – Спасителя верующих и спасешься. "Всякий, кто призовет имя Господне, спасется" (Деян. 2:21). "Призови Меня, – имя Мое, – в день скорби твоей, и избавлю тебя, и ты прославишь Меня" (Пс. 49:15) (7).

* * *

Научись вспоминать и произносить имя Бог всегда с великою верою, благоговением, любовью и благодарным сердцем. Никогда не произноси его легкомысленно (7).

* * *

Христианин должен искренно желать себе и другим, чтобы имя Божие прославлялось непрестанно в нем и в других, и скорбеть, когда оно не прославляется, а хулится грехами различными; желать, чтобы все были храмами Божьими нерукотворенными: "Разве не знаете, что вы храм Божий, и Дух Божий живет в вас?" (1Кор. 3:16) (10).

Интеллигенция

"Вы уже не чужие и не пришельцы, но сограждане святым и свои Богу, быв утверждены на основании Апостолов и пророков, имея Самого Иисуса Христа краеугольным камнем" (Еф. 2:19–20). В нынешнее время отчуждения от Церкви нашей интеллигенции, обезумевшей духовно, должно вразумлять ее, какой безумный, гибельный шаг она сделала через свое отпадение, в какую пропасть она стремится! Именно в пропасть. Поймите же вы, нечестивые: ведь Христос не напрасно приходил на землю, жил тридцать с лишком лет, учил, чудотворил, пострадал, умер и воскрес, основал Церковь на земле и вознесся на Небо. Не забывайте, что вы члены Тела Христова, что вы – свои, а не чужие Богу. А вы ведете себя как чужие для Бога (3).

* * *

Вы, интеллигенты, оставили небесную мудрость и ухватились в земную суету, ложь, мираж, мглу непроглядную, и будете наказаны собственным безумием, собственными страстями. Вы пренебрегли живою водою, светом животворным, солью земли и истяжетесь в истлении своем вечном, не увидите вовеки света Божия, но пребудете во тьме. Вы предпочли Христу Льва Толстого, высших светских писателей, умноживших свое борзописание до бесконечности, так что некогда христианину взяться за Слово Божие, которое есть источник чистоты, святости, правды, света, вечной жизни и блаженства (4).

Искренность

Если хочешь, чтобы Господь давал скорее сердечную веру твоей молитве, старайся от всего сердца все говорить и делать с людьми искренно и отнюдь не будь с ними двоедушен. Когда будешь прямодушен и доверчив с людьми, тогда Господь подаст тебе прямодушие и искреннюю веру и по отношению к Богу. Того, кто непрямосердечен с людьми, Господь неудобно принимает на молитве, давая ему почувствовать, что он неискренен в отношении к людям, а потому не может быть совершенно искренен и в отношении к Богу без душевного злострадания (6).

* * *

В молитве надобно, чтобы сердце искренно желало того, чего просит; чувствовало истину того, о чем говорит, – а чистое сердце имеет это как бы в природе своей (12).

Искупление

В искуплении человека Бог дал искупленному, избранному, подвизавшемуся человечеству больше, чем в творении. Мы сделались чадами Божьими, членами "Тела Его – от плоти Его и от костей Его" (см. Еф. 5:30), братией Его: "не стыдится называть их братиями" (Евр. 2:11); сделались богами по благодати: "Я сказал: вы – боги, и все – сыныВышнего" (Пс. 81:6). "О, бездна богатства и премудрости и ведения Божия!" (Рим. 11:33) (10).

Искусство

Нет ничего самого святого, чего он (диавол) не похулил бы, нет ни одного члена в теле человеческом, над которым он не поругался бы, не внушил бы о нем самых нелепых, скверных, хульных мыслей... чтобы только отвлечь, отчуждить, удалить мысль и сердце человека от Бога и привлечь к себе – осквернить, растлить душу и тело человека! Примером тому служит древнее и новое идолопоклонство и идолопоклонствующее различно современно христианство с его зрелищами, изящными искусствами, в которых нагота человеческая, особенно женская, пластическая, играет первую роль, и чем богаче, выше, знатнее человек стоит в гражданском отношении, тем он больше ставит перед глазами своими и своих товарищей, друзей и домашних слуг этих идолов изящного и поклоняется им. О, блудное человечество, употребляющее изящество, красоту и совершенство творения Божия в повод к удовлетворению своих страстей, а не во славу Божию! (10)

Искушение

Наша жизнь есть непрестанное испытание посредством житейских обстоятельств и столкновений с людьми – насколько мы преклонны душой и сердцем вере, надежде и любви к Богу, Творцу своему, и любви к ближнему и насколько склонны к греху и различным житейским плотским страстям или к послушанию диаволу, действующему через страсти плотские и прелести мира. Блажен тот, кто поймет глубокую эту задачу свою и твердой стопой пойдет к Богу, препобеждая искушения от плоти и мира, борясь с миром и миродержцем, непрестанно прельщающим нас похотью плоти, похотью очей и гордостью житейской. Святые угодники Божии, их жизнь служат для нас примером и указанием в жизни нашей (4).

* * *

Когда вам предстоит искушение на грех, тогда представляйте живо, что грех сильно прогневляет Господа, Который ненавидит беззаконие. Ибо Ты Бог, Коему неугодно беззаконие (Пс. 5:5). А чтобы вам лучше понять это, представьте правдивого, строгого, любящего свое семейство отца, который всеми мерами старается сделать детей своих благонравными и честными, чтобы за их благонравие наградить их великими своими богатствами, которые он приготовил для них с великим трудом, и который между тем видит, к прискорбию своему, что дети за такую любовь отца не любят его, не обращают внимания на приготовленное любовью отца наследие, живут беспутно, стремительно несутся к погибели. А каждый грех, заметьте, есть смерть для души (см. Иак. 1:15 и др.), потому что он убивает душу, потому что он делает нас рабами диавола-человекоубийцы, и чем больше мы работаем греху, тем труднее наше обращение, тем вернее наша погибель. Убойтесь же всем сердцем всякого греха (6).

* * *

Чтобы точно понять слова молитвы Господней: "не введи нас во искушение" (Мф. 6:13), надо помнить, что эта молитва дана апостолам, которые просили научить их молиться, дана прежде сошествия на них Святого Духа, когда сатана просил их у Господа, чтобы сеять их как пшеницу (Лк. 22:31). Тогда апостолы были еще слабы и удобно могли пасть под искушением (как Петр), поэтому и влагает им Спаситель в уста слова: "не введи нас во искушение". А без искушений нашей веры, надежды и любви жить нельзя: испытания сокровенностей сердечных необходимы для самого человека, чтобы он сам мог видеть, каков он, и исправиться. Да, искушения нужны, "да откроются помышления многих сердец" (Лк. 2:35), да откроются твердость или слабость наша в вере, знание или невежество, порочность или чистота нашего сердца, надеяние его на Бога или на земное, любовь к себе и к тленному или паче всего к Богу (6).

* * *

Господь попускает нам искушения врага для испытания нашего, для укрепления наших духовных сил в борьбе с врагом и чтобы нам самим видеть больше, на что склоняется наше сердце: к терпению, вере, надежде и любви и вообще к добродетели или к раздражительности, маловерию, ропоту, хуле, злобе и отчаянию. Потому не надо унывать, а благодушно и с терпением переносить находящий на душу нашу мрак сердца, расслабляющий и нудящий к нетерпению и злобе огонь, скорбь и тесноту, зная, что это необходимо в порядке нашей духовной жизни, что этим Господь испытывает нас, не похулим ли мы путь истинный, путь святой веры и добродетели, и не соизволим ли пути лукавому. Мы свободны и сами должны всемерно, всеусильно укрепляться в вере и добродетели до положения души своей (ср. Ин. 15:13) за путь правды, а как это будет, если не будет с нами искушений? (6) простыми, целомудренными, верующими и прочее, а испытание показывает нередко, что они и злы, и горды, и жестокосерды, и нечисты, скупы, жадны, завистливы, злопамятны, ленивы. Искушения же бывают через лишения и потери, скорби, болезни, бесчестие, и выдержавший искушение надежен для Царствия Божия, а не выдержавший ненадежен, потому что в нем остается большая примесь зла (7).

* * *

Бывают в жизни христианина часы безотрадной скорби и болезни, в которой так и кажется, что Господь совершенно бросил и покинул тебя, ибо нет в душе ни малейшего чувства присутствия Божия. Это часы искушения веры, надежды, любви и терпения христианина. Скоро придут для него опять "времена отрады от лица Господа" (Деян. 3:20). Скоро Господь опять его возрадует, да не падет он под искушением (7).

* * *

Человек глубоко заражен грехом как самой злокачественной, смертной болезнью. Для изгнания греха из всего существа человека нужны весьма острые врачевства, например, тяжелые скорби, более или менее тяжкие и продолжительные болезни, тяжкие потери, разные напасти, гонения, унижения, изнурительные труды, поты, борения. Господь как премудрый Врач, един ведающий всю немощь и греховность человеческой природы, попускает людям, и в особенности избранным Своим, терпеть горесть и жгучесть различных искушений, чтобы через них очистить и укрепить их души, чтобы пробудить дремлющие их силы, направить их к спасительным деяниям и сделать их благопотребными Своими сосудами (8).

* * *

Розы цветут среди терний, а добродетели в христианине среди искушений. Лучшее человечество, прославленное Богом, все прошло через чистительный огонь искушений, вынесло остроту и жгучесть, тяжесть борений или бесчисленных мучений и смертей. Кто живет или сильно хочет жить только по своей плотской воле, в возможном удовольствии, в удовлетворении своим желаниям и прихотям, не желая переносить скорбей и искушений, тот не знает себя, тот отталкивает от себя спасающую его руку Божию (8).

* * *

По благим и премудрым судьбам Божиим в жизни людей благочестивых бывают тяжелые внутренние искушения, убивающие и душу, и тело; душа (у ненавыкшых искусу) теряет веру, малодушествует, ропщет, хулит, не в силах будучи противостоять внутреннему, как бы огненному, испытанию, тесноте и скорби, сохранять твердость и присутствие духа, быть смиренно-послушной и благодарной воле провидения за насылаемые искушения. В этом случае надобно по возможности крепиться и устремлять взор горе с молитвой о помощи и быть уверенным, что искушение не будет продолжительно, а после искушения Бог опять примет нас в Свою милость, особенно если счастливо выдержим испытание. "Ты испытал нас, Боже, переплавил нас, как переплавляют серебро" (ср. Пс. 65:10) (10).

Исповедь

Исповедоваться в грехах чаще надо для того, чтобы поражать, бичевать грехи открытым признанием их и чтобы больше чувствовать к ним омерзение. Подумай, человек, в какую беду вверг нас грехдерзновенный и что сделал для нашего спасения Владыка Христос, Сын Божий; помни Его воплощение, добровольное самоистощание, Его обращение с человеками, речи Его, чудеса Его, насмешки над Ним, ругательства, заплевания, биения, заушения [35], наконец, поноснейшее распятие на Кресте, смерть и погребение и из мертвых воскресение. Помни, что Он сделал для нас для избавления от вечных мук и чего Он требует от тебя за это: чтобы ты всего себя предал Ему, жил не себе, а для Него, исполняя Его заповеди. Избегай того, что ввергает нас в грех: похоти плотской, похоти очес и гордости житейской; распинай плоть со страстьми и похотьми; терпением спасай душу свою; люби Бога и ближнего, как себя (6).

* * *

Кто привыкает давать отчет о своей жизни на исповеди здесь, тому не будет страшно давать ответ на Страшном суде Христовом. Да для того и установлено здесь кроткое судилище покаяния, чтобы нам, очищенным и исправившимся через здешнее покаяние, дать непостыдный ответ на Страшном суде Христовом. Это первое побуждение к искреннему покаянию, и притом непременно ежегодному. Чем дольше не каемся, тем хуже для нас самих, тем запутаннее узы греховные становятся, тем труднее, значит, давать отчет. Второе побуждение составляет спокойствие: тем спокойнее будет на душе, чем искреннее исповедь. Грехи – тайные змеи, грызущие сердце человека и все его существо; они не дают ему покоя, непрестанно сосут его сердце; грехи – колючее терние, бодущее непрестанно душу; грехи – духовная тьма. Кающиеся должны приносить плоды покаяния (7).

* * *

Только тогда ты будешь совершать достойно Таинство Покаяния, когда будешь не корыстолюбив, а душелюбив, когда будешь терпелив, а не раздражителен. О, какая великая любовь нужна к душам ближних, чтобы достойно, не торопясь и не горячась, с терпением исповедовать их! Исповедующий священник должен помнить, что радость бывает на небесах об одном грешнике кающемся (Лк. 15:7). Как же он должен стараться возбудить покаянные чувства в кающихся, которые не видят, в чем покаяться как подобает. Еще должен священник помнить, как апостол день и ночь поучал каждого из новопросвещенных христиан, поучал со слезами (см. Деян. 20, 31). Всякая корысть в деле Божием должна быть отброшена в сторону, мзду должно полагать в едином Боге – Душелюбце. Спрашивай о грехах и поучай с твердостью и искренностью, а не вяло и с раздвоенным сердцем; твердое слово вызовет твердое покаяние, скоро пробьет сердце и вырвет слезу умиления и сокрушения сердечного; но если священник спрашивает не твердо, а вяло, двоедушно, то и духовные чада, видя вялость и двоедушие отца духовного, не расположатся душевно, сердечно каяться (7).

* * *

Трудность и болезненную жгучесть операции вынесешь, зато здрав будешь (говорится об исповеди). Это значит, что надо на исповеди без утайки все свои срамные дела духовнику открыть, хотя и больно, и стыдно, позорно, унизительно. В противном случае рана остается неизлеченной и будет болеть и ныть и подтачивать душевное здравие, закваской останется для других душевных немощей или греховных привычек и страстей. Священник – врач духовный: покажи ему раны, не стыдясь, искренно, откровенно, с сыновней доверчивостью: ведь духовник – твой отец духовный, который должен любить тебя больше твоих родных отца и матери, ибо Христова любовь выше плотской, естественной любви, за тебя он должен дать ответ Богу. Отчего жизнь наша стала так нечиста, исполнена страстей и греховных навыков? Оттого, что весьма многие скрывают свои душевные раны или язвы, оттого они и болят, и раздражаются, и нельзя к ним приложить никакого врачевства (7).

* * *

Сказал Господу грехи с сокрушением сердца – и растаяли, вздохнул, пожалел о грехах – и нет их. "Глаголи беззакония твоя, да оправдишися" [36] (Ис. 43:26). Как приходят, так и уходят. Мечта – мечта и есть. Сознал, что они мечта, нелепость, безумие, возымел намерение впредь вести себя исправно – и Бог очистил их через Своего служителя и святые Таинства (7).

* * *

При исповеди не жалей себя, не торопись, не горячись, не озлобляйся на приходящих детей. Говори себе: это мое удовольствие – подробно исповедывать моих духовных детей, овец Господа моего. Этим я приношу приятнейшую жертву Господу моему, положившему за нас душу Свою, и приношу великую пользу самим духовным чадам, да и себе, потому что добровольно исполняю свое важное дело и имею спокойную совесть (7).

* * *

Весьма многие приходят на дух с совершенным равнодушием, и если бы у них не спросить ничего, то они или ничего бы не сказали или сказали только вообще, что-де грешен, отец духовный, во всех грехах. И если бы еще это сказали с сердечным сознанием своей вины: нет, то и горе, что без сознания грехов своих, а так – чтобы скорее кончить с исповедью. Возлюбленные! Не будем дело крайнего милосердия Божия к нам грешным обращать в повод к гневу Божию. Что мы за бесчувственные такие! Нам ли не о чем поскорбеть на исповеди! Мало ли у нас грехов: если бы мы и всю жизнь свою стали плакать о грехах своих, и тогда бы не сделали ничего лишнего, а только должное. Ах если бы кто из нас сказал, что он не имеет греха, то он обманывал бы себя самого, и в том человеке напрасно кто стал бы искать истины.

Вы не видите своих грехов? Молитесь Богу, чтобы Он дал вам видеть их; недаром вы часто за священником говорили в Церкви: Господи, даруй ми зрети моя прегрешения! Постараемся же хоть теперь общими силами увидеть свои грехи, чтобы после на исповеди с сердечным сокрушением признаться в них. И вот первый весьма важный грех наш тот, что мы, будучи великими грешниками, не чувствуем, что мы грешники, заслуживающие не милость, а наказание Божие! Осудим же себя прежде всего в этой бесчувственности и скажем Господу от всей души: вот я, Господи и Владыко живота моего, грешник бесчувственный, величайший я грешник, а грехов своих не чувствую; должно быть, потому, что грехи мои умножились паче числа песка морского, и я весь в грехах, как больной оспой – в оспе. Каюсь Тебе, Господу Богу моему, от всего сердца в моей бесчувственности и молю Тебя: Сам даруй мне чувствовать всем сердцем, как я много прогневлял и прогневляю Тебя. О, эта мнимая, фарисейская праведность наша, сколько она погубила и погубляет людей! И назло нам она поражает наше сердце именно во время говения, во время самого Таинства Покаяния и перед Таинством святого Причащения (9).

* * *

От кающегося требуется еще намерение исправить свою жизнь, и на это обратите внимание. Идя на исповедь, говорите в себе: после исповеди я постараюсь всеми силами исправиться от тех грехов, в которых теперь хочу каяться. Не буду больше обманывать себя, не буду лгать Богу, не буду оскорблять больше Таинства Покаяния. Помоги, Господи, укрепи душевные силы мои, Господи! Что за польза от такого покаяния, после которого опять без зазрения совести предаются тем же грехам, в которых покаялись? На таких людях исполняется пословица: пес возвращается на свою блевотину, и свинья, омывшись, в лужу свою (ср. 2Пет. 2:22).

Наконец, еще требуется от кающегося вера во Христа и надежда на Его милосердие. Всякий приступающий к исповеди должен веровать, что во время таинства Сам Христос невидимо стоит и принимает его исповедание; что один только Христос может оставлять грехи, так как Он Своими страданиями, честной Своею Кровью и Своею смертью исходатайствовал Себе право у Отца небесного прощать нам все наши беззакония, не оскорбляя божественного правосудия, и что Он по милосердию Своему всегда готов нам простить всякие грехи, только бы мы с сердечным сокрушением признались в них, только бы было в нас намерение впредь жить лучше, только бы вера в Него была в нашем сердце. "Вера твоя спасла тебя; иди в мире" (Мк. 5:34). Так Он внутренне говорит всякому после разрешения от священника, кто кается как должно.

Будем же каяться все чистосердечно; позаботимся все об исправлении жизни; принесем Богу плоды покаяния (8).

* * *

К чему ведет пост и покаяние? Из-за чего труд? Ведет к очищению грехов, покою душевному, к соединению с Богом, к сыновству, к дерзновению перед Господом. Есть из-за чего попоститься и от сердца исповедаться. Награда будет неоценимая за труд добросовестный (9).

Примечание

35. Заушение (устар.) – пощечина.

36. В синодальном переводе: говори ты, чтобы оправдаться.

Исправление

Когда нож затупится или покривится набок, тогда исправляют его на брусе или на оселке. А когда душа наша притупится для добрых помыслов, чувствований и для добродетели или когда сердце наше уклонится в словеса или в помышления лукавства, тогда прекраснейшим оселком к наострению или исправлению его служат Священное Писание, служба церковная, животворящие Тело и Кровь Христовы, также молитва и чтение писаний святых отцов (10).

Истина

Истина – основа и многоразличие всего, что ни сотворено, и в твоих делах (внутренних и наружных) истина да будет основой всего, особенно – основой молитвы; пусть на истину как на основу нанизывается вся жизнь твоя, все дела твои, все мысли и желания твои (6).

* * *

Духом и истиной покланяйтесь Богу (ср. Ин. 4:23). Истиной – например, ты говоришь: да святится имя Твое. Есть ли в тебе действительно желание, чтобы имя Божие святилось добрыми делами людей и твоими? Ты говоришь: да приидет Царствие Твое, – желаешь ли ты в самом деле наступления Царствия Божия, желаешь ли быть селением Духа Божия, а не селением греха, не охотнее ли ты желаешь жить во грехах? Говоришь: да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли, – не ищешь ли ты скорее своей воли, чем Божией? Ей, так! Говоришь: хлеб наш насущный даждь нам днесь, – не говоришь ли ты в сердце своем другое: мне не нужно просить у Тебя этого, я имею без прошения, пусть так взывают неимущие, или с жадностью ищем многого и не довольствуемся малым или тем, что Бог дал нам, не благодарим за то, что имеем, а надо благодарить. Просишь в молитве Бога: и остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим, – а сам не думаешь ли: я не Бог знает какой грешник, я, кажется, живу не хуже других, и нет мне нужды просить оставления долгов моих или грехов, – или, молясь, не имеешь ли ты какого неудовольствия, гнева и, таким образом, ты нагло лжешь в молитве к Богу. Говоришь: не введи нас во искушение, – а сам не натыкаешься ли, не устремляешься ли без искушений на всякие грехи? Говоришь: избави нас от лукавого, – а сам не живешь ли в содружестве с лукавым, или со злом всякого рода, которого начальник – диавол? Смотри же, чтобы язык твой не был в разногласии с сердцем, не лги же, смотри, Господу на молитве твоей. Это имей всегда в виду, как тогда, когда читаешь молитву Господню, так и тогда, когда читаешь другие молитвы. Наблюдай, согласно ли сердце твое с тем, что произносит язык (6).

* * *

Если истина чего-либо открыта в божественном слове, исследована и объяснена богопросвещенным умом святых мужей, прославленных Богом, и познана сердцем в ее свете и животворности, тогда сомневаться в ней, недоумевать о ней есть тяжкий грех, есть диавольское кичение ума и сердца (6).

* * *

Если на молитве будем произносить слова без силы их, не чувствуя их истины сердцем, мы не получим пользы от молитвы, потому что истинная, плодотворная молитва должна быть в духе и истине (6).

* * *

Все, что есть в Церкви, начиная со Слова Божия до самой краткой молитвы, есть истина, что Церковь Божия есть "столп и утверждение истины" (1Тим. 3:15) как основанная на краеугольном камне – Христе, Который есть Истина, и одушевляемая и руководимая в веке Духом Святым, Который есть Дух истины (6).

* * *

Господь – Истина: все, что Он сказал, есть чистая истина и не допускает ни тени сомнения. Итак, есть надежда, что Бог придет опять судить живых и мертвых, что будет жизнь будущего века, блаженство праведных и мука грешных (7).

* * *

Истина учения, жизни и деяний Христа Спасителя засвидетельствована четырьмя свидетелями – евангелистами. Если двух свидетелей по закону достаточно для утверждения истины и "устами двух или трех свидетелей подтвердилось всякое слово" (Мф. 18:16), то тем более – четырех! Поэтому горе не верующим Евангелию! В частности, истина воскресения Христова (основная в нашей вере, так как на ней утверждается истина всего прочего) засвидетельствована двенадцатью свидетелями. Поэтому сугубое горе не верующим воскресению Спасителя как Бога (10).

* * *

"Кто соблюдает весь закон и согрешит в одном чем-нибудь, тот становится виновным во всем" (Иак. 2:10), – это как в нравственном, так и в догматическом отношении. Кто всем истинам здраво учит, да погрешит в одной какой-либо, тот против всех виноват или против единой нераздельной в существе своем Истины, против Господа Иисуса Христа, рекшего: "Я есмь истина" (Ин. 14:6). Почему? Потому что Бог есть простое, хотя и безконечное Существо. Мерзость пред Господом и один помысел неправедный (Притч. 15:26). Погрешающий в истине догматов погрешает против Того, Кто сказал о Себе: Я есмь истина (11).

* * *

Душа наша есть, так сказать, отражение лица Божия; чем яснее, больше это отражение, тем она светлее, покойнее, чем меньше – тем темнее, беспокойнее. А как душа наша – сердце наше, то надобно, чтобы в нем отражалась через чувство, через благодарность всякая истина Божия, а отражения лжи чтобы вовсе не было. Чувствуй любовь Божию в пречистых Тайнах, чувствуй истину всех молитв. Наше сердце – зеркало; истина, как предметы мира внешнего в обыкновенном зеркале, должна отражаться со всею точностью в нашем сердце (12).

К

Католицизм

В католической вере, претендующей на истину и непогрешимость, явились вопиющие несообразности и отступления от истины: мирянам не дают пречистой Крови Христовой и считают ее ненужной в отдельном виде, вместо главенства Христова проповедуют нелепое наместничество папы и совсем заслоняют Христа, проскомидию в литургии уничтожили, вместо квасного хлеба дают опресноки в показание своей католической вражды к Православию, верному заветам Спасителя, мирянам не позволяют читать Библию и Евангелие из боязни, что миряне обличат папу и епископов его в ереси, признают сверхдолжные добродетели святых, как будто бы папа может вменять их католикам, скудным добрыми делами, неправо верят в чистилище душ, не признанное Вселенской Церковью. О недостаточности ко спасению и лживости протестантства и реформатства как особенных вероисповеданий и говорить не стоит: там все извращено, весь строй веры и богослужения. А что сказать о магометанстве, иудействе и язычестве? Это не веры, а изуверства, не истина, а сатанинская ложь пагубная. О, как должны мы, православные, дорожить своею верой и твердо жить по ней и спасаться, "достигая наконец верою спасения душ" (1Пет. 1:9), – по слову апостола Петра (3).

* * *

Католики впали в большое заблуждение, установив новый догмат о непорочном зачатии Приснодевы. Допустив непорочное зачатие Ее родителями, Иоакимом и Анной, и непорочное рождение, они тем опровергают учение о всеобщности греха и наследстве его всем родом человеческим и Пресвятую Деву, таким образом, считают не подлежащей искуплению и спасению, ибо от чего искупать, от чего спасать неимущую греха, зачатую непорочно! Между тем Сама Богородица говорит: "возрадовался дух Мой о Боге, Спасителе Моем" (Лк. 1:47) (3).

* * *

Кто бы не желал соединиться из православных с католиками или лютеранами и быть с ними одно во Христе, одной Церковью, одним обществом верующих! Но кто из членов этих глаголемых Церквей, особенно предстоятелей, именующихся папами, патриархами, митрополитами, архиепископами и епископами или же ксендзами, патерами, согласится отречься от своих заблуждений? Никто. А мы согласиться с их еретическим учением не можем без вреда своему душевному спасению. А вражда их к нам вековечная. Предубеждения против нас, их уверенность, что мы схизматики, разве не великое препятствие к единению? Вот и попробуйте соединиться. Разве можно соединить несоединимое – ложь с истиной? (4)

* * *

Из-за неправильного понимания католиками слов Спасителя: "ты – Петр, и на сем камне (на Христе, которого Петр исповедовал Сыном Божьим) Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее" (Мф. 16:18), – зависят все заблуждения католиков и пап, и особенно мнимое главенство папы в Церкви и наместничество пап. Они только служители, соработники апостолов (4).

* * *

Обличение католической лжи. Католики признают папу главой Церкви на основании слов Иисуса Христа, неправильно ими толкуемых: "на сем камне (Христе, а не Петре – по-нашему) Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее" (Мф. 16:18). Почему католики относят слова Спасителя на сем камне не к Спасителю, а к апостолу Петру? Потому, что Господь перед этими словами сказал Петру: ты – Петр, и вслед за тем сказал: и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее. Мы утверждаем, что под словами на сем камне разумеет Господь Себя, а не Петра, ибо Камнем веры и Церкви в Писании везде называется Христос. Апостол Павел, когда говорит о камне в пустыне, чудесно источившем воду для евреев и утолившем их жажду, разумеет под ним Христа. Но для большего и яснейшего доказательства, что под словами на сем камне нужно разуметь Христа как Основание Церкви, я привожу подобное место из Евангелия от Иоанна: "разрушьте храм сей, и Я в три дня воздвигну его" (Ин. 2:19). Что разумел Господь здесь под церковью? Нерукотворенную Церковь Тела Своего, а не храм Иерусалимский. Так и в вышеприведенных словах разумел не Петра, а Самого Себя (4).

* * *

Папа – глава ли Церкви? Нет, это нелепо. Церковь объемлет собой и святых угодников, и ангельский собор – это одно тело под главой Единым Христом. При чем тут грешный папа! (4) слова Господа: "кто хочет между вами быть большим, да будет вам слугою" (Мф. 20:26), "все же вы – братья" (Мф. 23:8) (4).

* * *

Если бы Иисус Христос имел в виду дать Церкви Своей по вознесении на небо другого главу вместо Себя, или наместника, как говорят папы, считая себя наместниками Христа на земле, то Он ясно объявил бы об этом прежде Своего вознесения, ибо это столь важный для спасения душ человеческих догмат; да и апостолы бы объявили об этом или себя кто-либо из них назвал наместником, а то никто из них не обмолвился, памятуя слова Господа: "кто хочет между вами быть большим, да будет вам слугою" (Мф. 20:26), "все же вы – братья" (Мф. 23:8).

* * *

Католикам. Зачем у вас нет великой ектении и этих незаменимых слов, прославляющих со всеми святыми Пресвятую, Пречистую, Преблагословенную Владычицу нашу Богородицу и Приснодеву Марию и т.д. Вы только папу величаете, а Богородицу и святых и Самого Христа уничижаете: богохульно вознеслись, горделиво! Святая Церковь с Главой и членами: Глава – Христос (ср. Еф. 5:23), члены – Богоматерь, святые апостолы, пророки, святители, мученики, преподобные, бессребреники, праведные и все святые; затем на земле члены – епископство, пресвитерство, диаконство, все благочестивые миряне; затем в вере усопшие святители, иереи, цари и всякого мирского чина и звания люди: у Бога все живы (ср. Лк. 20:38). Вот Церковь с Главою и членами. Есть ли это у католиков, англикан, лютеран? (11)

* * *

Римские папы целую тысячу лет с лишком работали в свою пользу кичения и гордости и всякой лжи, а не Христу, не Церкви Его, измыслив множество фальшивых учений – о главенстве папы в Церкви, о непогрешимости, о опресноках на литургии, о причащении одним Телом без Крови, о чистилище и проч.; нагромоздили столько новых, неслыханных догматов (о непорочном зачатии), что невозможно никому спастись, (а) можно – исповедующему католическую веру и ложь католическую признающим за истину. "Древо доброе плоды добры творит, а древо злое плоды злы творит. По плодам их узнаете их" (ср. Мф. 7:17, 20). Не кичитесь, католики, вас сам Бог осудил во лжи, как Христос фарисеев и саддукеев и первосвященников иудейских (см. Мф. 16:1–12). Недаром жиды и поляки заодно действуют, в одном духе (11).

* * *

Верно слово Спасителя нашего, Господа Иисуса Христа: "Кто не со Мною, тот против Меня" (Мф. 12:30). Католики, лютеране и реформаторы отпали от Церкви Христовой – и они не с нами, враждуют против нас сильно, гонят нас на смерть, притесняют всячески за веру нашу, осмеивают ее и нас и делают нам всякие пакости, особенно в главных местах их поселений; они явно идут против Христа и Его Церкви, не почитают Животворящего Креста, святых икон, святых мощей, не уважают постов, извращают святые догматы веры спасительной. Они не с нами, а против нас и против Христа. Обрати их, Господи, к истинной Церкви Твоей и спаси их (11).

* * *

"Или признайте дерево хорошим и плод его хорошим; или признайте дерево худым и плод его худым, ибо дерево познается по плоду" (Мф. 12:33). Католическая Церковь ни одного святого не имела со времени отделения от восточной, а православная всегда имела и имеет много святых, прославленных в ней Богом.

Где яблоко, ядро раздора и ненависти Церкви католической к православной? В слишком преувеличенном мнении пап о себе, о преимуществе перед епископами восточными православными иерархов, в их необъятной гордости; в ложном толковании слов Господних, сказанных апостолу Петру: "ты – Петр, и на сем камне..." (Мф. 16:18). Камень – Христос, а не Петр, трижды отрекшийся, хотя и загладивший слезами покаяния свое отвержение и принятый в лик апостольский...

Мысль, что Господь будто бы на Петре создал Церковь, а не на Самом Себе, эта мысль, залегшая в головах пап и католиков и растолкованная ими в пользу преемников Петра, пап, как глав Церкви и наместников Христа, поставила все вверх дном в Церкви католической: они, по их мнению, наместники Христа с неограниченной властью, с преобладанием над всей Церковью Христовой; будто они – судьи всех епископов; они – учредители и толкователи догматов; они могут будто изменять в Церкви самые Таинства по своему усмотрению; они канонизируют святых, которых у них нет; они лишают мирян Крови Христовой; они обливают водой крещаемых младенцев, а не погружают в воду и т.д. Общение Католической Церкви с небесной Церковью – совсем жалкое, холодное, краткое, безжизненное, не так, как в Православной Церкви – живое, мудрое, полное, всеискреннее, всеблагоговейное. Везде и везде папа и папа; ему воздается везде честь, а не святым; святые Востока и Запада умалены, сокрыты, положены в безвестность и только разве для виду иногда показываются верующим, особенно туристам. А отпусты богослужебные в Католической Церкви какие небрежные, холодные: идите, обедня кончилась. А у нас, в Православной Церкви, какие благоговейные, скромные, полные упования Христова возгласы: Христос, истинный Бог наш, молитвами Пречистыя Своея Матери и всех святых помилует и спасет нас, яко Благ и Человеколюбец. Папа распоряжается судьбой небесной и земной Церкви, располагает заслугами святых по произволу: вводит в чистилище и выводит по произволу, индульгирует (индульгенции раздает верующим). Просто доходит до смешного, если бы это не было крайне прискорбно и пагубно. И как не замечают этого сами папы, кардиналы, прелаты, ксендзы, иезуиты? Ведь вера католическая поставлена наскоро. Все продано; все взял папа во власть свою, все спасение католиков. А оттого у католиков ныне нет, нет прославленных святых; есть только фабрикованные, деланные по папскому произволу. А Православная Церковь, как сад Эдемский, усажена святыми; вот новый святой – Иоасаф Горленко, Белгородский архиепископ, сколько чудес сотворил, а еще не причислен к лику святых. Сколько готовых к открытию! О Церковь Православная! Сколько ты жизненна, свята, досточтима! Сколь возлюблена от всех истинных православных христиан! (11)

* * *

Католики виноваты между прочим тем, что несправедливо считают нас еретиками и схизматиками, ругают и проклинают нашу святую, непорочную кафолическую и апостольскую Церковь; не хотят проследить наше православное учение, наши богослужебные книги, каноны, иерархию; по презорству, гордости и отвращению не хотят вступить даже ногой в нашу церковь, считая это осквернением. Ненависть сатанинская! (11)

Клевета

Отчего это происходит, что одно слово злое, слово клеветы производит на нас самое неприятное впечатление, потрясает до глубины души, тогда как, напротив, иногда тысячи слов благих, например, о Боге и Его делах в мире, вовсе не доходят до сердца и пропадают в воздухе? Приходит диавол и уносит слово, посеянное в сердцах людей, и он же, с другой стороны, всевает и взращает в наших сердцах семена злобы и не упускает ни малейшего случая насадить в нас вражду и зависть к ближнему. Одного взгляда ближнего на нас, часто невинного, но показавшегося подозрительным, достаточно, чтобы посеять в нас чувство вражды против него. Итак, не будем принимать к сердцу никакого зла, причиненного нам ближними намеренно или ненамеренно, зная виновника оного и то, "что весь мир лежит во зле" (1Ин. 5:19) от начала его, а будем благодушествовать при всяком наносимом оскорблении, молясь за оскорбляющих нас как за благодетелей, ибо и в самом оскорблении их часто слышатся слова благожелания, хотя и не от доброго сердца происходящие. Господь да вразумит их и да не поставит им греха сего, а мы будем осмотрительнее, да не дадим места диаволу (7).

* * *

Когда брат в чем-либо погрешит против тебя, например, позлословит тебя или передаст злонамеренно другому слова твои в превратном виде и оклевещет тебя, не озлобляйся на него, но отыщи в нем добрые стороны, которые, несомненно, есть в каждом человеке, и остановись на них с любовью, презирая зло, сплетенное им на тебя, как грязь, не стоящую внимания, как мечту бесовскую. Так золотопромышленники не обращают внимания на множество песку и грязи в золотом песке, но останавливаются на золотых песчинках, и хотя их очень мало, дорожат и немногим и промывают его из множества негодного песку. Так и Бог поступает с нами, долготерпеливо очищая нас (7).

* * *

Говорит Господь: Не лжесвидетельствуй, или не клевещи на ближнего, ибо от клеветы, осуждения, пересудов, насмешек и лжесвидетельства люди весьма сильно страдают, лишаются доброго имени, сочувствия, бывают гонимы, притесняемы, лишаемы места служения и средств к жизни, а иногда, не имея сил вынести клеветы, сами себя лишают жизни. Из-за лжесвидетельства и клеветы Сам Господь Иисус Христос доведен был до Креста и смерти самой поносной. Ужасное зло клевета! И святой царь-пророк молит Бога об избавлении его от клеветы: "Избавь меня от клеветы человеческой, и буду хранитьзаповеди Твои" (Пс. 118:134) (9).

Корыстолюбие

А ты, корыстолюбец и лихоимец, явишься ли правым перед Богом, когда Он будет судить тебя по делам твоим? Нет, задавит тебя золото твое, лихоимство твое, скупость, алчность твоя, чужд ты будешь милосердия Божия как не миловавший ближнего. Ты будешь брошен в огонь геенны, и тебе отказано будет и в капле воды, прохлаждающей и утоляющей пламень ада (4).

* * *

Ты скуп и корыстолюбив? Но какая корысть больше и богаче той корысти, как спасти душу свою для вечной жизни, душу, которая дороже всего мира? Итак, отдай свои сокровища или часть их, этот тлен, дым, прах, Христу в лице бедных и купи душу, спасение ее милостынями, принеси Христу милосердие, да подаст тебе спасение (8).

Кража

Говорится: не укради; тут разумеются не только кража, но и тунеядство, и мздоимство, или взяточничество, и лихоимство, или разорительные для бедного проценты, которые берет заимодавец, и разная неправедная нажива, прием вещей заведомо краденых; картежная разорительная игра, через которую картежник крадет у своих родителей и родственников, или у жены и детей, или просто у себя самого деньги или достояние семейное; и наконец, тот, кто не подает милостыни бедным, имея к тому полную возможность, ибо избытки дает Господь для помощи бедным; если же этого кто достаточный не делает, то похищает собственность ближних и утаивает дар Божий (9).

Красота

Плотской красотой и минутной сластью враг прельщает, а от Источника духовной и вечной красоты, от Бога, враг отвращает и ни во что Его считает и в смерть повергает. Вот безумие! А ты вожделей вечной, духовной красоты – Бога, создавшего всякую красоту; от тленной же, разрушающейся и смердящей восходи к нетленной же, вечно благоухающей и дивно облагоухавшей тела святых, живых и по смерти. Боже, в каком плену находится человечество! В плену всевозможных грехов, ослепляющих ум и сердце человека (4).

* * *

Когда увидишь прекрасную девицу или женщину, или прекрасного юношу, немедленно вознесись к верховной, святейшей Красоте, виновнице всякой красоты земной и небесной, то есть к Богу; прославь Его за то, что Он из земли делает такую красоту; подивись в человеке красоте образа Божия, сияющего даже в поврежденном нашем состоянии, вообрази, какова красота святых Божиих, святых Ангелов, Божией Матери, приукрашенной божественной славой, вообрази неизреченную доброту лица Божия, которое мы узрим, и не прельщайся земной красотой, этой плотью и кровью. Сладостна похоть, но греховна, растлительна и противна Богу. Не прилепляйся сердцем к девической или женской красоте, а к единому Господу Богу, создавшему всякую красоту Себе ради, и говори: а мне благо: соединяться с Богом, единым Богом (Пс. 72:28), а не с плотской красотой преходящей (7).

* * *

Человек во всем ищет красоты и все старается украсить, только – странное явление – забывает наибольшей частью о нетленном украшении своей души, своего внутреннего храма, и оставляет его в запустении, в дыму и чаду страстей, не ведая, что он сам должен быть благоукрашенным храмом Божиим, достойным селением Бога Вседержителя (8).

* * *

Не пленяла ли тебя многократно красота и разнообразие всяких тварей одушевленных и неодушевленных на земле: животных, птиц, насекомых и ползающих и особенно разнообразие и множество рас, племен и народов, населяющих земной шар; разнообразие языков и наречий, которыми, как внешней формой, облек Творец незримую, богатую, разнообразную мысль человеческую и посредством которых научил людей понимать друг друга и открывать внутренний духовный мир человеческой мысли, чувства благодарности, удивления, любви, славословия Творцу?! (10)

* * *

Вот перед глазами картина с нагими самыми красивыми женщинами в самых искусительных позах [37]. Плоть страстная волнуется, раздражается сладострастием, разжигается похотью. А духовное мудрование говорит: чего ты, глупая, волнуешься? Успокойся, славь Творца при виде этой чудной красоты, этой дивной пластики человеческого тела. Ведь тут проявились премудрость, благость, красота, величие Художника-Творца, Который создал такое тело свято, чисто, благопотребно [38], неблазненно, нетленно – не для соблазнения, а для чистого, праведного, честного, святого употребления и для прославления Творца (10).

* * *

Через пристрастие к видимой плотской вещественной красоте и сладости, возбуждаемое врагом в наших умах и сердцах, он усиливается ежедневно лишать нас вечной, нетленной, святой красоты и сладости Божией и общения со всеми святыми в будущей жизни. А потому да оставляет здесь человек плотское сладострастие и даже зрение с наслаждением на плотскую красоту, которая развратила сердца многих и свела с ума, поставив всю жизнь вверх дном (10).

* * *

Не засматривайся на красоту лица человеческого, а смотри на душу его; не смотри на одеяние его (тело – одежда временная), а смотри на того, кто ею одевается; не смотри на великолепие дома, а смотри на жильца, кто живет в нем и каков, иначе ты оскорбишь образ Божий в человеке, обесчестишь царя, поклонившись рабу его, а ему не воздав ни малейшей ему подобающей чести. Также не смотри на красоту печатного шрифта книги, а смотри на дух книги; иначе дух уничижим, а тело возвысим; потому что буквы – тело, а содержание книги – дух. Не обольщайся мелодическими звуками инструмента или голоса, а по впечатлению их на душу или по словам узнай, каков дух их; если звуки навевают на душу твою чувства тихие, целомудренные, святые, слушай и питай ими душу твою; если же через них вливаются в душу твою страсти, – оставь слушать, брось и тело, и дух музыки (11).

Примечание

37. Не удивляйтесь, что говорю об этом. Картины, статуи, газеты и некоторые журналы своими иллюстрациями вызывают на это (Примеч. автора).

38. Благопотребно – сообразно с надобностью.

Крест

Всячески несомненно, осязательно уверяет нас чудесное действие Креста Животворящего на нашу душу, угрызенную ядом зла, уверяет нас в том, 1) что в нас точно есть душа, существо духовное, 2) что есть злые духи, убийственно касающиеся нашей души, 3) что есть Бог и Господь наш Иисус Христос, и всегда Он с нами по Своему Божеству и 4) что Он точно совершил на Кресте спасение наше Своими крестными страданиями и смертью и разрушил Крестом державу диавола. Сколько доказательств в пользу нашей веры от чудесного действия над нами одного Креста Животворящего! Слава вере христианской! (6)

* * *

Для чего святой Крест явился царю Константину на небе? Для означения того, что Крестом вошел в славу Свою Сам Господь наш, а также все апостолы и все мученическое воинство, что Крест есть непобедимая победа, что как Крестом низложен диавол, так им же (Крестом) низложены будут и все враги Креста Христова или христиан, что через гонителей христиан действует диавол, которого должно поражать Крестом, что гонимые христиане суть члены Христовы, воины Христовы, которые находятся всегда под заступлением Христа Бога и Креста Его (6).

* * *

На Кресте распят за нас Господь, потому-то он имеет такую силу, равно как и крестное знамение, вот почему он животворен; вот почему еще в Ветхом Завете прообраз его имел великую силу: дерево, на которое вознесен был змей, исцеляло ужаление змеями; крест, начертанный жезлом Моисея, разделил воды; руки, подъятые Моисеем на молитву и изображавшие крест, победили Амалика и проч. (6)

* * *

Отчего мы чествуем Крест таким великим благоговением, что в молитвах упоминаем о силе его после заступления Пресвятой Богородицы и Небесных Сил, прежде всех святых, а иногда даже после Божией Матери, прежде Сил Небесных? Потому, что после страданий Спасителя Крест сделался знамением Сына человеческого, то есть Крест знаменует Самого воплотившегося и пострадавшего нашего ради спасения Сына Божия. На Кресте Христос принес Себя в жертву Богу Отцу за наши грехи, на нем и им Он спас нас от работы вражией; а потому мы и почитаем его таким великим благоговением! Потому-то он всегда для верующих есть великая сила, избавляющая от всяких зол, особенно же от злодейства невидимых врагов (6).

* * *

Крест без любви нельзя мыслить и представлять: где крест, там и любовь; в церкви вы везде и на всем видите кресты, для того чтобы все напоминало вам, что вы во храме Бога любви, в храме Любви, распятой за нас (6).

* * *

С крестом, все равно как и в крестном знамении, Господь Иисус Христос как живой и животворящий всегда с нами и всегда действует различными силами ко спасению нашему верой в Него, нашего Бога и Спасителя. Слава о сем Господу нашему, всегда с нами сущему! "Се, Я с вами во все дни до скончания века. Аминь" (Мф. 28:20) (7).

* * *

Где крест или крестное знамение, там Христос и сила Его и спасение Его, только с верой изображай его или поклоняйся ему (7).

* * *

У всякого есть свой крест. У кого нет своей немощи душевной или телесной? У кого нет скорби или болезни или врагов видимых и невидимых, тайных и явных? Молись, переноси все неприятное, горестное, тяжкое без ропота: вот твой крест. Но взяв свой крест, иди вслед за Господом, то есть неси его терпеливо, безропотно, постоянно, до конца; держись правды до конца и ненавидь неправду до конца, обличай неправду, борись за правду до конца – и тебе дастся венец правды от Судии праведного (8).

* * *

Невольно умиляешься сердцем, когда читаешь, какими похвалами величали они (святые) Крест Животворящий; они называли его четвероконечной силой, крестом всесильным, славой апостолов, крепостью мучеников, твердыней мужей преподобных, немощных здравием, воскресением мертвых, исправлением падающих, умерщвлением страстей, отгнанием помыслов нечистых, основанием благочестия, губителем бесов, погибелью людей нечестивых, посрамлением врагов в страшный день суда. Как живому говорили они ему: кресте! будь для меня сила, крепость и держава, избавитель и передовой воитель на борющих меня врагов, щит и охранитель, победа и твердыня моя, всегда соблюдая и покрывая меня.

Вообще они называли образ Креста неописанным по его силе, освящением вод, очищением воздуха, освящением и просвещением для всякого верного христианина, знаком мужества и Христовым скипетром, попирающим в землю противников. Не зная, как достойно прославить его силу, они взывают: кто перечислит все твои действия, Крест, миру любезный, силы и чудеса и восстание от твоей силы мертвецов? Ты вознес с собой и весь мир, то есть избранных христиан, Сам вознесшись к Богу.

Находите ли вы, возлюбленные, крест Господень для себя таким, каким он был для святых мужей? Нет, отвечу я за большинство ваше. Крест не делает чудес в вашей жизни. Почему? По неверию нашему. Крест сам в себе всегда чудесен и животворен. Для христиан, верных ему и ныне своей верой и благоговением, верен и он, как самый верный и постоянный друг. О, кто мне даст ревность Божию и силу слова возбудить в христианах нынешнего времени живую веру и должное благоговение к Кресту и Распятому на нем! Знаю, что многие невнимательны к кресту и к крестному знамению. Иногда невнимание и неуважение к кресту простирается до того, что не принимают идущего в дом с крестом и во имя креста служителя Христова; другие не хотят как должно изображать на своем грешном теле знамения креста или пренебрегают священническим благословением; иногда это делают по невниманию, а иногда – о ужас! – от ложного, проклятого стыда. Креста ли стыдишься, возлюбленный, который есть похвала и слава наша? Предостерегаю тебя благовременно: и тебя постыдится Сын Человеческий, когда приидет во славе Отца Своего со святыми Ангелами (Мк. 8:38) (12).

* * *

Кто истинно постится, тот неизбежно должен терпеть скорбь плоти, упорную борьбу с нею духа и в довершение всего – козни диавола, действующего на нашу душу через разные помыслы, наводящие великую печаль, особенно тем, которые еще не тверды и несовершенны в христианской жизни. Вот таких-то постников да утешит изнесенный ныне для поклонения и для сердечного взирания и лобызания Животворящий Крест Господень и да облегчит их подвиг. Да не лишатся утешений его и все, не постящиеся истинным постом, и вовсе не постящиеся; да притекает каждый с верой и любовью и да лобызает на нем Спасителя. Да научит всех с Креста Своего божественный Страдалец важной обязанности христианина – посту и умерщвлению грехолюбивой плоти нашей.

Так как крест сам собой вызывает слово о любви, то мы ныне скажем о величии к нам Божьей любви, явленной на Кресте, чтобы возбудить в хладных сердцах христиан любовь к Богу и к жизни, достойной христианина. В самом деле, какая бездна любви Бога Творца выразилась на Кресте к твари Своей, человеку! Творец неба и земли, всего видимого и невидимого, Тот, Кто засветил на небе солнце, месяц и бесчисленное множество звезд, Тот, Кто разлил воздух для дыхания всего живущего, Кто разлил воды по лицу земли, Кто покрывает растительностью всю землю и плодит, растит и питает всех живых тварей, единородный Сын Бога изволил сделаться человеком для спасения падшего по своей воле от жизни в смерть человека; терпит за него страдания на Кресте самые мучительные и смерть самую поносную, чтобы Его страдания вменены были правосудным Отцом небесным как бы собственные страдания всего человечества всех времен и мест и чтобы, таким образом, преданное Ему верой и любовью человечество избавилось от невообразимых вечных мучений во аде и от смерти второй.

Человек с непотемненными сердечными очами, видя такую бесконечную любовь великого, всемогущего Бога к грешному человеку, не может не плакать от чувства беспредельной любви Божией и льет слезы любви и благодарности, не имея что принести больше своих слез Тому, Кому дороги наши слезы любви.

Но чем же большая часть из нас отзывается на такую любовь Божью? Бесчувственностью, готовностью второй раз распинать Сына Божия всеми возможными пороками, угодливостью своей грешной плоти самой усиленной, так что большая часть из нас, как бы забыв о страданиях крестных Господа Иисуса Христа, живет вовсе не для неба и не для души своей, а для земли и для тела своего и едва-едва, по установлению Церкви, соглашается отказывать своей плоти в лишней пище и питье только несколько дней.

Итак, мы сами всеми мерами идем прочь от своего спасения. Пострадал за нас Спаситель на Кресте, но мы не хотим и знать этих страданий; заповедал Он нам для нашего спасения взять каждому свои кресты и следовать за Ним к небесной славе, а мы и слышать не хотим; указано нам как лекарство умерщвление плоти нашей со страстями и похотями, но мы еще сильнее стараемся удовлетворять своим страстям, исполнять свои похоти. Что же? Таков будет и конец. И поглощены будем вечным огнем, и не получим ни капли прохлаждения в гееннском пламени – за то, что здесь имели все возможные прохлаждения, все возможные удовольствия для грешной плоти. Не дай Господи! Скорее за крест, пока Распятый на Кресте еще продолжает к нам Свои милости (12).

* * *

Крест был орудием смерти Спасителя потому, что мы заслужили его: Сам Он был безгрешен. Так как мир доселе все еще лукав, прелюбодеен и грешен, плоть прихотлива, а диавол увлекает на свою сторону сладостью греха, то крест доселе есть необходимый путь ко спасению. Господь искупил нас на Кресте – но если мы сами сораспинаемся Ему; Он умер за нас и погребен – но если мы сами умираем греху и сопогребаемся Ему (2).

* * *

Не напрасно мы почитаем крест Господень, изображаем его на себе и поклоняемся ему, ибо он есть Божественная сила, сохраняющая и спасающая нас при жизни и по смерти. Церковь непрестанно проповедует о силе и животворности его, проявлявшихся и в прежние века, и ныне совершающихся над верующими: он исцелял всякие болезни, воскрешал мертвых, прогонял от людей полки демонов, погашал страсти в сердцах людей, доставлял чудесные победы на войнах с неверными. Крест есть Божественная слава Христа, искупившего в нем мир, падший в глубину погибели, разрушившего проклятие человечества и исходатайствовавшего ему благословение Отца Небесного, победившего смерть нашу и даровавшего всем воскресение из мертвых. Кто поведает все чудеса и силы креста, бывшие и в древних, и в новейших родах, и все благотворные действия его в мире? Знамением и силой креста совершаются все Таинства церковные; освящается вода, и все стихии, и все верующие, с верой принимающие его или знаменуясь им сами; крест носим на персях и через него сохраняемся от многих искушений и коварств вражиих; крестом знаменует нас Святая Церковь и по смерти, когда совершает над нами надгробные песнопения; крест ставится и на могилах умерших в союзе с Церковью и не ставится только на могилах явных отступников и самоубийц, сознательно и по своей воле наложивших на себя руку. И это потому, что в кресте, с верой употребляемом и изображаемом, действует Божественная спасительная сила Христа распятого, являющая непрестанно Его Божественную власть над всем миром, над всей природой, над всеми полчищами вражиими, показывающая, что Христос Бог искупил Крестом Своим весь мир от греха, проклятия и смерти, что Он имеет власть живота и смерти, что Он есть воскресение и жизнь и Бог всех (Ин. 11:25).

В нынешнее неверное время, время брожения умов и развращения сердец и нравов, многими крест пренебрегается, как и Сам пострадавший и умерший на нем вольной жертвой за нас Господь; и, как в древнее время Он был иудеям соблазном и эллинам безумием (см. 1Кор. 1:23), так и ныне объюродившим мудрецам века сего Он служит соблазном и безумием. Но для человека верующего крест есть всегдашнее спасение, защищение, избавление, победа и мир.

Ежедневно согрешая волей и неволей, подвергаясь различным острым искушениям от невидимых и видимых врагов и собственных страстей, где в ком и в чем мы найдем помощь и спасение? Только во Христе и в кресте, только в Жертве безмерно великой и всеискупительной, принесенной за нас на Кресте; только крестом мы спасаемся ежедневно от уязвлений демонов и от всякой бури страстей, когда с верой и истинным покаянием прибегаем к Христу; крест – наша жизнь, наше спасение, наша сила, наша слава, наша победа, наше непрестанное обновление, наше примирение с правосудием Божиим, праведно разящим всех бессмысленно дерзновенных и упорных грешников.

Крест – хранитель всея вселенныя; крест – красота Церкве; крест – царей держава; крест – верных утверждение; крест – Ангелов слава и демонов язва [39].

Без креста нет никому спасения. Будем же усердно чтить крест Христов и с любовью поклоняться распятому на нем Начальнику жизни нашей, памятуя вечный завет Его нам с Креста: "любите друг друга"(Ин. 15:17) (9).

* * *

Всякую минуту нужна нам совершенная правда Христова, чтобы исправлять, очищать, уничтожать нашу неправду, всякую минуту нужен нам крест Христов – это знамение страданий и смерти за нас Сына Божия, – чтобы крестом Господним побеждать свои страсти, борющие нас, или освобождаться, очищаться от них, когда они уже допущены нами в нашу душу и потрясают, смущают, жгут, теснят и посрамляют ее, лишая дерзновения перед Богом и людьми. Так необходим крест для нас всякий час для восстановления союза и мира с Богом, для возвращения на путь правды Божией и удаления от пути греха и неправды (10).

Примечание

39. Светилен праздника Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня.

Крестное знамение

Непостижимо, как Сам Христос соединяется со знамением крестным и дает ему чудесную силу прогонять страсти, демонов и успокаивать возмущенную душу. Точно так же непостижимо, как Дух Господа нашего Иисуса Христа соединяется с хлебом и вином, претворяет его в Плоть и Кровь и явно очищает нашу душу от грехов, внося в нее небесный мир и спокойствие, делает ее благой, кроткой, смиренной, полной сердечной веры и упования. Это объясняется отчасти тем, что везде всемогущий, творческий Дух Господа нашего Иисуса Христа и везде Он может даже называть "несуществующее, как существующее" (Рим. 4:17), тем более из сущего делает другое сущее. А чтобы маловерное сердце не помыслило, что крест или имя Христово чудесно действуют сами по себе, а не Христом, эти же крест и имя Христово не производят чуда, когда я не увижу сердечными очами или верой Христа Господа и не поверю от сердца во все то, что Он совершил нашего ради спасения (6).

* * *

Изображая на себе крестное знамение, мы полагаем тремя перстами верхний конец креста на лбу во образ Отца, Который есть несозданный Разум; нижний – на чреве – во образ Сына, рожденного прежде всех век из чрева Отца, и поперечную часть на раменах или мышцах – во образ Духа Святого, Который есть мышца или сила Господня, или рука Господня, как сказано: "кому открылась мышца Господня" (Ин. 12:38) или: "была на мне... рука Господа" (Иез. 3:22), то есть Дух Святой (6).

* * *

Изображая крестное знамение, веруй и постоянно помни, что на Кресте твои грехи пригвождены. Когда падешь во грех, тотчас осуди себя искренно и делай на себе крестное знамение, говоря: Господи, грехи наши на Кресте пригвоздивый, пригвозди ко Кресту и настоящий мой грех и помилуй мя по велицей Твоей милости (см. Пс. 50:3), – и твой грех очистится (7).

* * *

Крестное знамение священника или архиерея есть выражение благословения или благоволения Божия человеку во Христе и ради Христа. Какой радостный, знаменательный, драгоценный обряд! Блаженны все, с верой приемлющие сие благословение! Как должны быть внимательны священники при подании благословения верным! "Пусть призывают имя Мое на сынов Израилевых, и Я благословлю их" (Чис. 6:27) (7).

* * *

Разве мы всуе ежедневно читаем по несколько раз "Трисвятое", и Отче наш и прочие молитвы утренние и вечерние? Разве не очищаемся посредством их от грехов наших, скверн наших, разве не избавляемся от искушений, бед и обстояний? Разве всуе остается изображение крестного знамения? О, нет: оно непрестанно действует благотворно на нас и на тех, на ком с верой изображаем его, особенно священническое благословение (7).

* * *

Хочу воздать славу Животворящему Кресту Господню! Многократно овладевали моим сердцем страсти, и демон каждый раз получал через них как бы власть тиранить мою душу, тяжко давил ее. А я, с верой изображая крестное знамение, нарочито придавливал нижним концом знамения крестного чрево свое – и вся адская тяжесть мгновенно исчезала вместе со страстью, спокойствие и радость поселялись в душе моей. Нравоучение: изображай же при каждой страсти с сердечной верой крестное знамение, где будешь чувствовать тяжесть, там особенно и полагай спасительное знамение. При этом помни, что не напрасно Церковь говорит о силе креста и в молитвах своих просит у Господа даровать нам, между прочим, силою креста Его разные духовные блага. Церковь говорит это с опыта (10).

Кровосмешение

Беда наша, если предает нас Господь за наши грехи диаволу. Апостол Павел предал сатане на измождение плоти коринфского кровосмесника для того, чтобы дух его спасся в день Господа нашего Иисуса Христа. Надобно думать, что сатана мастерски изуродовал плоть этого несчастного, если принять во внимание то, как велик был его грех, требовавший соразмерного себе наказания, и как непомерно зол и жесток диавол, которому он был предан (2).

Кротость

Помни изречение Священного Писания: "Не будь побежден злом, но побеждай зло добром" (Рим. 12:21). Тебе грубят, тебя раздражают, на тебя дышат презрением и злобой – не плати тем же, но будь тих, кроток и ласков, почтителен и любящ к тем самым, которые недостойно ведут себя перед тобой. Если ты сам смутишься и будешь говорить с волнением, грубо, презрительно и, значит, без всякой любви, тогда ты сам побежден и тебе вправе сказать обидевшие: "Врач, исцели самого себя", или "что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь?.. вынь прежде бревно из твоего глаза" (Мф. 7:3, 5). Не дивись тогда, если и часто будут повторяться тебе грубости от оскорбляющих тебя, ибо они заметят твою слабость и будут намеренно раздражать тебя. Не будь побежден злом, но побеждай зло добром. Покажи оскорбившему тебя, что он не тебя обидел, а сам себя, пожалей его сердечно, что он так удобно побеждается от своих страстей, что он болен душевно, покажи к нему тем большую кротость и любовь, чем он грубее и раздражительнее, чем он больше питает к тебе ненависти – и ты верно победишь его. Добро всегда сильнее зла и потому всегда победоносно. Помни еще, что все мы немощны, чрезвычайно удобно побеждаемся от всякой страсти и потому будь кроток и снисходителен к согрешающим перед тобой, зная, что и ты сам часто тем же недугуешь, чем брат; оставляй долги должникам твоим, да и тебе Отец Небесный оставит твои долги, не в пример большие долгов твоих должников. Будь всегда покоен, возвышен, немнителен, тверд духом, прост и добр сердцем – и ты всегда будешь торжествовать над своими врагами (6).

* * *

Высоко цени и храни всегда христианскую кротость и незлобие, мир и любовь взаимную, всевозможно подавляя порывы самолюбия, злобы, раздражительности и смущения. Не смущайся и не озлобляйся, когда кто-либо говорит тебе в лицо неправду, или выражает какое-либо несправедливое притязание, или говорит обидные слова, или смело обличает какую-либо в тебе слабость или страсть, несправедливость которых ты по самолюбию не замечаешь. Всегда наперед размысли хладнокровно о том, что говорит тебе противник, и о своих собственных словах и поступках; а если при всем беспристрастном суждении о своих словах и действиях найдешь их справедливыми, то успокойся в совести своей и ни во что вменяй слова противника, умолчав перед ним или спокойно, кротко, в незлобии сердца показав ему его неправду; а если найдешь себя виноватым в том, в чем обличает тебя противник, то, отложив самолюбие и гордость, проси извинения в вине своей и на будущее время постарайся исправиться. Часто мы озлобляемся на людей прямодушных и открытых за то, что они прямо обличают наши неправды. Такими людьми надо дорожить и прощать им, если они смелой речью обрывают наше самолюбие. Это врачи в нравственном смысле, которые острым словом обрезывают гнилости сердечные и через пробуждение нашего самолюбия производят в душе, омертвевшей грехом, сознание греха и жизненную реакцию (6).

* * *

Обиженный кем-либо, не будь злопамятен, и когда обидевшие тебя покажут тебе ласковый вид, обратятся с речью к тебе, не обрати сердца своего к злобе, а говори с ними ласково и добродушно, как будто бы ничего не бывало между тобой и ими; научись побеждать благим злое, злобу благостью, кротостью и смирением. Не говори в сердце обидевшему тебя: как! он говорит со мною, изобидев меня, ни во что вменяет обиду свою мне, да я не считаю его достойным говорить со мною, отвергаю, презираю его, пусть знает, каково обижать меня. – Не будь горд и злопамятен, не говори так, да не прогневается на твое жестокосердие Господь (6).

* * *

Быть кротким значит в незлобии сердца переносить неправды относительно нас, ругательства и прочее и молиться за врагов своих (7).

* * *

Ныне, во время, бедное верой, жалуются на гордость, злобу, нетерпение, раздражительность, заносчивость людскую. Родители жалуются на грубость и непокорность детей, дети – на родителей; хозяева – на слуг, слуги – на хозяев; начальствующие – на подчиненных, эти – на начальников. Нередко между двумя-тремя лицами ссорящимися требуется постороннее лицо для примирения раздраженных и озлобленных. Отчего это? Оттого, что нет духа Христова в этих людях. Не знают они или знают да не хотят исполнять слов Христовых: "научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем" (Мф. 11:29), – что должно духом кротости вразумлять противных, благословлять проклинающих и молиться за творящих нам обиду, что, когда нас укоряют, мы не должны взаимно укорять, как и Христос: "Будучи злословим, Он не злословил взаимно" (1Пет. 2:23). На ругательства не отвечать ругательствами, на злобу – злобой, на дерзость – дерзостью, на обиду – мщением, на всякую неправду – также неправдой. Если христиане станут так жить, то они будут уже не христиане и не люди, а звери, которых участь будет вместе со зверем бездны, диаволом, в огне вечном (8).

Курение

Нельзя есть постоянно, курить, нельзя обратить жизнь человеческую в постоянное ядение и питие и курение (хотя есть и такие, которые постоянно почти едят, пьют, курят), и вот дух лукавый обратил жизнь в курение и уста, долженствующие благодарить и славословить Господа, сделал печью дымящейся (6).

* * *

Как и когда нам позаботиться о пище нетленной, духовной, о питии благодатном – о молитве, чтении Слова Божия, писаний и житий святых отцов, о причащении Тела и Крови Господней, когда мы не выпускаем изо рта своего пищи и питья и этого одуряющего зажженного и курящегося зелья и дыма, столь для многих сладкого? (7)

* * *

Посмотрите со вниманием на жизнь современного человека, как она неестественна, не говорю уже – неблагодатна, как нехристиански провождается. Посмотрите, как он извратил сами наслаждения чувственные. Для обоняния и вкуса и отчасти для самого дыхания он изобрел и воскуряет почти непрестанно острый и пахучий дым – принося это как бы постоянное кадило демону, живущему во плоти, заражает этим дымом воздух жилища своего и воздух внешний, а прежде всего пропитывается этим зловонием сам, и вот вам постоянное огрубление своего чувства и своего сердца поглощаемым постоянно дымом не может не действовать и на тонкость сердечного чувства: он сообщает ему плотяность, грубость, чувственность (9).

* * *

Разве человек только ходячая кухня или самодвижущаяся дымовая труба, каковой по справедливости можно уподобить всех, занимающихся непрестанным курением? Какое удовольствие жить в непрестанном чаду, испарении и дыму? На что будут похожи жилища наши? Зачем мы будем заражать воздух смрадом и дышать им, а паче всего омрачать и подавлять душу, убивать ее последние духовные силы? (9)

Л

Леность

Не твори на молитве угодия ленивой плоти – не торопись: плоть, скучая и тяготясь святым делом, поспешает скорее к концу, чтобы успокоиться или заняться делами плотскими, житейскими (1).

* * *

Баня и продолжительный сон, все вместе взятое, очень не благоприятствуют духовной жизни и развивают леность и сладострастие. Избегай всячески нежить плоть и обращайся с нею сурово ради Царствия Божия (4).

* * *

И душевные, и телесные силы человека совершенствуются, умножаются и укрепляются упражнением их. Упражняй руку часто в письме, в шитье, в вязанье – набьешь, как говорят, руку: хорошо будешь писать, шить, вязать; упражняйся чаще в сочинении – будешь сочинять легко и хорошо; упражняйся в делании добрых дел или в побеждении страстей и искушений – и дела добродетели будешь со временем делать легко и сладостно, будешь побеждать страсти удобно при помощи вседействующей благодати Божией. Но не стань писать, шить, вязать или пиши, шей, вяжи редко – будешь дурно писать, шить и вязать; не сочиняй ничего или сочиняй очень редко, живи в одних материальных заботах жизни – и, пожалуй, несколько слов связать будет трудно, особенно о чем-либо духовном: заданное сочинение будет египетской работой; не стань молиться или молись редко – тебе и противна, и тяжела будет молитва, как пятипудовая тяжесть; не стань воевать на страсти или воюй только изредка и слабо – и очень трудно будет бороться с ними, будешь часто побеждаем от них; не будешь иметь от них покоя и жизнь свою отравишь ими, не научившись побеждать этих домашних, злейших, внутренних, всегда в твоем сердце сидящих врагов твоих. Так всем необходим труд и деятельность: жизнь без деятельности и не есть жизнь, а что-то уродливое, какой-то призрак жизни. Потому борьба с леностью плоти, постоянная, упорная, есть долг всякого человека; сохрани Бог от потворства ей всякого христианина. Те, которые Христовы, ленивую, злую, грехолюбивую "распяли плоть со страстями и похотями" (Гал. 5:24). "Имеющему дастся и приумножится, а у неимеющего отнимется и то, что имеет" (Мф. 25:29) (6).

* * *

Одна из немощей человеческого духа – косность в вере и леность к познанию истины, особенно истин веры и благочестия. Чему всего коснее и ленивее обучаются юноши и даже взрослые и старцы? Истинам веры и благочестия. Об этом свидетельствуют безчисленные опыты (6).

* * *

Не повинуйся ленивой, лукавой и многогрешной плоти: она готова вечно покоиться и через временное спокойствие и наслаждение вести нас к вечной погибели. "В поте лица твоего, сказано, будешь есть хлеб" (Быт. 3:19).

* * *

Одно из самых сильных коварств диавольских есть расслабление леностью сердца, а с ним и всех сил духовных и телесных; в сердце иссякает вера, надежда и любовь, делаешься безвером, унылым, безчувственным к Богу и к людям, солью обуявшею (6).

* * *

Несомненно, что диавол в сердцах весьма многих людей сидит какой-то сердечной вялостью, расслаблением и леностью ко всякому доброму и полезному делу, особенно к делу веры и благочестия, требующему сердечного внимания и трезвения, вообще духовного труда. Так он поражает сердце вялостью, а ум тупостью во время молитвы; так он поражает сердце холодностью и бездействием сердечным тогда, когда нужно сделать добро, например, сострадать страждущему, помочь в беде находящемуся, утешить печального, научить невежду, наставить на путь истины заблуждающегося и порочного. Надо постоянно внимать своему сердцу, прогонять из него мглу лености и окамененного нечувствия, наблюдать, чтобы оно всегда горело верой и любовью к Богу и ближнему и готово было на все труды и самопожертвования для славы Божией и для спасения ближнего. "В усердии не ослабевайте; духом пламенейте; Господу служите" (Рим. 12:11) (7).

* * *

При лености и окаменелости сердца иногда люди от малодушия и нетерпения фамильярничают с Богом на молитве и позволяют себе разные странности в голосе и движении, означающие нетерпение, недовольство, ропот и даже дерзость на Бога. Всячески остерегаться от этого и одолевать свою леность. Надо побеждать врага и свои страсти (7).

* * *

Подходит принявший один талант, и что же? Ничего не сделав в отсутствие Господина, когда пришел этот Господин, ленивый раб говорит Ему дерзости, называя Его человеком жестоким, который жнет будто бы там, где не сеял, и собирает там, где не расточил. Не так ли говорят, братья, все ленивые, недобрые, неверные христиане, которые в извинение своей непростительной лености трудиться для добра, для образования себя по духу христианской веры слагают вину свою на веру, на Церковь, на Самого Господа, называя предписания веры трудными, неудобоисполнимыми, а благого Господа дерзая называть каким-то жестоким, требующим почти невозможного! О ленивые рабы! Посмотрите на своих собратьев, получивших пять и два таланта: они обличат вас. Как же они умножили свои таланты, как же они не говорят ничего подобного своему Господину? (см. Мф. 25:14–30) (9).

Лесть

Льстецы – большие враги наши: они ослепляют нам глаза, не дают нам видеть своих великих недостатков и потому загораживают нам путь к совершенству, особенно если мы самолюбивы и недальновидны. Потому надо всегда останавливать льстецов, говорящих нам льстивые речи, или уклоняться от них. Горе тому, кто окружен льстецами; благо – кто окружен простецами, не скрывающими правду, хотя и неприятную, например, обличающими наши слабости, погрешности, страсти, промахи (6).

Литература

У христиан и науки, и литература стали все почти только земные, Евангелие и Закон Божий пренебрегают, жития святых осмеивают; вообще у всех какая-то лихорадочная земная деятельность, о угождении Богу и о спасении души никто почти не думает. Жалкое состояние! (7)

* * *

Нынче ученые люди поставили и ставят огромного идола и велят всем поклоняться, да и сами кланяются ему. Этот идол – отрицательная литература; нечистый дух, нас движущий, – гордый, богопротивный, неверующий разум. Диавол хитер, о, как хитер! Он и в христианстве изобрел тонкое идолопоклонство сообразно с направлением и духом века и со степенью его умственного развития. Уж какой злой хитрец! Как он ворочает бедным человечеством, удалившимся от сердечной веры во Христа! Как он сильно влечет людей в ад сплетенным и постоянно сплетаемым вервием от самих же людей! Боже мой, Боже мой! Нашим же разумом, который должен был нас вести к живому, вечному Богу, он губит нас!

Нашим же почерпалом черпает нам мертвую воду житейского, стихийного, суетного мудрования, подает ее пить нам и другим людям вместо живой воды Слова Божия! А мы пьем да пьем, не подозревая, что то мертвая вода (7).

* * *

Все светские писатели имеют предметом своим только удовлетворение земным чувствам и влечениям и редко имеют предметом христианскую мораль, христианское учение – это для них чуждая область, они, как и актеры и актрисы, "говорят по-мирски, и мир слушает их" (1Ин. 4:5). Вся прелесть греха, прелесть диавола, заключается в том, чтобы отвлечь умы и сердца христиан от неба и небесного отечества, от святости и нетления уготованных нам благ и привязать, приковать к земле и земным радостям и развлечениям, к земной любви, к тлену земному (10).

Литургия

Литургия есть наглядное изображение в лицах, различных вещах, словах и действиях рождения, жизни, учения, заповедей, чудес и пророчеств, страданий, распятия на Кресте, смерти, воскресения и вознесения на небо Начальника нашей веры Господа Иисуса Христа, Сына Божия единородного. Во время литургии Он Сам невидимо присутствует, Сам действует и все свершает через священника и диакона, которые только орудия Его (1).

* * *

Боже мой! Какая бездна святости, милосердия и правды Божией, какое величие недомыслимое сокрыто в ней (в литургии), какое спасение, очищение, освящение, обновление, обезсмертствование, обожение сокрыто в ней! Какое соединение преестественное твари с Творцом! Возносим ли мы с тобой как должно сердца наши горе во время ее совершения? Горим ли мы духом? Возвышаем ли сердца верных на небо своим благоговейным служением? Бог через литургию и причащение Святых Тайн соединяет с Собой человеческое естество и превыше небес возводит его, с Собою посаждает на престол славы, с Ангелами совокупляет. Понимаем ли мы эту высоту служения своего, эту безмерную благость, правду и премудрость Божию; ценим ли ее должным образом; благодарим ли Господа, любим ли Его горячо; любим ли друг друга? Возлюбим друг друга, да единомыслием исповемы: Отца и Сына и Святого Духа, Троицу единосущную и нераздельную (1).

* * *

О Божественная, святейшая, пренебесная, всеобъемлющая, небо и землю сосредоточивающая литургия православная! Сколь ты чудна, вожделенна, полна бесконечной благости, премудрости, правды, святости Божией, величия непостижимого. Уже предварительная часть твоя, проскомидия, вкратце и в общих чертах изображает твое Божественное величие, спасительность и красоту небесную. Тут в образных, весьма неравных частях хлеба пшеничного образно представляются: 1) Сам Агнец Божий, Иисус Христос, вземлющий грехи мира, 2) Божия Матерь, в честь Которой треугольная частица изъемлется из особой просфоры и полагается с правой стороны Агнца, 3) лики всех святых – Предтечи, пророков, апостолов, святителей, мучеников, преподобных, бессребреников, святых праведных Богоотец Иоакима и Анны, святых дневных и того святого, имя которого носит литургия. Это небесная торжествующая Церковь, имеющая единство с земной Церковью, 4) представляется в образных частицах вся земная Церковь – все епископство церковное на земле во Христе как служащий чин при Таинствах, молитвах и учительстве и, 5) наконец, образно представляется третье колено церковное – преисподних, или умерших в вере и покаянии чад Церкви. Видите, какой чудный всеобъемлющий союз Божественный небесных, земных и преисподних! Отрадно, величественно, Божественно стоит посредине дискоса Агнец Божий, закланный и прободенный, то есть четвероугольная большая часть хлеба, имеющая пресуществиться в Тело Христово, а рядом с дискосом стоит святой Потир, образ той чудной Чаши с вином, о которой на Тайной вечери Господь возгласил: "пейте из нее все, ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета" (Мф. 26:27, 28). Но слушайте, что читает священник, какую молитву, оканчивающую проскомидию. Боже, Боже наш, небесный хлеб пищу всему миру Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, пославый Избавителя и Благодетеля, благословляюща и освящающа нас. Сам благослови Предложение сие и пришли Жертву сию в пренебесный Твой жертвенник. Помяни, Господи, принесших и их же ради принесоша и нас неосужденно сохрани во священнодействии Божественных Твоих Таин! Какая трогательная Божественная любовь изображается в этой молитве Отцу Небесному! Какая невыразимая не только человеческими, но и ангельскими духовными устами любовь Божия к миру! Не какую-либо земную пищу, не какую-либо манну с неба, но Плоть и Кровь Самого Сына Своего отдал в пищу и питие – теснейшее общение и сорастворение наше с Божеством и человечеством! О любовь невыразимая, о честь высочайшая! О снисхождение, поражающее все ангельские, херувимские и серафимские умы! О премудрость Божия! О правда Божия, милость, красота и величие таинства неописуемого! И мы, недостойные священники или архиереи, совершаем эту литургию так часто, причащаемся Святых Тайн иногда и ежедневно! О торжество любви Божией! О блаженство! О утверждение, обожение наше, столь часто восприемлемое! Как мы относимся к литургии? С любовью ли, благодарением и страхом всегдашним, изменяемся ли всегда добрым изменением? Делаемся ли небесными, Божественными, святыми? Приступая к совершению проскомидии, священник, знаменуя трижды копием агничную просфору, говорит: в воспоминание Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, – и затем, уготовляя квадратную часть просфоры, знаменующую будущего Агнца, или будущее пречистое Тело Христово, он говорит словами пророка Исайи: "яко овча на заколение ведеся" и пр. (Ис. 53:7) и со словами: яко вземлется от земли живот Его, – берет четвероугольную часть из середины просфоры и ставит ее на дискос и, разрезывая крестообразно, говорит: жрется Агнец Божий, вземляй грех мира, за мирской живот и спасение, – прободая его сбоку, говорит: един же от воин копием ребра Ему прободе, и абие изыде кровь и вода (Ин. 19:34). О неописуемая любовь Божия! О невыразимое чудо чудес – литургия! Пади пред ней, человечество, и лей слезы покаяния, ведь за твои грехи она совершается (1).

* * *

В даровании Божественной литургии Церкви Православной и в даровании ей прочих Таинств дано Богом так много, что никакой ум человеческий не может оценить великость этих даров: дара возрождения, усыновления, обновления, права на вечную жизнь, входа на небо, сожития с Ангелами и всеми святыми и вечного примирения с Отцом Небесным и участия в Его святости и блаженстве. Цените ли вы, православные христиане, этот дар Божий, стараетесь ли жить достойно христианского звания в чистоте и святости и во всякой добродетели? (1)

* * *

Познавай, о иерей, при совершении каждодневном или чередном литургии всю святость ее, величие и Божественную правду проявившуюся, премудрость, высоту, крайнюю потребность для рода человеческого, крайнее снисхождение и истощание Бога Слова, в ней являющиеся непрестанно; простоту, приличие и целесообразность вещества Евхаристии, определенного для приношения, пресуществления и употребления в пищу и питие Божественного Брашна – и совершай ее всегда с крайним приготовлением себя к ее совершению, с созерцанием безконечной святости, благости, премудрости, истины, правды и всемогущества Божественного. Припомни чудеса претворений от Бога вещей в Ветхом и Новом Завете: жезла Моисеева в змия, вод египетских в кровь, огня в росу (для Анании, Азарии и Мисаила), из скалы чудесно изведенную воду, претворение воды в вино, жены Лота – в соляной столб – и прославляй крайнее к нам Божие снисхождение, приспособление к нашей падшей природе, ибо чего проще и приспособленнее к нашей немощной природе, как не употребление Святых Таин Тела и Крови Христовых под видами пшеничного хлеба и вина виноградного, сладкого, приятного на вкус и вместе бодрящего и веселящего, в которых Он Сам весь вселяется в Божестве и человечестве, животворя с верой причащающихся и отъемля грехи их, умиротворяя, веселя и новотворя, обезсмертствуя и обожая! Слава, Господи, Твоей благости и премудрости неизреченной, Твоему всемогуществу, Твоему снисхождению, истощанию, нас ради бывшему. О окаянство и бедность наша, нищета, слепота и нагота, ради которых Ты преподаешь нам Себя Самого, Свое Божественное богатство святости, правды, милости, жизни, покрывая нашу наготу, отъемля нашу нелепоту, украшая Своим Божеством (3).

* * *

Страшная Кровь Сына Божия, приносимая на литургии, ходатайствует за нас ежедневно. А какое чудное общение есть литургия – общение с Богом, Главою Церкви, со всеми святыми, усопшими и живыми. Какой любовью должен быть воспламенен совершитель Таинства – архиерей или священник! Как должен быть отрешен от всякого земного пристрастия! Господи, удостой нас силою Духа Твоего Святого благоговейно совершать эту тайну (4).

* * *

"Я с вами во все дни до скончания века" (Мф. 28:20). Так, Владыко, Ты с нами во все дни, ни один день мы без Тебя, без Твоего соприсутствия не живем. Ты с нами особенно в Таинстве Тела и Крови Своей. О, как истинно и существенно находишься Ты в Тайнах! Ты облекаешься, Владыко, каждую литургию в подобострастное нам, кроме греха, тело и питаешь нас животворящей Своею плотью. Через Тайны Ты всецело с нами, и плоть Твоя соединяется с нашей плотью, и дух Твой соединяется с нашей душою, и мы ощущаем, чувствуем это животворное, премирное, пресладкое соединение, чувствуем, что, прилепляясь Тебе в Евхаристии, мы становимся один дух с Тобою, как сказано: "соединяющийся с Господом есть один дух с Господом" (1Кор. 6:17). Мы делаемся, как Ты, благими, кроткими и смиренными, как Ты сказал о Себе: "Я кроток и смирен сердцем" (Мф. 11:29). Правда, часто лукавая и слепая плоть или живущий в нашей грешной плоти князь века сего шепчет нам, что в Тайнах только хлеб и вино, а не само Тело и Кровь Господа, и лукавыми свидетелями посылает для этого зрение, вкус и осязание. Но мы не дозволяем себе слушать его клеветы и рассуждаем так: для Тебя, Господи, все возможно; Ты творишь плоть людям, животным, рыбам, птицам, гадам – всей твари; для Себя ли Ты, везде Сый и вся исполняяй, не сотворишь плоти? Какой ваятель, делая изваяния для других, не в состоянии сделать его для себя? Мало того, Ты превращаешь мертвое вещество в живое существо, например, посох Моисея в змея, и нет ничего для Тебя невозможного. Себе ли Ты не сотворишь плоти из хлеба и вина, которые так близки к нашей плоти, будучи употребляемы в пищу и питие и превращаемы в нашу плоть и кровь? Ты не даешь вере нашей быть искушаемой больше, чем она понести (ср. 1Кор. 10:13), не пресуществляешь Ты глыбы земной в пречистое Тело и Кровь Свою, а белый, мягкий, чистый, приятный на вкус хлеб; не воду сотворяешь Кровью Своею, но подходящее к цвету крови вино (которое называется кровию гроздовою в Священном Писании (Сир. 50:17)), приятное на вкус и веселящее сердце человека; Ты знаешь немощь нашу, слабость нашей веры и потому благоизволил употребить для таинства Своего Тела и Крови самые подходящие к ним вещества. Будем же твердо верить, что под видом хлеба и вина мы причащаемся истинного Тела и истинной Крови Христовой, что в Таинстве Причащения Господь пребудет с нами "во все дни до скончания века" (Мф. 28:20) (6).

* * *

Литургия есть вечеря, трапеза любви Божией к роду человеческому. Около Агнца Божия все собираются на дискосе – живые и умершие, святые и грешные. Церковь торжествующая и воинствующая (6).

* * *

Божественная литургия есть поистине небесное на земле служение, во время которого Сам Бог особенным, ближайшим, теснейшим образом присутствует и пребывает с людьми, будучи Сам невидимым Священнодействователем, приносящим и приносимым. Нет ничего на земле святее, выше, величественнее, торжественнее, животворнее литургии! Храм в это особенное время бывает земным небом, священнослужители изображают Самого Христа, Ангелов, Херувимов, Серафимов и апостолов. Литургия – постоянно повторяющееся торжество о спасении всего мира и каждого члена в отдельности. Брак Агнчий – брак царского сына, на котором невеста Сына Божия – каждая верная душа, Уневеститель – Дух Святой. С какой уготованной, чистой, возвышенной душой нужно всегда присутствовать при литургии, чтобы не оказаться в числе тех людей, которые, не имея одеяния брачного, а имея оскверненную одежду страстей, связаны были по рукам и по ногам и выброшены вон из брачного чертога во тьму кромешную. А ныне, к несчастию, многие не считают нужным ходить к литургии; иные ходят только по одной привычке, и каковыми пришли, таковыми и уходят – без возвышенных мыслей, без сокрушенного сердца, с неприкаянной душой, без решимости к исправлению. Иные стоят не благоговейно, рассеянно, без всякой сосредоточенности, без всякой подготовки себя дома посредством размышления и воздержания, ибо многие успеют перед обедней напиться, а иногда и наесться. Когда Господь всходил на Синай, народу еврейскому перед тем повелено было приготовиться и очиститься; здесь не меньше синайского всхождения Божия, а больше: там только задняя Божия (см. Исх. 33:23), а здесь самое лице Бога-Законоположника. Когда на Хориве явился Господь Моисею в купине, ему повелено было снять сапоги с ног; а здесь больше хоривского Богоявления: там прообраз, здесь Сам Прообразователь. О, как мы пристрастны к земному! Не хотим даже и один час посвятить как должно исключительно Богу! Во время Божественной пренебесной литургии – и тогда мы дозволяем себе мечтать о земном и наполняем душу образами и желаниями земных вещей, иногда – увы! – даже нечистыми образами; между тем как должны были бы молиться пламенно, размышлять усердно о великой тайне этой, каяться в грехах своих, желать и просить очищения, освящения, посвящения, обновления и утверждения в христианской жизни, в исполнении заповедей Христовых, молиться за живых и умерших; ибо литургия – жертва умилостивительная, благодарственная, хвалебная и просительная. Велика литургия! На ней вспоминается вся жизнь не какого-либо великого человека, а Бога, воплотившегося, пострадавшего и умершего за нас, воскресшего и вознесшегося и паки грядущего судити миру всему! (7)

Брачный пир, о котором говорится в Евангелии, – это Божественная литургия, на которой предлагается верным не телец закланный, но Сам Ангнец Божий, закланный в жертву ради спасения нас, грешных, да напитаемся Его пречистым Телом и Кровью, да соединимся с ним теснейшим соединением, да будем плотью от плоти Его и костью от костей Его. Вот брак царского Сына – соединение христианских душ с Христом в Таинстве Причащения! Вот пир – вкушение Плоти и Крови Его! Божественный, святейший, нетленный, небесный и обоготворяющий пир! Но многие ли и ныне спешат на этот божественный пир! Не уклоняется ли и ныне большая часть от присутствия на этой небесной вечере по нерадению и лености и по разным житейским расчетам, например, по причине торговли или по маловерию и высокоумию или по причине долгого сна и прочее? Кто этого не видит, не замечает, не знает? Таково наше маловерие, таково духовное скудоумие, таково пристрастие к миру, таково невнимание к величайшему таинству веры, к таинству бессмертия и обожения! Такова суетность и неблагодарность христиан к Господу, предлагающему Самого Себя в снедь и питье ради очищения, освящения и бессмертной жизни! Чего же таковые достойны? Не отвержения ли от Бога, поелику сами отвергались от Него почти всю жизнь? Но и приходящие на этот брак Агнца, к Божественной литургии, для воспоминания Его жизни, проповеди, чудес, благодеяний, страданий, смерти, погребения, воскресения и вознесения на небо или для Причащения пречистого Тела и Крови Его – в брачной ли одежде приходят, с чистой ли душой, с чистым ли сердцем? С горними ли помыслами, со святым ли настроением? Не с земными ли мечтами и страстями являются многие и в храм, в этот как бы брачный чертог Иисуса Христа? Мы сами, совершители страшной, небесной, бескровной Жертвы, в брачной ли одежде чистоты и бесстрастия душевного являемся всегда в храм и служим в нем? Увы, часто и у нас нет брачной одежды и благоговейных помышлений и мыслей сердечных; и мы входим нередко в нечистом рубище страстей. Поспешим все покаяться и убелить одежды душ наших слезами покаяния и делами правды, особенно милостыней, очищающей грехи (9).

Лицемерие

Не обижайся, если кто-либо неискренно говорит с тобой или поступает с тобой, ибо ты сам искренно ли всегда говоришь и поступаешь с другими? Не часто ли лицемерно? С Богом в молитве всегда ли ты беседуешь искренно, нелицемерно? Не часто ли уста произносят слова истины, а сердце лжет? Искренно ли, в простоте ли живешь перед Богом? Если не прав перед Богом и перед людьми, часто лжив, лицемерен, не гневайся, если и другие относительно тебя неискренни, лицемерны. "Чем кто согрешает, тем и наказывается" (Прем. 11:17). Имей снисхождение к другим в том, в чем сам грешен (7).

Лицо

Не на лицо телесное засматривайся, а смотри пристальнее внутренним оком на лицо души своей, каково оно: не обезобразили ли его страсти; истребляй это безобразие молитвой и слезным покаянием. Не на одежду красивую засматривайся: она – тлен, а на одеяние нетленное души своей, каково оно: не гнусно ли и нечисто по причине частых грехопадений тайных и явных, и стяжи одежду души в нетленной красоте кротости, смирения, целомудрия и чистоты, милосердия, правды (7).

* * *

От качества, от жизни сердца зависит и вся внутренняя жизнь наша и наше внешнее поведение. Если в сердце живут страсти, тогда и внутренняя, и внешняя жизнь человека бывают безобразны: он на каждом шагу показывает себя с невыгодной стороны, да и сам мучится щемлением сердца. Если же сердце чисто от страстей, тогда человек везде показывает себя в благоприятном виде, всем приятно быть с ним; сочувствие ко всем, мир и радость царствует в его сердце, и это внутреннее благоухание души, переходя на его лицо и язык, приятно соприкасается с душами тех, которые с ним говорят или имеют с ним дело. Лицо человека, в сердце которого обитает Дух Божий со Своими дарами: правдой, миром и радостью, – бывает как лицо Ангела Божия, сияя светом и радостью. Как же много нужно заботиться о чистоте сердца! (10)

Ложь

Богу угодно то, что человек замечает действия Его в сердце, потому что Он есть Свет и Истина, а диавол всячески опасается этого, потому что он тьма, ложь; а тьма не приходит к свету, чтобы не обличились дела ее. Диавол силен только через тьму, через обман и ложь: обличи его ложь, выведи ее на свет, и все исчезнет. Он обманом вовлекает человека во все страсти, через обман он усыпляет людей и не дает им видеть вещей в настоящем их виде. Диавольское покрывало лежит на весьма многом (6).

* * *

Говоришь: избави нас от лукавого, – а сам не живешь ли в содружестве с лукавым или со злом всякого рода, которого начальник – диавол? Смотри же, чтобы язык твой не был в разногласии с сердцем; не лги же, смотри, Господу на молитве твоей (6).

* * *

Враг исконный, отец лжи, диавол, не дремлет и всеми способами усиливается окаменить и сделать нечувствительным, лживым и лукавым твое страстное сердце (6).

* * *

Слово есть Творец и Бог наш, всякое слово Его есть истина и дело. Таково же должно быть и наше слово (ибо мы во образ Божий сотворены), равно как и слово всех словесных существ, то есть должно быть истиной и делом (слово благовестия Архангела Захарии, Деве Марии); у Ангелов и святых людей это так и есть; но у диавола, отпавшего от Бога, осталась одна тень мысли и слова без истины, без сущности дела, ложь, призрак; и как истинное слово, будучи образом Бога Слова и от Него происходя, есть жизнь, так ложное слово диавола, будучи образом его, есть смерть; ложь непременно есть смерть, ибо, естественно, причиняет душе смерть то, что само отпало от жизни в смерть (6).

Лукавство

Лукавое сердце – большая преграда ко спасению. Поэтому не в одной молитве Церковь молит Господа: не уклони сердец наших в словеса или помышления лукавства. И Давид: не уклони сердце мое к словам лукавым для измышления извинения во грехах (Пс. 140:4) (2).

* * *

Когда сердце твое уклонится в помышлении лукавства и лукавый, как говорится, начнет подмывать твое сердце, чтобы оно совсем подвигнулось с камня веры, тогда скажи себе внутренне: знаю я свою духовную нищету, свое ничтожество без веры; скажи: я так немощен, что именем Христовым только и живу, и упокоиваюсь, и веселюсь, распространяюсь сердцем, а без Него – мертв душевно, беспокоюсь, стесняюсь сердцем; без креста Господня я давно был бы жертвой самой лютой скорби и отчаяния. Христос меня держит в жизни; крест – покой и утешение мое (6).

* * *

У людей, старающихся проождать духовную жизнь, бывает самая тонкая и самая трудная война через помыслы каждое мгновение жизни – война духовная; надобно быть каждое мгновение всему оком светлым, чтобы замечать втекающие в душу помыслы от лукавого и отражать их; сердце свое такие люди должны иметь всегда горящим верой, смирением, любовью; в противном случае в нем легко поселится лукавство диавольское, за лукавством маловерие или неверие, а затем и всякое зло, от которого скоро не отмоешься и слезами. Потому не допусти, чтобы сердце твое было холодным, особенно во время молитвы, избегай всячески холодного равнодушия. Весьма часто бывает, что на устах молитва, а в сердце – лукавое маловерие или неверие, устами как будто близок человек к Господу, а сердцем далек. А во время молитвылукавый все меры употребляет к тому, чтобы охладить и излукавить наше сердце самым незаметным для нас образом. Молись, да и крепись, сердце свое крепи (6).

* * *

Молись за творящих тебе напасть, да молитвой и их избавишь, если Бог благоволит, от лукавства, злобы и козней и себя избавишь от напасти (6).

* * *

Оказывай любовь просто, без всякого уклонения в помышления лукавства, без мелочных житейских корыстных расчетов, памятуя, что любовь есть Сам Бог, Существо препростое (6).

* * *

Если о ком молишься, да не будет в тебе диавольского лукавства и двоедушия (6).

* * *

Для чего Господь прилагает нам день ко дню, год к году бытия нашего? Чтобы мы постепенно отъяли, отбросили лукавство от душ своих, каждый свое, и усвоили себе блаженную простоту (6).

* * *

Мучение мечтающему в сердце своем или мыслящему лукавое и греховное! Скорбь и теснота всякой душе человека, делающего злое (Рим. 2, 9) (6).

* * *

У весьма многих людей око лукаво. Что это за горе наше, что мы, и смотря на хороший предмет, часто скорее представляем что-либо нехорошее, чем хорошее, нечистое, чем чистое – так, что представления святые, чистые и возвышенные без воспитания их в нашем сердце и уме не могут и обитать в нас? От чего же бывает око лукаво? От нечистого сердца. "Ибо извнутрь, из сердца человеческого, исходят злые помыслы, прелюбодеяния, любодеяния, убийства, кражи, лихоимство, злоба, коварство, непотребство, завистливое око, богохульство, гордость, безумство" (Мк. 7:21, 22). "Нужно хранить сердце больше всего хранимого,– говорит Премудрый, – потому что из него источники жизни" (см. Притч. 4:23) (10).

* * *

Старайся быть нелицеприятным и нелицемерно любящим людей всякого состояния и качества, невзирая на лица, звания, достаток и бедность. Управляй строго своими мыслями и сердечными чувствами и ни на минуту не давай сердцу лукавить и подчиняться его капризам; будь Божиим рабом, а не рабом своих страстей и прихоти лукавого (14).

* * *

Лукавого человека приводят в соблазн и добрые дела: ты ходишь в церковь молиться Богу, читаешь священные книги, удаляешься от развлечений, увеселений, зрелищ, компаний – говорят: вот ханжа. Ты подаешь милостыню – говорят: он размножает тунеядцев. Но не лучше ли этим лукавым человекам на себя оглянуться, каковы они сами, чем судить и осуждать других? Должно помнить слова праведного Судии: "Не судите, да не судимы будете" (Мф. 7:1) (14).

Любовь

Отдайте, молельщики, Богу ваше сердце, то любящее, искреннее сердце, которым вы любите детей своих, родителей, благодетелей, друзей, в котором вы ощущаете сладость непритворной, чистой любви (1).

* * *

Господь твой есть Любовь, люби Его и в Нем всех людей как чад Его во Христе. Господь твой есть Огонь; не будь холоден сердцем, но гори верой и любовью. Господь твой есть Свет; не ходи во тьме и не делай ничего в темноте разума, без рассуждения и понимания или без веры. Господь твой есть Бог милости и щедрот; будь и ты для ближних источником милости и щедрот. Если ты будешь таким, то улучишь спасение со славой вечной (6).

* * *

Нелюбовь, вражда или ненависть не должны быть и известны между христианами даже по имени. Разве может быть нелюбовь между христианами? Везде ты видишь любовь, везде обоняешь благоухание любви. Бог наш – Бог любви; царство Его – царство любви; из любви к нам Он не пощадил для нас Сына Своего единородного и на смерть предал Его за нас; дома ты видишь любовь на домашних (потому что они запечатлены в крещении и миропомазании крестом любви и носят крест, вкушают с тобой в церкви вечерю любви). В церкви везде символы любви: кресты, крестные знамения, святые, угодившие любовью к Богу и ближним, и Сама воплощенная Любовь. На небе и на земле везде любовь. Она покоит и услаждает сердце, как Бог, тогда как вражда убивает душу и тело. И ты всегда и везде обнаруживай любовь! Еще ли ты будешь не любить, когда везде ты слышишь проповедь о любви, когда только человекоубийца диавол есть вражда вечная! (6)

* * *

Истинная любовь охотно терпит лишения, беспокойства и труды, сносит обиды, унижения, недостатки, погрешности и неисправности, если нет от них вреда другим; терпеливо и с кротостью переносит низости и злобу других, предоставляя суд всевидящему Богу, праведному Судии, и молясь о том, чтобы Бог вразумил омраченных неразумными страстями (6)

* * *

Люби без размышления: любовь проста. Любовь никогда не ошибется. Также без размышления веруй и уповай, ибо вера и упование также просты; или лучше: Бог, в Которого веруем и на Которого уповаем, есть простое Существо, так же как Он есть и простая любовь (6).

* * *

Жизнь сердца есть любовь, смерть его – злоба и вражда на брата. Господь для того нас держит на земле, чтобы любовь к Богу и ближнему всецело проникла наши сердца: этого и ждет Он от всех. Это цель стояния мира (6).

* * *

Молясь Богу, помните, что Бог есть Три Лица, а как Он есть Лицо и Лица, то Он в бесконечности имеет все те совершенства, какие мы можем вообразить в совершеннейшем каком-либо по благодати Божией человеке, например в Пресвятой Деве Марии, в Николае Чудотворце, в Иоанне Златоусте, в апостолах, пророках, исполненных Духом Божиим. Человек есть образ Божий и подобие Божие; по совершенному образу можно отчасти судить о Первообразе, каков Он; все лучшее, привлекающее наши сердечные взоры и сердечное расположение в человеке – от Бога, от Сына Его и от Духа Его. Например, святитель Николай был и есть сострадательный и милосердый к людям по благодати Божией. Всегда он и ныне благопослушлив искренно его призывающим, по тому же благостному сердцу, которое он имел при жизни и ныне имеет по благодати Божией. Теперь, Сам ли Господь Бог несострадателен и немилосерд и сколько сострадательнее и милосерднее? Безконечно больше, как Сам безконечно больше святителя Николая. Или возьми апостола Павла. Какая утроба человеколюбивая в апостоле! О слуге Филимона он говорит господину: "ты же прими его, как мое сердце" (Флм. 1:12). Сколько любви в этих словах! А какая любовь дышит в его посланиях! "Сердце наше расширено", – говорит он Коринфянам. – "Вам не тесно в нас" (2Кор. 6:11, 12). Описал он в одном послании, в чем состоит любовь божественная. Читая это описание, чувствуешь, что апостол на деле исполнил все то, что написал о любви. Но откуда эта любовь в апостоле, прежнем гонителе и досадителе Христовом, который, входя в домы, влачил мужей и жен, предавая их немилосердно в темницы? (см. Деян. 9:1, 2, 5, 26:10, 11). От Господа, Источника любви. Он Один есть вечная и беспредельная Любовь, обнимающая собой всех тварей (6).

* * *

"Любовь... не мыслит зла" (1Кор. 13:4, 5). Мыслить какое бы ни было зло есть диавольское дело: диавол в человеке и с человеком мыслит его. Поэтому никакого зла не имей в сердце на друга и не мысли его, да не срастворишься с диаволом. "Побеждай зло добром" (Рим. 12:21), которое видишь или которое кажется тебе. В этом состоит твоя мудрость духовная и подвиг христианской любви (6).

* * *

Все люди – дыхание и творение единого Бога – от Бога произошли и к Богу возвращаются как к своему началу: "И возвратится прах в землю, чем он и был; а дух возвратится к Богу, Который дал его" (Еккл. 12:7). Будем "причастниками Божественного естества, удалившись от господствующего в мире растления похотью" (2Пет. 1:4). Как дыхание единого Бога и как происшедшие от одного человека, люди должны, естественно, жить во взаимной любви и взаимосохранении и не должны отделяться друг от друга самолюбием, гордостью, злобой, завистью, скупостью, необщительностью нрава, да будут все едино (Ин. 17:22). Посмотри на муравьев, как они дружны; посмотри на пчел, как они дружны; посмотри на стаи голубей, галок, грачей, ворон, гусей, уток, лебедей, воробьев, как они дружны; посмотри на стадо овец и вообще рогатого скота, как они дружны. Помысли о несметных стадах некоторых рыб в морях и реках, любящих ходить непременно стадами, как они дружны. Подумай, как даже они ревностно охраняют друг друга, помогают друг другу, любят друг друга – и устыдись бессловесных ты, не живущий в любви, убегающий от того, чтобы носить тяготы других (см. Гал. 6:2) (6).

* * *

Бог есть Любовь, прещедрое, премудрое и всемогущее Существо. Потому молящиеся да веруют, что все благопотребное Владыка подаст как Любовь и как Щедрый – щедро, как Премудрый – мудро, как Всемогущий подаст там и тогда, где и когда не ожидали (6).

* * *

Чтобы не раболепствовать ежедневно страстям и диаволу, надо задать себе цель, постоянно иметь ее в виду и стремиться к ней, побеждая именем Господним все препятствия. Какая же это цель? Небесное Царство, божественный чертог славы, уготованный верующим от сложения мира. Но как цель достигается известными средствами, то необходимо иметь в своем распоряжении и эти средства. Какие же это средства? Вера, надежда и любовь, особенно же любовь. Веруй, надейся, люби, особенно люби, несмотря ни на какие препятствия, Бога больше всего, а всякого ближнего – как себя. Нет сил у тебя сохранить в сердце эти бесценные сокровища духа человеческого – припадай чаще к Богу любви, проси, ищи, толцы: приимешь, обретешь, отверзется (см. Мф. 7:7, 8), – верен Обещавший. Ходя, сидя, лежа, собеседуя, занимаясь, во всякое время молись сердцем о даровании веры и любви. Ты не просил еще как следует, с жаром и постоянством, не имел твердого намерения стяжать их. Отселе скажи: се начах (6).

* * *

Любовь к Богу тогда начинает в нас проявляться и действовать, когда мы начинаем любить ближнего как себя и не щадить ни себя и ничего своего для него как образа Божия; когда стараемся служить ему во спасение всем, чем можем; когда отказываемся ради угождения Богу от угождения своему чреву, своему зрению плотскому, от угождения своему плотскому разуму, не покоряющемуся разуму Божию. "Не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит?" (1Ин. 4:20). "Те, которые Христовы, распяли плоть со страстями и похотями" (Гал. 5:24) (6).

* * *

Себе все легко прощаешь, если согрешишь против Бога или против людей, легко извиняй и других. Люби ближнего как себя, прощай ему много. "Сколько раз прощать брату моему, согрешающему против меня?.. не говорю тебе: до семи, но до седмижды семидесяти раз" (Мф. 18:21, 22), – говорит Господь. В этом и познается любовь. Даже мало еще этого для любви: любовь любит врагов своих, добро творит ненавидящим, благословляет проклинающих ее и молится за творящих ей обиду (см. Лк. 6:27, 28) (6).

* * *

Радуйся всякому случаю оказать ласку ближнему, как истинный христианин, усиливающийся стяжать как можно более добрых дел, особенно сокровищ любви. Не радуйся, когда тебе оказывают ласку и любовь, считая себя по справедливости недостойным того, но радуйся, когда тебе предстоит случай оказать любовь. Оказывай любовь просто, без всякого уклонения в помышления лукавства, без мелочных житейских корыстных расчетов, памятуя, что любовь есть Сам Бог, Существо препростое. Помни, что Он все пути твои назирает, видит все помышления и движения сердца твоего (6).

* * *

Чтобы люди почитали и любили друг друга, не гордились, не надмевались друг перед другом, премудрый Господь дал разным людям различные свои преимущества естественные и благодатные так, чтобы они имели нужду друг в друге. Таким образом, каждый из нас невольно должен признаться в той или другой немощи и смириться перед Богом и людьми (6).

* * *

Всякий видит, что свет льется на землю с неба, ибо солнце, месяц, звезды светят нам с небесного круга. Это указывает нам на то, что и несозданный умный Свет – Господь Бог наш – обитает преимущественно на небесах и от Него нисходит к нам всякий свет, и вещественный, и духовный, свет ума и сердца. "Был Свет истинный, Который просвещает всякого человека, приходящего в мир" (Ин. 1:9). "Бог есть любовь" (1Ин. 4:16). Все мысли, чувства и расположения сердца, клонящиеся к разрушению любви и к насаждению вражды, – от диавола; напиши это на сердце своем и всячески держись любви. "Достигайте любви" (1Кор. 14:1).

Внимай: что противно плотскому, ветхому, греховному человеку, то ты и делай, иди всю жизнь наперекор ему. Это цель твоей жизни и вместе твоя слава о Христе Иисусе. "Те, которые Христовы, распяли плоть со страстями и похотями" (Гал. 5:24). Утверди еще в сердце следующую истину: одно стоит всей нашей ненависти – это грех или порок, а к людям исключительно питай любовь. Ясен закон царский: "возлюби ближнего твоего, как самого себя" (Мф. 22:39) (6).

* * *

Грех вместо всяких доказательств, которых не имеет на своей стороне, действует насилием, уязвлением, ужалением внутренностей, разлитием жгучего яда греха. Блажен, кто презрел все земное и уязвился любовью Божией, любовью небесною. Но как мало таких людей из падших сынов Адама. Жало сластей, корысти, чести в ком не действует, кого не жалит? И наоборот, в ком есть жало истинной любви к Богу и ближнему? Жало страстей и сластей изгнало жало Божией любви, места не дает ему. В иных ежедневно эти два начала борются и попеременно вытесняют друг друга, а в других и борьбы нет; жало земное в иных вполне господствует, подавляя жало небесное, например в корыстолюбцах, сластолюбцах, честолюбцах, пьяницах, обманщиках, убийцах, блудниках и прелюбодеях и т.п. О, когда сердца наши возгорятся всецелой любовью к Отцу и Сыну и Святому Духу, Животворящему, Триипостасному Божеству, заповедавшему сохранить заповеди Его? (6)

* * *

Истинная любовь охотно терпит лишения, беспокойства и труды, сносит обиды, унижения, недостатки, погрешности и неисправности, если нет от них вреда другим; терпеливо и с кротостью переносит низости и злобу других, предоставляя суд всевидящему Богу, праведному Судии, и молясь о том, чтобы Бог вразумил омраченных неразумными страстями (6).

* * *

Господи! В любви взаимной жити научи и укрепи Духом Твоим Святым; порывы страстей, запинающие любви небесной, евангельской, укроти и сердца наши мертвыми соделай для сластей земных. Даждь мне, Господи, всем благам земным предпочитать всегда благодать Твою, мир Твой, правду и святыню Твою и в ней всегда пребывать, во вся дни живота, до последнего издыхания! (7)

* * *

Премерзкий враг силится уничтожить любовь любовью же: любовь к Богу и ближнему – любовью к миру, его благам мимолетным и к его растленным, богопротивным обычаям – любовью плотской, любовью богатства, почестей, удовольствий, игр различных. Поэтому да погашаем в себе всячески любовь к миру сему и да возогреваем любовь к Богу и ближнему через самоотвержение. Всякая красота в мире сем (красота лица) есть слабая, ничтожная тень несозданной красоты, неизреченной доброты лица Божия; всякое земное наслаждение ничтожно в сравнении с будущим наслаждением. Молю Господа, да проникнет вера Христова во глубину сердца моего, да действует во всей жизни моей, да проникнет Евангелие Христово во все помышления и чувства, слова и дела, во все кости и мозги мои – и не в меня только, но и во всех людей как всемирная истина, премудрость и жизнь вечная. "Сия же есть жизнь вечная, да знают Тебя, единого истинного Бога, и посланного Тобою Иисуса Христа" (Ин. 17:3) (7).

* * *

Люби; с любовью в сердце к Богу и ближнему все будешь иметь и не оскудеешь, ибо где любовь, там Бог; а Бог – все для нас, главное же – живот наш, мир, сладость, блаженство. Странно и жалко видеть, из-за каких пустых причин диавол лишает нас любви к Богу и ближнему: из-за земного праха в собственном смысле, неисчислимого и попираемого ногами, из-за денег, из-за пищи и пития, одежды, жилища, почестей, этого мимоидущего вместе с матерью своей – землей, и с нашими многопопечительными телами – праха (7).

* * *

Носи в сердце постоянно слова: Христос есть любовь и старайся любить всех, жертвуя для любви не только именем, но и собою (7).

* * *

Любовь – Бог. Если Бога любишь, Бог в тебе пребывает, и ты в Боге (ср. 1Ин. 4:16). Злоба – диавол. На мгновение озлобишься на ближнего – и бес в тебе, зайдет иголкой и постарается сделаться в тебе горой, так он расширяется и так он тяжел! Итак, люби постоянно Бога и ближнего. Не допускай до сердца своего злобы ни на мгновение, считая ее бесовской мечтой (7).

* * *

Любовь долготерпит и милосердствует (см. 1Кор. 13:4), а злоба нетерпелива, скора ко гневу и взыскательна. Злоба тороплива ко взысканию, а любовь скора к снисхождению и прощению. Любовь смотрит на свои недостатки и неохотно их замечает в других, злоба зорка на малейшие недостатки ближнего и слепа для своих великих недостатков. В ближнем видим сучок, у себя не видим бревна, и это часто и пречасто, несмотря на внутренние вразумления от Бога (7).

* * *

Ничем не озлобляйся, побеждай все любовью: всякие обиды, капризы, всякие неприятности семейные. Не знай ничего, кроме любви. Вини всегда искренно себя, признавая себя виновником неприятностей. Говори: я виноват, я грешен. Помни, что как ты немощен, так и ближний, а немощь за немощь уничтожается, и винить нечего немощных и грешных, если они признаются в своей немощи. Диавола, сильного во зле, надо винить (7).

* * *

Боже мой! Как любовь и искреннее сочувствие к нам ближнего услаждают наше сердце! Кто опишет это блаженство сердца, проникнутого чувством любви ко мне других и моей любви к другим? Это неописанно! Если здесь, на земле, взаимная любовь так услаждает нас, то какой сладостью любви будем мы преисполнены на небесах, в сожительстве с Богом, с Богоматерью, с Небесными Силами, со святыми Божиими человеками? Кто может вообразить и описать это блаженство и чем временным, земным мы не должны пожертвовать для получения такого неизреченного блаженства небесной любви? Боже, имя Тебе – Любовь! Научи Ты меня истинной любви, как смерть крепкой. Вот я преизобильно вкусил сладости ее от общения в духе веры, яже в Тя, с верными рабами и рабынями Твоими, и преизобиль- но умиротворен и оживотворен ею. Утверди, Боже, сие, еже соделал еси во мне! О, если бы это так было во вся дни! Даруй мне чаще иметь общение веры и любви с верными рабами Твоими, с храмами Твоими, с Церковью Твоею, с членами Твоими! (7)

* * *

Любовь не терпит самооправдания, не превозносится, не гордится (7).

* * *

Потребность и необходимость для человека любви к Богу и ближнему как основания и главизны всего закона Божия: "Бог есть любовь, и пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нем" (1Ин. 4:16). Враг больше всего нападает на любовь, на чувство любви и адски стремится исторгнуть из сердца любовь и насадить и укоренить в нем самолюбие, злобу, зависть, корыстолюбие, плотоугодие, блуд и прочее, чтобы растлить душу и тело человека и сделать его неспособным к истинной любви через насаждение ложной, плотской, узкой, слепой, безумной, срамной, бесплодной, смертоносной (10).

* * *

Кто постоянен в любви к земным друзьям, тот может быть постоянен и в любви к Богу, и наоборот, кто признателен к благодеяниям человека, тот будет признателен и к благодеяниям Божиим, и опять наоборот, кто любит ближних, тот будет способен любить и Бога, и также опять наоборот. "Не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит?" (1Ин. 4:20) (10).

* * *

Спаситель везде заповедует нам любовь; Он говорит, например: "Сия есть заповедь Моя, да любите друг друга, как Я возлюбил вас" (Ин. 15:12); или: "По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою" (Ин. 13:35). Апостолы также везде говорят о любви, например, апостол Иоанн: "Возлюбленные! будем любить друг друга" (1Ин. 4:7); или: "И мы имеем от Него такую заповедь, чтобы любящий Бога любил и брата своего" (1Ин. 4:21). Апостол Павел: "Достигайте любви" (1Кор. 14:1); или: "Все у вас да будет с любовью" (1Кор. 16:14).

Все апостолы велят нам держаться любви. Как же, значит, необходима для людей любовь! И не дивно. Бог наш есть Любовь. Будем же друг перед другом успевать в любви. А чем выражается любовь? "Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает" (1Кор. 13:4–8). Измеряй этими словами апостола степень любви твоей: все ли ты это делаешь, что, по апостолу, должна делать любовь, или только отчасти? Положим, что ты, например, милосердствуешь. Хорошо это. Но не гордишься ли ты? Не завидуешь ли? Не ищешь ли только своего? Апостол горько жаловался на тех, которые своего ищут (ср. Флп. 2:21). Не раздражаешься ли? Все ли сносишь? Веришь ли всему, что говорится в Святом Писании и у святых отцов? Не отпадаешь ли во время напасти? Смотри, любовь никогда не отпадает, смотри за собой хорошенько и успевай все больше и больше в любви (10).

* * *

"Достигайте любви" (1Кор. 14:1), – говорит апостол. К этому нужно в пояснение прибавить: держитесь любви к Богу и к людям даже тогда, когда бы из-за нее вас постигла нищета, скорбь, болезнь, гонение. Помните, что "Бог есть любовь" (1Ин. 4:16), и кто подвизается для любви, для сохранения ее в своем сердце, тот подвизается для Самого Бога (10).

* * *

Помни, что ты всегда ходишь перед лицом сладчайшего Иисуса. Говори себе чаще: я хочу жить так, чтобы жизнь моя радовала Любовь мою, распятую ради меня на кресте. Особенно же я возьму себе спутницу и подругу жизни моей любовь святую, всех вмещающую в моем сердце, жаждущую спасения всех, радующуюся с радующимися и плачущую с плачущими: это особенно утешит моего Утешителя – Христа (12).

* * *

Хочешь знать, какими делами оказывает себя любовь? Ответит тебе за меня святой апостол Павел: "Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает" (1Кор. 13:4–8). Любовь так необходима для христианина, что если он говорит на всех языках человеческих и ангельских, а любви не имеет, то он как медь звенящая при всем своем краснословии и многословии или как кимвал звучащий. Если он имеет дар пророчества и знает все тайны и смысл всех писаний и даже, что всего удивительнее, если он имеет всю веру, так что от его слов будут переходить с места на место горы, а любви не имеет, то он ничто: напрасны все его познания, все труды без любви (ср. 1Кор. 13:1–4). Почему так необходима нам любовь? Потому что Сам "Бог есть любовь" (1Ин. 4:8), а мы по образу Его сотворены, и в человеке – христианине Богпребывает. "Или вы не знаете самих себя, что Иисус Христос в вас? Разве только вы не то, чем должны быть (2Кор. 13:5). Разве не знаете, что вы храм Божий, и Дух Божий живет в вас?" (1Кор. 3:16). Кто имеет горячую любовь к Богу и ближнему, тот имеет в душе своей и прочие плоды, исчисленные апостолом, радость в Духе Святом, мир, долготерпение, благость, милосердие, веру, ибо в любви, как в семени, заключаются все добродетели, ибо где любовь, там Бог, всесовершенное совершенство, источная доброта, бесконечная благость, бесконечное всемогущество. Кто имеет горячую любовь к Богу, тот имеет и веру такую, что горы может переставлять, как сказал Господь: "и все, чего ни попросите в молитве с верою, получите" (Мф. 21:22) (14).

Любовь божия к людям

Бог любит нас. В чем выразилась эта любовь? О! Эта любовь выразилась в самых исполинских размерах, или, лучше, она выразилась беспредельно: чтобы мы не погибли навеки, Он послал в мир Единородного Сына Своего – для чего? Да вкусит за всех смерть, хотя Сам и не заслужил ее – притом где? На Кресте. "Любовь Божия к нам открылась в том, что Бог послал в мир Единородного Сына Своего, чтобы мы получили жизнь через Него" (1Ин. 4:9) – во веки веков. В том заключается все величие Божией к нам любви, что Он так горячо, безпредельно любит нас, тогда как мы не заслуживаем этого по своим грехам, за свое отвращение от Него. "В том любовь, что не мы возлюбили Бога, но Он возлюбил нас и послал Сына Своего в умилостивление за грехи наши" (1Ин. 4:10) (2).

* * *

Господи! Дай мне опочить на лоне любви Твоей, как некогда я имел блаженство почивать на нем. Ах, я знаю опытно, Боже мой, Отче мой, как сладко быть в любви у Тебя. Маленькое дитя не утешается так на объятиях матерних после слез своих, как утешаются любовью Твоею достойные Твоей любви. Твоя любовь успокоительна, мирна, полна неизъяснимой радости, возвышенной и святой, внушает совершенную безопасность душевную от всех врагов наших (которых мы видим и которых не видим). Пребывающий в любви Твоей не боится ничего, хотя бы ему угрожал неисчисленными бедствиями целый мир. Без Тебя мне тяжело и грустно: душа в беспокойстве и смущении; сердце болезненно занывает и крушится; я весь – сам не свой, как отверженный, заблудший. Я презрен без Тебя в собственных своих глазах; прекрасный мир Твой тогда как бы не существует для меня: я смотрю своими глазами на него, но не услаждаюсь красотою Твоего творения, не возношусь умом моим к Тебе, Солнцу правды, просвещающему всякого человека. Я остаюсь как бы один, без Тебя и будто вне Твоего творения, покинутый, жалкий, отчаянный. Но когда я почиваю на лоне Твоей Божественной любви, тогда и Ты со мною, а вместе с Тобою – Творцом всего – и все со мною: светлые и сияющие Ангелы, все люди, которых делает мне присущими любовь моя к ним как к братьям, и вся тварь, весь мир видимый, небесный и земной. Тогда мир, как единый дом Твой, делается моею собственностью, так как тогда я – сын Твой, а собственность Отца есть вместе и собственность сына (2).

* * *

Вкушая разные плоды древесные, ягоды, зерновые плоды и всякие иные, встречаешься с безчисленным разнообразием вкусов, весьма приятных и полезных, вполне соответствующих нашей природе, так что надивиться не можешь благости и премудрости Творца, благоволившего угождать нам Своей отеческой благостью, сладостью, премудростью, всемогуществом. Из одной земли столько плодов, бесчисленных по форме и вкусам! Лобзаю Тебя, ласкаюсь я к Тебе, Отец и Творец и Питатель мой, во всяком плоде, во всякой ягодке, во всяком зерне хлебном (а сколько их, видов!). А что касается бесчисленных вкусов разной другой пищи, данной нам, то решительно нет предела удивлению моему. Во вкусе каждой крошечки видна любовь Творца к тебе, желание угодить тебе, поласкать тебя, утешить тебя, порадовать тебя, ободрить, напитать, укрепить, оживить. Дивен Ты, Господи, во всех вещах и делах рук Твоих. Но какое несравненное, несчетное богатство сладости духовной Ты уготовал в будущем веке, сладости от наслаждения неизреченной добротой и красотой Лица Твоего, Которым неисчетно блаженны все лики и соборы Ангелов! (4)

* * *

Вечная любовь Божия непрестанно окружает нас, назидает, хранит, направляет, помогает, укрепляет, делает победителями врагов видимых и невидимых и исцеляет болезни, очищает грехи, умиротворяет души, просвещает, утешает. Слава безконечной любви! (4)

* * *

Если Бог не оставляет Своим благопромышлением травку, цветок или листочек на дереве, то оставит ли нас? О, убедись всем сердцем каждый человек в том, что верен Господь Сам Себе в Своем промысле о всякой даже малейшей Своей твари. Уразумей, что каждой твари невидимо присущ Творец. По словам Спасителя, Бог одевает цветы полевые, питает птиц небесных (см. Мф. 6:26, 30). Чем Бог не веселит нас, Своих тварей? Даже цветочками. Как нежная мать, по присносущной Своей силе и премудрости Он каждое лето из ничего творит нам эти великолепные растения. Будем ими забавляться, да и благость Творца, Отца нашего Небесного, не забудем прославлять; будем и сами на Его любовь к нам отвечать своими любящими сердцами (6).

* * *

Если бы не был Господь человеколюбив и долготерпелив, то стал ли бы Он терпеть от нас такие величайшие оскорбления, воплотился ли бы, пострадал ли бы, умер ли бы за тебя, дал ли бы тебе Свое пречистое Тело и Кровь, на которое со страхом и трепетом взирают Ангелы? Стал ли бы избавлять тебя от грехов и от смерти духовной так безконечно много раз? Он сказал бы тогда: мучься, если ты так злонравен, Я не избавлю тебя более, избавлявши доселе так много. Но теперь Он всю жизнь терпит от нас бесчисленное множество оскорблений и все ждет от нас обращения. Прославь же Его любовь и долготерпение. Вообрази, что было бы без Него, без Его спасения! Ужас и трепет обнимает душу (6).

* * *

Вообразите, что вы видите неприступный Свет, от которого произошли свет солнца, месяца и звезд, что вы видите ту безконечную Любовь, которая послала в мир Сына Своего единородного, да спасется Им мир (см. Ин. 3:16, 17) от мучений вечных, что вы видите ту начальную Красоту, от которой всякое разнообразие и красота в мире, разнообразие и красота растений, камней, раковин, рыб, птиц, животных, всякой человеческой красоты! Вообразите, что вы видите любящего, сияющего неприступным светом совершенств Своих Творца неба и земли. Что вы тогда почувствуете? А ведь вера христианская всех нас подготовляет к этому видению (6).

* * *

Говоря: Отче наш, мы должны верить и помнить, что Отец Небесный никогда не забывает и не забудет нас, ибо какой даже земной добрый отец забывает и не печется о своих детях? "Я не забуду тебя" (Ис. 49:15), – глаголет Господь. "Отец ваш Небесный знает, что вы имеете нужду во всем этом" (Мф. 6:32). Усвой эти слова сердцу своему. Помни, что Отец Небесный постоянно окружает тебя любовью и попечением и не напрасно называется твоим Отцом. Отец – это не имя без значения и силы, а имя в полном значении и силе (6).

* * *

Любовь Господня паче любви матерней. Мать носила меня во чреве и произвела меня на свет Божиим устроением, потом стала кормить, ласкать меня, на руках носить; когда же я стал сам в состоянии ходить, тогда оставила меня носить на руках своих и еще раньше перестала кормить меня сосцами своими. Господь же всегда, так сказать, носит меня в утробе Своей: "Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь во Мне пребывает, – говорит Он, – и Я в нем" (Ин. 6:56), или: "как ты тепл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих" (Откр. 3:16), всегда носит меня на руках Своих: "Я начертал тебя на дланях Моих; стены твои всегда предо Мною" (Ис. 49:16); "держа все словом силы Своей" (Евр. 1:3); Он сила моя, покой мой, сладость и радость моя, свет ума и сердца моего; Он постоянно питает меня, как мать сосцами, разнообразными произведениями земли. Он пища моя крепкая и питие неисчерпаемое [40]. Родители по возрасте оставляют нас и мы их, ибо сказано: "оставит человек отца и мать и прилепится к жене своей" (Мф. 19:5) (или в собственном смысле понимаемой, или в переносном значении – ко Христу, Который есть высочайшая и святейшая любовь, паче любящей жены). Господь же с начала нашего бытия до смерти нашей ни на минуту не оставляет нас (предо Мною еси присно), каждое мгновение промышляя о нас, как кокош [41] о птенцах своих. Он – надежда и в смерти нашей, Он – утешение наше на суде Его, Он не посрамит нас и тогда [42], и в вечные обители Царствия Небесного введет нас (7).

* * *

Еще мы страдаем самым великим грехом неблагодарности к Богу, нелюбви к Нему за Его бесчисленные, неизреченные милости. Это, я думаю, всякий хотя бы по временам сознает за собой. Вот все вы, кто движется на своих ногах, все здоровы телом и душой, почтены разумом от Бога Творца, свободной волей, а чем вы были еще так недавно? Ничем; а вот Господь всех вас привел от небытия в бытие и с того времени все вам дарствовал: подарил вам душу с ее способностями, тело с его мудрым и прекрасным устройством, дал вам и постоянно дает пищу для питания вашего тела, одежды для его одеяния, дал вам уголок на земле Своей, и кров в жилище вашем; питает вас бесценной, животворящей пищей Тела и Крови Своей; услаждает и упокоевает Ею; веселит вас слушанием слова Его, прощает вам без числа грехи ваши, постоянно хранит вашу жизнь, как мать жизнь младенца, царство Свое будущее дарует нам, и мало ли чего не делает из любви Своей к нам, грешным и неблагодарным? Перечислить невозможно. И что же? Как мы отвечаем на любовь Его к нам – любовь, которой нет числа и меры? Одними беззакониями, одним злонравием, одной неблагодарностью. Итак, со слезами покаемся в своей неблагодарности перед Богом, в своей нелюбви к Нему и так же со слезами испросим у Него дара любви. О! "Благослови, душа моя, Господа и не забывай всех благодеяний Его" (Пс. 102:2) (14).

Примечание

40. Акафист Иисусу Сладчайшему, икос 10.

41. Кокош (устар.) – курица наседка.

42. Акафист Иисусу Сладчайшему, икос 5.

Любовь к ближнему

Из-за преходящего, материального не пренебрегай вечным, духовным и не теряй любви и мира с ближними ради материальных потрат, убытков и лишений. Держись мира и любви. "Старайтесь иметь мир со всеми и святость, без которой никто не увидит Господа", – говорит апостол (Евр. 12:14) (4).

* * *

Не пропускай случаев молиться за какого-либо человека по его прошению или по прошению о нем его родственников, друзей, почитателей или знакомых. Господь с благоволением призирает на молитву любви нашей и на дерзновение наше перед Ним. Кроме того, молитва за других весьма полезна и самому молящемуся за других; она очищает сердце, утверждает веру и надежду на Бога и возгревает любовь к Богу и ближнему. Молясь, говори: Господи, возможно Тебе сделать то и то рабу Твоему этому; сотвори ему это, ибо имя Тебе – благий Человеколюбец и Всемогущий. Если мы, будучи злы, умеем даяния благая давать не токмо чадам, но и чужим, тем более Ты дашь всевозможные блага просящим у тебе (ср. Мф. 7:11) (6).

* * *

Все мечта, кроме любви истинной. Холодно обошелся брат, невежливо, дерзко, злобно, говори: это мечта диавола; чувство вражды тревожит тебя из-за холодности и дерзости брата, говори: это мечта моя; а вот истина: я люблю брата, несмотря ни на что; я не хочу видеть в нем зла, которое есть мечта бесовская в нем и которое есть и во мне, я снисхожу его недостаткам, ибо они есть и во мне: в нас одна греховная природа. Грехи, говоришь, есть в брате и большие недостатки? В тебе есть тоже. Не люблю его, говоришь, за такие и такие недостатки. Не люби и себя, ибо те же самые недостатки, какие в нем, есть и в тебе. Но помни, что есть Агнец Божий, Который приял на Себя грехи всего мира. Кто же ты, осуждающий ближнего за грехи, за недостатки, за пороки? Всякий перед своим Господином стоит или падает (см. Рим. 14:4). Но тебе по любви христианской надо всячески снисходить к недостаткам ближнего, надо врачевать его зло, его немощь сердечную (всякая холодность, всякая страсть есть немощь) любовью, лаской, кротостью, смирением, как этого желаешь себе от других сам, когда бываешь в подобной ему немощи. Ибо с кем всяческие немощи не бывают? Кого пощадит всезлобный враг? Господи! Разруши в нас все козни вражии (6).

* * *

Бог долготерпелив и милосерд к тебе: ты это испытываешь каждый день многократно. Будь и ты долготерпелив и милосерд к братии своей, исполняя слова апостола, который о любви говорит прежде всего так: "Любовь долготерпит, милосердствует" (1Кор. 13:4). Ты желаешь, чтобы Господь услаждал тебя любовью Своею – услаждай и ты сердца других нежной любовью и ласковостью обращения (6).

* * *

Люби всякого человека, несмотря на его грехопадения. Грехи грехами, а основа-то в человеке одна – образ Божий. Другие со слабостями, бросающимися в глаза, злобны, горды, завистливы, скупы, сребролюбивы, жадны, да и ты не без зла, может быть, даже в тебе его больше, чем в других. По крайней мере в отношении грехов люди равны: "все, – сказано, – согрешили и лишены славы Божией" (Рим. 3:23), все повинны перед Богом и все равно нуждаемся в Божием к нам милосердии. Потому, любя друг друга, надо терпеть друг друга и оставлять, прощать другим их погрешности против нас, чтобы и Отец наш небесный простил нам согрешения наши (ср. Мф. 6:14). Итак, всею душою чти и люби в каждом человеке образ Божий, не обращая внимания на его грехи: Бог един свят и безгрешен. А смотри, как Он нас любит, что Он для нас сотворил и творит, наказуя милостиво и милуя щедро и благостно! Еще почитай человека, несмотря на его грехи, потому что он всегда может исправиться (6).

* * *

Обращайся с ближним совершенным сердцем, то есть истинно и с любовью, какую имеешь к самому себе, да и ближний твой возлюбит тебя, а если и не возлюбит, то по крайней мере да почтит в лице твоем добродетель твою и проникнется к ней уважением, сам да возревнует о ней (6).

* * *

Ближнего надо еще более любить тогда, когда он согрешает против Бога или против нас, ибо он тогда болен, тогда он в беде душевной, в опасности, тогда-то и надо помилосердствовать и помолиться о нем и приложить к его сердцу целительный пластырь – слово ласки, вразумления, обличения, утешения, прощения, любви. "Прощайте друг друга, как и Бог во Христе простил вас" (Еф. 4:32). Все грехи и страсти, брани и свары суть истинно болезни душевные, так и надо смотреть на них. Или все страсти – пожар души, великий огонь, свирепеющий внутри, огонь, выходящий из адской бездны. Его надо тушить водой любви, которая сильна потушить всякий адский пламень злобы и других страстей. Но горе и беда нам, нашему самолюбию, когда будем увеличивать этот пламень новым адским пламенем, своей собственной злобой и раздражительностью и будем таким образом помощниками духов злобы, усиливающихся во всякое время производить всякое душевное запаление в людях посредством многоразличных страстей. Мы сами снискиваем гееннский огонь, и если не раскаемся и не будем впредь мудры на добро и просты на зло, то осудимся вместе с диаволом и ангелами его на мучение в озере огненном. Итак, не позволим побеждать себя злу, но будем побеждать благим злое. Окаянные мы человеки! Как мы доселе не научились считать всякий грех великой бедой нашей души и не сострадать душевно, искренно, с любовью впадающим в такую беду! Для чего не бежим от него, как от яда, как от змеи, для чего коснеем в нем? Для чего мы и себя не жалеем, когда подвергаемся какому-либо греху? Для чего не плачем перед Господом, сотворившим нас? (6)

* * *

Будьте внимательны к себе, когда бедный человек, нуждающийся в помощи, будет просить вас о ней: враг постарается в это время обдать сердце ваше холодом, равнодушием и даже пренебрежением к нуждающемуся; преодолейте в себе эти нехристианские и нечеловеческие расположения, возбудите в сердце своем сострадательную любовь к подобному вам во всем человеку, к этому члену Христову и вашему собственному – "потому что мы члены друг друга" (Еф. 4:25), – к этому храму Духа Святого, чтобы и Христос Бог возлюбил вас; и о чем попросит вас нуждающийся, по силе исполните его просьбу. "Просящему у тебя дай, и от хотящего занять у тебя не отвращайся" (Мф. 5:42) (6).

* * *

И любить-то ближнего надо не по-своему, а по-Божьему, то есть не по своей воле, а по Божией. Наша воля – любить бы только любящих нас, а врагов или неприятных нам почему-либо людей презирать, ненавидеть, гнать. Но Бог хочет, чтобы мы их-то тем более и любили, как больных; чтобы и мы-то сами, как больные самолюбием, гордостью, презорством и злобой, врачевали себя любовью и смирением, прилагая этот всецелебный пластырь и на их сердечные раны. Исправляя духовные болезни других, отнюдь не надо быть высокомерным, не надо озлобляться или сердиться и выходить из себя, думать не о пользе ближнего, а о самом себе и служить своему самолюбию и вообще своим страстям. Любовь не раздражается легкомысленными или гордыми и высокомерными поступками ближнего; она "долготерпит, милосердствует, не гордится, не мыслит зла" (1Кор. 13:4, 5), не ставит всякое слово в строку, а все прикрывает. Да то и ладно, ибо что покроешь снисхождением, то часто удобно проходит само собой. Итак, врачующему других надо быть самому здоровым, чтобы не сказали врачуемые: "врач! исцели самого себя". Если врачуемый заметит, что ты сам зол и сердит и не любишь его, то он будет внутренне презирать и ненавидеть тебя, и ничем ты на него не подействуешь, ибо зло не исправляется злом, а добром. "Побеждай зло добром" (Рим. 12:21), искорени наперед в себе то, что хочешь искоренить в других (6).

* * *

Люби ближнего, как самого себя; ибо, любя ближнего, любишь себя, и ненавидя ближнего, прежде всего делаешь вред себе, прежде всего ненавидишь свою душу. Ты это по опыту знаешь. О, премудрые, зиждительные и животворные законы Господни! Как благо исполнять их, хотя лесть греховная и делает трудным исполнение их. Как благо для души иго Господне и легко бремя Его, то есть Его повелений! (6)

* * *

Помни, что ты всегда ходишь перед лицом Сладчайшего Иисуса. Говори себе чаще: я хочу жить так, чтобы жизнь моя радовала Любовь мою, распятую ради меня на кресте. Особенно же я возьму себе спутницу и подругу жизни моей Любовь святую, всех вмещающую в моем сердце, жаждущую спасения всех, радующуюся с радующимися и плачущую с плачущими: это особенно утешит моего Утешителя Христа (6).

* * *

Если будешь иметь христианскую любовь к ближним, то будет любить тебя все небо; если будешь иметь единение духа с ближними, то будешь иметь единение с Богом и со всеми небожителями; будешь милостив к ближним, а к тебе будет милостив Бог, равно и все Ангелы и святые; будешь молиться за других, а за тебя все небо будет ходатайствовать. Свят Господь Бог наш, и ты будь таков же (6).

* * *

Любовь к Богу и ближнему в настоящем нашем поврежденном состоянии без самопожертвования не бывает и быть не может; кто хочет исполнить заповеди о любви к Богу и ближнему, тот должен заблаговременно обречь себя на подвиги и лишения ради любимых. (Аминь). "Любовь познали мы в том, что Он (Христос) положил за нас душу Свою" (1Ин. 3:16). "Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих" (Ин. 15:13) (7).

* * *

Не напрасно первым признаком любви нашей к ближнему апостол поставил долготерпение и милосердие: "Любовь долготерпит, милосердствует" (Кор. 13:4): ибо всякий человек немощен, слаб, опрометчив, удобопреклонен ко всякому греху, но и при всем том легко может одуматься, восстать, раскаяться при благоприятных условиях; и потому надо быть терпеливым к его немощам и погрешностям, как желаем сами, чтобы другие были снисходительны к нашим немощам и, видя, как бы не видели их и не замечали их (6).

* * *

Одним много, другим мало дает Господь для того, чтобы мы промышляли друг о друге. Так устроил Господь, что если мы щедрыми дарами Его благости охотно делимся с другими, то они служат в пользу души и тела, раскрывая наши сердца для любви к ближним, а умеренностью употребления их служа и в пользу тела, которое не пресыщается и не обременяется ими (6).

* * *

Приноси в жертву любви к ближнему то, что дорого тебе. Приноси своего Исаака, свое сердце многострастное, в жертву Богу, закаляй его своим произволением, распинай плоть со страстями и похотями. Все получил от Бога, будь готов отдать все Богу, чтобы, быв верен в малом Господу своему, ты был поставлен потом над многим (6).

* * *

Все земные вещи, если мы привязываемся к ним сердцем, одебеляют его, земленят и от Бога и от Матери Божией и всех святых, от всего духовного, небесного и вечного отвращают нас и привязывают нас к земному, тленному, временному, также и от любви к ближнему отвращают (7).

* * *

Все жертвы и милостыни нищим не заменят любви к ближнему, если нет ее в сердце; потому при подаянии милостыни всегда нужно заботиться о том, чтобы она подаваема была с любовью, от искреннего сердца, охотно, а не с досадой и огорчением на них (7).

* * *

Ох, как мне противно это диавольское злорадство о грехе ближнего, это адское усилие доказать его истинную или мнимую слабость! И люди, так поступающие, еще смеют говорить, что они уважают и всеми силами стараются исполнять закон о любви к Богу и ближнему! Какая же тут любовь к ближнему, когда даже в великих и святых людях намеренно хотят видеть и отыскивать темные пятна, за один грех чернят всю его жизнь и не хотят покрыть греха ближнего, если он действительно есть? Забыли они, что "любовь все покрывает" (1Кор. 13:4, 7) (7).

* * *

Желаешь, чтобы твои соблазнительные грехи были покрыты снисходительной, все покрывающей (грехи) любовью ближних; как бы ты был им благодарен, с какой бы любовью обнял, поцеловал их за их все терпящую любовь; как это снисхождение облегчило бы без того тяжкую скорбь твою о грехах, ободрило и укрепило твою немощь в борьбе с ними, укрепило бы дух твой упованием на милосердие Божие! Но чего желал бы ты себе в подобных случаях, того желай, то делай и брату; он твой член и член Христов, "возлюби, сказано, ближнего твоего, как самого себя" (Мф. 22:39) (7)

* * *

Любить ближнего как себя, сочувствовать ему в радости и печали, питать, одевать его, если он нуждается в пище и одеянии, дышать с ним, так сказать, одним воздухом считай так же обыкновенным делом, как питать и греть себя, и не думай как о добродетели о делах любви к ближнему, чтобы не возгордиться ими. "Мы члены друг другу" (Еф. 4:25) (7).

* * *

Чтобы тебе испытать себя, любишь ли ты ближнего по Евангелию, обращай на себя внимание в то время, когда люди обижают тебя, ругают, смеются над тобой или не дают должного, принятого в общежитии почтения, или когда подчиненные погрешают против службы и бывают неисправны. Если ты в это время спокоен, не исполняешься духом вражды, ненависти, нетерпения, если продолжаешь любить этих людей так же, как и прежде, до их обид, неисправности, то ты любишь ближнего по Евангелию, а если раздражаешься, сердишься, смущаешься, то не любишь (7).

* * *

Наша жизнь есть непрерывный ток неизреченных милостей Божиих, отсюда она должна быть непрестанным благодарением и славословием Богу, Творцу и Благодетелю, особенно же должна быть непрестанной любовью к Богу и ближнему – образу Его и сочлену нашему. Любя ближнего, мы любим Бога, почитая всякого человека, мы почитаем образ Божий, Самого Бога и сами себя, ибо ближний – другой, пятый, десятый, сотый, тысячный, миллионный и так далее – я. Много листьев на дереве, а все – одно дерево, одинаковой жизнью живут, одинаковое происхождение имеют, одинаковый вид имеют, одинаковое начало, одинаковый и конец (7).

* * *

Доселе ты не научился любить ближних. Ты отвечаешь на нерасположение к тебе людей своим нерасположением. Делай напротив: на нерасположение к тебе других отвечай сердечным расположением и любовью; чем больше видишь нелюбви к тебе, тем больше люби. Нелюбовь есть болезнь, а больного надо больше жалеть, большую заботливость, большую любовь оказывать ему потому именно, что он болен. Не знаешь ли, что враг бесплотный над всеми коварствует, всех заражает ядом ненависти? И ты не изъят от его коварства. Не служи же ему, духу вражды, а служи со всем усердием Богу любви. Помни, что Бог Слово умер за братию твою (7).

* * *

Поступай со всеми так же, как желаешь, чтобы поступали с тобой, искренно уважай и люби всякого: доброжелательствуй всякому от души, жалей о согрешающих, сочувствуй несчастью, горю, скорби, потере, бедности ближнего, пользуйся случаем сделать кому-либо добро, радуйся с радующимися и плачь с плачущими, не думай ни о ком худо без достаточной причины, а мысли о всех доброе, не имей в душе ни к кому вражды и неприязни или зависти и недоброжелательства, не унижай и не презирай никого в душе своей из-за каких-либо недостатков и погрешностей, а покрывай всех и все любовью и снисхождением, смотри на согрешающих как на немощных, как на больных душевно, не плати злом за зло, а воздавай добром за зло, и ты исполнишь заповедь Христову и увенчан будешь от Него нетленным венцом правды и жизни вечной (8).

* * *

Что значит любить ближнего, то есть всякого человека, как себя самого? Значит почитать другого так, как желаешь, чтобы почитали тебя, не считать никого чужим, а своим, своим братом, своим членом, а христианина и членом Христовым; его благо, его спасение считать своим благом, своим спасением; радоваться его благополучию как своему, скорбеть о его несчастии как о своем; стараться об избавлении его от беды, напасти, бедности, греха так, как я постарался бы о своем избавлении. "Радуйтесь с радующимися... плачьте с плачущими", – говорит апостол (Рим. 12:15). "Мы, сильные, должны сносить немощи бессильных и не себе угождать. Каждый из нас должен угождать ближнему, во благо, к назиданию" (Рим. 15:1, 2). "Молитеся друг за друга, чтобы исцелиться" (Иак. 5:16).

Любить ближнего, как себя, значит уважать его, как себя, если он, впрочем, того достоин; не думать о нем недостойно, низко, без причины к тому с его стороны, не иметь на него никакого зла; не завидовать ему, а всегда доброжелательствовать, снисходить к его недостаткам, слабостям, покрывать его грехи любовью, как желаем, чтобы снисходили к нашим недостаткам. "Снисходя друг ко другу любовью", – говорит апостол (Еф. 4:2); "не воздавайте злом за зло или ругательством за ругательство" (1Пет. 3:9). "Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас" (Мф. 5:44). "Если голоден враг твой, накорми его хлебом; и если он жаждет, напой его водою", – говорит ветхозаветное Писание (Притч. 25:21; Рим. 12:20).

Любить ближнего как себя самого значит молиться за живых и умерших, родных и неродных, знакомых и незнакомых, за друзей и врагов все равно как за себя и желать им столько же добра, спасения души, сколько себе. Этому и научает Святая Церковь в своих ежедневных молитвах.

Любить ближнего, как себя, значит еще любить всякого без лицеприятия, несмотря на то, беден он или богат, хорош собой или нет, стар или юн, знатный или простой, здоровый или больной; полезен нам или нет, приятель или враг, потому что все равно Божий, все по образу Божию, все – чада Божии, члены Христовы (если православные христиане), все члены наши, ибо мы все "одно тело и один дух" (Еф. 4:4), всем одна Глава – Христос Бог (9).

* * *

Господь научает нас обращаться с людьми так, как мы желали бы, чтобы с нами обращались люди, то есть простосердечно, доброжелательно, сочувственно, терпеливо. Он мерилом наших отношений к людям поставил нас самих, а эта мера, этот масштаб есть любовь, "ибо никто никогда не имел ненависти к своей плоти, но питает и греет ее" (Еф. 5:29). Но в общежитии часто бывает напротив; отношения людей друг к другу бывают весьма часто неправильные, превратные, не отличающиеся духом простоты и искренности, любви и благорасположения, миролюбия, кротости и снисхождения, чистоты и святости, сочувствия и милосердия и христианского терпения. Они нередко отличаются духом неискренности и двуличности, холодности и высокомерия, лукавства и недоброжелательства или нечистоты и сладострастия, низкого эгоизма и корыстности.

Корень, или причина, источник такого или другого обращения людей одних с другими находится в сердце человека, ибо добрый человек от доброго сокровища сердца своего выносит доброе, а злой человек из злого сокровища сердца своего выносит злое (Мф. 12:35), и происходит или от природных его качеств, или от воспитания счастливого или превратного, от различных страстей, наклонностей, привычек, например, к некоторым удовольствиям, от добрых или худых примеров, от жизненной обстановки, от большей или меньшей обеспеченности материальной или от среды, в которой кто живет, от положения в обществе, от разных житейских уроков или искушений, оттого, наконец, насколько кто проникся или не проникся духом Христовым, евангельским, церковным.

Так, мерилом отношений к другим у иных людей бывают простота и искренность, доброжелательство, любовь ко всем – это наилучшая сторона отношений одних к другим, но нередко характером отношений одних к другим бывают хитрость, подозрительность, неприязнь, грубость, зависть, крайнее самолюбие, корысть, лицеприятие, суетность, тщеславие, честолюбие, сладострастие или крайнее высокоумие, то есть высокое о себе мнение, ищущее унизить других. Это другой, противоположный первому вид отношений людских (9).

* * *

Всех люби, особенно возлюби тех малых, которые имеют нужду в тебе, в твоем снисхождении, в твоей помощи, в твоем покровительстве, любовь и уважение к которым у тебя упали до нуля (10).

* * *

Человек, всеми силами старайся насаждать, развивать и укреплять в душе своей искреннее ко всякому человеку доброжелательство и любовь и нещадно гони всегда из сердца зарождающуюся зависть и недоброжелательство или презорство, неприязнь и ненависть, которые суть исчадие диавола. Предоставляй суд над людьми неправедными праведному Сердцеведцу и Судии всех – Богу. Ты же молись усердно о неправедных, да обратятся от неправды ко всякой правде, да не погибнут и спасутся. Между тем бывает так, что мы озлобляемся на неправедных и судим их в себе строго, желая им наказания и муки и даже смерти, забывая, что и они имеют душу разумную, способную чувствовать, любить, каяться, исправляться, изменяться к лучшему. Старайся всеми силами иметь в сердце ко всем любовь и желание добра, чтобы и тебе также желали добра и любили тебя. "Не уподобляйся злому (диаволу), но благому (Богу)" (ср. 3Ин. 1:11) (10).

Любовь к богу

Если ты не любишь Бога при тех благах, которые Он даровал и дарует тебе, беда тебе: дары Божии увеличат твое осуждение. Если же и любишь, но потому только, что Он прежде возлюбил тебя и по любви Своей осыпал тебя Своими благодеяниями, то и это не принесет тебе много пользы: "если любите любящих вас..." (Лк. 6:32). В несчастье ты забудешь своего Благодетеля, или по крайней мере тебе может угрожать эта опасность. Люби Бога бескорыстно, за то, что Он – твой Бог, твой Творец, от Которого ты в полной зависимости, как глиняный сосуд в доме горшечника; за то, что Он есть Совершенство бесконечное, которое нельзя не любить: можно ли не любить высочайшую Истину, высочайшее Добро и высочайшую Красоту, которых мы так усердно ищем и к которым стремимся всю жизнь? Это наш Первообраз: можно ли образу не иметь естественного влечения к своему прототипу? (2)

* * *

Больше ли ты любишь Господа, чем отца и мать? Если нет, ты не по праву говоришь, что ты – Божий, что ты христианин. Если же ты имеешь к кому-нибудь не совсем чистую привязанность, то и тем более ты недостоин имени христианина: грех далеко отринул тебя от Всесвятого Господа. Кто Христов, тот сораспинается и сопогребается Христу, тот умерщвляет свои страсти (2).

* * *

Первая и главная заповедь в законе Божием: "возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим" (Мф. 22:37) и так далее, но к исполнению этой заповеди встречается множество препятствий со стороны плоти нашей многострастной, мира прелюбодейного и грешного или со стороны нечестивых людей и диавола, расставившего всюду сети свои пагубные. Со всеми этими врагами надо непрестанно бороться и побеждать их и твердо стоять в любви Божией. Если на пути нашем к Богу стоит какой-либо человек, пристрастие к нему – долой этого человека, оставить его, хотя бы это были отец, мать, братья, сестры – вообще родные, или друзья, или нечистой любовью любимые лица. Если препятствуют любви Божией богатство, удовольствия чрева – расточим богатство, возлюбим пост. Другая заповедь: "возлюби ближнего твоего, как самого себя" (Мф. 22:39). Если этой любви полагает препону мирская любовь к каким-либо лицам, к чести и славе, к деньгам, к роскоши, к чреву, к плоти, отринем всякую любовь мирскую и от всей души возлюбим ближнего, радея о нем, как о себе самом, о своей плоти, о своей душе. Святые угодники служат нам прекрасным примером и образцом деятельной любви. Будем подражать им по силе с помощью Божией. Все подвижники воздерживаются от всего, да нетленный венец жизни приимут (ср. 1Кор. 9:25). Препятствием любви к Богу и ближнему служит наше пристрастие к нашей плоти и к удовлетворению прихотей и страстей – так называемая дружба наша с богопротивной плотью – прелестью плотской (наслаждение сном, пищей и питьем, половыми удовольствиями), и потому, по апостолу, нужно распять плоть свою со страстями и похотями (Гал. 5:24), побеждая всякую прелесть как мечту вредную (3).

* * *

"Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим" (Мф. 22:37). Почему всем сердцем? Потому что Господь все сердце сотворил для Себя, чтобы жить в нем, а не частью только, и еще потому, что сердце наше просто и не может служить двум господам – Богу и Велиару, или богатству (см. Мф. 6:24), оно неделимо. И если ты хотя на одну йоту отступишь сердцем от Бога, то его не замедлит все занять враг-диавол, ищущий непрестанно поглотить нас (см. 1Пет. 5:8). Вот какой психологический закон! Двоиться сердцем крайне опасно и вредно. Слава Тебе, Богу, просто создавшему сердца человеческие и повелевшему нам мыслить, желать и делать все в простоте и избегать всячески лукавства греховного, диавольского. Источник и виновник всякого лукавства есть диавол. Избави нас, Господи, от лукавого (3).

* * *

Тогда особенно открывается любовь человека к Богу или ближнему и обнаруживается ее чистота, твердость и постоянство, когда есть противоборствующая сила (диавольская), разжжен действующая в нашем сердце к вкоренению нелюбви, противления, презрения, ненависти, вражды; тогда-то любовь и укрепляется в нашем сердце, когда противная сила усиливается, так сказать, вырвать ее с корнем, а человек всячески противоборствует противной силе, очищает, возвышает и утверждает свою любовь через противоборство с врагом. За это-то постоянное ратование из-за любви к Богу и ближнему, за эту твердость, за эту огненную, упорную и постоянную невидимую войну с духами злобы поднебесными и соплетаются Владыкой блистательные венцы небесные подвижникам любви к Богу и ближнему. В этом отношении заслуживают тысяч венцов святые подвижники, называемые преподобными отцами, которые, из любви к Богу оставив мир и все, что в мире, ушли в пустые, совершенно необитаемые места и там, затворяясь в своих кельях, всю жизнь проводили в богомыслии, молитве, в отсечении своей воли, посте, бдении, труде и подвиге ради Бога и терпели всю жизнь нападения от противных сил, всячески усиливавшихся поколебать их веру и надежду на Бога, особенно же любовь к Нему. Бороться из любви к Богу со своей плотью и диаволом, этим хитрым, сильным и злобным врагом, не несколько часов, дней и месяцев, а много лет, иногда 60 и 70 лет, каких это заслуживает венцов? И что в сравнении с этими подвижниками люди, живущие в мире, без нападений так часто падающие и без поражений так поражаемые от своей плоти? (6)

* * *

Как любить Бога всем сердцем, всею душою, всею крепостью, всем помышлением? Всем сердцем, то есть безраздельно, не двоясь между любовью к Богу и любовью к миру и вообще к твари; если, например, молишься, молись не с раздвоенным сердцем, не развлекайся суетными помыслами, житейскими пристрастиями, будь весь в Боге, в любви Его; всею душою, то есть не одной какою силою души, не одним умом, без участия сердца и воли; всею крепостью, а не вполсилы или слегка; когда предстоит исполнить какую-либо заповедь, исполняй ее всеусердно, до поту и крови и положения жизни, если потребуется, а не лениво и вяло или неохотно (7).

* * *

Любить Бога всем сердцем значит не иметь ни к чему в мире пристрастия и отдать все сердце Господу Богу, творя во всем волю Его, а не свою; всею душою, то есть весь ум иметь всегда в Боге, все сердце утверждать в Нем и всю волю свою предавать Его воле во всех обстоятельствах жизни, радостных и печальных; всею крепостью, то есть любить так, чтобы никакая противная сила не могла нас отторгнуть от любви Божией, никакие обстоятельства жизни: ни теснота, ни гонение, ни высота и глубина, ни меч (ср. Рим. 8:35, 38, 39); всею мыслию, то есть всегда думать о Боге, о Его благости, долготерпении, святости, премудрости, всемогуществе, о Его делах и всемерно удаляться суетных мыслей и воспоминаний лукавых. Любить Бога значит любить всей душой правду и ненавидеть беззаконие, как сказано: "возлюбил правду и возненавидел беззаконие" (Пс. 44:8); любить Бога значит ненавидеть себя, то есть своего ветхого человека: "если кто хочет идти за Мною и не возненавидит душу свою, не может быть Моим учеником" (Мф. 16:24; Лк. 14:26). В нас, наших мыслях, в нашем сердце и в нашей воле есть сила злая, чрезвычайно живучая и действенная, которая всегда, ежедневно, ежеминутно, нудится удалять нас от Бога, внушая суетные мысли, желания, попечения, намерения, предприятия, слова, дела, возбуждая страсти и подстрекая к ним с силой, именно к злобе, зависти, любостяжанию, гордости и честолюбию, тщеславию, праздности, непослушанию, упрямству, обману, невоздержанию. Любить Бога значит исполнять заповеди Его. "Кто любит Меня, тот соблюдет слово Мое... Нелюбящий Меня не соблюдает слов Моих" (Ин. 14:23, 24) (7).

* * *

Любить Бога всем сердцем значит любить всей душой кротость, смирение, чистоту и целомудрие, мудрость, правду, милосердие, послушание ради Бога и никогда не делать противного этим добродетелям, то есть не гордиться, не раздражаться, не сердиться ни на кого, не прелюбодействовать даже в сердце, ни взглядом, ни словом, ни мыслью, ни телодвижением не нарушать целомудрия, удаляться всякого безрассудного излишнего слова и дела, избегать всякой неправды, ненавидеть скупость и корыстолюбие, бегать своенравия и непокорности (7).

* * *

"Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всею крепостию твоею, и всем разумением твоим" (Лк. 10:27), то есть всем существом твоим, всеми силами предай себя Богу, всего себя посвяти Ему без всякого недостатка, не дели себя между Богом и миром; не живи частью только для Бога и закона Его и частью для мира, для плоти многострастной, для греха и диавола, но всего себя посвяти Богу, будь весь Божий, весь свят, во всей жизни твоей. "По примеру призвавшего вас Святаго (Бога), и сами будьте святы во всех поступках",– говорит святой апостол Петр (1Пет. 1:15) (9).

* * *

Любить Бога всем сердцем значит любить всем сердцем и всей силой правду Его, закон Его и всем сердцем ненавидеть всякую неправду, всякий грех; всем сердцем и всей силой исполнять правду, творить добро и всем сердцем, всей силой удаляться зла, то есть всякого греха, не давать в сердце места никакому греху ни на одну минуту, ни на одно мгновение, то есть не соглашаться на него, не сочувствовать ему, не мириться с ним, но постоянно, вечно враждовать с грехом, воевать с ним и, таким образом, быть храбрым и победоносным воином Христа Бога (9).

* * *

Любить Бога всем сердцем значит всеми силами устремлять всех людей к Богу, к любви Его, к славословию Его, к вечному царствию Его, чтобы все познали Его, возлюбили Его, прославляли Его. Это тоже ревность по Боге! (9)

* * *

Для получения жизни вечной надобно не холодным только умом и сердцем знать Бога, причем будто не беда позволять себе увлекаться пристрастием к житейскому, что нелепо, а надобно доказать познание Бога теплотой чувства и горячей, сердечной к Нему любовью, исправлением всего жития своего, отвержением страстей и пристрастий житейских, греховных навыков или привычек, наклонностей, поползновений к греху, успехом во всякой добродетели, стремлением непрестанным к святости и совершенству (9).

* * *

Один Бог достоин всей нашей любви, всецелой покорности Его святым и животворящим заповедям (10).

* * *

Господа Бога должно любить всегда больше отца и матери или искреннего друга потому, что Он безмерно возлюбил нас, и потому, что Он и родителям вложил любовь к своим детям, и друзьям взаимную любовь, и всякому животному дал любовь к подобным себе. Чуждо природе и бессловесных не любить себе подобных, тем более это дико было бы в разумной и словесной природе человеческой, то есть не любить Самого Бога всем сердцем, ибо мы – Его подобие. Но вследствие падения человека и ослепления и дикости страстей его многоразличных он часто, часто не любит ни Бога, ни исчадия чрева своего или любит превратно, и сам влагает порчу нравственную и физическую в детей своих, что бывает особенно у ложно ученых, прелюбодеев, пьяниц, игроков, корыстолюбцев и скопидомов (10).

* * *

Возлюбите Бога и ничто не предпочтите в мире больше любви Его, и обретете благодать небесную. Все принесите в жертву этой любви, как Господь наш Иисус Христос всего Себя принес в жертву Отцу Своему Небесному, предав Себя на уничижение, осмеяние, оплевание, заушения, биения, страдания и смерть самую поносную и мучительную (10).

* * *

Кого мы любим, с тем обыкновенно не можем досыта наговориться. Отсюда прямое заключение: кто любит Бога, тот любит беседовать с Ним в молитве; и напротив, кто не любит Его, тот очень ленив на молитву. Это заключение совершенно справедливо. Приложи это к себе. Когда у тебя нет охоты молиться и ты только по привычке и как бы по необходимости вычитываешь известные молитвы, тогда твоя любовь к Богу очень сомнительна. Ты представляешь из себя только наемника, из платы работающего своему Хозяину. А когда у тебя есть искреннее желание излить перед Богом в молитве душу свою, тогда можно сказать, что ты имеешь любовь к Нему как сын к Отцу. Старайся полюбить Господа Бога от всей души как Существо превожделеннейшее и молись Ему всегда с жаром душевным, "духом пламенейте, Господу служите" (Рим. 12:11) (10).

* * *

Благо любить Бога и служить Ему искренно и с любовью: любящего Бога и посильно служащего Ему любит Бог и почитают, любят любящие Бога. Какое приятное кругообращение любви!(10)

* * *

Любовь к Богу даром нам не достается и без всякого труда с нашей стороны к очищению нашего сердца не поселится в нас. Случается часто видеть в церкви людей, которые не молятся в церкви, а разговаривают или смеются или скучно блуждают глазами по сторонам. Это люди без веры и любви к Богу, не трудившиеся в приобретение веры и любви к Нему, значит, люди плотские, у которых то есть бессмертный дух работает плоти и миру, а не Богу. А кто боголюбивые души, как их узнать здесь, в храме? Смотрите, вот они: это те, которые с верой, благоговением и страхом предстоят Невидимому и не смеют ни разговаривать с другими, ни тем менее смеяться или блуждать по сторонам, потому что взор их обращен внутрь их самих и созерцает скверны греховные, разгневанного Творца и Господа, и они воссылают внутренне, из глубины сердца молитву к милосердому Спасителю (10).

* * *

Что, кажется, за труд человеку знать и любить Бога от всей души и от всего сердца своего! Пусть бы душа его была для Бога какое-нибудь чуждое творение, а то она – Его творение, дыхание уст Его, образ Его; как же не полюбить ей своего Творца, своего Благодетеля присного и вечного всецело, нераздельно! Наше тело – дело Его премудрого ума, Его зиждительных рук, наше звание, богатство, все, что у нас есть, кроме греха, – Его собственность; как не знать и не любить от всей души такого Благодетеля, Который дает нам жизнь и дыхание и все; Которым мы живем и движемся и существуем (Деян. 17:25, 28)! Как не любить вместе с Ним как собратьев, как чад одного и того же Отца ближних наших! Надобно бы, кажется, по справедливости удивляться, как мы знаем и любим что-нибудь другое, кроме Его! Как мы можем удаляться от Него – Источника живота и блаженства, как можем враждовать против закона и уставов Его, делать что-нибудь неугодное Ему! Однако же мы любим многое другое, кроме Его, делаем не то, что Ему угодно и удаляемся от Него (12).

Любовь к врагам

Ты ненавидишь врага? Ты глуп. Почему? Потому что, когда враг тебя гонит, ты еще сам себя внутренне гонишь, ибо скажи, не гонение ли, не самое ли жестокое гонение мучить себя ненавистью к врагу? Люби врага, и ты будешь премудр. О, если бы ты знал, какое торжество, какое блаженство любить врага и делать ему добро! Так Сын Божий, так Бог во Святой Троице восторжествовал и торжествует Своею любовью над неблагодарным и злонравным родом человеческим; так святые Божии торжествовали над врагами своими, любя их и делая им добро. "Христос умер за нас, когда мы были еще грешниками... если, будучи врагами, мы примирились с Богом смертью Сына Его, то тем более, примирившись, спасемся жизнью Его" (Рим. 5:8, 10) (6).

* * *

Не хочется тебе молиться за ненавидимого и презираемого тобой человека; но потому-то и молись, что не хочется, потому-то и прибегай к Врачу, что ты сам болен духовно, недугуя злобой и гордостью; болен и враг твой или презираемый тобою; молись о том, чтобы незлобивый Господь научил тебя незлобию и терпению, чтобы Он научил и укрепил тебя любить врагов, а не доброжелателей только, чтобы Он научил тебя искренно молиться за недоброжелателей так же, как за доброжелателей (6).

* * *

Имей христианское благоискусство от сердца благословлять проклинающих тебя, да угодишь тем Христу твоему, рекшему: "благословляйте проклинающих вас". Люби врагов своих искренно, не обращая внимания на их вражду, но – на образ Божий, по которому они сотворены, видя в них себя самого. Благотвори ненавидящим тебя, как сын Отца Небесного, который благ к неблагодарным и злым, веруя, что благим победишь злое; потому что добро всегда сильнее зла. Молись за обижающих тебя, да молитвой и их избавишь, если Бог благоволит, от лукавства, злобы и козней, и себя избавишь от напасти. "Просящему у тебе, давай, и от взявшего твое не требуй назад" (Лк. 6:27, 28, 30, 35), ибо все Божие, и Господь, если восхощет, может все отнять от тебя. Помни, что ты наг сам исшел из чрева матери своей, наг и отыдешь (см. Иов. 1:21), и ничего с собой не возьмешь. Если так будешь жить, стяжешь себе безценное сокровище мира и любви и долголетен будешь на земле, ибо кроткие, сказано, наследуют землю и насладятся преизбытком мира (Мф. 5:5; Пс. 36:11)(6).

* * *

На озлобляющихся на нас или завидующих нам, гордящихся перед нами не должно взаимно озлобляться, сердиться, гордиться, как это обычно нашей растленной природе, но жалеть их как одержимых адским пламенем и смертью духовной, молиться о них в глубине сердца, да разженет Господь мрак души их и просветит сердца их светом Своей благодати. Мы бываем омрачены своими страстями и не видим нелепости, безобразия их и своих поступков, но когда Господь просветит нас светом Своей благодати, тогда мы как от сна пробуждаемся, видим ясно безобразие, безумие своих помыслов, чувств, слов, поступков; сердце наше, до того времени загрубевшее, размягчается, злоба проходит, и на место ее является благость, ласковость, снисходительность. Потому, по слову Спаса нашего, надо любить и врагов, благословлять проклинающих и добро творить ненавидящим нас (см. Мф. 5:44; Лк. 6:27, 28), ибо и они братия наши слепотствующие, заблуждающиеся (6).

* * *

Постоянно любите друг друга от чистого сердца (1Пет. 1:22). Помни эти слова апостола и поступай по ним. Прощай должникам твоим и знай, что как тебя враг смущает и вооружает враждебно против других, так и их смущает и вооружает против тебя. Люби и жалей всех врагов твоих как заблуждающих; "не воздавайте злом за зло или ругательством за ругательство; напротив, благословляйте, зная, что вы к тому призваны, чтобы наследовать благословение" (1Пет. 3:9) (11).

* * *

Весьма часто мгла духа злобы окружает наше сердце и не дает нам мирно говорить с нашими ближними, которые раз или несколько раз обидели или высказали свое к нам недоброжелательство. Надо молить усердно Господа, чтобы Он Сам разогнал эту мглу злобы и исполнил сердце наше благости и любви, даже и к врагам нашим, ибо они в ослеплении страстей – гордости, зависти, любостяжания, злобы – не ведают иногда сами, что творят, как не ведали враги Господа Иисуса Христа, всю жизнь гнавшие Его и наконец умертвившие поносною смертью. Надо помнить, что в том христианская вера состоит, чтобы любить врагов, ибо, если любим только любящих нас, что особенное делаем, и язычники не то же ли делают (см. Мф. 5:46, 47) (7)?

* * *

"Но вы любите врагов ваших, – продолжает Господь, – и благотворите, и взаймы давайте, не ожидая ничего; и будет вам награда великая, и будете сынами Всевышнего; ибо Он благ и к неблагодарным и злым" (Лк. 6:35). Трудное дело, по-видимому, предписывает нам Спаситель наш, заповедуя любить врагов наших и делать им добро; растленное сердце человеческое скажет: это невозможно, это противно природе и здравому смыслу! Трудное дело, правда, только для растленного сердца, не обновленного и не укрепленного благодатью, но для сердца, возрожденного благодатью, это дело легкое, ибо Господь помогает верующему во всем; и мы в жизни святых видим тому много примеров (9).

Любовь плотская

Главная заповедь Закона Божия есть любовь, ее надо исполнять неотложно; но диавол, зная это, противопоставил и противопоставляет свою нечистую плотскую любовь, которой от начала научил и доселе учит людей, любовь мира сего – любовь прелюбодейную, любовь почестей мира сего: "Тебе дам всю славу, если, пав, поклонишься мне", говорил диавол Господу (Мф. 4:9) (4).

* * *

Сердце твое должно быть все объято и поглощено любовью Божией и не должно иметь в себе места для плотской нечистоты, слепой, бессмысленной, пагубной для души и тела. Между тем враг наветует [43] и влечет на плотские беззакония, разжигает, палит помыслами и воображением скверного греха, но ты противостой всеми силами и не давай себе увлекаться ими, да не осквернишься и Бога прогневаешь (4).

* * *

Не предпочитаешь ли ты тварь Творцу и не любишь ли более тварь, чем Творца? Необходимо, чтобы всякий человек пришел в истинный разум и научился искренне почитать и любить вечного личного, любящего Творца твари и ради Его любви презирать любовь земную, пристрастную (4).

* * *

Должно убить в себе земную любовь, любовь (страсть) к земной плотской красоте, к сластям, к корысти, к плоти своей, к чести и оживить любовь к небу – истинному отечеству, к душе – небесной гражданке, к добродетели, возненавидеть все, что любит плоть, возлюбить, что она презирает, чего она страшится (например, размышление о смерти, о суде), или нищету, больных, страждущих (7).

* * *

Лютеране говорят: "К чему нам просить молитв святых за себя? Мы просим Самого Бога", и сами себя опровергают, ибо зачем они просят пастора молиться за себя? Молились бы без пастора, если всякий имеет одинаковый доступ к Богу и нет нужды в освященных молитвенниках за нас. Какая слепота! Говорят: молясь святым, мы идолопоклонствуем. Неправда. Ни одного святого мы не почитаем за Бога, ни одному святому не молимся как Богу, а только просим молитв его за себя; есть ли тут хоть тень идолопоклонства? Как просим живых священнослужителей и молитвенников за нас перед Богом, чтоб они помолились о нас, так просим и небесных молитвенников, по любви своей к Богу имеющих великое дерзновение перед Ним; притом весьма многие из них и здесь, на земле, были молитвенниками и ходатаями перед Богом за мир; там, на небесах, эта деятельность их только продолжается, имеет большие размеры и особенно сильна, ибо не воспящается [44] тяжелой и косной плотью. Все святые хотя кончили земное поприще, но они живы: "Бог же не есть Бог мертвых, но живых, ибо у Него все живы" (Лк. 20:38) (7).

Примечание

43. Наветничать – наговаривать, клеветать, возводить напраслину.

44. Воспящаться (устар.) – подаваться вспять.

М

Мать

Мать в этом доме (в мире) Пресвятая Богородица. В нуждах своих духовных и телесных, в скорбях, напастях и болезнях обращайся к Ней с верой, надеждой и любовью. Будь свят, как свят Господь Бог, Творец и Отец твой, как свята Владычица, Матерь Божия и по Спасителю Матерь наша. "Жено! cе, сын Твой... се, Матерь твоя" (Ин. 19:26, 27). Чтобы мы не усомнились превознесенную Матерь Бога Вышнего, Пресвятую, Пречистую, Преблагословенную, Славную Владычицу нашу называть своей Матерью, предвечный, Божественный Сын Ее, Господь Иисус Христос, разрешил наше сомнение, прямо дозволив нам или ревнующим из нас о святыне называть Ее своею Матерью: "се, Матерь твоя". Ибо в лице святого Иоанна Богослова это сказано и нам, христианам. Да, Она и действительно есть нежнейшая, благопромыслительная, всесвятая и к святости нас, чад Своих, направляющая Мать наша (7).

Милосердие (милость)

Что есть милосердие? Милосердие есть любить врагов, благословлять проклинающих, добро творить ненавидящим, творящим нам напасть, изгоняющим нас, защищать гонимых и прочее (6).

* * *

Долг и необходимость милосердия явны для каждого из нас и из того, что различных бедствий на земле, пораженной проклятием Божиим за грехи человека, и порождаемых страстями человеческими, крайне много, и мы как сочлены самой природой своей, врожденной чувствительностью влечемся к состраданию страждущим братиям своим. И кто не знает, как много облегчает человеческие бедствия братское, христианское сочувствие к бедствующим? (8).

* * *

Побуждением к милосердию ближним служат наши собственные немощи, болезни, напасти, скорби, несчастья и желание, столь нам сродное, чтобы ближние наши не были к нам безчувственно холодны во время наших бед и напастей, а относились к нам с сочувствием. Если мы сами будем сочувствовать и помогать людям в их несчастных обстоятельствах, то, по закону божеского и человеческого возмездия, и люди будут нам сочувствовать и помогать в нашем горе, при нашей болезни, в нашей напасти, в скорби, гонении. "Какою мерою мерите, такою же отмерится и вам" (Лк. 6:38). Во всем "как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними" (Лк. 6:31) (8).

* * *

Для нас необходимо и важно, бесконечно важно христианское милосердие. Необходимо потому, что без дел милости невозможно наследовать уготованное от сложения мира Царство для благословенных Отца Небесного, и суд без милости будет не оказавшему милости (Иак. 2:13); бесконечно важно потому, что милость, оказываемая ближнему, оказывается лично Самому Иисусу Христу, по свидетельству Его Самого: "так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне" (Мф. 25:40); ибо все люди, особенно христиане, суть братья Его меньшие, а христиане – и члены тела Его (8).

* * *

Милость к ближнему удобно может оказывать всякий, потому что милость бывает различная, как различны нужды человека духовные и телесные, как различно положение людей в обществе, их состояние и значение. Начальник может оказывать милость снисхождением, кротостью к согрешающим, терпением, вниманием к заслугам подчиненных и награждением их; подчиненный – всегдашней исправностью, покорностью, усердием. Ученый может оказывать милость ближним, просвещая невежд, проводя в общество правые суждения о вере, о жизни, о цели бытия человека на земле, о благах земных, о смерти, о правде Божией, о суде вечном или обличая общественные пороки. Богатый может оказывать милость ближнему, жертвуя от своего имущества на нужды Церкви и служителей ее, на благотворительные заведения или подавая щедрую милость бедным; бедный – своей признательностью и усердием в служении богатому, своей молитвой за благодетелей. Пастырь – искренним и непрестанным попечением о спасении душ человеческих, непрестанным поучением их в Слове Божием, всегдашней готовностью к исполнению приходских треб, к подаче советов, наставлений, утешений, а пасомые – почтительностью к пастырям, снисхождением к их недостаткам и усердной молитвой за них.

Главные дела милости телесной, общие для всех, следующие: алчущего напитать, жаждущего напоить, одеть нагого или имеющего недостаток в необходимой и приличной одежде, посетить находящегося в темнице, посетить больного, послужить ему и помочь его выздоровлению или христианскому приготовлению к смерти, то есть позвать священника для исповеди и приобщения его Таин Христовых, странника принять в дом и успокоить, погребать умерших в бедности на свое иждивение или на собранные подаяния.

Дела милости духовной следующие: обратить через увещание грешника от заблуждения, например, человека неверующего или иноверца, раскольника или пьяницу, блудника, расточителя; невежду научить истине и добру, например, не умеющего молиться Богу научить молиться, не знающего заповедей Божиих научить заповедям и исполнению их; подать ближнему вовремя добрый совет – например, в затруднении или в опасности, которой он не примечает, в болезни, при злоумышлении кого-либо на чью жизнь или благосостояние; молиться за всех Богу: "молитесь друг за друга, чтобы исцелиться" (Иак. 5:16); утешать печальных: "утешайте малодушных" (1Фес. 5:14); не воздавать или не мстить за зло, которое сделали нам люди: никому "не воздавайте злом за зло или ругательством за ругательство" (1Пет. 3:9), или: "Hе мстите за себя, возлюбленные, но дайте место гневу Божию" (Рим. 12:19), от сердца прощать обиды, зная и памятуя, что обижающий другого прежде всего обижает себя, навлекая на себя великий гнев Божий; что он обижает по наущению вражию, что мы заслуживаем обиды своими грехами и, наконец, что Бог нам самим прощает грехи и оскорбления наши, причиняемые Его величию (8).

* * *

Не будем жестокосерды и немилостивы к бедным, когда имеем сами достаток, не будем зазнаваться в богатстве и довольстве, а будем делиться по силам с бедными, чтобы, в случае когда мы оскудеем делами добрыми, они приняли нас в вечные обители (Лк. 16:9), по словам Спасителя нашего (9).

* * *

"Итак, будьте милосерды, – сказал Господь, – как и Отец ваш милосерд" (Лк. 6:36). От христиан, Своих чад по благодати, Господь требует милосердия, подобного милосердию Отца Небесного. И в самом деле, если христиане – чада Отца Небесного, искупленные кровью Сына Его, и им обещаны нетленные, бесконечные блага в Небесном Отечестве, то они должны являть в этой жизни братии своей любовь и милосердие, соответственные величию к ним любви и милосердия Божия и безпредельному величию обещанных им нетленных благ, величайших почестей и венцов небесных (9).

* * *

Господь говорит нам: "Милости хочу, а не жертвы" (Мф. 9:13); Он, многомилостивый, хочет и от нас милости или милосердия, незлобия и терпения относительно ближних наших; Он же и готов всегда помогать нам во всяком добром деле. Если у тебя злое сердце, проси в покаянии, чтобы Он смягчил твое сердце, сделал кротким и терпеливым – и будет оно таково. Он нам говорит: "Сын мой! отдай сердце твое Мне"(Притч. 23:26). Нет ничего невозможного для верующего и искренне молящегося. Только решись, твердо решись оставить свою злобу. Должно в самом начале обуздывать в себе всякую возникающую страсть, особенно злобу и гнев, не дозволять искре сделаться огнем, который тушить, конечно, гораздо труднее, чем одну искру (9).

Милосердие божие

Господь милосердый любит милосердие в разумных тварях Своих. По Его благости и милости существует небо и земля и все, что на них, и милости Господней полна вся земля. Как же нам, разумным созданиям, не любить милости или милостыни. "Будьте милосерды, как и Отец ваш милосерд" (Лк. 6:36) (2).

* * *

О неизреченное милосердие Божие! О долготерпение! О премудрость и правда Божия безконечная! Господь даровал нам так бесконечно много, а мы что принесли или приносим Ему в благодарность? Свое окаянное, бесчувственное, безумное, многострастное, злое житие (3).

* * *

Господь мог бы целый мир – небо и землю – сотворить телом Своим или, не творив мира, вместо его создать себе храм тела; но только для тебя благоволил создать Себе подобное твоему тело, чтобы спасти тебя, и, сотворив из ничего мир, творит только из небольшого вещества его тело Свое для оживотворения тебя, оставляя мир быть тем, чем Он создал его. О, благость и милосердие Божие! Мы – от плоти Его и от костей Его по причине причащения Животворящих Его Таин! (6)

* * *

Я человек, и во мне непрерывно действует милость, истина и правда Божия. Бог то милует и утешает, то наказывает и опечаливает меня скорбями за внутренние, противные Ему душевные движения. Но подобных мне людей полна земля. Значить и в них Господь являет Свою милость, истину и правду, подобно как во мне. Он производит все во всех (1Кор. 12:6) (6).

* * *

Когда молишься о прощении грехов своих, укрепляйся всегда верой и упованием на милосердие Божие, готовое всегда прощать наши грехи по искренней молитве, и всячески бойся, как бы не запало в сердце отчаяние, выражающееся тяжелым унынием сердца и принужденными слезами (6).

* * *

Как достойно, с верой и любовью примешь ты Тело Христово, когда ты презираешь члены Его или не милосердуешь о них? Христиане – члены Христовы, особенно бедные. Люби Его члены, окажи им милость, и Владыка окажет Свою богатую милость и тебе. А может ли быть какая другая милость богаче той, которую Спаситель наш подает нам в причастии самого Пречистого Тела и самой Пречистой Крови Его? (7)

* * *

Все мы, все грешны и нуждаемся в милосердии Божием. Если бы не ходатайствовала за нас кровь Агнца Божия, взявшего на себя грехи мира, то каждый день и час над нами гремели бы удары небесного правосудия; мы ежедневно бедствовали и умирали бы душою своею грешною, и ни мира, ни радости не вкушать бы нам вовеки. Но за нас ходатайствует Сын Божий, и наши грехи не вопиют так сильно об отмщении нам, ради заслуг Его (8).

* * *

Какая добродетель более свойственна христианину и составляет преимущественную его обязанность? Милосердие. Сын Божий единородный, сшедший с небес на землю по неизреченному милосердию к погибающим грешникам и изливший за них в крестных искупительных страданиях кровь Свою, Сам убеждает нас быть милосердными друг к другу: будьте вы, говорит, милосерды, как Отец ваш Небесный милосерд (Лк. 6:36). "Пойдите, научитесь, что значит: милости хочу, а не жертвы" (Мф. 9:13). Вся жизнь Иисуса Христа была непрерывным сцеплением величайших благодеяний страждущему человечеству: Он исцелял всякие болезни, изгонял из людей злых духов, подавал зрение слепым, слух – глухим, язык – немым, хождение – хромым, прямое положение – сгорбленным. Он воскрешал мертвых и неутешно плачущим по ним подавал радость неизъяснимую. Он ежедневно поучал народ, просвещая его умы и сердца спасительными истинами. Он врачевал души удрученных грехами грешников и прощал грехи. Он взывал ко всем грешникам: "Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас" (Мф. 11:28). И Своим ученикам и апостолам Он даровал благодать совершать такие же дела милосердия: "больных исцеляйте, прокаженных очищайте, мертвых воскрешайте, бесов изгоняйте; даром получили, даром давайте" (Мф. 10:8) (8).

* * *

Прославим милосердие Божие, по которому Он питает нас не только обыкновенным земным хлебом, но, что всего удивительнее и трогательнее, питает Своею Кровью для обновления, очищения и спасения нашего. Так возлюбил нас Господь наш; через причащение Он так приблизил нас к Себе, что более уже нельзя приблизить. Прославим милосердие Божие, по которому Он Сам благоволил учить людей благотворить им и совершил бесчисленные чудотворения, давая слепым прозрение, глухим слух, расслабленным силу, прокаженным очищение, немым способность говорить и даже воскрешая мертвых. Подивимся неизреченному человеколюбию Божию, по которому Господь Иисус Христос, будучи Богом безначальным и всесовершенным, благоволил претерпеть безчисленные мучения, самую поносную казнь и умереть на Кресте для спасения нашего, потому что никто не спасся бы без этих мучений Сына Божия, все преданы были бы в муку вечную, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его (9).

* * *

Надо помнить общую слабость человеческую, общую склонность ко грехам в особенности свои великие немощи и грехи и безконечное к нам самим милосердие Божие, которое прощало и прощает нам грехи многие и тяжкие за покаяние и умоление наше. Да уже одно чувство благодарности к Богу за Его бесчисленные к нам милости обязывает нас быть снисходительными и милостивыми к нашим ближним, которые одной плоти и крови с нами, имеют одинаковые немощи, страсти, преткновения. Но величайшим побуждением к снисходительному и кроткому обращению нашему с ближними должно служить, конечно, более всего крайнее снисхождение к нам Сына Божия, нас ради человеков и нашего ради спасения сошедшего с небес, воплотившегося и вочеловечившегося, Его пример, Его заповеди и советы, Его кротость и незлобие к грешникам, Его долготерпение, Его страдания и смерть за всех нас. Если Он положил за нас душу Свою, то и мы должны друг за друга души свои полагать (1Ин. 3:16), – говорит апостол. Другой апостол говорит: "Будьте друг к другу сострадательны... милосерды... не воздавайте злом за зло или ругательством за ругательство" (1Пет. 3:8, 9) (9).

* * *

Ежели еще упадешь, восстань и спасешься. Какая благость Господня безмерная! Какое беспредельное милосердие! Какое удобство ко спасению! Владыка не отвергает грешника до последнего издыхания. Знает Господь нашу немощь, поползновенность ко всякому греху с самого младенчества, знает и ухищрение врагов бесплотных, прельщающих нас ко греху, и долготерпит нам, ожидая покаяния, борьбы и исправления и дел благих. Радейте! (10)

* * *

Если бы милосердие Сына Божия по благоволению Бога Отца и ходатайству Духа Святого не взыскало погибающих грешников, что было бы со всеми нами, со всеми людьми? И подумать ужасно, не только испытать хоть на минуту, хоть на секунду ту беду, то мучение, которое постигло бы отверженных грешников: их навеки поглотило бы страшное, вечно клокочущее, неугасимое пламя ада. Но Сын Человеческий, Сын Божий пришел взыскать и спасти погибшее (Мф. 18:11). И вот, мы с вами взысканы и спасаемся: нам отверсты двери милосердия. Приходи каждый со своей удрученной грехами душой к служителю Божию; кайся искренне, сокрушайся сердечно о грехах, омерзи их, возненавидь их от всей души, чего они и достойны, имей твердое намерение исправления, веруй во Христа, Агнца Божия, вземлющего грехи мира – и ты услышишь вожделенный глас Господа: "чадо! прощаются тебе грехи твои" (Мк. 2:5). А вместе с прощением грехов ты избавишься и от осуждения за грехи, и от вечной муки, уготованной грешникам нераскаянным, только "впредь не греши" (Ин. 8:11). Впрочем, если и еще согрешишь по немощи и злому навыку, ибо всякому прилежит помышление на лукавое от юности (Быт. 8:21), и еще покаешься искренно, то и опять получишь прощение, по слову апостола: "если бы кто согрешил, то мы имеем ходатая пред Отцем, Иисуса Христа, праведника; Он есть умилостивление за грехи наши, и не только за наши, но и за грехи всего мира" (1Ин. 2:1, 2). Седмижды седмьдесят раз Господь повелел прощать падающим в грехи, ибо как величие Его бесприкладное, безмерное, несравненное, то и милость Его безмерная.

Но с благодарностью ли мы пользуемся такой величайшей милостью Божьей? Исправляемся ли мы; делаемся ли день ото дня или год от году лучшими? Стремимся ли к совершенству, как заповедует нам Господь: "будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный" (Мф. 5:48)? Стараемся ли видеть грех во всей его безобразной наготе; снимаем ли с него личину, которой он старается прикрывать себя всегда, чтобы не испугать и не оттолкнуть нас от себя? Нет, братия, к стыду нашему мы должны сознаться, что злоупотребляем изо дня в день милосердием Бога нашего и после покаяния снова прилагаем грехи к грехам, не внимаем, как опасно ходим (см. Еф. 5:15); без опасения нередко идем навстречу греху и нередко впадаем еще в более тяжкие грехи. Где же у нас разум? Где вера наша? Где покаяние наше? Все будто прахом пошло. Так сатана смеется над нами и рукоплещет нам. Но ведь придет же когда-нибудь конец нашему вероломству, и мы, столько раз искусившие милосердие Божие, испытаем, наконец, и грозное правосудие Его. "Невозможно, – говорит святой апостол Павел, – однажды просвещенных, и вкусивших дара небесного, и соделавшихся причастниками Духа Святаго, и вкусивших благого глагола Божия и сил будущего века, и отпадших, опять обновлять покаянием, когда они снова распинают в себе Сына Божия и ругаются Ему. Земля... производящая терния и волчцы негодна и близка к проклятию, которого конец – сожжение" (Евр. 6:4–8) (14).

Милостыня

Как подавать (милостыню)? Почему тайно? Чтобы не от людей награда была, а от Бога. Бог так устроил, что кто здесь получает воздаяние, тот на небе уже не получит его (2).

* * *

Те, которые подают алчущим хлеб или деньги с жалением, с лукавым оком и несытым сердцем, все равно что кладут яд в свой хлеб или в свою милостыню, хотя этот яд – духовный, невидимый. Нужно подавать с любовью, с уважением к лицу ближнего, доброхотно, с радостью, ибо любви свойственно радоваться при оказании помощи любимому (6).

* * *

Ничтожна милостыня того человека, который подает ее не доброхотно, потому что милостыня вещественная не его, а Божий дар, ему же принадлежит только расположение сердечное. Поэтому многие милостыни окажутся почти суетными оттого, что они были подаваемы недоброхотно, с сожалением, с неуважением к лицу ближнего. С сердечным расположением да приносим жертвы свои на алтарь любви к ближнему: "доброхотно дающего любит Бог" (2Кор. 9:7) (6).

* * *

Каждый день просят у тебя милостыни – и давай каждый день охотно, без озлобления, грубости и ропота: ты не свое, а Божие даешь Божиим чадам крестоносным, едва имеющим где главу приклонить; ты приставник Божия достояния, ты слуга вседневный меньшей братии Христовой, исполняй дело свое с кротостью и смирением, не скучай им. Христу, Судии и Мздовоздателю, служишь: великая честь, высокое достоинство! С радостью твори дела добрые. Просто, без больших трудов приходят тебе деньги; просто, не думая много, и раздавай их. Щедро вознаграждаются твои труды – будь щедр к другим сам. Не по заслугам вознаграждаются – не по заслугам и другим давай, а ради их нужды (6).

* * *

Много практикующие врачи, получающие много денег с больных, должны для души своей подавать щедрую милостыню, если верят, что у них есть безсмертная душа; богатые священники, получающие щедрое вознаграждение за свои труды молитвенные, также должны подавать богатую милостыню, да не осуждены будут с Иудой предателем, продавшим за сребреники Господа славы; купцы, получающие большие барыши, должны непременно упражняться в милостыне и в украшении и снабжении храмов Божиих; чиновники, получающие большое жалованье, не должны также считать своим исключительным достоянием щедрое вознаграждение за свои посильные труды и также помнить нищую братию свою, да примут награду от Господа и да очищают души свои. Все должны запасаться елеем милостыни и добрых дел, да не туне явятся пред Судиею в день страшного испытания, да не наги явятся на этом всемирном позорище (7).

* * *

Все жертвы и милостыни нищим не заменят любви к ближнему, если нет ее в сердце; потому при подаянии милостыни всегда нужно заботиться о том, чтобы она подаваема была с любовью, от искреннего сердца, охотно, а не с досадой и огорчением на них. Само слово "милостыня" показывает, что она должна быть делом и жертвой сердца и подаваема с умилением или сожалением о бедственном состоянии нищего и с умилением или сокрушением о своих грехах, в очищение которых подается милостыня; "ибо милостыня, по Писанию, может очищать всякий грех" (Тов. 12:9). Кто подает милостыню неохотно и с досадой, скупо, тот не познал своих грехов, не познал самого себя. Милостыня есть благодеяние прежде всего тому, кто ее подает (7).

* * *

Когда подаешь просящему, который не беден, здоров и по виду не заслуживает подаяния, отчего сердце твое пожалеет для него поданной милостыни, покайся в этом, ибо и нам божественная Любовь подает блага свои, тогда как мы имеем их и без того довольно. Любовь к ближнему должна так говорить в тебе: хотя он и имеет, но не худо, если я увеличу его благосостояние (а сказать правду, одна или две-три копейки не очень-то увеличат и поправят его благосостояние). Мне подает Бог, почему же мне не подать нуждающемуся? Говорю: нуждающемуся, ибо кто станет протягивать руку без нужды? Если бы ты сам только по заслугам получал от Бога дары Его благости, то, быть может, должен был бы ходить нищим. К тебе Бог щедр не по заслугам, да и ты сам хочешь, чтобы Он был щедр. Как же ты не хочешь быть щедрым к братьям своим, имея избытки? (7)

* * *

Тот подает истинно милостыню, кто подает от сердца и любящим сердцем. Тот истинно милостивый, кто беседует со всяким сердечно, а не умом или устами, кто отдает всякому искреннее, сердечное почтение, кто проповедует слово Божие и служит от истинного сердца, нелицемерно, – словом, кто объемлет всех и носит всех любовью в сердце своем, презирая все вещественное, что становится препятствием в любви между им и ближним, – тот истинно милостив (7).

* * *

Благотвори бедному доброхотно, без мнительности, сомнения и мелочной пытливости, памятуя, что ты в лице бедного благотворишь Самому Христу, по писанному: "так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне" (Мф. 25:40). Знай, что милостыня твоя всегда ничтожна в сравнении с человеком, этим чадом Божиим; знай, что твоя милостыня есть земля и прах; знай, что с вещественной милостью непременно должна об руку следовать духовная: ласковое, братское с чистосердечной любовью обращение с ближним; не давай ему заметить, что ты одолжаешь его, не покажи гордого вида. "Раздавай, – сказано, – в простоте... благотвори с радушием" (Рим. 12:8). Смотри же, не отнимай цены у своей милостыни вещественной через неоказание духовной. Знай, что Владыка на суде и добрые дела будет испытывать. Помни, что для человека небо и земля, ибо ему соблюдается наследство нетленное на небесах (см. 1Пет. 1:4); для человека Бог Отец Сына Своего единородного не пощадил, но за него отдал на смерть. Диавол, по нашему лукавству, запинает нас в добрых делах наших (7).

* * *

Милостыня человеческая подозрительна: боится, как бы не дать тому, кто имеет, или не дать много. Милость же Господня не такова: "Благ Господь ко всем, и щедроты Его на всех делах Его" (Пс. 144:9) (7).

* * *

Милостыня есть семя; если желаешь, чтобы она принесла добрый и сторичный плод, сделай это семя добрым, подавая в простоте и от доброго, милостивого, сострадательного сердца, да будь уверен, что не столько теряешь или, лучше, нисколько не теряешь, а приобретаешь безконечно больше через тленную милостыню, если подаешь от доброго сердца, с верой в Мздовоздаятеля, а не из корыстных или себялюбивых видов. Сказано: Мне, вашему Господу, сотворили, сотворив милость одному из сих братьев Моих меньших (Мф. 25:40) (7).

* * *

Все ли равно: если ручеек течет небольшой струйкой и напояет, хотя немного, жаждущую землю и если вовсе не течет и оставляет ее совсем сухой? Конечно, не все равно. Так, лучше подавать хотя небольшую милостыню, чем вовсе не подавать (10).

Мир божий

Мир как произведение Живого, Премудрого Бога полон жизни: везде и во всем жизнь и премудрость, во всем видим выражение мысли, как в целом, так и во всех частях. Это настоящая книга, из которой можно, хотя и не так ясно, как из откровения, учиться Богопознанию. Прежде чем стал мир, был только живой беспредельный Бог; когда мир из небытия воззван к бытию, Бог, конечно не сделался ограниченным, вся полнота жизни и беспредельности осталась при Нем, но эта полнота жизни и беспредельности выразилась и в тварях, живых и органических, которых безмерно много, и все одарены жизнью (6).

* * *

Ограниченность мира и особенно человека. Мир как точка опоры для телесных тварей, чтобы они не исчезали в беспредельности. Письмена Слова Божия вернее и яснее говорят о мире, чем сам мир или расположение слоев земных: письмена природы внутри ее как мертвые и безгласные ничего определенного не выражают. "Где был ты, человек, когда Я полагал основания земли?" (Иов. 38:4). Разве ты был при Боге, когда Он устроял вселенную? "Кто уразумел дух Господа, и был советником у Него?" (Ис. 40:13). А вы, геологи, хвалитесь, что уразумели в построении слоев земли ум Господень и утверждаете это наперекор священному бытописанию! Вы более верите мертвым буквам слоев земных, бездушной земле, чем боговдохновенным словам великого пророка и Боговидца Моисея (6).

* * *

Ограниченность человека примечаема из рассматривания его по отношению ко всему миру Божию, громадному, светозарному, в частности, к огромным расстояниям неба от земли; по отношению к стихиям земным, которые часто страшно враждуют против него, сожигая его или его имущество, потопляя его или его жилище, корабль и прочее, раздувая бурным дыханием или иначе; по отношению к животным, которые большей частью живут вне всякой зависимости от него и далее наводят на него страх; по отношению к растениям, которые так прекрасно одеваются, живут часто дольше его и выходят из земли совершенно без его ведома и искусства; наконец, по отношению даже к своему телу, которое томит его часто чувством голода, жажды, покоя и прочее. Все, что около человека, не его, а Божие, и все, что у человека, Божие, а не его (11).

Мир в душе (в сердце)

Величайшее дарование Божие, в котором мы больше всего нуждаемся и которое получаем весьма часто от Бога вследствие нашей молитвы, есть сердечный мир, как говорит Спаситель: "Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас" (Мф. 11:28). И радуйтесь и считайте себя богатыми, имеющими все, когда получили мир (1).

* * *

Мир и избыток жизни сердца после причащения есть величайший, неоценимый дар Господа Иисуса Христа, превосходящий все дары, относящиеся к телу и вместе взятые. Без душевного мира, при тесноте и мучении сердца, человек не может пользоваться никакими благами, ни вещественными, ни духовными, для него тогда не существует наслаждений, происходящих от чувства истины, добра и красоты, потому что подавлено и убито самое средоточие его жизни – сердце, или внутренний человек (6).

* * *

Мир есть целость, здравие души; потеря мира – потеря здравия душевного (6).

* * *

Все, что составляет меня, человека (душа), живет единственно Богом и только в соединении с Ним, а разлучившись с Ним, крайне бедствует. Но жизнь души моей составляет мир душевных моих сил, и этот мир исключительно происходит от Бога. Есть, правда, и мир плоти, но это обманчивый мир – предтеча духовной бури, о таком мире говорит Господь: "когда будут говорить (людям): "мир и безопасность", тогда внезапно постигнет их пагуба" (1Фес. 5:3), но мир духовный, происходящий от Духа Божия, различается, как небо от земли, от того плотского мира. Он небесен, блаженнотворен. Мир вам, – говорил часто Господь ученикам Своим, преподавая им мир Свой, и апостолы преподавали верующим также мир Божий и желали им как первого блага мира Божия именно потому, что он составляет жизнь нашей души и свидетельствует о соединении нашей души с Богом. Отсутствие мира в душе, возмущение которым отличаются все страстные состояния души нашей, есть духовная смерть и знак действия в сердцах наших врага нашего спасения (6).

* * *

"Старайтесь иметь мир со всеми и святость, без которой никто не увидит Господа" (Евр. 12:14). Не нарушай мира из-за тленного и преходящего, из-за своего греховного самолюбия. Возлюби мир больше всего, как Самого Господа. Да не будет ничто дороже мира и любви взаимной. Мир возлюбим, мир, мир! (6)

Мир духовный

Сердечная вера в мир духовный, особенно в духовное всепросвещающее и всеоживляющее Солнце, радует, живит душу, имеющую непорочную совесть. Вера должна доходить до сердечного зрения. Это значит, что душа должна стать как бы выше чувственности, выше телесного, мрачного естества своего и проникнуть собой – возможно чистым зрением сердца – в мир духовный. Тут-то ей будет хорошо, тут-то ее истинная жизнь, ее успокоение и радость (6).

Мир сей

"Время уже коротко, так что имеющие жен должны быть, как не имеющие... и покупающие, как не приобретающие; и пользующиеся миром сим, как не пользующиеся; ибо проходит образ мира сего"(1Кор. 7:29–31), то есть живи в мире и подчиняйся его обстоятельствам, но столько, сколько можно позволить временному страннику, который озабочен путешествием к горнему отечеству. Имеешь ты жену – живи с ней в любви и согласии, но не привязывайся к ней всею душою своей до забвения Бога и той жизни, в которой ни женятся, ни посягают; не делай ее целью твоей жизни и преимущественным предметом твоих забот: имеющие жен должны быть, как не имеющие. Ты, купец, покупай и продавай, но не делай своей торговли целью твоей жизни, не привязывайся слишком к деньгам: "покупающие (да будут), как не приобретающие". Хочешь жить в мире и наслаждаться его удовольствиями? Вкуси их, если хочешь, но не пресыщайся ими (разумею позволенные удовольствия). Не живи только для них: "пользующиеся миром сим, как не пользующиеся" (2).

* * *

Мир – арена или место подвигов, на котором все подвизаются или стараются казаться подвизающимися, но не все получают награду, а только тот, кто одержит победу. Мир есть место подвижничества людей всякого рода, звания и состояния в разных делах своих, хороших или дурных, место развития сил и способностей каждого: священника, архиерея, диакона, воина, купца, ремесленника, писателя, царя и подданного, чиновника или учителя и педагога и других (3).

* * *

Только Церковь Божия на земле обладает всегдашним миром и будет обладать им до скончания века, а мир прелюбодейный и грешный, отступивший от Бога и Его праведных законов, мятется и будет до конца своего смущаться от своих заблуждений, от своих всезаразительных и пагубных страстей, от бесчеловечных браней и внутренних крамол, от своего безумия...

В этом безумии он (человек) восстает на бесконечный и совершенный разум Божий и во всех своих умствованиях и действиях дерзновенно противится ему, мечтая, что он сам собой, этот несмысленный разум человеческий, устроит благо человечества наилучшим образом и достигнет совершенства. А достигает ли и достигнет когда? Никогда. Дерево познается по плодам. Смотрите же на эти плоды нынешней цивилизации – кому они приятны и полезны? (3)

* * *

Настоящий видимый мир есть одна тень будущего, духовного, безсмертного века, будущей "земли живых" (Пс. 26:13). Разумно ли привязываться к тени, а не к самой истине, к будущему истинно реальному веку и к дню вечному? Преходит образ мира сего, изменяются времена года, изменяется непрестанно атмосфера, или окружающий воздух, род преходит и другой род приходит, преходят цари, сменяются один другим, преходят великие и посредственные люди и все таланты их, преходит красота человека и обращается в гной, преходят образы дня и ночи, бесконечно разнообразные формы злаков и всяких растений – все преходит и превращается в тление. Один Бог никогда не изменяется и вечно Один и Тот же пребывает, всеблагой, всесвятой, премудрый, прекрасный, всеблаженный, вечный, всемогущий, и душа человеческая, по образу Его сотворенная, если достигла святости (4).

* * *

Мир – собрание мертвых душ, глава и князь которых диавол, отец лжи. Церковь в ее истинном значении – собрание, или союз, живых душ, глава которых Христос Жизнодавец и Утешитель и Совершитель, Дух животворящий. "Весь мир лежит во зле" (1Ин. 5:19); мир – собрание слепых сердечными очами. Церковь – собрание видящих все в истинном свете. Все люди в мире не возрождены, подвержены слепоте сердечной, но сословие мнимоученых и писателей чиновного мира, студенческого, женского подвержены в большинстве самой гибельной слепоте от гордого самомнения, и тем хуже, что они не сознают своей беды и увидят ее лишь тогда, когда будут умирать и когда вся жизнь покажется им как на ладони. Современные события подтверждают истину этих слов. В душевной слепоте своей они делают безумные дела (4).

* * *

На мир и на все, что в мире, смотри как на тень преходящую и ни к чему не привязывайся, не имей пристрастия. Существен духовный непреходящий мир и создавший его Господь Бог к Нему прилепись всей душой (4).

* * *

Здесь, в мире суеты, в мире прелюбодейном и грешном, непрестанно и часто незаметно души и тела наши моль и ржа истребляют и воры мысленные подкапывают и крадут (Мф. 6:19) сокровища души, праведность и мир и радость во Святом Духе (Рим. 14:17). Какое же верное средство от этого постоянного растления греховного, от этих мысленных татей? Молитва покаяния и веры. Она оживляет, воскрешает истлевающую в обольстительных похотях душу нашу, прогоняет мысленных татей; она бич их, а для нас – источник силы, жизни и спасения. Слава о сем Господу! Молитва и предохраняет, избавляет нас от греха. С молитвой веры хорошо живется, ибо при молитве живем с Господом, Который просящим обещал всякие блага: Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам; ибо всякий просящий получает, и ищущий находит, и стучащему отворят (Мф. 7, 7–8) (6).

* * *

О, как тщательно диавол и мир засевают своими плевелами ниву Христову, которая есть Церковь Божия. Вместо слова Божия усердно сеется слово мирское, слово суеты. Вместо храмов мир изобрел свои храмы, храмы суеты мира: театры, цирки, собрания; вместо святых икон, которых миролюбцы не принимают, в мире существуют живописные и фотографические портреты, иллюстрации и разные другие виды; вместо Бога и святых в мире почитают до обожания своих знаменитостей – литераторов, актеров, певцов, живописцев, владеющих общественным доверием и уважением до благоговения (6).

* * *

Они не от мира, как и Я не от мира (Ин. 17, 16), – слова Господа Иисуса Христа об апостолах. Это великая им похвала. В чем же она? В том, что апостолы, живя в мире, были чужды его, чужды пристрастия к нему, не искали в нем себе ни славы, ни богатства, ни сластей, ни спокойствия, но были как бы существа иного мира, небесного; о небесном мудрствовали и заботились, небесной славы нетленной искали, небесного, нетленного богатства, небесных сладостей и небесного покоя в Боге и соединения с Ним. Мы же грешные – от мира сего, потому что ищем славы мира сего, богатства материального, здоровья, долгоденствия земного, наслаждений здешними благами, здешним спокойствием, здешними радостями. Но из-за пристрастия к миру и его благам все наши беды, страсти, искушения, все неуспехи в христианской жизни (7).

* * *

Вся сила и характер и хитрость искушений диавольских относительно людей состоят в том, что он прельстил и прельщает, подстрекал и подстрекает людей любить мир и то, что в мире: суетную мудрость мира сего, богатство, славу, знатность, сладости земные – и отвращаться Бога и горнего Царствия, и блаженства; любить суетные вещи земные, заботиться о возможно большем их изобретении и приобретении и презирать душу и ее истинные потребности; любить плоть, ее здоровье, цвет, красоту, тучность, сладострастие плоти и ненавидеть душу, то есть добродетель, забывать бессмертие души, ее первообраз – Бога, чтобы она и не думала о бессмертии и о пути, ведущем к бессмертию, о Боге и о соединении с Ним. Блаженны святые угодники Божии, презревшие мир и возлюбившие Бога, презревшие плоть и прилежавшие о душе, вещи бессмертной; жалки мы, окаянны мы, любящие мир и его суетные блага, лелеющие плоть и презирающие душу (7)!

* * *

Пристрастие к вещам тотчас влечет охлаждение к Богу и к делу своего спасения, охлаждение к ближнему, или ненависть и зависть к нему, если от него зависит дать нам известные вещи и он не дает или если мы обязаны невольно давать ему оные. Поэтому благо иметь к вещам совершенное равнодушие, чтобы не иметь повода к вражде на ближнего, которая есть великий грех. Будь выше пристрастий мира сего тленного, суетного и скоропреходящего; сердцем живи на небесах и люби тамошние нетленные блага, уготованные любящим Бога и ближнего (7).

* * *

Весь мир – паутина в сравнении с душой человека-христианина; ничто в нем не постоянно и не надежно; ни на что опереться в нем надежно нельзя: все рвется. Ни к чему не надо привязываться сердцем, кроме единого Бога, раскинувшего эту паутину, содержащего и оживляющего ее. К чему ни привяжешься, кроме Бога, все то язвит и стесняет сердце; к Нему одному полная привязанность живительна (7).

* * *

Христианину неотложно нужно бороться с миром прелюбодейным и грешным. Мир – это собрание людей, пренебрегающих познанием и исполнением воли Божией, живущих так, что все почти действия их, даже имеющие с виду добрую цель, не благоприятны Богу, потому что делаются без мысли о Нем и не о имени Иисуса Христа, а по самолюбивым расчетам или по движениям простого общечеловеческого чувства, не чуждого и язычникам. Есть в мире много богопротивных правил, обычаев, привычек, которым христианин не должен следовать, если хочет исполнить волю Отца Небесного и наследовать престол Небесного Царствия. Но как отделяться от людей, скажут многие, и не жить так, как живут другие? Не заключаться же дома, не все же молиться и поститься, не быть же в мире монахом! – Возлюбленные чада Церкви Православной! Никто от вас не требует, чтобы вы отделялись от людей и жили уединенно; но Бог и Церковь от нас требуют во имя нашего вечного спасения, чтоб мы имели общение христианское, разумное, духовное, боголюбезное; ибо проходит образ мира сего (1Кор. 7, 31). Позволять себе делать то, что принято всеми, не спрашивая себя, позволено ли это Богом и Церковью, неблагоразумно и грешно; разве христианин не должен знать, что мир – враг Богу, что многое, принятое в мире, запрещено Церковью и, значит, противно Богу? Христианин должен все испытывать: хорошо ли то и то, угодно ли то и то Богу, и тогда уже делать или не делать то, что делают другие. Все испытывайте, хорошего держитесь (1Фес. 5, 21). Итак, побеждай, христианин, мир, его богопротивные и душетленные правила, привычки и обычаи, и тебя посадит Господь на престоле славы Своей как победителя мира прелюбодейного и грешного (8).

* * *

И время течет не останавливаясь, и тело мое при жизни еще постоянно меняется и преходит, и мир весь, как видно по его движению, тоже преходит и как будто поспешает к предположенному концу своему, как заведенная машина. Где же постоянное? Постоянное – то, что все это движет и направляет к своим целям; постоянна первая причина всего сложного и сотворенного, которая сама не сложна и потому не преходяща, вечна; постоянны еще созданные по образу первой Вины духи Ангелов и человеков. Все остальное – мыльный пузырь. Не унижаю этими словами творения, но говорю так о нем сравнительно с Творцом и с блаженными духами (11).

Молитва

Молитва – доказательство моей разумной личности, моей богообразности, залог моего будущего обожения и блаженства. Я из ничего создан; я ничто пред Богом как ничего своего не имеющий; но я, по милости Его, есмь лицо, имею разум, сердце, волю свободную и при своем разуме и свободе могу сердечным обращением к Нему постепенно увеличивать в себе Его бесконечное царствие, постепенно все больше и больше умножать в себе Его дарования, почерпать из Него как из приснотекущего неисчерпаемого Источника всякое благо духовное и телесное, особенно духовное. Молитва внушает мне, что я образ Божий, что при смиренном и благодарном расположении своей души перед Богом, при своей свободной воле, я, бесконечно умножая духовные дары Божии, могу таким образом в бесконечность усовершаться и до бесконечности увеличивать мое богоподобие, мое небесное блаженство, к которому я предопределен. О! Молитва есть знак моего великого достоинства, которым почтил меня Создатель. Но она в одно и то же время напоминает мне о моем ничтожестве (из ничего я и ничего своего не имею, потому и прошу Бога о всем), как и о моем высочайшем достоинстве (я образ Божий, я обоженный, я могу другом Божиим называться, как Авраам, отец верующих, только бы веровал я несомненно в бытие, благость и всемогущество Бога моего и уподоблялся Ему в сей жизни делами любви и милосердия) (1).

* * *

В молитве прошение – против гордой плоти нашей, все приписывающей себе; благодарение – против бесчувственности плоти нашей к бесчисленным благодеяниям Божиим; славословие – против плотского человека, ищущего славы только для себя (1).

* * *

Бог есть Истина – и молитва моя должна быть истинна, как и жизнь. Бог есть свет – и молитва моя должна быть приносима в свете ума и сердца; Бог есть огонь – и молитва моя, как и жизнь, должна быть пламенна; Бог всесвободен – и моя молитва должна быть свободным излиянием сердца. Какое богатство духа человеческого: только помысли он сердечно о Боге, только пожелай сердечного соединения с Богом, и Он сейчас с тобой, и ни стены дома, никакие заклепы темниц, ни горы, ни пропасти не воспрепятствуют этому (1).

* * *

Молитва – постоянное чувство (сознание) своей немощи или нищеты духовной, освящение души, предвкушение будущего блаженства, блаженство ангельское, небесный дождь, освежающий, напояющий и оплодотворяющий землю души, сила и крепость души и тела, освежение и очищение мысленного воздуха, просвещение лица, веселие духа, златая связь, соединяющая тварь с Творцом, бодрость и мужество во всех скорбях и искушениях жизни, успех в делах, равноангельское достоинство, утверждение веры, надежды и любви. Молитва – исправление жизни, мать сердечного сокрушения и слез, сильное побуждение к делам милосердия, безопасность жизни, уничтожение страха смертного, пренебрежение земными сокровищами, желание небесных благ, ожидание всемирного Судии, общего воскресения и жизни будущего века, усиленное старание избавиться от вечных мучений, непрестанное искание милости, помилования у Владыки, хождение пред очами Божиими, блаженное исчезание перед всесоздавшим и всеисполняющим Творцом, живая вода души. Молитва – вмещение в сердце всех людей любви, низведение неба в душу, вмещение в сердце Пресвятой Троицы по сказаному: "придем к нему и обитель у него сотворим" (Ин. 14:23) (1).

* * *

Молитва – постоянное чувство своей духовной нищеты и немощи, созерцание в себе, в людях и в природе дел премудрости, благости и всемогущества силы Божией, молитва – постоянное благодарственное настроение (1).

* * *

Молясь, старайся всемерно о том, чтобы чувствовать сердцем истину и силу молитвы, питайся ими как нетленной пищей, напояй ими, как росою, сердце свое, согревайся как благодатным огнем (1).

* * *

В молитве и во всяком деле своей жизни избегай мнительности и сомнения и диавольской мечтательности. Да будет око твое душевное просто, чтобы было все тело твоей молитвы, твоих дел и твоей жизни светло (1).

* * *

Доколе стоим на усердной молитве, дотоле и спокойно, и тепло, и легко, и светло на душе, оттого что тогда мы с Богом и в Боге, а как с молитвы долой, так и пошли искушения, разные смущения. О, преблаженное время молитвы! (1)

* * *

Молясь, мы непременно должны взять в свою власть сердце и обратить его к Господу. Надобно, чтобы оно не было холодно, лукаво, неверно, двоедушно. Иначе что пользы от нашей молитвы, от нашего говения? Хорошо ли слышать от Господа гневный глас: "приближаются ко Мне люди сии устами своими, и чтут Меня языком, сердце же их далеко отстоит от Меня" (Мф. 15:8). Итак, не будем стоять в церкви с душевным расслаблением, но да горит каждый духом своим, работая Господу. И люди не много ценят те услуги, которые мы делаем с холодностью, по привычке. А Бог хочет именно нашего сердца. "Даждь Ми, сыне, твое сердце" (Притч. 23:26); потому что сердце – главное в человеке, жизнь его; больше – сердце наше есть сам человек. Потому кто не молится или не служит Богу сердцем, тот все равно что вовсе не молится, потому что тогда молится тело его, которое само по себе, без души – то же, что земля.

Помните, что предстоя на молитве, вы предстоите Богу, имеющему разум всех. Поэтому молитва ваша должна быть, так сказать, вся дух, вся разум (1).

* * *

Когда молишься, тогда представляй, что как бы един только и был пред тобою Бог, Троичный в Лицах, и кроме Его ничего не было. Представь, что Бог в мире, как душа в теле, хотя и бесконечно выше его и не ограничивается им; твое тело мало, и все его проникает малая душа твоя. Но мир велик. Бог безконечно велик, и по всему творению Бог все наполняет – везде сый и вся исполняяй (1).

* * *

Молитву старается лукавый рассыпать, как песчаную насыпь, слова хочет сделать, как сухой песок, без связи, без влаги, то есть без теплоты сердечной. Молитва то бывает храмина на песке, то храмина на камне. На песке строят те, которые молятся без веры, рассеянно, с холодностью – такая молитва сама собой рассыпается и не приносит пользы молящемуся; на камне строят те, которые во все продолжение молитвы имеют очи, вперенные в Господа, и молятся Ему, как живому, лицом к лицу беседующему с ними (1).

* * *

Меру достоинства своей молитвы будем измерять верой человеческой, качеством отношений наших к людям. Каковы мы бываем с людьми? Иногда мы холодно, без участия сердца, по должности или из приличия высказываем им свои просьбы, похвалы, благодарность или делаем для них что-либо; а иногда с теплотой, с участием сердца, с любовью; или иногда притворно, иногда искренно. Также неодинаковы мы бываем и с Богом! Надо всегда от всего сердца высказывать Богу и славословие, и благодарение, и прошение; надо всегда от всего сердца делать всякое дело пред Ним; всем сердцем всегда любить Его и надеяться на Него (1).

* * *

Можно ли молиться с поспешностью, не вредя своей молитве? Можно тем, которые научились внутренней молитве истым сердцем. В молитве надобно, чтобы сердце искренно желало того, чего просит; чувствовало истину того, о чем говорит, – а чистое сердце имеет это как бы в природе своей. Потому оно может молиться и с поспешностью, и в то же время богоугодно, так как поспешность не вредит истине (искренности) молитвы. Но не стяжавшим сердечной молитвы надо молиться неспешно, ожидая соответствующего отголоска в сердце каждого слова молитвы. А это не всегда скоро дается человеку, не привыкшему к молитвенному созерцанию. Поэтому редкое произношение слов молитвы для таких людей должно быть положено за непременное правило. Ожидай, пока каждое слово отдастся в сердце свойственным ему отголоском (1).

Ангелам, или святым. И вот в этом-то и состоит тайна приближения и скорого услышания молитв наших (1).

* * *

Иногда в продолжительной молитве только несколько минут бывают истинно угодны Богу и составляют истинную молитву и истинное служение Богу. Главное в молитве – близость сердца к Богу, свидетельствуемая сладостью Божьего присутствия в душе (1).

* * *

Молитва принужденная развивает ханжество, делает неспособным ни к какому занятию, требующему размышления, и делает человека вялым ко всему, даже к исполнению должностей своих. Это должно убедить всех, таким образом молящихся, исправить свою молитву. Молиться должно охотно, с энергией от сердца. Не от скорби, не от нужды молись Богу: "доброхотно дающего любит Бог" (2Кор. 9:7) (1).

* * *

Наружная молитва нередко исполняется насчет внутренней, а внутренняя – насчет наружной, то есть если я молюсь устами или читаю, то многие слова не ложатся на сердце, я двоюсь, лицемерю: устами выговариваю одно, а на сердце другое; уста говорят истину, а сердечное расположение не согласуется со словами молитвы. А если я молюсь внутренне, сердцем, то, не обращая внимания на выговаривание слов, я сосредоточиваю его на содержании, на силе их, приучая сердце постепенно к истине, и вхожу в то самое расположение духа, в каком написаны молитвенные слова, и таким образом приучаюсь мало-помалу молиться духом и истиной, по словам вечной Истины: "поклоняющиеся Ему должны поклоняться в духе и истине" (Ин. 4:24). Когда человек молится наружно, вслух, тогда ему не всегда можно уследить за всеми движениями сердечными, которые слишком быстры, так что ему по необходимости надо заняться выговором, внешней формой слова. Таким образом, у многих причетников, бегло читающих, образуется совершенно ложная молитва: устами они как будто молятся, по всему зришь их аки благочестивых, а сердце спит и не знает, что уста говорят. Это происходит оттого, что они торопятся и не размышляют сердцем о том, что говорят. Надо молиться о них, как они для нас молятся; нужно молиться, чтобы их слова доходили до сердца их и дышали его теплотою. Они для нас молятся словами святых людей, а мы о них (1).

* * *

Все приступающие работать Господу в молитве, научитесь быть подобно Ему кроткими, смиренными и истинными сердцем; не имейте лукавства в душе, двоедушия, не будьте хладны; постарайтесь иметь Дух Его, ибо "кто Духа Христова не имеет, тот и не Его" (Рим. 8:9), – и Господь подобного Себе и сродного ищет в нас, к чему бы могла привиться благодать Его. Помните, что ни одно слово даром не пропадет в молитве, если от сердца говорится: каждое слово Господь слышит и каждое слово у Него на весах. Нам кажется иногда, будто наши слова только воздух бьют напрасно, раздаются как глас вопиющего в пустыне. Нет. Нужно помнить, что Господь на молитве понимает нас, если можно так сказать, то есть наши слова – точно так, как себя понимают совершенные молитвенники, ибо человек есть образ Божий. Господь отвечает на каждое желание сердца, выраженное в словах или невыраженное (1).

* * *

Молитва – дыхание духовное; молясь, мы дышим Духом Святым: "молясь Духом Святым" (Иуд. 1:20). Итак, все церковные молитвы – дыхание Духа Святого, как бы духовный воздух и вместе свет, духовный огонь, духовная пища и духовное одеяние (1).

* * *

Молитва есть дыхание души, как воздух – дыхание естественное тела. Дышим Духом Святым. Ни одного слова молитвы не можешь сказать от всего сердца без Духа Святого. Молясь, уста к устам со Господом беседуешь, и если имеешь открытые верой и любовью сердечные уста, в то же время как бы вдыхаешь из Него просимые духовные блага Духом Святым (1).

* * *

Когда ты один молишься, и унывает дух твой и станет скучать и тяготиться одиночеством, помяни тогда, как и всегда, что на тебя светлейшими, паче солнца очами взирает Триипостасный Бог, все святые Ангелы, Ангел твой Хранитель и святые Божии человеки. Истинно, ибо все они едино в Боге, и где Бог, там и они. Куда солнце, туда и все лучи его обращены. Разумей, что говорится. Молись всегда горящим сердцем, а для этого никогда не объедайся и не упивайся. Помни, с кем беседуешь! Люди забывают пречасто, с кем они беседуют на молитве, кто свидетель их молитвы. Они забывают, что беседуют с Бодрым и Всевидящим, что беседе их с Богом внимают все Силы Небесные и святые Божии человеки (1).

* * *

Когда совершаешь молитву, правило, особенно по книге, не спеши от слов к слову, не прочувствовав его истины, не положив его на сердце, но сделай и постоянно делай себе труд чувствовать сердцем истину того, что говоришь; сердце твое будет противиться этому – иногда леностью и окамененным нечувствием к тому, что читаешь, иногда сомнением и неверием, каким-то внутренним огнем и теснотой, иногда рассеянностью и уклонением к каким-либо земным предметам и попечениям, иногда припамятованием обиды от ближнего и чувством мщения и ненависти к нему, иногда представлением удовольствий света или представлением удовольствия от чтения романов и вообще светских книг. Не будь самолюбив, побеждай сердце твое, дай его Богу в жертву благоприятную: "Даждь Ми, сыне, твое сердце" (Притч. 23:26), и твоя молитва сроднит, соединит тебя с Богом и со всем небом, и ты исполнишься Духом и плодами Его: правдой, миром и радостью, любовью, кротостью, долготерпением, сердечным умилением (1).

Сам Бог, и все существующее в Нем имеет свое основание и причину, изнемогает в истине только твое слабое, грешное, темное сердце, которое не всегда может переносить напряжение света ее и не всегда способно вместить чистоту ее, только тогда, как оно очищается или очищено от греха как первой причины духовного мрака. Доказательство тому ближе всего взять от себя самого. Когда свет веры или истины Божией живет в твоем сердце, тогда оно покойно, твердо, сильно, живо; а когда он пресечется, тогда оно беспокойно, слабо, как трость, ветром колеблемая, безжизненно. Не обращай внимания на этот сатанинский мрак. Прогоняй его от сердца знаменем Животворящего Креста (1).

* * *

Когда во время молитвы овладеет твоим сердцем уныние и тоскливость, знай, что это происходит от диавола, всячески старающегося запнуть тебя в молитве. Крепись, мужайся и памятью о Боге прогоняй убийственные ощущения. Замечайте: если не в мыслях, то в сердце враг часто усиливается, хулит имя вседержавного Бога. В чем сердечная хула на Бога? Сомнение, неверие, уныние, нетерпение Божиих наказаний и ропот – все страсти. Неверием в истину и благость Божию враг изрыгает хулу на истину, благость и всемогущество Бога; унынием – также на Его благость, вообще порывом страстей человеческих хулит всеблагий Промысел и истинность Божию (1).

* * *

Вот ты молишься, молитва твоя совершается успешно, ты имеешь внутреннее свидетельство, что Господь и слышит ее и благоволит к ней; у тебя мир помыслов, легко и сладостно на сердце; но вот под конец твоей молитвы из-за самого малого расслабления твоего сердца и помышлений в твое сердце ввергается какое-то тяжелое бремя, расслабляющий сердце огонь, и ты чувствуешь и крайнюю тяжесть молитвы, и отвращение от нее вместо прежней легкости и расположения к ней. Не отчаивайся, друг: это козни врага, который любит посмеиваться над нами, особенно в конце наших благочестивых занятий, чтобы мы впали в уныние и сочли потерянными все предыдущие труды свои в святом деле.

Научись из этого вперед не угашать духа своего ни на минуту в продолжение молитвы, молиться духом и истиной неослабно и не льстить Господу на молитве ни одним словом, то есть ни одного слова не произносить притворно, лицемерно, пусть вся молитва твоя будет одним выражением истины, трубой Духа Святого и ни одним словом не служит лжи вражией, не будет органом диавола. А о снятии бремени вражия с души твоей и о погашении огня его помолись сердечно ко Господу, признав перед Ним от сердца вину свою – лицемерие во время произношения молитвы, – и получишь облегчение и мир. Не торопись, мирно все говори и делай. Успеешь! Враг торопит и смущает, ибо в смутной торопливости нет толку (1).

* * *

Для очищения и воспламенения нашей молитвы Господь попускает диаволу мучительно разжигать внутренности наши, чтобы мы, чувствуя в себе чуждый огонь и страдая от него, старались внести в сердце свое смиренной молитвой огонь Божий, огонь Духа Святого, оживотворяющий сердца наши (1).

* * *

Во время молитв домашних и общественных против лукавства диавольского и рассеяния мыслей напоминай себе о простоте истины и говори себе: просто, то есть я верую во все, просимое в простоте сердца, и прошу всего просто, а твое, враже мой, лукавство, твои хулы, мерзости, мечты, отвергаю. Началом и основанием и источником всей твоей мыслительности, твоего слова и твоей деятельности да будет смирение, сознание своего ничтожества и полноты Божества, создавшего и наполняющего все и производящего все во всех (1Кор. 12:6) (1).

* * *

Когда во время устной молитвы диавол будет подтачивать слова дождем тончайших мыслей, говори: владычество Спасителя во всяком слове и звуке (1).

* * *

Не обращай внимания на омрачения, огнь и тесноту вражию во время совершения молитвы и твердо положись сердцем на самые слова молитвы с уверенностью, что в них сокрыты сокровища Духа Святого (1).

* * *

Во время молитвы при сильных искушениях от диавола всю печаль свою возверзи на Господа, яко Той печется о тебе. На молитве только веруй в Господа, яко одесную тебе есть, и все возможно тебе будет (1).

* * *

При молитве держись того правила, что лучше сказать пять слов от сердца, нежели тьмы слов языком. Когда замечаешь, что сердце твое хладно и молится неохотно, остановись, согрей свое сердце каким-нибудь живым представлением, например, своего окаянства, своей духовной бедности, нищеты и слепоты или представлением великих ежеминутных благодеяний Божиих к тебе и к роду человеческому, особенно же к христианам, и потом молись не торопясь, с теплым чувством, если и не успеешь прочитать всех молитв ко времени, беды нет, а пользы от неспешной и теплой молитвы получишь несравненно больше, чем если бы ты прочитал все молитвы, но спешно, без сочувствия. "Хочу пять словес умом... глаголати... нежели тьмы словес языком" (1Кор. 14:19). Но очень хорошо, разумеется, было бы, если бы могли с должным сочувствием сказать на молитве и тьмы словес. Господь не оставляет трудящихся для Него и долго предстоящих Ему, какою мерой они мерят, такою мерит и Он (см. Мф. 7:2), и соответственно обилию истинных слов их молитвы посылает в душу их обилие света, теплоты духовной, мира и радости. Хорошо продолжительно и непрестанно молиться, но "не все вмещают слово сие, но кому дано... Кто может вместить, да вместит" (Мф. 19:11, 12). Не могущим вмещать продолжительной молитвы лучше творить молитвы краткие, но с горячей душой (1).

* * *

Светло и тепло и покойно мне, когда я всецело обращаюсь душою моею к мысленному Солнцу, Солнцу Правды, Христу Богу моему. И растаевает лед сердца моего, отъемлется чистота и тля его, исчезает мрак, отбегает смерть духовная, воцаряется жизнь небесная, ничто земное не занимает меня (1).

* * *

Вошли ли мы во вкус молитвы, покаяния и славословия Божия? Чувствуем ли потребность непрестанной молитвы, покаяния, научились ли презирать и ненавидеть нелепый, безобразный и смертоносный грех, разлучающий нас с Богом, и любить, уважать, высоко ценить добродетель и преуспевать в ней, восходя от силы в силу, от добродетели к добродетели, презирая всякую греховную прелесть как пагубную? (3)

* * *

Доколе сердце и ум не вошли во вкус молитвы, дотоле человек молится неохотно, лениво, принужденно и рассеянно, но когда душа войдет во вкус молитвы и вкусит мира, сладости и утешения от Господа, тогда и отстать не захочет от созерцания Господа и от беседы с Ним. Столько утешения дает Господь усердному к молитве! Так Он изменяет душу, само лицо молящегося делается светлым и приятным, подобно тому как Господь просветился лицом на Фаворе (3).

* * *

Молитва нужна не для Бога, а для тебя, ленивый молитвенник или не молящийся вовсе; она – сила, свет, пища и питье для души твоей, охрана твоя, страж твой, безопасность твоя. В тебе сидит, глубоко закутавшись во всякий вид греха, глупый, капризный, своенравный и злой больной твой ребенок и вместе старый, ветхий человек, унаследованный от первого родоначальника, поддавшегося лести диавола – отца лжи, всякого зла. Вот для него-то крайне нужна молитва постоянная как врачевство, как свет и пища, как руководство; как согрешающему, ему нужно и непрестанное покаяние (3).

* * *

Когда молишься в церкви или в доме, старайся представлять себе все слова и лица в молитве – лицо Божией Матери, Ангелов и святых или земных лиц, о которых молишься, представлять идеально, то есть как они есть в существе или должны быть (архиереи, священники, диаконы и прочие) святы по Божественному началу, а не плотски, или материально, или греховно – и будет тебе молитва твоя в отраду (3).

* * *

Молитва домашняя или общественная, вечерняя и утренняя, совершаемая частным образом кем-либо, литургия или совершение какого-либо Таинства лицом священным публично бывают живым и всех оживляющим делом, если они совершаются священником или архиереем с живой верой, искренне, пламенно, или делом мертвым и никого не затрагивающим, не одушевляющим, не восторгающим горе, к Богу, к Небу, если лицо молящееся совершает молитву без веры, без осмысления, без сердечного чувства. Потому приходится нередко слышать из уст мирян, бывающих у служб, что такой-то священнослужитель служит жизненно, пробуждающим образом, а такой-то – мертво, безжизненно, скучно, неодушевленно, непитательно, непросветительно. И вправду так. Для примера представьте, что служащее лицо – священник или диакон – пьян или пришел служить в храм из-за картежного стола или после чтения книги романического пошиба или какой-либо мирской журнальной или книжной статьи, которой увлеклись его ум и сердце. Скажите, может ли он служить с воодушевлением утреню или всенощную или литургию Златоуста или Василия Великого? Не думаю. Телом он в храме, а душой он там, где происходят роман или действие, с теми лицами, которые составляют предмет речи и которыми он увлекся! Он не с Богом, не с Богоматерью, не со святыми, в его сердце не Бог, а суета житейская, враг (3).

* * *

Молящийся, как голодный, должен алкать, крепко желать тех благ, в особенности духовных, прощения грехов, очищения, освящения, утверждения в добродетели, которых он просит в молитве. Иначе напрасно слова тратить. То же разумей о благодарении и славословии Господа: алкай благодарить и славить Господа непрестанно, ибо все от Него, все – дары Его благости и милосердия (6).

* * *

Если Церковь составила и передала в общее употребление молитвы и песнопения Триединому Богу и святым Его, то это значит, что Бог слышит молитвы наши и всегда находится близ молящихся. Но люди большей частью молятся так, как будто бы нет с ними Бога, или как бы Он не внимает. Дадим Господу хотя то внимание, которое показывают добрые родители к просьбам детей, хотя ту промыслительную и внимательную любовь, какую имеют добрые родители к детям. Так учит Сам Господь. "Если вы, – говорит Он, – будучи злы, умеете даяния благие давать детям вашим, тем более Отец ваш Небесный даст блага просящим у Него" (Мф. 7:11), поэтому и наши прошения исполняются, если помолимся от всего сердца. Верно. Ежедневный опыт (6).

* * *

Не жалей себя для сердечной молитвы даже тогда, когда ты весь день провел в трудах. Не вознеради нимало на святой молитве, всю скажи Господу от сердца, виждь, она – дело Божие. Взялся за гуж, не говори, что не дюж; возложив руку на плуг, не озирайся назад (ср. Лк. 9:62). Допустив молитву нерадивую, не от всего сердца, не заснешь (если на ночь молитвы), пока не выплачешь своего греха перед Богом. Не со всеми это бывает, а с усовершившимися. Смотри же, выше Бога плоти своей не ставь, а пренебреги для Него и покоем телесным. Какое молитвенное правило взялся исполнить (если длинное молитвенное правило, то исполняй хорошо все правило; если короткое – тоже), исполни его со всей добросовестностью и не исполняй дела Божия сердцем раздвоенным, так, чтобы одна половина принадлежала Богу, а другая плоти своей. Ревность Господа Бога не потерпит твоего лукавства, твоего самосожаления. Предаст Он тебя диаволу, и диавол не даст покоя сердцу твоему за пренебрежение к Тому, Кто есть истинный покой твоего сердца и Кто будет всегда делать это для твоей же пользы, для того, чтобы удержать твое сердце в близости к Богу, потому что каждая неискренняя молитва удаляет сердце от Бога и вооружает его на самого человека и, напротив, каждая искренняя молитва приближает сердце человеческое к Богу и делает его присным Богу. Итак, верь слову: поторопишься на молитве для покоя телесного, чтобы отдохнуть скорее, а потеряешь и телесный покой, и душевный. Ах! какими трудами, потом и слезами достигается приближение сердца нашего к Богу; и неужели мы опять будем самую молитву свою (небрежную) делать средством удаления от Бога, и Бог ли не возревнует об этом? Ведь Ему жаль и нас и наших трудов прежних, и вот Он хочет заставить нас непременно обратиться к Нему опять от всего сердца. Он хочет, чтобы мы всегда принадлежали Ему (6).

* * *

Чтобы провести день весь совершенно свято, мирно и безгрешно, для этого единственное средство – самая искренняя, горячая молитва утром по восстании от сна. Она введет в сердце Христа со Отцом и Духом Святым и таким образом даст силу и крепость душе против приражений зла; только хранить сердце свое надобно (6).

* * *

Люди впали в безверие оттого, что потеряли совершенно дух молитвы или вовсе не имели и не имеют его, короче – оттого, что не молятся. Князю века сего простор для действия в сердцах таких людей; он господин в них. Молитвой они не испрашивали и не испрашивают себе у Господа росы благодати Божией (а только просящим и ищущим подаются дары Господни), и вот сердца, испорченные по природе, без живительной росы Духа Святого пересохли и от крайней сухоты наконец запылали адским пламенем неверия и различных страстей, а диавол знает только воспламеняет страсти, поддерживающие этот ужасный огонь, и торжествует при виде погибели несчастных душ, искупленных кровью Того, Кто попрал его державу (6).

* * *

Иногда в продолжительной молитве только несколько минут бывают истинно угодны Богу и составляют истинную молитву и истинное служение Богу. Главное в молитве – близость сердца к Богу, свидетельствуемая сладостью Божьего присутствия в душе (6).

* * *

Кто поспешно, без сердечного понимания и сочувствия читает молитвы, побеждаемый своей ленивой и сонной плотью, тот служит не Богу, а плоти своей, самолюбию своему и ругается Господу своим невниманием, безучастием своего сердца в молитве, ибо "Бог есть дух, и поклоняющиеся Ему должны покланяться в духе и истине" (Ин. 4:24) нелицемерно. Как бы ни ленива и ни расслабленна была твоя плоть, как бы ни клонила она тебя ко сну, преодолей себя, не пощади себя для Бога, отвергнись себя, да будет дар твой для Господа совершен, дай Богу твое сердце (6).

* * *

Во время молитвы каждое слово нужно произносить сердцем с той силой, какая содержится в каждом из них, как и лекарства принимаются обыкновенно с соответствующей каждому из них лекарственной, данной им от Творца силой. Если выпустим силу или эссенцию лекарства, тогда оно не будет действенно и набьет только оскомину; так точно если на молитве будем произносить слова без силы их, не чувствуя их истины сердцем, мы не получим пользы от молитвы, потому что истинная, плодотворная молитва должна быть "в духе и истине" (Ин. 4:24). Слова молитвы соответствуют лекарственным составам или специям, имеющим каждая свою силу и вместе составляющим целебный для тела прием. Как аптекари берегут силу ароматичных составов лекарственных, держа их крепко закупоренными в стеклянницах или в другом каком сосуде, так и мы должны хранить крепко силу каждого слова в своем сердце, как в сосуде, и не иначе произносить его, как с соответственной ему силой (6).

* * *

Молясь, нужно все творение представлять как ничто перед Богом, и единого Бога – всем, вся содержащим как каплю воды, во всем сущим, действующим и все оживляющим (6).

* * *

Молитва – златая связь человека-христианина, странника и пришельца на земле, с миром духовным, которого он член, и паче всего с Богом – Источником жизни; от Бога изошла душа, к Богу и да грядет всегда через молитву. От молитвы великая польза для молящегося: она упокоевает душу и тело; она упокоевает не только душу самого молящегося ("Я успокою вас" – Мф. 11:28), но и часто души преставльшихся праотец, отец и братий наших. Видите, как важна молитва! (6) быть подобно Ему кроткими, смиренными и истинными сердцем; не имейте лукавства в душе, двоедушия, не будьте хладны, постарайтесь иметь Дух Его, ибо "кто Духа Христова не имеет, тот и не Его" (Рим. 8:9), – и Господь подобного Себе и сродного ищет в нас, к чему могла бы привиться благодать Его. Помните, что ни одно слово даром не пропадет в молитве, если от сердца говорится: каждое слово Господь слышит и каждое слово у Него на весах. Нам кажется иногда, будто наши слова только воздух бьют напрасно, раздаются как глас вопиющего в пустыне. Нет, нет! Нужно помнить, что Господь на молитве понимает нас, если можно так сказать, то есть наши слова, точно так, как себя понимают совершенные молитвенники, ибо человек есть образ Божий. Господь отвечает на каждое желание сердца, выраженное в словах или не выраженное (6).

* * *

Все приступающие работать Господу в молитве, научитесь быть подобно Ему кроткими, смиренными и истинными сердцем; не имейте лукавства в душе, двоедушия, не будьте хладны, постарайтесь иметь Дух Его, ибо "кто Духа Христова не имеет, тот и не Его" (Рим. 8:9), – и Господь подобного Себе и сродного ищет в нас, к чему могла бы привиться благодать Его. Помните, что ни одно слово даром не пропадет в молитве, если от сердца говорится: каждое слово Господь слышит и каждое слово у Него на весах. Нам кажется иногда, будто наши слова только воздух бьют напрасно, раздаются как глас вопиющего в пустыне. Нет, нет! Нужно помнить, что Господь на молитве понимает нас, если можно так сказать, то есть наши слова, точно так, как себя понимают, совершенные молитвенники, ибо человек есть образ Божий. Господь отвечает на каждое желание сердца, выраженное в словах или не выраженное (6).

* * *

С твердостью сердечной выговаривайте слова молитвы. Молясь вечером, не забудьте высказать в молитве к Духу Святому со всей искренностью и сокрушением сердца те грехи, в которые вы впали в прошедший день. Несколько мгновений покаяния теплого – и вы очищены Духом Святым от всякой скверны, паче снега убелены, и слезы, очищающие сердце, потекут из очей ваших, и одеждой правды Христовой вы прикрыты и с Ним соединены будете, как со Отцом и Духом (6).

* * *

Хорошо иногда на молитве сказать несколько своих слов, дышащих горячей верой и любовью ко Господу. Да, не все чужими словами беседовать с Богом, не все быть детьми в вере и надежде, а надо показать и свой ум, отрыгнуть от сердца и свое слово благо, притом же к чужим словам как-то привыкаем и хладеем. И как приятен бывает Господу этот наш собственный лепет, исходящий прямо от верующего, любящего и благодарного сердца – пересказать нельзя: надобно только то сказать, что душа при своих словах к Богу трепещет радостью, вся разгорячается, оживляется, блаженствует. Несколько слов скажешь, а блаженства вкусишь столько, что не получишь его в такой мере от самых длинных и трогательных чужих молитв, по привычке и неискренно произносимых (6).

* * *

Когда просишь о чем Господа, сейчас же созерцай подающую тебе дары Свои благостную и прещедрую Его Десницу, Которая от избытка Божия всем все подала и подает, и сомневаться в том, получишь или нет просимое, считай безумием, подобным тому, о котором пророк сказал, что он сказал в сердце своем: "нет Бога" (Пс. 13:1). Так, прося какого-либо доброго и щедрого человека о помощи, мы заранее представляем его подающую руку, ибо земные благодетели, по подобию Всеблагого Отца их, бывают благи и щедры и подают то, чего просим тотчас после прошения нашего, как сказано: "Есть ли между вами такой человек, который, когда сын его попросит у него хлеба, подал бы ему камень? и когда попросит рыбы, подал бы ему змею? Итак если вы, будучи злы, умеете даяния благие давать детям вашим, тем более Отец ваш Небесный даст блага просящим у Него" (Мф. 7:9–11) (6).

* * *

Говорят: мы скоро устаем молиться. – Отчего? Оттого, что не представляете перед собой живо Господа, ибо Он одесную вас (ср. Пс. 15:8). Смотрите на Него непрестанно сердечными очами, и тогда ночь целую простоите на молитве и не устанете. Что я говорю – ночь! Три дня и три ночи простоите и не устанете. Вспомните о столпниках. Они много лет стояли в молитвенном настроении духа на столпе и превозмогали свою плоть, которая, как у тебя и у них, также была склонна к лености. А ты тяготишься несколькими часами молитвы общественной, даже одним! (6).

* * *

Некто во время молитвы, когда он делался вял, расслаблен духом и телом и ему хотелось дремать, возбуждал себя следующим внутренним вопросом: с кем ты беседуешь, душа моя? – и, живо представляя после этого перед собой Господа, начинал молиться с великим умилением и со слезами; притупленное внимание его изощрялось, ум и сердце просветлялись, и он весь оживотворялся. Вот что значит живо представлять перед собой Господа Бога и ходить в присутствии Его! Если, говорил он дальше, душа моя, ты не смеешь вяло и небрежно разглагольствовать с людьми, высшими тебя, чтобы не оскорбить их, то как ты смеешь вяло и небрежно разглагольствовать с Господом? (6)

* * *

Молиться нужно для постоянной и твердой уверенности сердца, что все: и души, и тела наши с их благосостоянием и неблагосостоянием, и все имение наше, и все обстоятельства жизни – мы имеем от Бога, от державы Его, а не от природы, не от случая, не от себя. Не стань молиться Богу – и скоро забудешь сердцем Благодетеля, Творца и Господа Своего, а с забвением Его впадешь во всякое зло. Итак, видишь, что молитва всегда приносит тебе существенную пользу (6).

* * *

Говорят: нет охоты, так не молись – лукавое мудрование плотское; не стань только молиться, так и совсем отстанешь от молитвы; плоть того и хочет. "Царство Небесное силою берется" (Мф. 11:12), без самопринуждения к добру не спасешься (6).

* * *

Если бы все пастыри, или священноцерковнослужители, и пасомые молились Богу искренне и дружно, единодушно, теми молитвами, которые произносит вслух нам или тайно совершает Церковь, то о чем бы не умолили мы Бога? Какого блага мы не имели бы, от каких грехов и страстей, от каких зол, бед и напастей не избавились бы? Молитвы эти самые мудрые, целесообразные, самые богоугодные, самые сильные, способные преклонить Господа ко всякому милосердию. Да даст нам всем Господь молиться Ему единодушно, искренно, сильно, неразвлеченно (7)!

* * *

У людей, мало молящихся, слабо сердце; и вот, когда они хотят молиться, сердце их расслабляется и расслабляет их руки, тело и мысли, и трудно им молиться. Надо преодолеть себя: постараться молиться всем сердцем, потому что хорошо, легко молиться всем сердцем (7).

* * *

Когда мы в первый раз или нечасто читаем какие-либо молитвы, тогда, по новости их, мы охотно, с великим чувством читаем их, но потом чем чаще их повторяем, тем менее чувствуем к ним охоты; они перестают занимать нас, и мы с трудом преодолеваем себя, чтобы читать их с прежним чувством. Против этого относительно молитв надо вот что. Нужно представлять, что мы в первый раз читаем прекрасные молитвы, к которым мы привыкли и которые так сильно занимали нас в первое время, как мы стали их читать; вдумываться сердцем в каждое слово и дорожить каждым словом. Это явление в нашей душе есть следствие первородного греха – следствие первоначальной неустойчивости нашей в истине. И доселе мы не можем непоколебимо установиться в истине: лишь встанем, а затем скоро и поколеблемся в ней. Так часто бывает относительно молитвы, так бывает и относительно веры, дружбы с людьми, любви к Богу и ближнему, вообще добродетели: везде мы оказываемся неустойчивыми в истине (7).

* * *

У тех, которые молятся не усердно, не от всего сердца, мало-помалу притупляется слух сердца и смышления его; "они видя не видят и слыша не разумеют" (Лк. 8:10) слов молитвы. Они напоказ долго молятся и, бедные, не думают, что за преумножение словес своих примут тягчайшее осуждение (Мк. 12:40) (7).

* * *

Если ты любишь Бога всем сердцем, то ты будешь молиться Ему всегда всем сердцем, всей душой, всей силой, всем разумением, не будешь никогда рассеян, ленив, небрежен, холоден в молитве, не будешь давать во время молитвы в сердце места никаким житейским заботам и попечениям, всякое попечение житейское отложишь, всю печаль возверзешь на Господа, ибо Он печется о тебе (1Пет. 5:7), как говорит апостол. Старайся вразуметь молитву, службу Божию вполне, во всей глубине (9).

* * *

Так как молитва наша по преимуществу есть покаяние и прошение о прощении грехов, то и она должна быть непременно всегда искренняя и совершенно свободная, а не невольная, вынужденная обычаем и привычкой. Такой же не должна быть молитва и тогда, когда бывает благодарением и славословием.

Благодарность предполагает в душе облагодетельствованного полноту свободного, живого чувства, свободно переливающегося через уста: "от избытка сердца говорят уста" (Мф. 12:34). Славословие предполагает восторг удивления в человеке, созерцающем дела бесконечной благости, премудрости, всемогущества Божия в мире нравственном и вещественном и потому также естественно должно быть делом совершенно свободным и разумным. Вообще молитва должна быть свободным и вполне сознательным излиянием души человека перед Богом. "Изливаю душу мою пред Господом" (1Цар. 1:15)(9).

* * *

С закрытыми глазами ты не просишь о чем-нибудь и кого-нибудь из людей. Как же с закрытыми очами души ты часто молишься Богу? Наперед надобно раскрыть зеницы душевного ока, ясно представить, Кому хочешь молиться, и тогда молиться.

Молясь же, произноси слова молитвы с полным усердием, чтобы сердце при этом горело в тебе. Если же ты небрежно произносишь их, то, значит, у тебя мало или нет веры в это время: вера дорого ценит каждое слово таких прекрасных молитв, какие Церковь влагает в уста. Значит, далее, у тебя нет любви: любовь дорого ценит слова, обращенные к Богу Любви и исшедшие от любящего сердца; значит, у тебя нет смирения, а следовательно, есть гордость: смирение тихо, с глубоким чувством, почти нараспев произносит слова молитвы, давая время отозваться ей в глубине сердечной, во всем существе человека. Не пренебрегай же словами молитв, не спеши при произнесении их. Старайся, главное дело, молиться верующим и любящим сердцем (10).

Молитва за других

Во время общественной молитвы все сердце твое да будет в Боге и отнюдь ни к чему земному ни на мгновение не прилепляется; имей также пламенную любовь к душам человеческим, любви ради Божией и ревности о их спасении; молись о них как о находящихся в великой беде (1).

* * *

Когда молишься, старайся молиться больше за всех, чем за себя одного и во время молитвы живо представляй всех людей вместе с собой единым телом, а каждого в отдельности – членом тела Христова и твоим собственным членом: "мы члены друг другу" (Еф. 4:25); молись за всех так, как молишься за себя, с такой же искренностью и теплотой; их немощи, болезни считай своими немощами и болезнями; их невежество духовное, их грехи и страсти – своим невежеством, своими грехами и страстями; их искушения, напасти и скорби многообразные – своими искушениями, напастями и скорбями. Такую молитву с великим благоволением принимает Отец Небесный – этот общий всех всеблагой Отец, у Него же "нет лицеприятия" (Рим. 2:11), "ни тени перемены" (Иак. 1:17), – эта любовь, не имеющая пределов, все твари объемлющая и сохраняющая (1).

* * *

Не ленись молиться усердно о других по прошению их или сам собой, и вместе с ними сам получишь милость от Бога – благодать Божию в сердце, услаждающую и укрепляющую тебя в вере и любви к Богу и ближнему. Это слова истины, они взяты из опыта. Мы обыкновенно не очень охотно, более по нужде или привычке молимся за других, без полного участия сердца; надо принуждать себя молиться от всего сердца, с великой верой, с великим дерзновением, да получим великую и богатую милость от щедрого и великодаровитого Бога. "Да просит, – сказано, – с верою, нимало не сомневаясь, потому что сомневающийся подобен морской волне, ветром поднимаемой и развеваемой" (Иак. 1:6). Господу, этому общему всех Отцу, приятно, когда мы охотно, с верой и любовью молимся друг за друга, ибо Он есть Любовь, готовая миловать всех за взаимную любовь. Святой Дух сказал: "молитесь друг за друга, чтобы исцелиться" (Иак. 5:16). Видишь, как приятна Богу и действенна молитва друг за друга (1)!

* * *

Христианин должен молиться за всех христиан, как за себя, чтобы Богдаровал им преуспеяние живота и веры и разума духовного, а от грехов и страстей свободу. Почему? По христианской любви, которая видит во всех христианах свои члены и члены Христа Бога, общего всех Спасителя, желает им того же, чего себе, равно как и всеми мерами усиливается делать им то же, что себе (1).

* * *

Когда чуждый, гордый, злой дух наводит на тебя смущение пред чтением и во время чтения молитв Господу Богу или Божией Матери, представь тогда живо, что все предстоящие суть дети Отца Небесного, всемогущего, безначального, бесконечного, всеблагого, и что Господь – Отец их, и смело, мирно, радостно, свободно молись Ему от лица всех, не боясь ни насмешек, ни презрения, ни злобы людей мира сего. Не будь лукав, стыдясь лиц человеческих; не сомневайся искренно помолиться Отцу Небесному, особенно молитву Господню читай с благоговением, мирно, не торопясь; вообще все молитвы читай спокойно, ровно, с благоговением, зная, перед Кем их говоришь (1).

* * *

"Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них" (Мф. 18:20). Благоговею даже перед двумя или тремя молящимися вместе, ибо по обетованию Господа, Он Сам среди них находится; тем паче благоговею пред многочисленным собранием. Благоуспешна, многоплодна соборная молитва, если она дружна, единодушна (собраны во имя Мое). Прилежная молитва Церкви об апостоле Петре тотчас проникла к престолу Божию, и Господь послал Ангела Своего чудесно освободить из темницы Петра, которого хотел убить Ирод. Дружная молитва апостолов Павла и Силы низвела к ним небесную чудесную помощь от Святого Духа (Деян. 12:5–11, 16:24–26) (1).

* * *

При молитвах наших за ближних Господь смотрит на сердца наши – искренно ли мы желаем спасения и всякого блага нашим ближним, как себе; во-вторых, на то, искренно ли мы гнушаемся грехом и любим покаяние и добродетель; в-третьих, на то, любим ли мы искренно Господа и сердечно ли преданы Ему; в-четвертых, не гневаемся ли на кого, не враждуем ли (4).

* * *

Когда видишь в ближнем недостатки и страсти, молись о нем; молись о каждом, даже о враге своем. Если видишь брата гордого и строптивого, горделиво с тобой или с другими обращающегося, молись о нем, чтобы Бог просветил его ум и согрел его сердце огнем благодати Своей, говори: Господи, научи раба Твоего, в диавольскую гордость впадшего, кротости и смирению и отжени от сердца его мрак и бремя сатанинской гордыни! – Если видишь злобного, молись: Господи, блага сотвори раба Твоего сего благодатью Твоею! – Если сребролюбивого и жадного, говори: Сокровище наше нетленное и богатство неистощимое! Даруй рабу Твоему сему, сотворенному по образу и подобию Твоему, познать лесть богатства, и яко вся земная – суета, сень и соние. Яко трава дни всякого человека или яко паутина и яко Ты един богатство, покой и радость наша! – Когда видишь завистливого, молись: Господи, просвети ум и сердце раба Твоего сего к познанию великих, бесчисленных и неисследимых даров Твоих, их-же прият от неисчетных щедрот Твоих, во ослеплении бо страсти своея забы Тебе и дары Твои богатые, и нища себя быти вмени, богат сый благами Твоими, и сего ради зрит прелестне на благая рабов Твоих, имиже, о, пренеизглаголанная Благостыня, ущедряеши всех, коегождо противу силы его и по намерению воли Твоей. Отыми, всеблагий Владыко, покрывало диавола от очию сердца раба Твоего и даруй ему сердечное сокрушение и слезы покаяния и благодарения, да не возрадуется враг о нем, заживо уловленном от него в свою его волю, и да не отторгнет его от руки Твоея. – Когда видишь пьяного, говори сердцем: Господи, призри милостиво на раба Твоего, прельщенного лестью чрева и плотского веселья, даруй ему познати сладость воздержания и поста и проистекающих от него плодов духа. – Когда видишь страстного к брашнам и блаженство свое в них полагающего, говори: Господи, сладчайшее Брашно наше, никогда не гиблющее, но пребывающее в живот вечный! Очисти раба Твоего сего от скверны чревообъедения, всего плоть сотворившегося и чуждого Духу Твоему, и даруй ему познать сладость Твоего животворящего духовного брашна, еже есть Плоть и Кровь Твоя и святое, живое и действенное слово Твое. – Так или подобным образом молись о всех согрешающих и не дерзай никого презирать за грех его или мстить ему, ибо этим увеличились бы только язвы согрешающих, исправляй советами, угрозами и наказаниями, которые служили бы средством к прекращению или удержанию зла в границах умеренности (6).

* * *

Скорбишь ли ты о согрешающих, жалеешь ли их, молишься ли о них искренно, как о больных? Если ты их ненавидишь, презираешь, уничижаешь, поносишь, то ты сам тяжко согрешаешь, не имеешь христианской любви и одержим самолюбием, гордостью, самоугодием. Стенай и скорби, плачь о согрешающих, как пророк Иезекииль, молись за них горячо, ибо они – члены наши, члены Самого Христа, больные члены, которые надо неотложно врачевать как зараженные антоновым огнем [45] (10).

Примечание

45. Антонов огонь – гангрена, омертвение члена или части тела.

Мудрость

"Не обратил ли Бог мудрость мира сего в безумие? Ибо когда мир своею мудростью не познал Бога в премудрости Божией, то благоугодно было Богу юродством проповеди спасти верующих" (1Кор. 1:20–21). Что значит премудрость мира сего? Это премудрость стихийная, земная, которая далее тесных для духа пределов земли ничего не видит и не понимает, которая премудра на зло человеку, на устроение ему вечной погибели и совершенно слепа и глупа, чтобы вести его к истинному счастью. Так как по своей слепоте она не видит света небесной премудрости и не может принять его, то в своей глупой самомнительности почитает небесную премудрость буйством, чем-то нездравомысленным, нелепым. Но терпит ли что от этого премудрость Божия, спасающая людей? Нисколько. Так как человек в первобытном своем состоянии, когда обладал премудростью Божией и имел ясный и светлый ум, не уразумел Бога посредством этой премудрости и пал, то Бог благоизволил спасти верующих в конце веков буйством проповеди; кто не умел пользоваться как должно премудростью Божией для познания Бога, того надо было предать "превратному уму – делать непотребства"(Рим. 1:28), чтобы он узнал, какое великое сокровище для человека премудрость, и уже не через премудрость, а через буйство проповеди вести его к познанию о Боге, о делах Его домостроительства. Кроме того, перед людьми всегда была открыта полная премудрости Божией вселенная; перед ними были исполненные премудрости Писания: Закон, Пророки и Псалмы. Если они в этих делах премудрости Божией не уразумели Бога, то чем же нужно было их привести к спасительному познанию о Нем? Не чем другим, как буйством проповеди – средством, противоположным для премудрых мира, но в существе своем самым премудрым у Бога: "немудрое Божие премудрее человеков... Бог избрал немудрое мира, чтобы посрамить мудрых, и немощное мира избрал Бог, чтобы посрамить сильное; и незнатное мира и уничиженное и ничего не значащее избрал Бог, чтобы упразднить значащее, – для того, чтобы никакая плоть не хвалилась пред Богом" (1Кор. 1:25, 27–29) (2).

* * *

Не держите же свои головы слишком высоко и гордо вы, ученые, но неверующие (хотя не все) – все вы далеки от истинной мудрости и истинного знания и от источника жизни, от истинного пути; множество из вас не вкусило истинной мудрости, мудрости христианской, не уверовало во Христа как истинного Бога, в Евангелие Его, в Церковь Его, единственно верную и правую учительницу истины и подательницу жизни. Все вы слепы и мертвы, хотя вы и кажетесь себе мудрыми. "Обратил Бог мудрость мира сего в безумие..." (1Кор. 1:20). Если хотите иметь истинное ведение, истинную мудрость и истинную жизнь – отложите вашу гордость, ваше самомнение, ваше кичение, смиритесь искренно и идите снова учиться у бывших рыбарей и бросьте вашу гнилую, тленную и юродивую мудрость. Спуститесь с вашей высоты, сядьте пониже, склоните ваши головы и ваш слух к предвечным истинам. Ей, не у Льва Толстого мудрость, совсем объюродевшего, а у Церкви, которую он попирает ногами, у апостолов и евангелистов и у вселенских и всяких святых отцов и учителей. Перестаньте пить мертвую воду романов и всяких без числа умножившихся книг смрадной мудрости мирской. Не послушаетесь – останетесь на весь век учеными слепцами, не знающими истинного пути, и во грехах ваших умрете и наследуете вечную тьму. Полно смеяться над вечными и живыми истинами; с любовью зовем вас в недра Церкви: очнитесь от греховной спячки и страстного гипноза, который мы приписываем вам по всей справедливости (4).

* * *

Хитра и осторожна птичка, не дает поймать себя ловцам на просторе мира Божия, и когда видит, что к ней приближается кто-нибудь и хочет схватить ее, сейчас взлетает от земли вверх и таким образом избавляется от ловящих. Так и христианин должен быть мудр и бдителен, чтобы не поймал душу его ловец бесплотный: душа наша – как птичка небесная, диавол – злобный ловец, ищущий поглотить чью-либо душу. Как птичка, возлетая горе, тем самым спасается от ловца, так и мы, когда видим врага – диавола, ловящего нашу душу земными вещами, должны оставлять их немедленно сердцем своим, ни на мгновение к ним не привязываясь, и взлетать горе своими помышлениями ко Господу Иисусу, нашему Спасителю, и таким образом легко избавимся от сети ловчей (6).

* * *

Не должно с удивлением и злобой смотреть на разные грехи, слабости, страсти человеческие, потому что это ветхая прелесть, немощь всего рода человеческого, и сами люди своими силами никак не могут избавиться от нее, и необходим был Спаситель человеков, не ходатай, не Ангел, но Сам Господь во плоти, да спасет всего человека. Потому страсти человеческие, даже на нас обращенные, например, зависть, злоба, гордость, скупость, лихоимство, мы должны презирать и на подверженных им не озлобляться, а обращаться с ними кротко, действовать на них словом, убеждением, тайной молитвой, как Господь, как святые угодники Его обращались с врагами своими. В этом состоит житейская мудрость христианина (11).

Мучения

Степени блаженства и мучений в будущем веке будут различны. Это доказывается и настоящим состоянием душ у различных людей или у одного и того же человека в различное время при различных положениях. Чем проще, добрее, общительнее человек, тем он блаженнее внутренне; чем лукавее, злее, самолюбивее – тем несчастнее; чем сильнее в нем вера и любовь – тем блаженнее; чем слабее – тем хуже, так что маловеры, безверы, человеконенавистники – самые несчастные люди. Поэтому разумевай и о будущих мучениях (6).

Мысли

Вы – слабые твари (слабые, говорю, потому что есть твари сильные крепостью – Ангелы), создания Духа Божия, движимые и оживотворяемые Им; ваша мысль выражается таким или другим языком не оттого только, что родители и соотечественники ваши говорят таким, а не другим языком, так как в этом случае все-таки надобно предполагать еще другую причину, почему именно таким, а не другим языком говорят они, а оттого, что Духу Божию, всезиждущему и всеустрояющему, угодно было облечь ваши мысли в такую, а не другую форму. Язык есть внешняя оболочка нашей мысли – так, как тело есть внешний, вещественный покров невидимой, духовной природы нашей души. Мысль есть чадо души, во всем похожее на свою мать, – само в себе такое же духовное, неосязаемое, вообще не подлежащее ни одному внешнему чувству; слово, или язык, есть одежда, покров мысли, которая делается в нем как бы видимой и осязаемой. Дух Божий есть Творец нашей души разумной, мыслящей, свободной. Он мог сделать (как и действительно сделал вначале), чтобы все люди говорили одним языком и, таким образом, единством самого языка показывали единство своего происхождения – от одного Творца. Но так как это единство послужило людям во вред по их испорченности, то Дух Божий отнял у их мысли однообразную одежду и дал пеструю, разноцветную, так что по этой пестроте они не могли узнавать родной, общей и тожественной у всех по существу своему мысли. Так, если простолюдина в простой одежде одеть в одежду воина, то в нем весьма трудно узнать прежнего простолюдина, хотя от прежнего вида его и остаются лицо, вся голова и, может быть, другие приметы. Но мысль закрывается совершенно своей оболочкой – языком, так что, если можно так выразиться, она скрывает под ней и лицо свое (2).

* * *

Мы потому и можем мыслить, что есть беспредельная мысль, как потому дышим, что есть безпредельность воздушного пространства. Вот отчего и называются вдохновением светлые мысли о каком-либо предмете. Мысль наша постоянно течет именно под условием существования беспредельного мыслящего Духа. Вот почему апостолы говорят: "не потому, чтобы мы сами способны были помыслить что от себя, как бы от себя, но способность наша от Бога" (2Кор. 3:5). Вот почему и Спаситель говорит: "не заботьтесь, как или что сказать, дасться вам, что говорить" (Мф. 10:19). Видишь, и мысль и даже самое слово (вдохновение) приходят к нам отвне. Это, впрочем, в состоянии благодати и в случае нужды. Но и в обыкновенном нашем положении все светлые мысли от Ангела Хранителя и от Духа Божия, тогда как, напротив, нечистые, темные – от нашего поврежденного существа и от диавола, всегда приседящего нам. Как же нужно вести себя христианину? Бог Сам производит действие в нас (Флп. 2:13). Вообще везде в мире мы видим царство мысли, как во всем составе видимого мира, так в частности – на земле, в обращении и жизни земного шара – в распределении стихий света, воздуха, воды, земли, огня (в сокровенности), тогда как другие стихии разлиты во всех животных – в птицах, рыбах, гадах, зверях и человеке, в их мудром и целесообразном устройстве, в их способностях, нравах или привычках, в растениях, в их устройстве, в питании и прочее, словом – везде видим царство мысли, даже в бездушном камне и песчинке (6).

* * *

Мы от других часто слышим или читаем нередко в сочинениях других то, что Бог положил на наши умы и сердца, что мы сами лелеяли, то есть часто мы встречаем свои любимейшие мысли у других и мечтаем, как будто бы они у нас взяты и будто они новые и составляют исключительно нашу собственность. Мысли самолюбивые! Как? Разве не един Господь Бог разумов, разве не един Дух Его во всех ищущих истины? Разве не един Просветитель наш, просвещающий всякого человека, приходящего в мир (Ин. 1:9)? Слава Единому, слава всех любящему и всем неоскудно подающему дары свои духовные и телесные! Слава не зрящему на лица и открывающему тайны Своей любви, всемогущества, премудрости младенцам (см. Лк. 10:21) (6).

* * *

Ложные мысли в вере тотчас сами себя обличают, убивают сердечную жизнь – знак, что они происходят от лжеца, мечтателя, имущего державу смерти, – диавола. Истинные мысли показывают на деле свою истинность: они оживляют сердце – знак, что происходят от животворящего Духа Божия, Живота, от Живота-Отца исходящего и в Животе-Сыне почивающего. "По плодам их узнаете их" (Мф. 7:20). Не возмущайся же и не косни в смущении и недоумении, когда убийственные мысли будут толпиться в твоей голове и теснить твое сердце, твою душу: они ложны, они от Диавола-человекоубийцы. Гони их и не спрашивай, откуда они пришли, эти незваные гости: мгновенно по плодам узнаешь их. Не вступай с ними в состязание: заведут в такой лабиринт, что и не выйдешь, запутаешься и измучишься (7).

Мысли человека имеют крайне сильное влияние на состояние и расположение его сердца и действий; потому, чтобы сердце было чисто, добро, покойно, а расположение воли доброе и благочестивое, надо очищать свои мысли молитвой, чтением Священного Писания и творений святых отцов, размышлением о тленности и скоропреходности и исчезновении земных удовольствий (7).

Н

Награда

Господь как Сердцеведец, зная нашу скупость и мелочную, корыстную расчетливость в том случае, когда нам предстоит оказать гостеприимство и милость людям, от которых мы не чаем восприять равное, обещал воздать в день суда не только за то, что мы накормили голодного, напоили жаждущего, одели нагого, посетили больного и находящегося в темнице, но обещал награду даже за чашу студеной воды, поданной христианину или во имя Его неверному. "Кто напоит одного из малых сих только чашею холодной воды... истинно говорю вам, не потеряет награды своей" (Мф. 10:42). О, благоутробие Христово! Кто после этого не устыдится своей жестокости сердечной и скупости постыдной! (6)

Надежда

Какая надежда истинного христианина самая твердая, непогрешимая, верная? Надежда вечной жизни и вечного воздаяния. Исполнения ее достигли все истинно подвизавшиеся по духу Церкви и всех святых. Какая самая неверная, обманчивая, исчезающая, мечтательная надежда? Надежда земного счастья, земных благ: здоровья, долговечности, богатства, земной славы, почестей, увеселений, земных побед, разных выгод. Святые обманулись ли в своем уповании, в своих подвигах до конца жизни? Нет. Собиравшие земное богатство, домогавшиеся земной славы, почестей не ошиблись ли жестоко и навсегда? Все земное не есть ли дым исчезающий? Нет ничего святее и вернее Церкви Божией, ее учения, богослужения, Таинств и иерархии, и нет ничего обманчивее мира и угождения ему (3).

* * *

Помнить надо постоянно, что диавол старается непрерывно засаривать нашу душу адским сором, которого у нас слишком много и который слишком мелок и разнообразен. Итак, враждой ли затмевается твое сердечное око, гордостью ли, нетерпением ли и раздражительностью, жалением ли вещественного достояния для брата или для себя – разумею скупость, – любостяжанием ли и сребролюбием, немиролюбивыми ли и обидными словами других, унынием ли и отчаянием, завистью ли, сомнением ли, маловерием ли или неверием откровенным истинам, тщеславием ли, леностью ли к молитве и ко всякому делу благому и вообще делу службы, – говори в сердце с твердой уверенностью слова: это сор диавольский, это мрак адский. При вере и надежде на Господа, при постоянном трезвении и внимании к себе можно, с Божией помощью, избегать адского сору и мрака. "Рожденный от Бога хранит себя, и лукавый не прикасается к нему" (1Ин. 5:18) (6).

* * *

Надеяться на Бога – значит поручать Ему свою жизнь, свою судьбу, всю свою будущность и с уверенностью ждать исполнения Его обетований. Надежда происходит из веры, как растение из семени, как ручей из источника. Мы веруем, что Господь благ и милосерд, что Он любит нас, как Отец, следовательно, Он желает нам всякого блага и истинного счастья. Он премудр и всеведущ, поэтому Он лучше, чем мы сами, знает, что для нас нужно и полезно. Он всемогущ: итак, Он всегда может даровать нам то, что восхощет, исполнить то, что обещал. Он свят и праведен: и потому все слова Его – истина, обетования Его неизменны. Высочайшее доказательство любви Бога к человеку мы видим в том, что Он не пощадил для нас Сына Своего единородного, но предал Его на страдания и смерть. Укрепив душу свою мыслью о беспредельной благости, премудрости, всемогуществе и святости Творца и Промыслителя нашего, мы можем проходить поприще земной жизни нашей без страха и смятения, как дитя на руках матери, как корабль с надежным якорем. И потому "благословен человек, который надеется на Господа, и которого упование – Господь" (Иер. 17:7). "Бог мой, помощник мой... защитник мой" (Пс. 17, 3). "Не убоюсь множества людей" (Пс. 3:7)... Впрочем, при надежде мы не должны быть безпечны и праздны. Христианская надежда по сущности своей есть живое, деятельное и постоянное стремление к Высочайшему Благу и Источнику всех благ – Богу, ненасытным желанием приблизиться к Нему и получить от Него и в Нем Царствие Небесное, уготованное прежде сложения мира. Как лань охотно стремится к источникам вод, так душа моя стремится к Тебе, Боже. "Возжаждала душа моя (явиться) к Богу крепкому, живому(говоря): когда приду и явлюсь лицу Божию?" (Пс. 41:2, 3) (7).

* * *

Надежда христианская есть надежда наша на жизнь во Христе. Мы созданы были для жизни, но отпали от жизни и пали в смерть духовную и телесную, и если бы не Господь, вечно бы погибали, а уничтожиться никак не могли бы. Бог верен Сам Себе. Сотворив богоподобных, вечных духов, Он верен своей вечности в них, и уничтожить их – значит отречься от Своей вечности, а принять в общение с Собой падших, грешных, неочищенных Он не может, иначе Ему нужно было бы отказаться от Своей святости и от Своей неизменяемости. Потому-то препрославлена да будет во веки веков твердая к нам любовь Бога Отца, для искупления и очищения нас грешных от грехов не пощадившая единородного Сына Своего, на смерть за нас предавшего Себя, не только да очистит нас от всякой скверны, но и да освятит нас и представит нас "славной Церковью, не имеющею пятна, или порока, или чего-либо подобного, но дабы она была свята и непорочна" (Еф. 5:27). "Я живу, и вы будете жить" (Ин. 14:19). Вот в Ком и вот на чем основывается вся наша надежда. Я живу, говорит Господь, и вы живы будете, перейдете от смерти к жизни. Все Евангелие подтверждает надежду нашу на жизнь (воскрешение Лазаря, разговор с Марфой и Марией, речи Спасителя по случаю установления причащения в Евангелии Иоанна) (7).

* * *

Надежда христианская есть надежда наша на соединение с Богом в будущем веке. В настоящем нашем христианском положении все ответствует и направлено к этому соединению: и вещественные блага, и духовные: благодать Божия в Церкви, Богослужение, Таинства, совесть, внутреннее Божие испытание и очищение, молитвы, плоды молитв, скорби, очищающие сердце, болезни: возьмет крест свой (Мф. 16:24). К небесному соединению подготовляет нынешнее соединение в усердной молитве, в Таинстве Причащения: в этом уверяет залог Духа Святого в сердцах христиан. По этой же причине всякое другое соединение сердца, кроме Бога и не для Бога, строго нам запрещается. По этой же причине должны мы оберегаться от плотских похотей, от всякого греха (7).

* * *

Надежда христианская есть надежда наша на Христа и на вечное блаженство, обещанное нам Христом. Он край желания нашего: "Он спасет людей Своих от грехов их" (Мф. 1:21). "Рад бы в рай, да грехи не пускают", – говорят многие из христиан, не имеющие понятия о христианской надежде, как будто грехи есть какая-то нерушимая стена. Нет: я скажу, что ее-то и разорил Крестом и смертью Спаситель наш Иисус Христос и отверз кающимся рай Божий. В том и будем стоять, чтобы научить, как надеяться на Христа, потому что не всякая надежда есть христианская, истинная, спасительная. Мы покажем свойства христианской надежды: основательность, твердость и полноту ее и те признаки, по которым можно знать, есть ли в нас христианская надежда; покажем, что надежда христианская дышит молитвой, как воздухом, поддерживается и укрепляется животворящими Тайнами, чтением или слушанием Слова Божия и писаний святых отцов, собственными добрыми делами каждого. Здесь мы раскроем, что так как христианин есть существо свободное и разумное, сотворенное по образу и подобию Божию, но притом падшее (по своей воле) или удалившееся от Бога через беззакония, то должен сам, через веру, надежду и любовь приближаться к своему Первообразу. Посоветуем всякому христианину рассмотреть тщательно, что в нем составляет собственно человека богоподобного и безсмертного, попросим обратить внимание на свое сердце, прислушаться к его требованиям, весьма часто обнаруживающимся перед сознанием человека, и удовлетворять им безотлагательно. Сердце наше требует веры в Бога и соединения с Ним, в Котором находит покой и блаженство, но оно и прельщается, по действию духа темного и прирожденной порче, всеми земными благами, которые не составляют его покоя, жизни и блаженства, а одну скорбь и тугу. Соединить это сердце верой и надеждой со Христом – вот последнее желание наше при беседах с вами о надежде; прервать надежду вашу на земные блага: на людей, на почести, на богатство, на удовольствия чувственности – вот наше единственное желание. Мы утопаем в грехах и часто унываем, отчаиваемся, погибаем от множества их; обратить взоры всех на надежду нашу – Христа Спасителя – во всех грехах, во всех скорбях, во всех превратностях жизни, счастья и несчастья, показать, что Он есть Бог кающихся и Спас согрешающих, – вот наше желание. Показать во Христе нашу жизнь, наше блаженство, наш свет, наше богатство, пищу, питье – все и всю жизнь, научить всех стремиться к Нему как к краю всех наших желаний – вот чего мы больше всего желаем. Иисус – Источник всегда живой. Я желал бы вас довести до того, чтобы каждый из вас от сердца называл Иисуса своим Иисусом, своим Спасителем. Не дай Бог, чтобы нам пришлось восклицать: "Господи! кто поверил слышанному от нас? и кому открылась мышца Господня?" (Ин. 12:38; Ис. 53:1) (7).

* * *

Бедствие христиан от того, что не имеют христианской надежды. Вот у человека теснота греховная на сердце, тоска, скука грешная; если надежды христианской нет у него на сердце, то что он делает? Прибегает к искусственным средствам прогнать тесноту и скуку, к развлечениям преступным, а не ко Христу, Коего иго благо сердцу нашему и бремя легко (Мф. 11:30), не к молитве, не к раскаянию во грехах, не к Слову Божию, которое полезно для научения, для обличения, для утешения (2Тим. 3:16; ср. Рим. 15:4). Так делается большей частью. Отсюда необходимость для светских людей театров и множества других развлечений. Прибегают к самоубийству. Утверждению в сердце молящегося надежды много способствуют опыты получения просимого. А эти опыты внимательный к себе легко заметит (7).

* * *

Надежда предполагает ожидание какого-либо блага, которого не имеем, "когда надеемся того, чего не видим, тогда ожидаем в терпении"(Рим. 8:25). Но как величайшее благо наше безгрешность, а мы не имеем этого блага и страдаем ежедневно от грехов, могущих погубить нас вечно, то надежда христианская должна быть обращена ко Христу как к Избавителю от грехов и Спасителю нашему (7).

* * *

Надо надеяться на Господа при всех искушениях, при всех безотрадных состояниях души: избавит Господь (7).

Наказание

Господь наказывает недолго, хотя часто сильно, но зато после дает радость вечную. Какое милосердие! (2)

* * *

Всех грешников неверующих и нераскаянных ожидает вечное наказание, вечная мука, уготованная диаволу и ангелам его (Мф. 25:41), и справедливо, потому что они делали зло и исполняли волю его злую и пагубную. Каждый из нас испытывает в себе наказание за грех: смущение, скорбь и тесноту (см. Рим. 2:9) (4).

* * *

"Да будет так, как Я хочу, а не как ты". Вот какой державный голос Бога слышит всегда душа наша, падшая в грех и желающая выйти из состояния душевной греховной скорби. Да будет так, как Я хочу: или принеси соразмерное греху покаяние в глубине сердца и возвратись на путь жизни, Мною указанный, или неси соответствующее греху наказание, от Моего правосудия определенное, иначе грех твой будет мучить тебя как уклонение от законов Моих. И душа наша тогда только вкусит покой, когда действительно принесет в глубине сердца соответствующее греху раскаяние или же понесет должное от Бога наказание. О всесильная и всеправедная держава Бога нашего, правящая невидимо невидимыми нашими душами, всякая слава Тебе! Слава Тебе, Боже, Спасителю наш! Да будет воля Твоя над нами (6)!

* * *

Бог наш есть Бог милости и щедрот и человеколюбия (см. Пс. 102:8 и др.), а не Бог мучения и наказания. Мучения – плоды грехов наших и бесплотных отступников от Бога. Потому, если ты скорбишь сердечно, вини в том единственно грех и диавола, а лучше себя, потому что и диавол не причинит тебе никакого зла, если не найдет в тебе ничего, к чему бы можно было пристать (6).

* * *

Господи, Владыко, Творче и Благодетелю наш! Даруй нам всегда, всякое мгновение жизни памятовати о Тебе, что мы Тобою "живем и движемся и существуем" (Деян. 17:28), что от Тебя имеем "жизнь и дыхание и все" (Деян. 17:25). Но будем помнить, что если мы извращаем уставы Божии, Он становится тяжким наказанием нашим: Он и в воздухе наказание наше; в пище и питье – не насыщение и утоление жажды, а или отвращение от нее, или болезнь: так бывает, когда говорят, что ему пища в пользу не идет; в одежде и жилище томление или крушение духа; во сне – не успокоение, а устрашение и беспокойство; в слове – связание; в превратной любви – огнепалящее мучение. Источники наказания обыкновенно открываются в самых греховных склонностях наших: "чем кто согрешает, тем и наказывается" (Прем. 11:17) (6).

* * *

Душа человеческая в своем теле живет как в малом мире. Как некогда за разлившиеся беззакония по земле Господь из среды самого мира извел наказание на людей и вода, находившаяся в своих местах, выступила из них и потопила всю землю, так и в наказание каждого человека за грехи его Он изводит наказание из него самого, повелевая устремляться из своих мест потокам крови или воды (водянка, кровотечения) и потоплять малый мир тела человеческого. Во всякую минуту нам готово наказание от Владыки, и наше собственное тело, как и душа, скрывают в самих себе множество казней нарушителям заповедей Бога – Всетворца и Судии. Так Бог наказывает нас за грехи наши через нас самих: к наказаниям такого рода относятся скорби и болезни. Чем кто согрешает, тем и наказывается (Прем. 11, 17) (7).

* * *

Не зная намерений и судеб Божиих о нас, в бедах, скорбях и болезнях мы часто, часто ропщем на Бога, что Он не по силам нашим и не по винам нашим наказывает нас, а когда кончатся напасти и наказующее посещение Божие, тогда и небольшое наше внимание к себе убеждает нас, что скорбь была для нас и полезна и необходима, потому что она сделала нас нравственно лучшими и более внимательными к себе, к своим духовным потребностям. Если бы небесный Врач душ не дал нам острого и жгучего врачевства скорби, тогда мы не познали бы безумия и гибельности греха, не отворотились бы от него, не возвратились бы на путь правды, долга и чести, не вкусили бы сладости добродетели; не познали бы, что в Боге, только в Боге все наше благо: покой души, сила, свет, слава, жизнь ее, истинная радость и неизреченная сладость. Истинный христианин образуется только под крестом: кто не несет креста, то есть искушений, скорбей, лишений, тот не может быть истинным христианином, тот бывает всегда рабом греха, греховных привычек и страстей (8).

* * *

Все дела Божии в мире носят печать неподражаемой мудрости, совершенства, красоты, особенно венец творения Божия – человек, мужской пол и женский.

Всякому художнику и из людей, отличающемуся высоким стилем своего художества, бывает крайне жаль и обидно, когда его произведения пренебрегаются от других ему подобных, особенно когда они искажаются, обезображиваются, принимают совсем нежелательный вид и окраску. Каково же высочайшему, единственному, неподражаемому Художнику – Богу – видеть Свое лучшее создание – человека – обезображенным, искаженным, оскверненным, растленным по душе и по телу! Какое негодование, какой гнев праведный заслуживают те люди, которые сами себя обезображивают грехами и страстями! Чем выше, благодатнее, мудрее цель и значение, указанные Творцом человеку, тем преступнее человек, тем он достойнее праведного и великого наказания от Бога (10).

* * *

"Если вы терпите наказание, то Бог поступает с вами, как с сынами... Если же остаетесь без наказания, которое всем обще, то вы незаконные дети, а не сыны" (Евр. 12:7, 8). Итак, радуйся, что за грехи твои Бог наказывает тебя скорбями душевными. "Будучи же судимы, наказываемся от Господа, чтобы не быть осужденными с миром" (1Кор. 11:32) (10).

Наклонности

Расположения, наклонности душевные, приобретенные здесь, переходят с нами и в тот век; и какая мука будет там, за гробом, всем тем, которые умерли со своими земными, греховными наклонностями и всегда заглушали и подавляли небесные потребности души, не успев принести всесердечного в них раскаяния? Вот откуда произойдет тот неумирающий червь, о котором так часто говорит в Евангелии Спаситель наш: этот червь – жившие и неумирающие наклонности, которые ничем удовлетворены быть не могут; но к этому неумирающему червю присоедините еще и огонь неугасающий, огонь лютейший (8).

Наслаждение

Знаешь, как наслаждаться Господом? Размышляй о Нем, о Его совершенствах беспредельных – и ты получишь для себя величайшее наслаждение, ни с чем не сравнимое. Наслаждайся Им, любя Его, и Он исполнит желания сердца твоего; Он будет слушать тебя как друга и ни в чем не откажет тебе. Нечестивцы быстро преходят и забываются. Праведники, напротив, оставляют после себя вечную память в своих делах и в своем потомстве. Они наслаждаются миром Божиим в своей душе. Праведник и немногим доволен, притом больше, чем богатый грешник множеством богатства своего (2).

* * *

Человек дорог у Господа, весь мир ему покорен; Сам Сын Божий сошел с небес на землю для спасения его от вечных мучений, для примирения его с Богом. Всякие плоды, разные плоти животных отданы ему в снедь, разные пития даны ему для услаждения его вкуса, но не для пристрастия, не в единственное наслаждение. У христианина есть наслаждения великие, духовные, божественные; этим-то наслаждениям надо подчинять всегда плотские, умерять или совсем прекращать их, когда они препятствуют наслаждениям духовным. Значит, не для опечаливания человека запрещаются пища и питье, не для стеснения его свободы, как говорят в свете, а для того, чтобы поставить ему истинное услаждение, прочное, вечное, и потому именно и запрещаются скоромные снеди и винные напитки (в пост), что человек-то очень дорог у Бога и дабы вместо Бога не прилепилось сердце его к тленному, которое его недостойно. А поврежденный грехами человек удобно прилепляется к земным удовольствиям, забывая, что истинное наслаждение его, истинная его жизнь есть Бог вечный, а не приятное раздражение плоти (7).

Насмешки

Не бойся толков и насмешек о себе людских. Это диавольская боязнь, а помышляй, что речет о тебе Господь Бог, что рекут о тебе Ангелы и святые (7).

Начальник

"Любовь долготерпит" (1Кор. 13:4), то есть не вдруг карает согрешающего, но терпеливо сносит его падения, вразумляя и наказуя его, между тем как свойство злобы – вдруг поражать противника или делать его несчастным, ввергая его в крайность. Удивительно, как мы злы и нетерпеливы! Согрешил брат, и мы не жалеем о том, что он грешит, не плачем из братской любви о его вольном безумии, о его увлечении, а злобимся на него, презираем его за его прегрешения, между тем как сами, может быть, или были виноваты в том же, и нам снисходительно прощали наши вины, и только благодаря снисходительности начальства мы наконец кое-как оправились от своих падений или пристрастий и пороков и сделались к чему-нибудь годными людьми; если даже теперь мы бываем виноваты в том же, только не так грубо, как согрешающий брат, значит тоже подлежим и мы ответственности, то как не снисходить к согрешающим братьям. Но наказывая других за грехи и преступления, надо помнить и свои слабости, свои пороки и страсти, бывшие или существующие и любя, жалея и долготерпя наказывать подчиненных, а не с озлоблением, безжалостно и нетерпеливо, поспешно. "С кротостью наставлять противников, не даст ли им Бог покаяния к познанию истины, чтобы они освободились от сети диавола, который уловил их в свою волю" (2Тим. 2:25, 26). Не напрасно первым признаком любви нашей к ближнему апостол поставил долготерпение и милосердие: "Любовь долготерпит, милосердствует" (1Кор. 13:4), ибо всякий человек немощен, слаб, опрометчив, удобопреклонен ко всякому греху, но и при всем том легко может одуматься, восстать, раскаяться при благоприятных условиях; и потому надо быть терпеливым к его немощам и погрешностям, как желаем сами, чтобы другие были снисходительны к нашим немощам и видя, как бы не видели их и не замечали их. Впрочем, там, где грех вредно действует на других, или где он соединен с опущением обязанностей по службе, или где он принимает большие размеры, там требуется немедленная строгость к обузданию и прекращению его или удаление вредного человека из среды людей благонамеренных. "Извергните развращенного из среды вас" (1Кор. 5:13) (6).

* * *

Ты начальник? Начальствуй со тщанием, входи сам во все дела: не во всем полагайся на помощников, чтобы не вышло кому обиды и неправды; будь ко всем справедлив и доступен, как отец; ибо ты высоко поставлен не для себя, а для других, чтобы тебя удобнее все видели и тем скорее могли найти тебя и найти в тебе покров и защиту. Такое служение твое при прочих добрых качествах и делах твоих будет истинным благоуханием Господу, Который для нашего спасения Сам принял вид раба и Сам Себя принес в жертву благоухания Отцу Своему (8).

* * *

Истинного христианина всегда отличает смирение: он считает себя меньшим из всех, никогда не превозносится, не гордится, хотя бы он стоял на высоте земного величия. И на высоте престола, и на высоте всякой верноподданнической власти и начальства, во всяком звании и состоянии он всем раб во благое, всем слуга во благое, и это-то смирение составляет его истинное величие, привлекает к нему сердца всех, тогда как, напротив, гордость, самолюбие, надменность, недоступность унижают его, отталкивают от него сердца народа или подчиненных (8).

Небо

Небо есть истинное отечество наше вечное, святое, безопасное от всяких врагов, от всякого разрушительного действия стихий, которые сами, "разгоревшись, разрушатся" (2Пет. 3:10); не приблизится к нему никакой неприятель; не истребит его огонь, как часто бывает это с земными нашими селениями; не потопит вода; не подвержено оно разрушению, как все на земле, но безконечные веки стоит непоколебимо. Нет там бедных и богатых, потому что не будет там и снедаемых жадностью к богатству; нет болезни, печали, воздыханий, но вечное благосостояние, вечная радость (8).

* * *

"Никто не восходил на небо, – говорит Господь, – как только сшедший с небес Сын Человеческий, то есть Иисус Христос, сущий на небесах" (Ин. 3:13). Никто из человеков не восходил на небо, потому что грех не допускал никого взойти на пречистое, пресветлое, праведное небо, на котором престол Господа Бога Вседержителя, а за грех еще не была принесена с начала мира до пришествия на землю Сына Божия крестная жертва для искупления мира от греха, для примирения людей с Богом, прогневанным беззакониями, для очищения и освящения верующих в Него и для отверстия праведным судом Божиим заключенного грехами человеческими неба. Небо было недоступно никому из людей. Оно сделалось доступным для праведников и покаявшихся грешников только со времени крестной смерти за нас, за наши грехи Сына Божия. Об этом сказал Сам Господь: "отныне будете видеть небо отверстым и Ангелов Божиих восходящих и нисходящих к Сыну Человеческому" (Ин. 1:51). Эта тайна, эта радостная весть, что небо теперь для нас отверсто, ежедневно нам возвещается открытием Царских врат на великой вечерне и на всенощной, и особенно на литургии – при открытии Царских врат на малом и великом входе и при выносе Святых Даров для причащения.

Итак, никто не восходил на небо до крестной смерти Сына Божия, а со времени Его смерти и воскресения небо стало отверстым для всех верующих и в него невозбранно входят по смерти все оправданные пречистой Кровью и благодатью Сына Божия. Итак, еще скажу: Небесное Царство отверсто, рай опять отверст, старайтесь войти в него верой, покаянием, добродетелью. Теперь не стоит у дверей рая Херувим с пламенным мечом, возбраняя вход в него. И сколько вошло в рай людей со времени смерти и воскресения Сына Божия доселе! Бесчисленное множество. И мы по примеру их туда же пойдем. А необходимо, надобно идти, пробиваться всеми силами: если не пойдем, то в ад попадем, никуда больше. Идите, идите спешно, бодро, твердо, не озираясь назад. "Дни лукавы" (Еф. 5:16), да и кратки (сегодня жив, а завтра, пожалуй, и в большой угол положат на стол). И ныне действительно всякий желающий спасения может быть спасен через Сына Божия, а если теперь, во время земной жизни, при таком изобилии благодати, при таких верных и всесильных средствах ко спасению человек вознерадит о спасении и будет жить нераскаянно и бесстрашно, то по смерти и на Страшном Суде Христовом ему будет суд без милости.

Спасайтесь, братья, доколе есть время. Время потеряем – и спасение погубим. Юродивым девам сказано: "истинно говорю вам: не знаю вас",хотя они и стучали и говорили: "Господи! Господи! отвори нам". – "Бодрствуйте, потому что не знаете ни дня, ни часа, в который приидет Сын Человеческий" (Мф. 25:11–13) (9).

Неверие

Сопоставляю жизнь святых угодников Божиих с жизнью людей века сего, особенно с жизнью современных нам людей, и вижу совершенную противоположность той и другой: там – мир и живот, свет немерцающий в душах, тихое созерцание, покаяние, молитва непрестанная, мирный труд духовный и телесный, ко всем доброжелательство и любовь, а у людей мирских – постоянная тревога страсти, смятение, обиды, крамолы, взаимное недоброжелательство, гордость, непокорность властям, неверие, самонадеянность, в иных – отрицание всяких законов Божеских и человеческих, бесчинное самоуправление (автономия), посягательство на чужую собственность, свободу и жизнь, совершенное отрицание бессмертия души человеческой, воскресения и суда вечного. Таковы и должны быть плоды неверия. Нынешние крамольники готовы разрушить весь строй церковной, гражданской и семейной жизни и привести общество людей в состояние безначалия и дикости (3).

* * *

Когда во время молитвы овладеет твоим сердцем уныние и тоскливость, знай, что это приходит от диавола, всячески старающегося запнуть тебя в молитве. Крепись, мужайся и памятью о Боге прогоняй убийственные ощущения. Замечайте: если не в мыслях, то в сердце враг часто усиливается хулить имя Вседержавного Бога. В чем сердечная хула на Бога? Сомнение, неверие, уныние, нетерпение Божиих наказаний и ропот – все страсти. Неверием в истину и благость Божию враг изрыгает хулу на истину, благость и всемогущество Божие; унынием – также на Его благость, вообще порывом страстей человеческих хулит всеблагий Промысел и истинность Божию (6).

* * *

В виду высочайших, важнейших предметов веры, в виду величайшей святости какая суета, какие глупые мечтания занимают очень нередко многих из нас! Вот человек стоит перед иконами Господа, Божией Матери, Ангела, Архангела, святого или целого лика, дома или в храме и иногда вместо молитвы, вместо отложения на это время, в этом месте всякого житейского попечения он сводит свои счеты и расчеты, расходы и приходы, услаждается прибылью, огорчается упущением прибыли или неудачей в предприятиях (о душевной прибыли или убытке, конечно, нет и помину) или мыслит зло о ближнем, преувеличивая его слабости, страсти, подозревая его, завидуя ему, осуждая его или, если это в церкви, вглядываясь в лица стоящих близ него, также на то, кто как одет, кто хорош и кто нет, или строя планы, где побывать, в каком удовольствии или в какой суете провести день и прочее. И это часто бывает, когда совершается высочайшее, пренебесное Таинство Евхаристии, то есть Пречистого Тела и Крови Господней; когда мы должны быть всецело в Боге, всецело заняты размышлением о совершающемся ради нас таинстве искупления от греха, вечного проклятия и смерти и о тайне нашего обожения в Господе Иисусе Христе. Как мы измельчали, как осуетились, а все отчего? От невнимания и нерадения о своем спасении, от пристрастия к временному, от слабой веры или неверия в вечность (6).

* * *

При неверии чему-нибудь истинному, святому ум обыкновенно затмевается, сердце неверное поражается страхом и теснотой, а при искренней вере ощущает радость, спокойствие, широту или расширение в себе жизни, так что и ум делается светлым и далеко зрящим. Не явно ли истина торжествует над безумием сердца? Не явно ли сердце лживо? Да, страдания сердца при неверии во что-либо истинное, святое есть верный признак истины того, во что оно не верует. Сердце само умирает, подвергая сомнению истину, посягая на уничтожение того, чего нельзя уничтожить, тогда как расширение сердца при искренней вере есть тот же верный признак истины того, во что ты веруешь, потому что предмет, в который мы веруем, сообщает жизнь нашему сердцу и обновляет, усиливает эту жизнь. Сердце наше, зараженное грехом, есть ничтожное хранилище жизни, потому-то грех – смерть, а не жизнь, полнота жизни вне нас. Но как эта жизнь духовная невидима и сообщается нам по нашей вере в невидимую, личную жизнь – Бога, то проводник жизни в наше сердце есть живая, искренняя вера наша в Бога. Без веры сердце естественно должно чувствовать стеснение, скорбь как сокращение, умаление жизни. Но при вере должно быть еще и согласие нашей духовной деятельности с предметом веры, так как это есть существо нравственное (6).

* * *

Не верующий в вездеприсутствие Божие в мыслях своих и в сердце своем клевещет на державу Божию, не приписывает Ему и того свойства, которое имеет воздух, ибо и воздух есть везде. Творец ли воздуха не везде? Что Бог везде, этому сильным доказательством служит самое неверие в вездесущие или вообще какой бы то ни было грех. Так, при неверии сердце мое стесняется, претерпевает какое-то жжение, томится, мучится, ум помрачается, я нахожусь весь в безотрадном положении. Но при живой вере, что Бог везде, на всяком месте и, значит, всегда со мною и во мне, мое сердце широко, свободно, легко, живо, ум светел, я – в отрадном положении. Таким образом, то самое, что меня убивает, служит разительным доказательством того, в бытии чего я сомневаюсь. Неверие потому и мучит меня, что оно есть клевета сердца моего или злого духа на Бога, Который есть жизнь моя. Мысленное отрицание моей свободной душой Само-Живота есть, естественно и праведно, смерть для нее. Еще: Бог есть мысленное Существо, и душа моя тоже мысленное существо от первого мысленного, потому и общение с Богом бывает у меня через мысль, через веру сердца, которая есть не иное что, как живая и ясная мысль, что Бог есть на всяком месте; когда у меня такой мысли нет, значит, есть мысль противоположная, отрицательная; когда соединительное начало души моей с Богом пресечено, тогда нет для меня и жизни истинной, а есть один призрак внешней, ложной жизни, животной (6).

* * *

Вера покоит и услаждает, неверие беспокоит и язвит (7).

* * *

Хороший, поучительный урок всем нынешним безумным умникам, не верующим в существование душ человеческих по смерти, в действительное бытие вечного огня и в вечность мучений грешников нераскаянных и будущего блаженства. Они тоже желали бы, чтобы почаще мертвые приходили к ним и удостоверяли их в истине того, что сказано в Евангелии, но мертвые не придут к ним уверить их в том, что однажды навсегда изрекла сама вечная Истина – Христос Бог наш, и если хотят переменить свой образ мыслей и жизни и достигнуть вечной жизни, то пусть усердно читают и слушают Евангелие и исполняют написанное в нем (9).

* * *

Все истинно веровавшие, все святые верой творили многие чудеса, верой невозможное делали возможным. Читайте описания их жизни – и увидите сами, сколь сильна вера! А между тем люди нашего века щеголяют, хвалятся неверием! Это ли просвещенный век? Как? Мы обязаны всеми успехами просвещения по всем отраслям вере нашей, пролившей преизобильный свет в разумы человеческие и во все науки, и мы же отвергаем веру? Чада отвергают свою матерь, их породившую и воспитавшую? Безумно и неблагодарно (9)!

* * *

Вот дерзкий вольнодумец, который говорит не в сердце, а уже вслух провозглашает: "нет Бога" (Пс. 13:1), или: нет Богочеловека Искупителя; нет Церкви и даров небесных, преподаваемых в таинствах для нашей духовной жизни, совершенства и спасения! Что же? Ты отвергнул все духовное, священное и небесное? Так ты плоть, земля, в тебе нет души, тебе не знать неба, ад твой вечный удел. Где твоя душа, скажи мне? Всякая душа от Бога и знает Его, стремится к Нему, а для твоей души нет Бога, она не знает Его; легче же говорить, что нет твоей души, чем Бога, Творца всего существующего. О, я вижу, как жалко в тебе то, что ты называешь своею душою. В неведомой дали от Отца духов и всякой плоти она томится, бедная, в области плоти, мрака и погибели невыразимой тоской по какой-то потере, о чем-то родном; какую пустоту и мрак чувствует она в себе, каким безотрадным находит она свое положение! Быть духом, иметь духовные потребности и стремления и не находить им удовлетворения – какое мучение для души! Видеть, как другие прибегают в храмы Божии с усердными молитвами к Богу, как получают оттуда дары небесной благодати и в то же время чувствовать в себе борьбу гордого разума, не покоряющегося святой истине, с природными стремлениями своей души – как это убийственно для души. Воротись домой, блудный сын, куда ты зашел? Зачем ты расточаешь имение Отца твоего небесного вдали от Него, живя блудно? Твой ум – не твой: он – дар Божий; зачем ты его употребляешь во зло? Тебя Бог одарил им с тем, чтобы ты познавал Его и старался уподобляться Ему; а между тем ты делаешь из него пагубное средство подальше уйти от Него, забыть и не знать Его (14).

* * *

Верующий может и бесов изгонять, и всякие болезни исцелять. А как бессилен и жалок неверующий! Он и с собой совладеть не может, и грехов своих одолеть не может, но, как раб, служит им и мучится ими (14).

* * *

Люди впали в безверие оттого, что потеряли совершенно дух молитвы или вовсе не имели и не имеют его, короче – оттого, что не молятся. Князю века сего простор для действия в сердцах таких людей; он господин в них. Молитвой они не испрашивали и не испрашивают себе у Господа росы благодати Божией (а только просящим и ищущим подаются дары Господни), и вот сердца, испорченные по природе, без живительной росы Духа Святого пересохли и от крайней сухоты наконец запылали адским пламенем неверия и различных страстей, а диавол знает только воспламеняет страсти, поддерживающие этот ужасный огонь, и торжествует при виде погибели несчастных душ, искупленных кровью Того, Кто попрал его державу (11).

Невидимое

Утверди ты в уме и в сердце твоем ту истину, что невидимое играет первую роль во всем мире, во всех существах, и когда невидимое оставляет известное существо, это последнее теряет жизнь и разрушается, так что видимое в существах составляет без невидимого одну массу земли. Я и все люди живем невидимым началом (6).

* * *

Вот перед нами живой человек: его глаза устремлены на нас, его уши отверсты к слушанию, перед нами тело и душа его, но тело мы видим, а душу нет: не видим его помышлений, его желаний, намерений, между тем как нет мгновения, в которое бы душа его не мыслила и не жила соответственным ей образом. Так точно перед нами, около нас и в нас природа видимая, весь прекрасный Мир Божий; мы видим в нем везде жизнь, стройный порядок, делание, но не видим Виновника жизни и порядка, не видим Художника, а между тем Он во всякое время есть на всяком месте, как душа в теле, хотя и не ограничивается им; нет и краты мгновения, в которую бы Он, как Дух Всесовершеннейший, Премудрый, Всеблагой, Всеведущий, Всемогущий, Вездесущий, не мыслил, не изливался в благости и премудрости на тварей Своих; нет и краты мгновения, в которую Он не прилагал бы к делу Своей премудрости и всемогущества, ибо Бог есть Существо самодеятельнейшее, в безконечность производящее. Итак, ты видишь мир: но виждь, примечай в нем везде Виновника Его, Бога, везде в нем сущего, вся исполняющего и вся действующего и устрояющего (6).

* * *

Не только о сластях или прекрасных вещах, но и о плоти своей грешной неради; ибо ради малейшего пристрастия ко всему этому прогневляется Бог. Когда мы смотрим не на видимое, но на невидимое: "ибо видимое временно, а невидимое вечно" (2Кор. 4:18). Видишь: и внимания не надо обращать на видимое, как бы его и не было, а на невидимое, ибо то временно, а это вечно. Притом, когда будешь искать невидимого, то о видимом Бог попечется для тебя, как и доселе пекся (6).

* * *

Отчего мы не исправляемся, отчего лжем перед собой и перед Богом? От греховного самолюбия и особенно из-за любви к своей многострастной плоти; из пристрастия к видимому, осязаемому, тленному, временному и от неверия в невидимое (10).

* * *

"Тля тлит" [46] (Мф. 6:19). Под тлей разумеется пристрастие к видимым благам: красоте, сласти, славе, богатству, роскоши. Да не прилепимся к твари вместо Творца. "Видимое временно, а невидимое вечно" (2Кор. 4:18) (10).

* * *

Ежедневно видя твердое и неизменно правильное течение всех светил и планет небесных и твердое стояние земного шара (круга) со всеми горами и долинами, со всеми морями, озерами, реками и источниками, со всеми полями, лугами, лесами и до безконечности разнообразными растениями, плодами, цветами изумительно прекрасными и всего животного царства – людей, скотов, зверей, птиц, насекомых, рыб, царства ископаемых богатств или металлов, горючих нефтяных богатств, удивляюсь и не могу надивиться благости, силе и премудрости Творца единого в Троице и, перенесясь мысленно к миру невидимому, нетленному, вечному, несравненно превосходящему мир видимый, еще более поражаюсь с удивлением Создателю всех миров видимых и невидимых; и если мир видимый так прекрасен, разнообразен, полон жизни и красоты, то каков мир невидимый? Не напрасно сказано в Слове Божием: "не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его" (1Кор. 2:9). Возлюбите же немедленно Бога все смысленные христиане и достигните совершенства в любви и вечной правде (12).

Примечание

46. В синодальном переводе: Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют.

Недостатки

Если хочешь исправить кого от недостатков, не думай исправить его одними своими средствами: сами мы больше портим дело своими собственными страстями, например, гордостью и происходящей оттуда раздражительностью, но возложи на Господа печаль твою (Пс. 54:23) и помолись Ему, испытующему наши сердца и утробы (ср. Пс. 7:10), от всего сердца, чтобы Он сам просветил ум и сердце человека; если Он увидит, что молитва твоя дышит любовью и исходит от всего сердца, то непременно исполнит желание твоего сердца, и ты вскоре же скажешь, увидев перемену в том, за кого молишься: это – изменение "десницы Вышнего" (Пс. 76:11) (1).

* * *

Когда видишь в ближнем недостатки и страсти, молись о нем; молись о каждом, даже о враге своем. Если видишь брата гордого и строптивого, горделиво с тобой или с другими обращающегося, молись о нем, чтобы Бог просветил его ум и согрел его сердце огнем благодати Своей, говори: Господи, научи раба Твоего, в диавольскую гордость впадшего, кротости и смирению и отжени от сердца его мрак и бремя сатанинской гордыни! – Если видишь злобного, молись: Господи, блага сотвори раба Твоего сего благодатию Твоей! – Если сребролюбивого и жадного, говори: Сокровище наше нетленное и богатство неистощимое! Даруй рабу Твоему сему, сотворенному по образу и подобию Твоему, познать лесть богатства и что все земное – суета, сень и сон. Яко трава дни всякого человека, или яко паутина, и яко Ты един богатство, покой и радость наша! – Когда видишь завистливого, молись: Господи, просвети ум и сердце раба Твоего сего к познанию великих, безчисленных и неисследимых даров Твоих, ихже прият от неисчетных щедрот Твоих, во ослеплении бо страсти своей забыл Тебя и дары Твои богатые, и нища себя быти вмени, богат сый благами Твоими, и сего ради зрит прелестно на благая рабов Твоих, имиже, о пренеизглаголанная Благостыня, ущедряеши всех, коегождо противу силы его и по намерению воли Твоей. Отыми, всеблагий Владыко, покрывало диавола от очию сердца раба Твоего и даруй ему сердечное сокрушение и слезы покаяния и благодарения, да не возрадуется враг о нем, заживо уловленном от него в свою его волю, и да не отторгнет его от руки Твоея! – Когда видишь пьяного, говори сердцем: Господи, призри милостиво на раба Твоего, прельщенного лестью чрева и плотского веселья, даруй ему познать сладость воздержания и поста и проистекающих от него плодов духа. Когда видишь страстного к брашнам и блаженство свое в них полагающего, говори: Господи, сладчайшее Брашно наше, никогда же гиблющее, но пребывающее в живот вечный! Очисти раба Твоего от скверны чревообъедения, всего плоть сотворившегося и чуждого Духу Твоему, и даруй ему познать сладость Твоего животворящего духовного брашна, еже есть Плоть и Кровь Твоя и святое, живое и действенное слово Твое! – Так или подобным образом молись о всех согрешающих и не дерзай никого презирать за грех его или мстить ему, ибо этим увеличились бы только язвы согрешающих, исправляй советами, угрозами и наказаниями, которые служили бы средством к прекращению или удержанию зла в границах умеренности (1).

* * *

Хочешь, чтобы другие скоро исправлялись от своих недостатков, а сам скоро ли исправляешься, не страдаешь ли сам тем, чем и другие? Не от тебя ли, от твоей неисправности и другие коснеют во грехах и страстях (6)?

* * *

Все мечта, кроме любви истинной. Холодно обошелся брат, невежливо, дерзко, злобно, говори: это мечта диавола; чувство вражды тревожит тебя из-за холодности и дерзости брата, говори: это мечта моя, а вот истина: я люблю брата, несмотря ни на что; я не хочу видеть в нем зла, которое есть мечта бесовская в нем и которое есть и во мне. Я снисхожу его недостаткам, ибо они есть и во мне: в нас одна греховная природа. Грехи, говоришь, есть в брате и большие недостатки? В тебе есть тоже. Не люблю его, говоришь, за такие и такие недостатки. Не люби и себя, ибо те же самые недостатки, какие в нем, есть и в тебе. Но помни, что есть Агнец Божий, Который приял на Себя грехи всего мира. Кто ты, осуждающий ближнего за грехи, за недостатки, за пороки? Всякий "перед своим Господом, стоит он или падает" (Рим. 14:4). Но тебе по любви христианской надо всячески снисходить к недостаткам ближнего, надо врачевать его зло, его немощь сердечную (всякая холодность, всякая страсть есть немощь) любовью, лаской, кротостью, смирением, как этого желаешь себе от других сам, когда бываешь в подобной ему немощи. Ибо с кем всяческие немощи не бывают! Кого пощадит всезлобный враг? Господи! Разруши в нас все козни вражии (6).

* * *

Не смеешься ли ты над недостатками ближнего, не презираешь ли его или не питаешь ли к нему ненависти из-за них? "Любовь... все покрывает" (1Кор. 13:7). Помни это и покрой недостатки и согрешения брата своего, да и твои Бог покроет. Терпи немощные уды; мы все одно "тело во Христе" (Рим. 12:5) (7).

* * *

Когда кто-либо будет порицать несовершенства и недостатки твоих дел, смиренно познай справедливость этих порицаний и скажи: да, правда, грешен и прегрешен я, не с должным рачением и усердием и охотою делаю дела мои. Помолись, брат, о мне, – скажи порицавшему, – да Господь вразумит меня и поможет мне благодатью Своею с должным рачением и охотой проходить свое звание и исполнять возложенное на меня дело общественного служения. Если же похулят твои способности, скажи: не сам я дал себе такие, а не другие способности, они Божий дар: порицать мои способности значит порицать Творца, даровавшего их. Когда будут порицать тебя свои и выставлять твои слабости в слух других, скажи им: так, я точно таков, но вам нет никакой пользы, что я именно таков и что вы будете поносить меня и смеяться перед другими, смеяться над немощью или слабостью ближнего безрассудно и бесчеловечно, лучше покрыть немощь, потому что моя немощь – ваша немощь, мой стыд – ваш стыд, ведь я член ваш, да и вы не без немощи; помолимся же, да исцелит Господь немощи наши, ибо все мы заражены проказой беззакония. "Любовь, – сказано, – все покрывает" (1Кор. 13:4, 7), а не выставляет на позор слабости (7).

Любовь христианская все покрывает, на все смотрит снисходительно, с добрым расположением сердца, а вражда и гордость ко всему придирается, все извращает в человеке и представляет в отвратительном виде (10).

* * *

Любовь все покрывает, все грехи кающегося и разные недостатки физические и нравственные; а вражда и ненависть придумывают всякие и мнимые недостатки, физические или духовные, ко всему придираются, за все взыскивают жестоко, а в отношении к Богу и святым навязывают мысли скверные, лукавые и хульные (10).

Неискренность

Между людьми больше можно приметить отношений друг к другу неискренних, чем чистосердечных, потому что все сердца заражены больше или меньше нечистотой греха, покрыты тлей страстей. Ибо кто похвалится чисто имети сердце? (ср. Притч. 20:9), – говорит Писание. Так, иных слова бывают мягки, как елей, а между тем они стрелы язвительные. Итак, по учению Спасителя нашего, мерой наших отношений к другим должна быть правильная любовь наша к самим себе; как желаем, чтобы поступали с нами люди, так будем поступать и мы с ними, то есть просто, чистосердечно, кротко, любовью, неподозрительно, снисходительно, сочувственно, терпеливо (9).

Немота

Господи! Изгони и из нас духа немоты, ибо и мы подвержены ему: когда нужно усердно каяться Тебе, мы делаемся немы и не знаем, что говорить; когда нужно усердно молиться, мы опять немы и не знаем, как молиться, о чем просить, за что благодарить и как благодарить; на разглагольствие о житейском у нас язык свободно движется и говорит иногда без умолку, а как дойдет дело до божественного, до спасения души – и язык немеет. Где принято в обществе говорить о Божестве, о спасении души грешной, о вечной жизни? Почти нигде. Тут мы немы. Господи! Избави нас от духа немоты и научи нас, что говорить и что угодно Тебе, Богу – Спасителю нашему (9).

Ненависть

Любовь покоит и приятно расширяет сердце, оживотворяет его, а ненависть мучительно стесняет и тревожит его. Кто ненавидит других, тот мучит и тиранит сам себя, тот глупее всех глупцов (6).

* * *

Положи в душе своей твердое намерение крепко ненавидеть всякий грех: мысли, слова и дела – и когда будет искушение ко греху, противостой ему мужественно и с чувством ненависти к нему; только остерегайся, чтобы ненависть твоя не обращалась на лицо брата твоего, подающего повод ко греху; грех ненавидь всем сердцем, а о брате жалей; вразумляй его и помолись о нем перед Вышним, видящим всех нас и испытующим сердца и внутренности наши. "Вы еще не до крови сражались, подвизаясь против греха" (Евр. 12:4). Без утвердившейся в сердце ненависти ко греху нельзя часто не впадать в него. Самолюбие надо с корнем вырвать: всякий грех от самолюбия; грех всегда прикидывается, притворяется нашим доброжелателем, обещая нам довольство и покой. "Дерево хорошо для пищи, и... оно приятно для глаз и вожделенно, потому что дает знание" (Быт. 3:6). Вот каким нам кажется всегда грех (6).

* * *

Погрешности ближних приписываю растлению природы, действию или козням злых духов, недостаточному или дурному воспитанию, неблагоприятным обстоятельствам жизни, свойствам родителей и воспитателей... Сам зная свою греховность, свои страсти, свою злобу, алчность, нечистоту, свою немощь, не могу ненавидеть подобных мне людей, имеющих те же слабости и пороки, ибо я должен любить ближнего как себя, а себя люблю, хотя и знаю за собою бесчисленные грехи; наконец, должен потому любить, что мы – одно тело (7).

* * *

Злоба диавольская крайне хитра, придирчива и изобретает бесчисленные ложные несмысленные предлоги к ненависти ближнего. Тут все служит предлогом: и неблагообразие лица, и, в частности, носа, щек или подбородка, или кривота глаз; или выговор языка (картавость), например, неправильный выговор некоторых букв – "р", "л" и других, или произношение в нос; или бедность и частое прошение о помощи; неправильный тон голоса; или национальность, например, еврейская; вообще враг изобретает множество предлогов, которые все не могут служить действительной причиной ненависти, а только мнимой, мечтательной (10).

* * *

Когда в душе твоей зародится чувство ненависти к кому-либо, то ты искореняй его следующим справедливым замечанием себе самому: ты стоишь всей ненависти других за свои злые наклонности, а не тот человек, которого ты ненавидишь. Он стоит любви и снисхождения. Или приведи себе на память слова Спасителя: "любите врагов ваших"(Мф. 5:44). Эти слова, как молния, просвещают душу во тьме страсти (10).

Несчастья

Трудно поверить сердечно, что воля Божия есть страдание наше, когда сердце знает и по вере, и по опыту, что Бог есть блаженство наше, а потому трудно и говорить в несчастье: "да будет воля Твоя" (Мф. 6:10). Мы думаем: неужели это воля Божия? Отчего же Бог нас мучит? Отчего другие покойны и счастливы? Что мы сделали? Будет ли конец нашей муке? и т. д. Но когда растленной природе нашей трудно бывает признать над собой волю Божию, без которой ничего не бывает, и покориться ей со смирением, тогда-то пусть она и покорится ей, тогда-то пусть и принесет Господу свою драгоценную жертву – преданность Ему сердечную не только в покое и счастье, но и в скорби и несчастии; свое суетное, ошибочное мудрование да покорит премудрости Божией совершенной, ибо как отстоит небо от земли, так отстоят помышления наши от мысли Божией (ср. Ис. 55:8, 9). Да принесет всякий человек своего Исаака, своего единородного, своего обетованного (которому обещаны покой и блаженство, а не скорбь) в жертву Богу и да покажет Ему свою веру и свое послушание, да будет достоин даров Божиих, которыми пользовался или будет пользоваться (1).

* * *

Человек! Ты неблагодарен и злонравен в отношении к Богу; ты не умеешь пользоваться милостями Божиими и не хочешь заслужить их преданностью Его всеблагой воле, не хочешь вынести малейшего испытания от Его благопромыслительной благости. Ты кругом в милости Божией. Диавол смотрит на тебя завистливо и говорит Богу: этот человек только в лицо благословит Тебя. Но коснись только имения его, особенно – костей его, здоровья его, и тогда будет очевидно, что он благословляет (хвалит, прославляет) Тебя только за дары Твои, а в несчастье он будет роптать на Тебя, хулить Тебя. И что же? О несчастье! Так часто и бывает. Как дело коснется твоего самоотвержения, как потребуется от тебя несколько часов или дней терпения, как случится потерять что-либо, тогда и в самом деле оказывается, что ты способен только в счастье благодарить Бога, а в несчастье ропщешь. Враг наш исконный, к стыду нашему, остается здесь в самом деле правым (10).

* * *

Люди не стали бы роптать на Бога в своем несчастье, а стали бы благодарить Его, если бы от сердца видели, что оно очень полезно для их вечности. "Ибо думаю, что нынешние временные страдания ничего не стоят в сравнении с тою славою, которая откроется в нас" (Рим. 8:18) (10).

* * *

Какой безделицы недостает иногда для счастья человека, для его мира с самим собой и с Богом! Много есть людей, несчастных с виду и внутренне. Но если разобрать их несчастье, то окажется, что оно – от их глупости, от их пристрастия к тем или другим вещам! Боже! Просвети умы наши (10)!

Нетерпение

Почему нетерпение в малом, ничтожном деле, одно простое движение сердца к нетерпению есть уже грех и наказывается внутренне тотчас же? Равно отчего и всякое мгновенное движение сердца ко греху считается грехом и наказывается тотчас? Оттого, что нетерпение в малом есть задаток к нетерпению и во многом, ведет к нетерпению в великом, ибо душа человеческая есть простое существо, и одно мгновенное движение сердца ко греху есть уже грех. Итак, поелику всякий малый грех ведет к большому, то он и наказывается всегда в самом начале и должен быть сокрушаем. "В малом ты был верен, над многим тебя поставлю; войди в радость господина твоего" (Мф. 25:21). А как велико это многое? "Не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его" (1Кор. 2:9) (6).

Нечестивый

Горе нечестивому, прогневавшему Бога своими беззакониями: он, как вышедший из чина созданий Божиих, из-под законов Творца, носится в мире Божием, как лист отпадший и увядший; ветры управляют его полетом. Ничего не может он делать полезного, потому что не пребывает в Боге. "Пребудьте во Мне... без Меня не можете делать ничего", – говорит Спаситель (Ин. 15:4, 5). Так как он отпал от Бога, то Бог не услышит молитвы его, пока он искренно не обратится к Нему и не покается. Как раб непокорный, он не может надеяться на милости от Него (2).

Нигилизм

Что же ожидает наших нигилистов, какой суд Божий? Тем ужаснейший, чем большие дары Божии они попрали. Ибо кто наши нигилисты и террористы? Крещеные люди, христиане доходят до такого неистовства, до таких убийств и самоубийств, до таких сатанинских злодеяний! О, зачем родились они на свет? Зачем они не погибли в утробе материнской? Лучше бы им не родиться. Так неблагодарно, так злобно, так безумно попирать дары Божии: благодать крещения, миропомазания, причащения Тела и Крови Господа – это поистине ужасно! О, злополучные родители таких детей! Какой позор они должны перенести (12)!

* * *

Есть еще у людей мания, или беснование, которое боится или отвращается Церкви, богослужения, псалмопения и чтения Слова Божия, вообще святыни: ни за что их не убедишь прийти в церковь; поведешь – вырвутся и убегут или уклонятся под разными благовидными предлогами – такое бывает отчуждение от Бога и храма Его святого! Сюда же принадлежит беснование нигилизма, отвергающее все святое, все истины Откровения, все, что дорого для разумного существа, особенно для христиан, что утешает, укрепляет, украшает и возвышает человека (9).

Нищета духовная

Нищета духовная состоит в том, чтобы почитать себя как бы несуществующим и Единого Бога сущим, почитать словеса Его выше всего на свете и не щадить для исполнения их ничего, самой жизни своей; волю Божию считать всем для себя и для других, свою отвергнуть вовсе: нищий духом всем сердцем желает и говорит: "да святится имя Твое, да приидет Царствие Твое, да будет воля Твоя" (Мф. 6:9, 10), – он сам как бы исчезает, везде и во всем хочет видеть Бога – в себе и в других. Все да будет Твое, не мое; желает святость Его созерцать в себе и во всех; царство Его – также; волю Его – также; Его Одного видеть всенаполняющим сердца человеческие, как и должно, потому что Он Един Сущий, Всеблагой и Всесовершенный, все Создавший, а враг – диавол и клевреты [47] его и люди, противляющиеся Богу, – татие в Царстве Божием и противники Богу.

Для нищего духом и весь мир как ничто; везде он видит Одного Бога, все оживляющего и всем управляющего, нет у него места без Бога, нет мгновения без Бога – всюду и всякую минуту он с Богом и как бы с Ним Одним. Нищий духом не смеет и не думает постичь непостижимое, раскрывать тайны Божии, высокая мудрствовать; он верит одному слову Господа Жизнодавца, зная, что и каждое слово Его есть истина, дух и живот вечный, и словам Церкви Его, присно наставляемой Духом Святым на всякую истину; верит, как верит дитя отцу или матери своей, не требуя доказательств, полагаясь совершенно на них. Нищий духом считает себя последнейшим и грешнейшим паче всех, вменяет себя попранием всех (6).

Примечание

47. Клеврет (устар.) – товарищ, собрат.

Нищие

Не смотри на множество нищих, преследующих тебя своим попрошайством как на врагов твоих по причине твоего пристрастия к стяжанию, но как воистину на друзей Божиих и твоих, из-за которых готовится тебе вечная, нетленная награда на небе; не смотри на них как на тунеядцев, а, напротив, на себя смотри как на такового, потому что у многих ты даром ешь и пьешь всласть. Жалей не денег, а их как истинно бедных и жалких, не имеющих, где голову приклонить, ходящих до изнеможения за малой милостыней. "Даром получили, даром давайте" (Мф. 10:8) (4).

* * *

Для чего Господь попустил быть нищим? Для твоего блага, чтобы ты мог очистить и загладить грехи свои, "ибо милостыня очищает всякий грех" (Тов. 12:9), чтобы стяжать тебе молитвенников за себя в лице их, чтобы милостивым к тебе сделать Господа твоего, "ибо милостивые помилованы будут" (Мф. 5:7) (6).

* * *

Нищие ежедневно преследуют тебя: это значит милость Божия непрестанно преследует тебя. "Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут" (Мф. 5:7). Кто же будет убегать от милости Божией (6)?

* * *

Почему Господь попустил быть нищим? Потому же, между прочим, почему и тебя по твоему желанию не делает вдруг праведником. Бог мог бы сделать всех достаточными, даже богатыми, но тогда произошло бы великое забвение Бога, умножилась бы гордость, зависть и прочее. И ты как возмечтал бы о себе, если бы Господь сделал тебя вскоре праведником. Но как грех смиряет тебя, показуя тебе великую твою немощь, мерзость и непрестанную нужду в Боге и Его благодати, так нищего смиряет нищета и нужда в других людях. Обогати нищих: многие, многие из них забудут и Бога, и благодетелей своих, погубят души свои в роскоши мира сего. Так пагубно богатство и так ослепляет оно очи сердечные! Оно делает грубым и неблагодарным сердце (6).

* * *

Нищий, питающийся от крупиц со стола своего господина, будет ли гордиться, что он питается его крупицами? Чем ему гордиться? Разве своей нищетой? Нищий – это я; господин – это Господь; крупицы от трапезы Его – все дары благодатные и природные (6).

* * *

Как я пристальнее посмотрю на иных нищих и несколько поговорю с ними, так вижу, какие они любезные, кроткие, смиренные, простосердечные, искренно доброжелательные, нищие телесно, но богатые духовно; они посрамляют меня, грубого, гордого, злого, презорливого и раздражительного, лукавого, хладного к Богу и людям, завистливого и скупого. Это истинные друзья Божии! И враг, знающий их душевные сокровища, возбуждает в рабах своих, гордых богачах, презрение к ним и злобу и готов их стереть с лица земли, как будто они не по праву живут на ней и ходят по ней! О, друзья Бога моего, бедные братья мои! Вы истинные богачи по духу, а я истинно нищий, окаянный и бедный. Вы заслуживаете истинного уважения от нас, обладающих в изобилии благами мира сего, но нищих и скудных делами добродетели: воздержания, кротости, смирения, незлобия, искренности и горячности к Богу и ближнему. Господи, научи меня презирать внешнее и все око ума своего обращать внутрь и ценить внутреннее, презирая внешность. Это же даждь мне наблюдать и по отношению к богатым и сильным мира сего (6).

* * *

Благо во всех отношениях подавать нищим: кроме помилования на Страшном суде, и здесь, на земле, милостынодавцы получают часто великие милости от ближних, и что другим достается за большие деньги, то им дают даром. В самом деле, человеколюбивейший, праведнейший и прещедрый Отец Небесный, чад Которого милуют милостивые, не наградит ли их и здесь в поощрение их к большим делам или хотя к продолжению тех же дел милосердия и к исправлению немилостивых, посмевающихся милостивым? Наградит и достойно, и праведно (7).

* * *

В обыкновение вошло только бранить нищих, презирать их, называть тунеядцами, а дать им работу и дело никто не потрудится, или дать одежду, чтобы можно было работать на морозе, никто не хочет. Да разве бранью и презрением можно помочь горю?.. Все они, между прочим, плод и нашего жестокосердия, невнимания, нашей гордыни и самоугодия, не они только виноваты в своей праздности, а и общество. Скажите: что бы вы стали делать, попав в их среду, став на их место? Избави Бог всякого от их участи. И да благодарят Бога счастливцы мира сего за то, что они при всем множестве грехов своих вольных и невольных живут в довольстве, роскоши, что все блага льются им рекой. Но пусть не забывают, что когда им очень тепло и светло и сытно и весело, многим, многим очень и холодно, и голодно, и крайне невесело (8).

* * *

Евангелие научает нас тому, чтобы мы не сомневались уделять ближнему и из малого по силе своей, ибо и малое Господь силен умножить, так что "дающий нищему не обеднеет" (Притч. 28:27). Апостолы имели только пять хлебов и две рыбы и думали, что не стоит и делить такую малость на столь великое множество народа. А эта малость сделалась великим множеством: все ели и насытились, да еще и осталось в сорок раз больше того, сколько было (9).

* * *

Никогда не скупись питать нищих: Бог в десять раз всегда отплатит тебе за них. Это подтверждается бесчисленными опытами (10).

О

Обида

Отчего это мы обиды человеческие помним и на обидевших гневаемся и злобимся, а обиды диавольские, самые злейшие, зловреднейшие и непрерывные, весьма скоро забываем, хотя бы изобижены были от него тысячу раз в день; между тем как одну обиду какого-либо человека держим на сердце, иногда не один день? Это прелесть диавольская! Диавол ловко умеет нас обманывать: обижая нас сам, он прикрывается всегда нашим же самолюбием, как бы желая угодить нам поначалу посредством движения известной страсти, хотя после всегда убивает, и горько достается нам от него за наше глупое, неразумное самолюбие. Обиды же, причиненные нам другими, он всегда увеличивает в сто раз и представляет их в ложном виде, и опять и здесь прикрывается нашим самолюбием, как бы ревнуя о нашем благосостоянии, которое другие будто бы думают разрушить своими обидами (6).

* * *

На злого, гордого, заносчивого человека смотри как на ветер и не обижайся его злобой, гордостью, заносчивостью, но будь сам в себе покоен. Враг намеренно раздражает тебя, раздувая страсти человеческие или возбуждая в сердце твоем разные подозрения злого свойства и мечты воображения (6).

* * *

Покажи оскорбившему тебя, что он не тебя обидел, а сам себя, пожалей его сердечно, что он так удобно побеждается от своих страстей, что он болен душевно, покажи к нему тем большую кротость и любовь, чем он грубее и раздражительнее, чем он больше питает к тебе ненависти, и ты верно победишь его. Добро всегда сильнее зла и потому всегда победоносно (6).

* * *

Брат, ты чувствуешь в сердце убийственное зло на ближнего, тебя мучат злые думы об обидах, причиненных от него тебе, – вот тебе средство избавиться от внутренней тесноты: представь множество своих грехов, неисчислимых по множеству, и живо вообрази, как на тебе терпит их Владыка живота твоего, как Он ежедневно и без числа отпускает тебе, если ты искренно молишь Его о том, согрешения твои, ты между тем не хочешь простить ближнему нескольких вспышек страсти, возбужденных в нем диаволом. Вздохни, если можешь, поплачь о своем безумии, осуди только непременно себя, никак не ближнего – и вот от Владыки готово тебе помилование; теснота внутренняя, как дым, исчезнет, мысли прояснятся, сердце успокоится, и ты будешь опять ходить в пространстве сердца; приучи себя к незлобию так, как будто бы не ты слушал укоризны, клеветы, обиды, а кто-либо совсем другой или как бы тень твоя; не допускай мнительности. Я в незлобии своем ходил (Пс. 25:1); стоит грешник предо мною. Я онемел, и смирился, и замолк (Пс. 38:2). Я же, как глухой, не слышал, и как немой, не открывал уст своих (Пс. 37:14) (7).

* * *

Если встретишь от кого-либо из посторонних невнимание и пренебрежение к себе, не оскорбляйся, не обижайся этим, но скажи себе: я достоин того; слава Тебе, Господи, яко сподобил мя еси, непотребного по делам моим, бесчестие прияти от подобных мне сочеловеков. Сам же заявляй всегда любовь ко всем, особенно к своим, искренно, усердно, всесердечно, громогласно, а не холодно и вяло, лениво, притворно, неохотно, вполголоса (7).

* * *

Господь со Креста говорит тебе: смотри, сколько Я претерпел несправедливости от людей, а ты не хочешь перенести и малой обиды, иногда и справедливой. Ужели ты не хочешь спострадать Мне? Не мстите за себя, возлюбленные, но дайте место гневу Божию. Ибо написано: "Мне отмщение, Я воздам, говорит Господь" (Рим. 12:19) (10).

* * *

Будь кроток и незлобив, когда обижают тебя, и предоставь все Богу, судящему праведно, как и Иисус Христос, Который, "будучи злословим... не злословил взаимно; страдая, не угрожал, но предавал то Судии Праведному" (1Пет. 2:23). "Мне отмщение, Я воздам, говорит Господь" (Рим. 12:19) (10).

Обличение

Люби обличения праведные и неправедные от людей, чтобы исправиться здесь и не быть обличенным на Страшном суде, перед всем миром, перед всеми Ангелами и человеками. О, нестерпимый страх и стыд страшного судилища Твоего, Господи (7)!

* * *

Когда нас укоряют в чем-либо, это не должно раздражать нас и приводить в уныние, а смирять нас, как нравственно ничтожных, и обращать к Богу с усердной молитвой, чтобы Он немощное в нас уврачевал и оскудевающее восполнил Своею благодатью. Раздражаться, особенно тогда, когда укоряют нас в действительных слабостях, значит прилагать болезнь к болезни, страсть к страсти; значит недуговать добровольно слепотой самолюбия, которая не хочет видеть своих темных сторон и добровольно погибает. Унывать же совсем безрассудно, ибо христианин при помощи благодати Божией, если восхощет, всегда может измениться к лучшему, да для этого Господь и посылает нам обличителей, чтобы они открыли нам сердечные очи, чтобы мы увидели безобразие дел своих и, видя, поправлялись, а не для того, чтобы повергнуть нас в уныние. Уныние – грех и дело диавола. Обличения должны производить в нас печаль ради Бога, производящую неизменное покаяние во спасение (2Кор. 7:10), а не печаль самолюбия (7).

* * *

Небоязненное, твердое обличение народа во грехах есть признак великой святости обличающего или даже Самого Божества Того Лица, Которое обличает: Креститель Иоанн, все пророки и апостолы, мученики, преподобные, Сам Господь Спаситель. Мы обыкновенно больше льстим народу, стыдимся или боимся высказать всю правду (10).

Обман

Видим мы некрасивого, или больного, или грубо одетого человека и отворачиваемся от него; или видим хорошо одетого, красивого, молодого, с правильными, изящными чертами человека – и увлекаемся им, располагаемся к нему. Что это такое, как не обман себя, как не вопиющая неправда наша относительно ближнего, душа которого одинаково равночестна с нашей душой по сотворению, искуплению, по образу Божию, начертанному в ней Творцом (10)?

* * *

Если столь нелеп и безсмыслен, смертоносен грех, то почему мы не гнушаемся им, не перестаем слушаться его, творить волю его? По причине прелести его великой, по обаянию его, обману непрестанному, по причине временной сласти и временного удовлетворения самолюбия человека грешного, по причине омрачения, напускаемого грехом (10).

* * *

Молитва человека – христианина имеет различную, большую или меньшую степень достоинства относительно чистоты сердца, веры и любви молящегося. Иной приносит ее от чистого сердца с верой и любовью – так, что вся молитва такого человека есть единый сильный пламень, обнимающий все существо души. Другой молится не с чистым сердцем, привязанным к предметам житейским, со слабой верой, подходящей к неверию, без любви в сердце, по привычке, равнодушно, вяло. Третий хотя старается иметь чистое сердце во время молитвы, но не напрягает для этого всей силы своей и потому безуспешно борется с противными помыслами и то воспламеняется, то потухает душой, а ведь сказано: "духом пламенейте; Господу служите" (Рим. 12:11). Люди часто сами себя обманывают на молитве и думают обмануть и Бога. Но Бог видит сердца наши. "Бог больше сердца нашего и знает все" (1Ин. 3:20) (10).

Образование

При образовании юношества о чем надо больше всего стараться? О том, чтобы стяжать ему просвещенные "очи сердца" (Еф. 1:18). Не замечаете ли, что сердце наше – первый деятель в нашей жизни, и во всех почти познаниях наших зрение сердцем известных истин (идея) предшествует умственному познанию? Бывает так при познаниях: сердце видит разом, нераздельно, мгновенно, потом этот единичный акт зрения сердечного передается уму и в уме разлагается на части, являются отделы: предыдущее, последующее; зрение сердца в уме получает анализ свой. Идея принадлежит сердцу, а не уму – внутреннему человеку, а не внешнему. Поэтому весьма важное дело просвещенные очи сердца при всех познаниях, но особенно при познании истин веры и правил нравственности (6).

* * *

При образовании чрезвычайно вредно развивать только рассудок и ум, оставляя без внимания сердце, – на сердце больше всего нужно обращать внимание; сердце – жизнь, но жизнь, испорченная грехом; нужно очистить этот источник жизни, нужно зажечь в нем чистый пламень жизни, так чтобы он горел и не угасал и давал направление всем мыслям, желаниям и стремлениям человека, всей его жизни. Общество растленно именно от недостатка воспитания христианского. Пора христианам понять Господа, чего Он от нас хочет; именно – Он хочет чистого сердца: "Блаженны чистые сердцем" (Мф. 5:8).

Прислушайтесь к Его сладчайшему гласу в Евангелии. А истинная жизнь нашего сердца – Христос: "живет во мне Христос" (Гал. 2:20). Научитесь все мудрости апостола, это наша общая задача – вселить верою Христа в сердце (6).

* * *

Современное ложное просвещение удаляет от истинного Света, "Который просвещает всякого человека, приходящего в мир" (Ин. 1:9), а не приближает к Нему. А без Христа суетно все образование (6).

* * *

Необразование, неразвитие, неумягчение и неисправление сердца в тысячу раз виновнее, нежели необразованность ума, ибо необразованный умом есть темный человек, достойный снисхождения и сожаления, а образованный, но преданный страстям и порокам, злобе, гордости, презорству, зависти, чревоугодию, объедению, пьянству, любостяжанию, блуду и другим страстям, при многом своем знании, равно как при знании воли Божией, есть человек черствый сердцем, мертвый для Бога, ибо не прилагает узнанных правил к делу, не исполняет воли Божией и еще с большим бесстрашием и дерзостью нарушает ее, чем необразованный. В необразованном человеке простота сердца, кротость, незлобие, смирение, молчаливость, терпение дороже перед Богом всех наших познаний, всего внешнего лоска, всех заученных выражений, всех приторных учтивостей, всех продолжительных молитв, всех хитросплетенных речей; даже самые грехи как грехи неведения извинительнее. Потому уважай простую необразованность и учись у нее тому, чего нет у мнимообразованного, то есть простоте, незлобию, терпению и прочему. Необразованные – это младенцы о Христе, которым иногда Господь открывает тайны Свои (7).

Одежда

Как для дитяти все равно, какая бы ни была надета на него одежда, так и христианин – младенец о Христе – должен быть равнодушен к разнообразию, богатству и великолепию земных одежд, считая лучшим и нетленным одеянием своим Христа Бога, ибо пристрастие к дорогим, прекрасным одеждам свойственно людям века сего, или язычникам, как говорит Господь: "всего этого, – то есть пищи, одежды изысканной, – ищут язычники" (Мф. 6:32), ибо одежда есть идол людей века сего. О, как мы суетны, мы, которые призваны к общению с Богом, которым обещано наследие нетленных и вечных благ! Как неясны наши понятия о вещах тленных и нетленных благах! Как мы неразумны, придавая цену вещам ничтожным и не ценя благ нетленных – вечной души своей, мира, радости, дерзновения пред Богом, святыни, послушания, терпения, вообще всех свойств истинного христианина. "Елицы... во Христа крестистеся, во Христа облекостеся" [48] (Гал. 3:27). Итак, надо ценить душевные блага, доблести, а вещественные, как тленные, ничтожные – презирать (6).

* * *

Для Господа дать плоть другому какому угодно существу, животному ли, растению, то же, что для нас сшить, надеть на себя одежду; взял – сшил да и надел. "Кожею и плотью одел меня, костями и жилами скрепил меня" (Иов. 10:11). А какое бесконечное множество и разнообразие вещества-то у Господа, из которого Он, Зиждитель, творит разные одежды, на разные покрои тварям Своим (животные, птицы, рыбы, насекомые, пресмыкающиеся)! А нас Он оденет некогда светом, как солнечным, в Царствии Своем! Предстала Царица... в одежде, расшитой золотом (Пс. 44:10). "Праведники воссияют, как солнце" (Мф. 13:43). А теперь мы одеты землей, водой, воздухом, теплотой – такова наша одежда. И как премудро и удобно сделаны и приведены в сочетание все эти стихии в нашем существе! Оно и не тяжело, и благообразно. О, премудрый и всемогущий Художниче, животворящий Художниче! Как у Тебя все прекрасно, удобно, оживленно! У Тебя и прах оживлен, у Тебя и прах движется (6)!

* * *

О нарядной, чистой одежде телесной все хлопочем, стараемся все принарядиться со вкусом и изяществом, а об одежде нетленной, которая вся осквернена грехами и в которой всем подобает явиться к Судии – Богу, – кто помышляет? Кто измывает ее слезами покаяния, делами милосердия, украшает постом, молитвой, бдением, богомыслием (7)?

* * *

Страсть к щегольству весьма часто совершенно вытесняет из сердца самую мысль о нетленном одеянии души и всю жизнь обращает в суетную заботу об изяществе в одежде. Если ты ученик, студент какого-либо учебного заведения или чиновник какого-либо ведомства, офицер какой-либо из военных частей или технолог, живописец, скульптор, фабрикант, мастеровой какого-либо цеха, помни, что первая наука каждого из вас – быть истинным христианином, искренне веровать в Бога Триипостасного, беседовать с Богом каждый день в молитве, участвовать в Богослужении, соблюдать уставы и постановления Церкви и до дела, и за делом, и после дела носить в сердце имя Иисусово, ибо Он есть свет, сила, святыня наша, помощь наша (7).

* * *

"И об одежде что заботитесь? Посмотрите на полевые лилии, как они растут: не трудятся, не прядут; но говорю вам, что и Соломон во всей славе своей не одевался так, как всякая из них; если же траву полевую, которая сегодня есть, а завтра будет брошена в печь, Бог так одевает, кольми паче вас, маловеры!" (Мф. 6:28–30).

Словами: "об одежде что заботитесь?" – Господь учит нас не иметь пристрастия к одежде... Совсем не заботиться об одежде нельзя: мы должны заботиться, чтобы одежда наша была приличная, чистая; должны, кому следует, заниматься прядением, тканием, шитьем. Сама Пречистая Дева Мария пречистыми руками Своими ткала и шила, как это показывает хитон Спасителя, сотканный Ее девственными руками. Но непрестанные заботы о нарядах, кружащие наши головы, совершенно противны духу евангельскому: они делают нас суетными, мелочными, порождают во многих нецеломудрие и гордость. Если бы красивая одежда была необходима для нас, как для какого-либо злака цветок его, то Отец Небесный не оставил бы нарядить нас в тысячу раз лучше роз и лилий или павлинов; но известно, что одежда наша есть временное покрывало или временная повязка на ране, потому что одежда появилась вследствие греха, когда люди узнали свою наготу; а стоит ли украшать повязки на ране? Не о том ли надо заботиться, как бы поскорее рану вылечить, то есть как бы скорее от грехов очиститься? Разумно ли сшивать дорогие повязки на эти греховные раны и этими повязками еще тщеславиться как чем-то похвальным? Не больше ли оттого зловония греховного? Припомним, что в крещении все мы получили одежду нетления, одежду правды Христовой. Вот об этой одежде правды будем заботиться; эту одежду будем хранить; она пусть будет нашим украшением. Если ее сохраним, то в будущем веке Господь оденет нас одеждой славы, оденет вечным светом, как Сам одевается светом яко ризой.

Итак, закончу беседу словами же Спасителя: "Не заботьтесь и не говорите: что нам есть? или что пить? или во что одеться? потому что всего этого ищут язычники, и потому что Отец ваш Небесный знает, что вы имеете нужду во всем этом" (Мф. 6:31, 32). Слышите: по слову Господнему, все те язычники, а не христиане, которые о том и заботятся, что есть да пить или во что одеваться, а о делах Божиих и исполнении заповедей Его не помышляют. "Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам" (Мф. 6:31–33). Всякий хозяин, господин кормит, поит, одевает своих слуг: кольми же паче Господь Бог будет и питать, и одевать нас, если мы будем слугами Его. Если не служащих Ему, не ведающих Его Он питает и одевает, кольми паче не забудет служащих Ему (8).

Примечание

48. В синодальном переводе: Все вы, во Христа крестившиеся, во Христа облеклись.

Окамененное нечувствие

Плотская нега, окаменное нечувствие ко всему духовному, священному есть теснота вражия, хотя плотский человек не считает ее теснотой, потому что благотворит о ней; но хотящие жить духовно считают ее теснотой, потому что не допускает она Бога до сердца нашего, не дает излиться в сердце благодати Божией, оживляющей и просвещающей нашу душу, делает душу нашу неплодной делами веры, надежды и любви. Делаешься какой-то плотяной, духа не имущий. О, как многоразличны гонения! Как поскорбишь от сердца об этом окамененном нечувствии, как поплачешь пред Господом – оно и пройдет, и сердце согреется и размягчится и сделается способным к духовным созерцаниям и святым чувствам (1).

* * *

Бывает вместе со скорбью и теснотой новое искушение: окаменение, одеревенение, нечувствительность сердца ко всему истинному, доброму и святому; весь бываешь как камень, как колода, без веры, без способности молиться, без надежды на Божие милосердие, без любви. Как тяжело быть камнем или деревом, без веры и любви, будучи создан верить, чувствовать, надеяться, любить! И это надо терпеть и в терпении молиться, чтобы Господь отвалил камень нечувствия от дверей гроба сердца нашего, чтобы отнял от нас сердце каменное и дал нам сердце плотяное. Но что же значит это окаменение или одеревенение человека? Это показывает присутствие в нашем сердце диавола, который, насильно заняв собой при нашем маловерии сердце наше, отталкивает от него всякую добрую мысль, не допуская ей ложиться на сердце, отревает всякую веру, всякое доброе чувство и делает человека тяжким для самого себя. Это подлинно бывает с людьми. Да ведают же они, что это значит (6).

* * *

Не будь мертв от сердца; не допусти сердце до лености, духовного сна и окамененного нечувствия, иначе горе тебе, когда придется быть с таким сердцем в деле Божием, требующем труда сердечного и умственного (7).

* * *

Иногда бывает на душе такое окамененное нечувствие, что грехов своих не видишь и не чувствуешь, ни смерти, ни Судии, ни Суда страшного не боишься, все духовное бывает, как говорится, трын-трава. О лукавая, о гордая, о злобная плоть!.. Иногда бывает такая ужасающая леность и нечувствие на душе, что овладевает тобою совершенное отчаяние прогнать эту леность и отчаяние. Лучше, кажется, болеть, чем чувствовать леность (7).

Осуждение

Если брат твой сделает что-либо во время службы неправильно или несколько нерадиво, не раздражайся ни внутренне, ни наружно против него, но великодушно снизойди к его погрешности, вспомнив, что ты сам делаешь в жизни много, много погрешностей, что ты сам человек со всеми немощами, что Бог долготерпелив и многомилостив и без числа много прощает тебе и всем нам неправды наши. Припомни слова из молитвы Господней: и остави нам долги наши, якоже и мы оставляем должником нашим. Эти слова должны всегда напоминать нам, что мы сами во всякое время великие должники, великие грешники перед Богом, и чтобы, помня это, смирялись в глубине своего сердца и не были очень строги к прегрешениям братии, подобно нам, немощных, чтобы как мы сами себя не судим строго, так не судили бы строго и о других, ибо братия – члены наши, как бы мы сами. Раздражительность нрава происходит от непознания себя, от гордости и от того еще, что мы не рассуждаем о сильном повреждении своей природы и мало познали кроткого и смиренного Иисуса (1).

* * *

"Не судите, да не судимы будете, ибо каким судом судите, такимбудете судимы" (Мф. 7:1, 2). Господи, даруй нам не судить живых, тем менее умерших. Ты один праведный Судия – как Творец и Законодатель живых и усопших. А нам даруй строго осуждать себя самих и просить прощения и оставления грехов вольных и невольных усопшим (4).

* * *

Не раздражайся на погрешающих, на оскорбляющих, не имей страсти замечать в ближнем всякие грехи и осуждать его, как это обычно нам; всякий за себя даст ответ Богу, у всякого есть совесть, всякий слышит Слово Божие, знает волю Божию или из книг, или из разговора с другими; особенно не смотри злонамеренно на грехи старших тебя, до которых тебе нет дела, каждый "перед своим Господом стоит или падает" (Рим. 14:4), ты же свои грехи, свое сердце исправляй (6).

* * *

Главное в жизни – ревнуй о взаимной любви и никого не осуждай. Каждый за себя даст ответ Богу, а ты в себя смотри. Злобы берегись (7).

* * *

Если кого я презираю, ненавижу, то, значит, себя беззаконно возвышаю, беззаконно люблю, то есть по плоти. Непрестанно льстит нам сердце наше, тайно нас возвышая, а ближних уничижая. Но надо непрестанно зреть свои бесчисленные грехи, чтобы осуждать себя как духовного мертвеца. Тогда не будем иметь времени замечать чужие погрешности и осуждать за них ближних или презирать их, тогда будем уважать их, ибо найдем, что они несравненно лучше нас во многом (7).

* * *

Видел я и слышал людей, которые с лукавством и злорадством рассказывают о некоторых темных пятнах в жизни и деятельности великих и даже святых людей и из-за этих темных мнимых или истинных пятен порицают всю жизнь человека, называя его лицемером и едва не богоотступником. Они представят вам и факты, только эти факты так же темны и сомнительны, как темна их подозрительная, лукавая душа, которая из чужого пятна, из чужого греха, чужой слабости хочет извлечь для себя мнимое оправдание для своих порочных дел. Но не оправдают они себя, а больше навлекут осуждения на себя за то, что видят сучок в глазе брата своего и осуждают его; бревна же (поистине бревна) в своем глазе не чувствуют (Мф. 7:3). Ты говоришь: в этом святом отце или в этом благочестивом человеке есть такие и такие грехи. Что же? Он – человек, а никто из людей не безгрешен. "Если говорим, что не имеем греха, – обманываем самих себя, и истины нет в нас" (1Ин. 1:8). Но разве ты без греха? Если же нет, что же ты бросаешь в брата камень осуждения? Если бы я стал разбирать твою жизнь, по слову Божию, то я собственными твоими словами осудил бы тебя в безчисленных и тяжких грехах: и в гордости, и в кичении, и в неверии, и в любостяжании, и в прелюбодеянии, и в кривотолковании Слова Божия и заповедей Божиих, и в холодности к своей вере... и мало ли в чем. Я нашел бы, что, может быть, все тело твое темно, потому что сердечное око твое лукаво. Ох, как мне противно это диавольское злорадство о грехе ближнего, это адское усилие доказать его истинную или мнимую слабость! И люди, так поступающие, еще смеют говорить, что они уважают и всеми силами стараются исполнять закон о любви к Богу и ближнему! Какая же тут любовь к ближнему, когда даже в великих и святых людях намеренно хотят видеть и отыскивать темные пятна, за один грех чернят всю его жизнь и не хотят покрыть греха ближнего, если он действительно есть? Забыли они, что "любовь все покрывает" (1Кор. 13:4, 7). Как много делают зла эти нравственные черви себе и другим! Они подрывают во многих законное уважение к известной особе, затемняют для них свет ее, отвлекают от подражания ей и смущают души их помыслами осуждения, а себе вредят тем, что принимают от диавола яд осуждения ближнего. Брат! "Кто ты, осуждающий чужого раба? Перед своим Господом стоит он, или падает. И будет восставлен, ибо силен Бог восставить его" (Рим. 14:4) (7).

* * *

Если ты злобишься на брата за грехи его, положим, даже соблазнительные, то вспомни, что ты сам не без грехов, тоже соблазнительных, хотя, может быть, в другом роде. Сам ты желаешь, чтобы твои соблазнительные грехи были покрыты снисходительной, все покрывающей (грехи) любовью ближних; как бы ты был им благодарен, с какой бы любовью обнял, поцеловал их за их все терпящую любовь; как это снисхождение облегчило бы без того тяжкую скорбь твою о грехах, ободрило и укрепило твою немощь в борьбе с ними, укрепило бы дух твой упованием на милосердие Божие! Но чего желал бы ты себе в подобных случаях, того желай, то делай и брату; он твой член и член Христов, "возлюби, – сказано, – ближнего твоего, как самого себя" (Мк. 12:31). Помни всегда при осуждении по злобе сердца твоего на брата за грехи его, что ты сам не без грехов. "Что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь?.. Лицемер! Воистину лицемер, вынь прежде бревно из твоего глаза и тогда увидишь, как вынуть сучок из глаза брата твоего" (Мф. 7:3, 5). Притом брат твой "перед своим Господом стоит, или падает" (Рим. 14:4), а не тебе. А если против тебя согрешил брат, то ты непременно должен простить ему обиду, тебе от него причиненную, или погрешности его против тебя. Ты сам ежедневно крепко нуждаешься в прощении тебе грехов Отцом Небесным и молишься: остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим (Мф. 6:12). А если хочешь, чтобы грехи были прощены тебе, прощай брату его согрешения против тебя. "Если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный, а если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших" (Мф. 6:14, 15) (7).

* * *

Когда мы слышим дурные отзывы о каком-нибудь человеке, то, внутренне сравнивая его с собой, говорим в сердце своем: я не таков, я в сравнении с ним совершенство и, мечтая так о себе и осуждая внутренне других, услаждаемся своим превосходством перед другими. Это гордость сатанинская, это зловоние плотского, греховного человека. Да бегут из души прочь такие помышления! Да помышляем мы себя худшими всех людей! Когда будут о ком отзываться дурно, вздохнем и скажем про себя: мы хуже, грешнее этого человека во сто раз и от души помолимся об осуждаемом брате (7).

* * *

Как я буду перечислять чужие грехи, когда у меня своих без числа? Нет. Не буду я так безумно поступать; не буду так сильно обольщаться самолюбием и видеть в себе только хорошее, оставляя без внимания худое; иначе легко овладеет мною страсть самолюбия и гордости, и я буду в самом деле видеть в себе только хорошее, как фарисей, а весьма многое худое забуду. Нет, лучше я чаще буду говорить Господу: даруй ми зрети моя прегрешения и не осуждати брата моего [49]. В таком расположении духа будем, братья, молиться все, и наша молитва будет приятна Господу и послужит нам во спасение. В церковной или домашней молитве непременно нужно смирение перед Богом и перед людьми: грешнику ли не смиряться? Смиренных Господь милует и спасает. Я смирился, и Он спас меня (Пс. 114:6), – говорит Давид. Боже, милостив будь к нам, грешным (10).

* * *

"Каким судом судите, таким будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить" (Мф. 7:2). Никогда не должно осуждать других за какие-либо слабости или пороки, потому что осуждающий наказывается часто от Бога попущением делать то же самое, что осуждал в других. Все люди со слабостями; и ты – тот же человек и можешь очень легко подвергнуться тем же слабостям, и когда повергнешься, тебя так же осудят, как ты осуждал других. "Какою мерою мерите, такою и вам будут мерить", – сказал Спаситель (10).

* * *

Мы часто, видя брата согрешающего, если не открыто, то в сердце говорим: как это Бог не накажет его, дивимся, что он тяжко грешит, и готовы бы сами поразить его. Какое самолюбие! Какая слепота! Своих грехов не замечаем и не хотим знать, что только по милости Божией к нам недостойным – может быть, только за некоторые добрые дела – мы не делаем того же, потому что Бог нам помогает жить безукоризненно. Но оставь нас Бог – и мы сделаем сами всякие грехи, и часто те же самые, какие делал брат. Не надо спешить судить о брате (10).

Примечание

49. Из молитвы святого Ефрема Сирина.

Откровение

Есть безначальное, безконечное, личное, премудрое, всеблагое и всеправедное Существо, Которому имя Сый (бытие), от Которого всякое бытие и Которое не быть не может. Твари, сотворенные Им безчисленны, разнообразны до бесконечности, прекрасны, благотворны, жизненны, все носят печать разума, премудрости, красоты неописанной. По ним можно назвать Художника, измыслившего и создавшего их, Его жизненность, благость, премудрость, красоту, вечность бытия, верность всем словам Его, изреченным в откровении нам, разумным тварям Его. Благодарим Его, нашего Творца и Зиждителя, Искупителя и Спасителя, давшего нам откровение о Себе в Слове Своем, изреченном пророками, апостолами, и различные обеты, которые Он исполнил все в свое время, например, обет воскресения из мертвых и будущей блаженной жизни с блаженствами столь превосходными, что и око человеческое их не видело, и ухо не слышало, и на сердце никому не приходило (ср. 1Кор. 2:9). Слава и благодарение Тебе о сем, Творче и Спасителю и Искупителю наш (4).

* * *

О Творец мой! Все твари, сколько их ни есть, все возводят мой взор к Тебе как Виновнику жизнерадости. Но каков пир, каково торжество жизни на небе, в мире ангельском и в мире праведных людей, удостоившихся вечной жизни и предстоянию престолу Господа, Живота всех! Читай последние главы Откровения святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова и увидишь, какой на небе есть и будет вечный пир, вечное блаженство в Царстве славы! Слава Тебе, Господи, так все сотворившему и так все промыслящему (4).

* * *

Только одна истинная и всеспасительная в мире вера – вера православная: она такова по истории, по своей истине, по самому существу, полному света и жизненной силы чего о других вероисповеданиях сказать нельзя, ибо в них истина перемешана с ложными человеческими мудрованиями, установлениями и правилами, противными Откровению и сильно затрудняющими спасение душ (5).

* * *

Мир как произведение Живого, Премудрого Бога полон жизни: везде и во всем жизнь и премудрость, во всем видим выражение мысли, как в целом, так и во всех частях. Это настоящая книга, из которой можно, хотя и не так ясно, как из откровения, учиться Богопознанию (6).

* * *

Как смотреть на дары ума, чувства и свободы? Надо умом познавать Бога из дел Его творения, откровения, промышления, из судеб человеческих (6).

Отчаяние

Если согрешишь, не отчаивайся, не говори: отвержен есмь навсегда от очей Твоих, но помолись Господу от всей души о прощении тебе грехов твоих, объяви Ему в слезной молитве о своем беззаконии с сердечным сокрушением о нем – и Господь милосердый обратит к тебе опять светлое лице Свое, услышит глас молитвы твоей и помилует тебя (2).

* * *

Когда молишься о прощении грехов своих, укрепляйся всегда верой и упованием на милосердие Божие, готовое всегда прощать наши грехи по искренней молитве, и всячески бойся, как бы не запало в сердце отчаяние, выражающееся тяжелым унынием сердца и принужденными слезами. Что твои грехи против милосердия Божия, каковы бы они ни были, лишь бы только искренно ты каялся в них! А бывает часто, что человек молится и внутренне сердцем не надеется, что грехи его будут прощены, считая их как бы выше Божия милосердия. За то, действительно, и не получает прощения, хотя и источники невольных слез прольет, и с скорбным, стесненным сердцем отходит от щедрого Бога – того он и достоин: "верьте, что получите, – говорит Господь, – и будет вам" (Мк. 11:24). Неуверенность в получении просимого у Бога – хула на Бога (6).

* * *

Когда станешь на молитву, обременный грехами многими и одержимый отчаянием, начни молиться с упованием, духом горящим, вспомни тогда, что Сам Дух Божий способствует нам в немощах наших, "ходатайствует за нас воздыханиями неизреченными" (Рим. 8:26). Когда ты вспомнишь с верой об этом в нас действии Духа Божия, тогда слезы умиления потекут из очей твоих и на сердце будешь ощущать мир, сладость, оправдание и радость о Духе Святе (Рим. 14:17), ты будешь глаголом сердца вопиять: Авва Отче (6)!

* * *

В природе иногда веет ветер теплый, благорастворенный, приятно и легко проникающий в тело и прикасающийся к нему, – и на небе бывает светло; а иногда дует ветер холодный, как-то тяжко, лихорадочно, до самых костей пронизывающий и недружелюбно прикасающийся к телу, – и на небе и на земле бывает мрачно; или бывает иногда растворение атмосферы теплое, согревающее, а иногда растворение хладное, оцепеняющее. Так и в духовной жизни: иногда душу нашу окружает и проникает дыхание легкое, приятное, согревающее, оживляющее – чувствуешь себя легко, спокойно, а иногда прикасается к сердцу дыхание тяжелое, убийственное, сопровождающееся совершенным мраком душевным. Первое от Духа Божия, второе – от диавола. Нужно привыкать ко всему: как в первом случае не зазнаваться, так и в последнем не упадать духом, не приходить в отчаяние, но усердно прибегать к Богу (6).

* * *

Не унывай и не приходи в отчаяние, когда чувствуешь в душе своей убийственное дыхание и брожение злобы и лукавства, нетерпения и хулы или расслабление от нечистых и скверных помышлений, но борись с ними неослабно и терпи мужественно, всесердечно призывая Господа Иисуса, ада Победителя (6).

* * *

Никогда не отчаивайся в милости Божией, какими бы грехами ни был связан по искушению диавольскому, но молись всем сердцем с надеждой на помилование, стучи в двери милосердия Божия – и откроют тебе. Я, грешный иерей, пример тебе: как я ни согрешу иногда по действу диавольскому, например – иногда со враждой к брату отнесешься из-за чего-нибудь, хоть бы даже из-за правого дела, и весь расстроишься, и брата вооружишь на себя, и Таинство святое совершишь недостойно, не по пренебрежению вольному, а по неготовности и действу диавольскому, однако по раскаянии все, все Владыка прощает, особенно по достойном причащении Святых Таин: как снег или волна убелишься Кровью Христовой; мир пренебесный будет обитать в сердце твоем; и легко, легко тебе будет на сердце, блаженным сделаешься. Забудешь все возмущения, тревоги и тесноту диавольскую, совсем новым сделаешься и как будто из мертвых воскреснешь. Не отчаивайтесь, братие, какие бы грехи вы ни сделали, только сердцем сокрушенным и духом смиренным покайтесь. Слава милосердию Твоему, Господи! Слава долготерпению Твоему, Господи! (7)

* * *

Отчаиваешься ли ты получить Царство Небесное, находя себя недостойным его? Точно, никто из людей не достоин его. Но Христос, Господь наш, достоин; Он бесценной Своей Кровью заслужил нам его. От Его достоинства зависит и наше достоинство. Он Своим достоинством и нас, недостойных, сделал достойными: а Его-то благодатью благой и человеколюбивый Отец Небесный по бесприкладной Своей милости удостаивает людей Царства Небесного. Скажешь: я великий грешник. Но Христос Спаситель "пришел в мир спасти грешников" (1Тим. 1:15). Только не греши намеренно и со злобой на будущее время. Ты говоришь: где мне быть и ликовать со святыми, которые просияли на земле такими добродетелями? Но и святые спаслись благодатью Христовой. Если тебе кажется много быть вместе со святыми, то молись быть по крайней мере вместе с разбойником, вопия: "помяни меня, Господи, во Царствии Твоем" (Лк. 23:42), – и старайся жить как должно христианину (12).

П

Памятозлобие

Памятозлобие есть порок ужаснейший, и сколько мерзок перед Богом, столько пагубен и в обществе. Мы созданы по образу и подобию Божию: кротость и незлобие должны быть нашими свойствами неизменными; ибо и Бог всегда с нами поступает по Своей кротости; долготерпит и прощает нам без числа. И мы должны прощать. А памятозлобивый не имеет в себе образа и подобия Божия: он более зверь, нежели человек (12).

Песнопения церковные

В молитвах и песнопениях церковных по всему их пространству движется Дух истины. Все, что от инуду [50] приходит в голову противоречащего и хулящего, – от диавола, отца лжи, клеветника; молитвы и песнопения – дыхание Духа Святого (1).

* * *

Как возвышенна, богата, светла, Божественна душа в святых Божиих человеках, на какие подвиги она способна была в них, то есть во всех святых! К каким созерцаниям Божественным способна! К какому дару слова, к каким творениям, к каким песенным произведениям в Иоанне Златоусте, Феодоре Студите, Дамаскине, Иосифе Песнописце, Козьме Маюмском и прочих бесчисленных песнописцах церковных! А нынешние люди до чего упали! До безсловесных животных, да еще и хуже (4).

* * *

Голос церковных чтений, песней, молитв и молений – это голос душ наших, излившийся от сознания и чувства наших духовных нужд и потребностей; это голос всего человечества, сознающего и чувствующего свою бедность, свое окаянство, свою греховность, нужду в Спасителе, нужду в благодарении и славословии за благодеяния безчисленные и совершенства Божии безконечные. Чудны эти молитвы и песни; они дыхание Духа Святого (7)!

Примечание

50. От инуду – из другого места, извне.

Пища

Те, которые идут к Богослужению покушав, добровольно налагают на себя ненужную и вредную тяжесть и заранее заглушают сердце свое для молитвы, преграждая к нему доступ святых помыслов и святых ощущений. Крайне надо остерегаться, чтобы не есть перед Богослужением. Помнить надо, что "Царствие Божие не пища и питие" (Рим. 14:17), то есть не может царствовать Бог в том сердце, которое отягощено объедением и питьем (1).

* * *

"Не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих" (Мф. 4:4). Познайте хотя теперь, когда поститесь телесно, что человек, существо духовное и безсмертное, может быть жив не от одного только хлеба и разных снедей, но от слова Божия, и гораздо более от слова Божия, чем от хлеба. Вкушение материальной пищи есть самый обыкновенный для всех чувственных тварей способ насыщения, такой же грубый, как и тело; он приноровлен к планетной нашей жизни, подчиненной во всем той планете, на которой мы живем. Но как наша жизнь не ограничивается только существованием на земле, а будет продолжаться и после того, как она сгорит, во веки веков, то естественно желать и требовать человеку другой пищи, кроме планетной, грубой – именно пищи вечной, приспособленной к существу безсмертной, духовно-разумной природы нашей души. Что же это за пища? Это та пища, которой живут духи безсмертные – Ангелы, та пища, которой держатся в целом составе своем и во всех частях своих все миры вселенной, то есть это слово Божие (2).

* * *

Пяти небольших хлебцев и двух рыб достаточно было для насыщения пяти тысяч человек мужчин, изнуренных, голодных, не говоря о женщинах и детях, которых тоже, вероятно, было немало. Познай, христианин, в твоем Сладчайшем Иисусе Христе всемогущего Творца мира, Который, не затруднившись создать из ничтожества такой громадный, светозарный и стройный механизм вселенной, конечно, тем более не мог затрудниться в способе насыщения грубых, вещественных тел людей. Он мог бы поддержать их силы и жизнь одним всесильным словом Своим, так, как целая вселенная носится Его всемогущим словом; но Ему угодно было насытить их той пищей, какую дал им вначале, то есть из земных растений (что Он сделал, то сделал навсегда хорошо и поправлять Ему Себя не в чем), как таким средством, которое соответствует земляной, стихийной природе человека. Посмотрел бы я, как эти хлебцы разламывались, как долго их ломали, как из них вышло больше пяти тысяч кусков, как потом еще осталось от этих пяти хлебцев гораздо больше остатков, чем сколько было самих хлебов! Святое Таинство Тела и Крови Христовых представляет и в нашу пору образчик этого насыщения народов хлебами (2).

* * *

Не возлюби даров больше Благодетеля, не возлюби пищи тленной более пищи нетленной – пречистого Тела и Крови Христовых, ибо иной лакомства свои любит более этой небесной, нетленной, животворной пищи (4).

* * *

Должно гнушаться всяким грехом и не иметь к нему сердечного влечения и расположения (любви), например, к пище, питью и разным неподобным вещам. Вместо того надо постоянно иметь благоговейные и благодарные помыслы о Боге, о Его непрестанных благодеяниях, о Его сладчайших обетованиях в нынешнем и будущем веке, о несравненности будущих небесных благ в сравнении со здешними, преходящими, тленными, грубыми, должно всегда каяться о всех уклонениях от Закона Божия и нерадении об исполнении его (4).

* * *

Когда во время молитвы враг будет производить в тебе сильный позыв к пище, презри это вещественное, нервическое раздражение, укрепи сильнее сердце свое в молитве, воспламени его верой и любовью и скажи искусителю слова Спасителя: "не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих" (Мф. 4:4). Молитва – моя лучшая пища, укрепляющая и просвещающая и душу, и тело (6).

* * *

О, как страшно для забавы употреблять пищу и питье, пресыщаться и упиваться! Сытая утроба теряет веру, страх Божий и делается бесчувственной для молитвы, для благодарения и славословия Божия. Сытое сердце отвращается от Господа и делается, как камень, твердо и безчувственно. Вот почему Спаситель заботливо предостерегает нас от объедения и пьянства, чтобы день смерти не постиг нас внезапно (Лк. 21:34), по причине гнева Господня на нас за легкомысленное и праздное препровождение времени в пище и питье (7).

* * *

Много гулять для здоровья и для возбуждения лучшего аппетита, есть с аппетитом – вот предметы желаний и стремлений многих из нас. А из-за наших частых прогулок, из-за нашего пристрастия к пище и питью смотришь: и то упущено невозвратно, и это не сделано, и то на ум нейдет, потому что до серьезного ли дела после вкусного обеда или ужина? И занялся бы делом, да чрево, наполненное пищей и питьем, тянет от него в сторону, к покою нудит: дремлешь за делом. Что же это за дело? Остается только, если после обеда, лечь отдохнуть, если после ужина, помолившись кое- как (сытый и молиться не может как должно), лечь в постель и спать, жалкое последствие отягощения чрева, до будущего утра. А утром, смотришь, опять готова жертва твоему чреву – вкусный чай. Встал, помолился, конечно, не от всего сердца – от всего сердца мы умеем только есть да пить, гулять, романы читать, в театрах сидеть, на вечеринках плясать, в любимых нарядах щеголять – итак, помолился по привычке, небрежно, соблюл форму молитвы, одну форму, без сущности, без живой веры, без силы, без горячности в прошении, славословии и благодарении Господа Бога за Его несчетные милости, да и давай скорее за пищу и питье. Наелись, напились, ну теперь, едва-едва пошевеливаясь, можно пойти и на дело, если только и дело-то не есть скорей безделье, например, торговать какой-нибудь житейской суетой, с избытком божбы, лжи и обмана. Вот подобным образом у многих, многих проходит жизнь настоящая, исчезают в суете дни наши (ср. Пс. 77:33), а о главнейшем деле на земле – о спасении души своей – мало заботимся. Христианин, не о здравии и чреве, не о нарядах и деньгах нужно тебе пещись, но о любви к Богу и ближнему, ибо это две главные заповеди Божии. Пребывающий в любви пребывает

в Боге, и Бог в нем (1Ин. 4, 16) (7).

* * *

Пищу и питье надо употреблять только для укрепления своих сил, а не для лакомства, и не есть, когда природа не требует того. Многие из нас (и я первый), если не покаются и не исправятся, будут осуждены за то, что не вовремя ели и пили и, таким образом, при разуме жили как неразумные животные и омрачали свое неразумное сердце. Вы забавлялись пищей и питьем и часто ели и пили, когда вам не следовало есть и пить: "Горе вам, пресыщенные ныне! ибо взалчете" (Лк. 6:25). "Вы роскошествовали на земле и наслаждались; напитали сердца ваши, как бы на день заклания" (Иак. 5:5) (7).

* * *

Вот на это ваше ежедневное действие, на принятие пищи и питья, обратите самое строгое и деятельное внимание, ибо от пищи и питья, от качества и количества их, зависит весьма много ваша духовная, общественная и семейная деятельность. "Смотрите же за собою, чтобы сердца ваши не отягчались объядением и пьянством" (Лк. 21:34); а и чай, и кофе принадлежат тоже к пьянству, если неблаговременно и в излишестве употребляются. О, горе нам, насыщенным ныне и нередко с пренебрежением на дары Божии взирающим! (7).

* * *

Не верь плоти своей, когда она расслабевает и отказывается служить тебе, будто бы по недостатку подкрепления пищей. Это мечта. Преодолей себя, помолись усердно, и увидишь, что слабость тела твоего была ложная, призрачная, а не действительная: увидишь на деле, что "не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих" (Мф. 4:4). Не надейся на хлеб (7).

* * *

Не садись за стол с возмущенным какой-либо страстью духом, чтобы враг не обратил тебе во вред пищу и питье, в болезнь, а не в здравие, ибо враг через все коварствует и ищет повредить человеку. Садись всегда за трапезу с миром, благодаря Господа, и пища с питьем будут тебе во благо и во здравие, потому что благословение Божие почиет и на пище и на тебе самом (7).

* * *

"Взгляните на птиц небесных: они не сеют, не жнут, не собирают в житницу; и Отец ваш Небесный питает их. Вы не гораздо ли лучше их?" (Мф. 6:26). На птиц Господь указывает нам, маловерам, для того, чтобы показать недремлющий, непрестанный Промысел Отца Небесного о всех тварях земных, который от начала мира до сих пор не переставал и не перестает сохранять и питать всякую тварь, и особенно венец всех тварей – человека, созданного по образу и подобию Божию, и чтобы примером птиц, всегда сытых, хотя не сеющих, не жнущих хлеб, мы убедились полагаться с несомненностью на Промысел Божий.

Конечно, эти слова Господа не учат нас сидеть сложа руки и только надеяться на Бога, а учат упражняться в благословенных трудах и при трудах надеяться на благословение Божие, на успех в делах, на дарование всего потребного. Далее, Господь говорит: "Да и кто из вас, заботясь, может прибавить себе росту хотя на один локоть?" (Мф. 6:27). Не все ли зависит от Бога? Если же тело наше во всех отправлениях – и в питании, и в возрастании – зависит от Бога как дело рук Его, Его премудрости, благости, всемогущества, то не в Его ли зависимости также и пища наша? Не Он ли подает и пищу для нашего возрастания и укрепления? Отчего же мы считаем пищу как бы чуждой Его Промыслу? О, воистину Его Промысел питает не только нас, но и всякого червяка, всякое насекомое (9)!

* * *

Евангелие учит нас тому, что истинный хлеб наш, хлеб не временной, а вечной жизни, есть Господь Иисус Христос и что мы должны заботиться не только о тленной пище, но особенно о нетленной, дающей жизнь вечную душе, – именно о Причащении пречистого Тела и Крови Христовой, о слушании и чтении Слова Божия, которое есть духовная пища душ наших, и о молитве, освящающей и насыщающей душу благодатью.

Когда народ после чудесного насыщения стал ходить за Иисусом Христом, с тем чтобы еще и еще поесть чудесного обеда, тогда Господь сказал им обличительно: "истинно говорю вам: вы ищите Меня не потому, что видели чудеса, но потому, что ели хлеб и насытились. Старайтесь не о пище тленной, но о пище, пребывающей в жизнь вечную, которую даст вам Сын Человеческий... истинно говорю вам: ...Отец Мой дает вам истинный хлеб с небес. Ибо хлеб Божий есть тот, который сходит с небес и дает жизнь миру... Я есмь хлеб жизни; приходящий ко Мне не будет алкать, и верующий в Меня не будет жаждать никогда" (Ин. 6:26, 27, 32, 33, 35). Пища земная, тленная укрепляет только тело, а не душу бессмертную; апостол говорит: "хорошо благодатью укреплять сердца, а не яствами, от которых не получили пользы занимающиеся ими" (Евр. 13:9).

"Пища для чрева, и чрево для пищи; но Бог уничтожит и то и другое" (1Кор. 6:13). Итак, братья и сестры, стараясь о пище тленной, более позаботимся о пище духовной, которой питается бессмертная душа наша, – о причащении Тела и Крови Христовой, о слушании и чтении Слова Божия и о молитве общественной и домашней. Хлеб живота вечнаго да будет ми Тело Твое святое, благоутробне Господи, и честная Кровь, и недуг многообразных исцеление [51] (9).

Примечание

51. Канон ко святому Причащению, песнь 1, тропарь 1.

Плод

Люди, подобно бесплодной смоковнице, одеваются обманчивой внешностью без внутреннего плода, без добрых дел, так как чтобы приносить плод, нужен труд самоиспытания, самоуглубления, покаяния непрестанного и молитвы, а к такому труду мало кто рачителен. Как мало истинно смиренных, милостивых, алчущих и жаждущих правды, чистых сердцем, ищущих мира и держащихся его, любящих правду и терпящих гонения за нее! Почему? Потому что не хотят глубже вникнуть в себя и познать себя. Потому что собственные пустота и нечистота пугают их, и они добровольно отвращают от нее очи свои, чтобы жить в постоянном мираже и самообмане (3).

* * *

Виноградник Божий – это мы все, братья. А виноградный сад должен приносить обильные плоды; приносим ли мы Господу, верховному Виноградарю нашему, плоды добрых дел, плоды покаяния, веры, любви, смирения, кротости, благости, милосердия, воздержания, чистоты, терпения и долготерпения и прочих добродетелей? Весьма, весьма мало, а иногда вовсе не приносим, а приносим плоды винограда дикого, винограда Содома и Гоморры, то есть всякие скверные дела: гордость, злобу, зависть, алчность, блуд, прелюбодейство, пьянство, неверие, безбожие, убийство и самоубийство. Ждет от нас Господь плодов покаяния, исправления, добродетели и часто напрасно ждет: мы остаемся такими же грешниками, такими же бесплодными, сухими деревами, какими и были. Многие христиане насилуют и убивают свою совесть, этого слугу Божия в нашей душе, и без страха предаются беззаконию; многие оправдывают свои грехи или извиняют себя слабостью природы или потребностью падшей грешной природы, не различая своих прихотей или похотей от действительных потребностей. Многие не стыдятся даже клеветать на Евангелие и говорят, что оно будто требует невозможного, и живут совершенно вопреки ему и таким образом, подобно еврейским первосвященникам и книжникам, вторично распинают Сына Божия в себе. Но зачем говорить неопределенно: многие распинают Сына Божия. Мы с вами часто распинаем в себе Сына Божия своим маловерием, своими злобами, завистью, невоздержанием, объедением, пьянством, нечистотой сердца своего, нерадением, нераскаянностью, леностью и прочими пороками. Что же сделает хозяин виноградника нашего, запущенного и одичавшего по нашему нерадению, когда Он придет взять с нас отчет в делах наших, во всех нечистотах и злобах наших? Ответ на это тот же, который произнесли сами на себя первосвященники и книжники: "Злодеев сих предаст злой смерти, а виноградник отдаст другим виноградарям" (Мф. 21:41), то есть величайший дар веры, благодати отдаст другим людям, которые будут отдавать ему плоды во времена свои, то есть будут с помощью благодати преуспевать во всякой добродетели постоянно, во всю жизнь свою.

Итак, братья, доколе Господь дает нам время, доколе душа в теле и виноградник наш не отнят от нас, будем тщательно смотреть за ним, возделывать его, напоять дождем слезным, очищать покаянием, чтобы более приносил плода (9).

Плотская страсть

Что за бессмыслие греха или ветхого нашего человека! Через что мы осквернились, растлились, омрачились, обезумели, умертвились, через что лишились Божия благословения и подверглись проклятию и вечной муке? Или снова и снова стремимся, порываемся, хотим постоянного повторения растлевающего греха какого бы то ни было? Из-за чего? Из-за минутной приятности, раздражения плотского, упоения удовольствием плотским. О проклятый грех! О проклятая страсть плотская, слепая, всепагубная, смертоносная! Доколе ты будешь жить и царствовать в нас и губить нас? Святые Божии человеки всех названий, ублажаем вас, что вы бодро и постоянно воевали с плотью, презрели, попрали ее, умертвили ее и через то вселили Бога в свое сердце и сделались пространным селением Духа Святого. Помогите и нам умертвить ее, умерщвляющую нас всякий день (4).

* * *

Есть бешенство плотской страсти; одержимые им впадают в тоску и отчаяние, если не удовлетворяются их страсти, или решаются на самые позорные действия ради ее удовлетворения, или – нередко – и на самоубийство. Чтобы не одолела эта или другие бешеные страсти, надобно обуздывать их в самом начале; когда они усиливаются, тогда крайне трудно совладеть с ними, да без содействия благодати и невозможно (9).

Плоть

Не верь плоти своей, угрожающей тебе несостоятельностью во время молитвы: лжет. Станешь молиться – увидишь, что плоть сделается покорной твоею рабою. Молитва и ее оживит. Помни всегда, что плоть лжива (1).

* * *

Не давай на молитве побеждать себя плоти и действующему через нее врагу; не льсти языком своим, но говори истину от сердца твоего (см. Пс. 14:2, 3); так мысли и чувствуй сам, как говоришь в молитве, а не так, чтобы на языке был мед, а на сердце – лед; победит раз враг, после уж тебе надо будет отстаивать себя, свою свободу от него, как завоеванный врагом клочок земли, а от Господа отступит сердце твое. Ничем не пренебрегай в духовной жизни, ничего не считай малым, нестоящим большого внимания: через малые грехи диавол ведет к великим. Главное дело – старайся быть истинным всегда в сердце своем. Когда трудно бороться с плотью, тогда-то и покажи свою твердость, тогда-то не слабей в борьбе, как добрый воин Христов (1).

* * *

Чем более человек ведет духовную жизнь, тем более он одухотворяется: он начинает видеть во всем Бога, во всем проявление Его силы и могущества; всегда и везде видит себя пребывающим в Боге и от Бога во всем самомалейшем зависящим. Но чем более плотский образ жизни ведет человек, тем он более делается весь плотяным: он ни в чем не видит Бога, в самых чудесных проявлениях Его божественной силы, во всем видит плоть, материю, и везде и во всякое время несть Бога перед очами его (см. Пс. 35:2) (6).

* * *

Дружба с плотью нашей и прелесть наслаждений плотских – причина грехов наших, причина холодности к Богу, пристрастия к миру и его мнимым преходящим исчезающим благам, причина нашей душевной лености и нерадения (4).

* * *

Примечай за своей многострастной плотью, какой она величайший враг тебе: через тысячу похотей она хочет удалить душу твою от Бога, расслабить, осквернить ее, умертвить ее, она расслабляет через леность и холодность к молитве, к поклонам, к богомыслию. О домашний, вселукавый, льстивый враг! Доколе я буду с тобой? "Кто избавит меня от сего тела смерти?" (Рим. 7:24) (4).

* * *

"Страдающий плотию перестает грешить" (1Пет. 4:1). Вот почему страдания, крест необходимы для христианина: без страданий, без удручения плоть наша дурит, беснуется, грешит, Бога гневит, себе и душе напасти творит. О плоть окаянная, многострастная, из-за которой все беды в человечестве! О сердце многострастное, скверное! "Исходящее из человека оскверняет человека. Ибо извнутрь, из сердца человеческого, исходят злые помыслы, прелюбодеяния, любодеяния, убийства, кражи, лихоимство, злоба, коварство, непотребство, завистливое око, богохульство, гордость, безумство, – все это зло извнутрь исходит и оскверняет человека" (Мк. 7:20, 23). Вот где источник зла в человеке – в сердце! Сердце чистое создай во мне, Боже, и дух правый обнови во внутренности моей (Пс. 50:12). Окропишь меня иссопом, и я очищусь, омоешь меня, и я сделаюсь белее снега (Пс. 50:9). О благость, о всемогущество, о правда, о премудрость Божия! О простота существа Божия (4)!

* * *

Не питай пристрастно плоть свою, не ласкай ее, не угождай ей и не усиливай ее тем против духа. Иначе, когда придется работать духом, например молиться или писать духовно-нравственное сочинение, тогда увидишь, как она возобладала духом и связала его по рукам и по ногам; все порывы его ниспровергнет, не даст встать ему и войти в силу свою. Невольником будет дух у плоти (6).

* * *

Наша плоть унывает и понуряет голову, когда подвергается немощам; а когда здорова и вкушает удовольствия плотские, тогда восхищается, скачет и выходит из себя. Не надо обращать внимания на обманчивые чувства плоти, и вообще должно пренебрегать всякой плотской игрой, плотским восторгом; нужно благодушно терпеть скорби и болезни плотские, духом мужаться и возлагать упование на Бога (6).

* * *

Плоть цветет, а душа вянет; плоть пространна, а душа в тесноте; плоть пресыщена, а душа голодает; плоть разукрашена, а душа безобразна; плоть благоухает, а душа смердит; плоть разливается в смехе, а душа кругом к беде; плоть во свете, а душа во мраке, в адском мраке (6).

* * *

Попирайте плоть, то есть страсти ее. С грязью наравне надо ставить ее и все плотское, не радеть о ней. Господи, Твоя сила: помоги! Когда все плотское, греховное сочтем за ничто, тогда Господь для нас будет все; на развалинах в сердце земности воцарится Господь (6).

* * *

Через пристрастие наше к плоти, ее похотям или через излишнее ценение плоти и всего плотского царит диавол в наших сердцах, исполняя богопротивную волю свою и изгоняя из наших сердец Царствие Божие и разрушая дело Иисуса Христа – возведение нас на небеса. Истинно! Презирати убо должно плоть: преходит бо [52]. А в нынешний век, у людей века сего, вся цена плоти и плотскому, и никакой цены духу и духовному – вере и добродетели (6).

* * *

Эта самая плоть, которую мы столько лелеем, покоим, услаждаем, есть враг души нашей, весьма коварный, опасный. Она непрестанно противится любви Божией, воле Божией, заповедям Божиим и порывается исполнить свою волю и исполняет ее почти всегда, разве когда сильное препятствие противопоставляет Господь Бог в благом и премудром промысле Своем о нашем спасении. Эту-то плоть должно всегда распинать со страстями и похотями, а не лелеять; ее надо умерщвлять постом, бдением, молитвой, трудами, а душу упражнять в чтении Слова Божия, в благомыслии, молитве (7).

* * *

Плоть и кровь, пища и питье, как вещи грубые, стихийные, земные, должны остаться на земле и подвергнуться общей участи тел земных – тлению. На небе нет и не может быть места для грубой плоти и крови потому именно, что там – небо, а не земля, что существа тамошнего мира имеют свойства, совсем отличные от свойств людей, живущих в похотях мира, свойства духовные, светоносные. Говорить ли тебе о самом Боге, Отце блаженных обитателей неба? Он есть Дух чистейший, Который гнушается как скверной делами плотскими, выходящими из границ закона, умеренности и приличия. Не вечно Духу Моему быть пренебрегаемым человеками сими, – сказал Он о людях, которые оскорбляли Его своей привязанностью к чувственным удовольствиям. Почему? "Потому что, – говорит, – они плоть" (Быт. 6:3). Потому что они – грубая плоть, кусок земли, в которой нет ничего духовного, сродного мне. Смотри же, и о нас Он тоже теперь говорит: не может Дух Мой пребывать в человеках сих, потому что они – дебелая плоть, в которой не может почивать Дух Мой, так как в ней живет грех, нечистота, а Я праведен и свят (8).

* * *

"Никто не может служить двум господам; ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть. Не можете служить Богу и маммоне" (Мф. 6:24). Какие здесь разумеются два господина, которым невозможно служить в одно и то же время? Один – это Господь и Бог, другой – богатство или любогреховная плоть наша, в которой действует диавол, силящийся приковать ее к миру. Очевидно, невозможно работать вместе Богу и любогреховной плоти именно потому, что Бог требует от нас святости, неуклонного и точного исполнения воли Своей, а плоть непрестанно подстрекает ко греху – к чревоугодию, пьянству, блуду, зависти, вражде, лихоимству и сребролюбию, к лености и прочее.

Как согласить служение Богу и плоти? Очевидно, нельзя, Слово Божие прямо говорит, что "те, которые Христовы, распяли плоть со страстями и похотями" (Гал. 5:24) и отнюдь не служат многогрешной плоти, не угождают ей. "Попечения о плоти не превращайте в похоти" (Рим. 13:14), – говорит святой апостол Павел. И всегда бывает так, что кто угождает своей плоти, тот нерадит об угождении Богу, о спасении души своей, об исправлении своем, о добродетельной жизни, не исправляет сердца своего, не устремится духом к горнему Отечеству, но весь бывает как бы прикован к земле, к земным наслаждениям.

Кто любит свою многогрешную плоть, тот не любит Бога, тому тяжкими кажутся заповеди Его, тот не любит ближнего; он не попечется о его спасении, потому что и о своем не заботится; не поможет ему в нужде, потому что слишком много любит сам себя и лучше исполнит свои прихоти, чем отдаст собственность свою на нужду ближнего. "Посему говорю вам, – продолжает Господь, – не заботьтесь для души вашей, что вам есть и что пить, ни для тела вашего, во что одеться. Душа не больше ли пищи, и тело одежды?" (Мф. 6:25). Забота неуместная, неразумная, слишком усиленная забота о пище, питье, одежде весьма вредит христианскому житию: она-то и есть то, что назвал Господь раньше служением маммоне. Эта неправильная забота наша о пище, питье и одежде ставит, так сказать, вверх дном всю жизнь нашу: вместо того чтобы заботиться главным образом о душе, об очищении, исправлении, освящении ее – вообще о спасении, мы печемся ежедневно об угождении своему алчному чреву да о том, во что одеться, а душу, это бессмертное существо, сотворенное по образу и подобию Божию, погибающую заживо во грехах, оставляем в пренебрежении, без исправления или даже ежедневно прилагаем грехи ко грехам; тело насыщаем и пресыщаем, а душу оставляем голодать; тело украшаем, а душу безобразим; тело оживляем, а душу убиваем (9).

* * *

Отчего враг одолевает людей, делая их рабами безумных похотей? От пристрастия к той же плоти, от маловерия и неумения молиться.

У плоти нашей многострастной свой закон греховный, нелепый, гибельный, диавольский: она хочет и старается исполнять все, что противно духу, Богу, правде, разуму, истине. Дух требует служения Богу и ближним в духе истины и правды; плоть требует служения ей самой, ее самолюбию, ее похотям, лености, чревоугодию, корыстолюбию, сладострастию или блуду, гордости, честолюбию, тщеславию и прочему, между тем как нужно исполнять дела добродетели, служить бескорыстно больным, сообщать их с Богом через Причащение Святых Таин или через молитву за них Богу. Надо одухотворяться и меньше угождать плоти, меньше есть, пить, не скупиться расточать имение на дела благотворения, богатеть в Бога, не себе собирать (ср. Лк. 12:21) (10).

* * *

Замечаю ежедневно, что плоть или ветхий человек во мне очень силен и живуч в крайний ущерб душе моей, порабощаемой плотью. Я ежедневно и ежечасно склонен к саможалению, самоласканию, лености, сну, лакомству, чревоугодию и объедению, лукавству, гордости, презорству ближних, гнушению больных и неблагообразных, кривых, слепых, хромых... склонен к огорчению, озлоблению, раздражению, злости, злопамятству, мстительности, злорадству, зложелательству, к блуду тайному и явному, к блудным помыслам и вожделениям, к нелепым и хульным помыслам блазненным, лукавым, к зависти и недоброжелательству, к ропоту, нетерпению, непослушанию, непокорности, своенравию, алчности, скупости, унынию, малодушию, боязни, отчаянию, осуждению других. Надо распинать ежедневно плоть со страстями и похотями и упражнять душу, созданную по образу Божию (10).

* * *

В плоти нашей гнездится, живет и действует вечная вражда на Бога, и чем больше мы ей угождаем, тем больше она растет и усиливается, а потому для угождения Богу необходимо и непременно нужно оставить всякую дружбу с ней и распинать со страстями и похотями. "Но те, которые Христовы, распяли плоть со страстями и похотями" (Гал. 5:24). "Дружба с миром есть вражда против Бога" (Иак. 4:4) (10).

Примечание

52. Тропарь преподобному.

Повиновение богу

"Покоритесь Богу; противостаньте диаволу, и убежит от вас. Приблизьтесь к Богу, и приблизится к вам; очистите руки, грешники, исправьте сердца, двоедушные. Сокрушайтесь, плачьте и рыдайте; смех ваш да обратится в плач, и радость – в печаль. Смиритесь перед Господом, и вознесет вас" (Иак. 4:7–10). Как у нас извращен порядок нравственной жизни! Мы повинуемся тому, кому следовало бы противиться всею силою души, и противимся иногда всеми силами Тому, Кому мы обязаны совершенным повиновением. Творец наш имеет неотъемлемое и неоспоримое право на наше совершенное Ему повиновение как Виновник нашей жизни и нашего благополучия; и пусть бы еще это повиновение было для нас тягостно, мучительно, как повиновение рабов жестокому господину; пусть бы от этого повиновения получал хоть какую-нибудь выгоду Господь наш с ущербом наших выгод, нашего благосостояния. Но этого никто не может сказать: искреннее повиновение Господу легко и животворно, как повиновение добрых, нежных детей нежнейшим родителям; Господь, Который Сам дает всем живот и дыхание и все, ничего не приобретает от нашего повиновения Ему; мы не только не теряем ничего, детски повинуясь Ему, напротив, приобретаем все. Как добрые родители не отказывают ни в чем своим добрым и послушным детям, так Отец Небесный, "Отец милосердия и Бог всякого утешения" (2Кор. 1:3) ничего не жалеет для послушных чад Своих: Он дарует им любовь Свою, которая дороже и приятнее всего на свете, дарует мир их душе, "который превыше всякого ума" (Флп. 4:7), и животворную радость, которой никто не может отнять у них и которая служит залогом будущих нескончаемых радостей в светлых обителях на небе. Не гораздо ли лучше поэтому взять твердое намерение повиноваться Богу во всем, а диаволу непременно и всеми силами, до крови противиться как твари, притом враждебной Богу, которая не имеет решительно никакого права на наше повиновение ей, которой, напротив, как падшей и находящейся в непримиримой вражде с Богом, мы обязаны при самом рождении в Таинстве Крещения противиться всеми мерами (2).

Подчиненный

При выговоре подчиненным за их неисправность тщательно воздерживайся от рвения, раздражительности и смущения и будь кроток, исполнен любви, степенен и покоен. Если подлежащий исправлению обижается, кротко заметь ему, что ты вовсе не имеешь намерения обижать и раздражать его, а искренно желаешь ему добра и порядка в его деле, что тебе противен не он, а беспорядок, который он производит. Не оскорбляй его самолюбия и человеческого достоинства, возвышая себя в глазах его и унижая его; если ты имеешь эту слабость (гордость), лучше брось исправлять другого и наперед исцелись сам: вынь прежде бревно из твоего глаза духовного и тогда увидишь, как вынуть сучок из духовного глаза брата твоего (Мф. 7:5). В противном случае ты только раздражишь ближнего, а пользы нравственной не принесешь ему. Будь кроток и снисходителен к другим при замечаниях о их недостатках, памятуя, что ты и сам с недостатками, и большими недостатками. Ты обличаешь другого, положим, в пьянстве, но если и ты сам пьешь или если и не пьешь, но лакомишься, чревоугодничаешь, пресыщаешься, ведь ты грешишь так же, как он. Исправься сам от чревоугодия и тогда сильно будешь говорить против пьянства других. Обвиняешь другого в нерадении к службе, а сам, быть может, тоже нерадив. "Врач, исцели самого себя" (7).

Познание бога

Святой апостол Иоанн Богослов пишет, что мы из того можем узнать, что мы познали Бога, если соблюдаем Его заповеди. "Кто говорит: "я познал Его", но заповедей Его не соблюдает, тот лжец, и нет в нем истины" (1Ин. 2:3, 4). Итак, христианин, если желаешь вечной жизни, то старайся познать Бога не умом только холодным, но всем сердцем, делами докажи познание Его; ты знаешь, что Бог свят, старайся быть и сам святым; знаешь, что Бог благ и милосерд, и ты будь сострадателен, снисходителен и милосерд; знаешь, что Бог долготерпелив, и ты долготерпи. "Терпением вашим спасайте души ваши" (Лк. 21:19), "претерпевший же до конца спасется" (Мф. 10:22), – говорит Господь; знаешь, что Бог правосуден и ты наблюдай справедливость во всем; знаешь, что Бог прещедр "и щедроты Его на всех делах Его" (Пс. 144:9), и ты перестань быть скупым и наносить хулу Всещедрому твоей скупостью; знаешь, что Бог пречист, и ты возлюби чистоту душевную и телесную и гнушайся нечистоты греха, особенно нечистоты плотской; знаешь, что Иисус Христос учил о пользе и необходимости поста для человека, – старайся и ты быть воздержным; не противоречь сам себе, зная одно, а делая совсем другое. Вот такое познание Бога и Христа приведет тебя верно к вечной жизни. "Милостивые... помилованы будут... чистые сердцем... Бога узрят" (Мф. 5:7, 8). Если действительно хочешь познать Бога и быть познанным от Него, то стань немедленно на путь деятельный, на путь добродетели и немедленно оставь путь беззакония, в противном случае самые дела твои будут свидетельствовать против тебя, что ты не знаешь Бога и презираешь собственное вечное благо или льстишь, обманываешь себя, будто с верой во Христа можно соединять и плотские, греховные дела и, называясь христианином, творить дела языческие. Но апостол ясно говорит тебе и подобным тебе людям, так мечтающим: "Не обманывайтесь: ни блудники... ни прелюбодеи... ни воры... ни пьяницы... Царства Божия не наследуют" (1Кор. 6:9, 10). Видишь, как непременно нужно познавшему Бога и Христа, Сына Божия, обратиться и сойти с пути грешного и стать на путь добродетели. Итак, повторяю, не противоречь сам себе; если ты познал Бога, то делами твоими не отрекайся от Него. Будь верен, мирен, смиренномудр, простосердечен, кроток, воздержан, трудолюбив, любезен, "будьте братолюбивы друг к другу с нежностью; в почтительности друг друга предупреждайте" (Рим. 12:10), целомудрен, послушен, терпелив, возвышен, помышляй о горнем, а не о земном; не следуй влечениям плоти и крови и не будь хуже бессловесных животных, знающих меру и время для удовлетворения своих потребностей. Отложи ветхого человека, истлевающего в обольстительных похотях, и облекись в нового, созданного по Богу, по образу Божию, в правде и святости (ср. Еф. 4:22–24). Все святые, угодившие Богу, познав Бога, немедленно оставили похоти плотские, все дела беззаконные и проводили жизнь деятельную, духовную, добродетельную; если же и падали, то немедленно восставали и с большим усердием принимались за святое дело угождения Богу. Да ведь и вечная жизнь, непрерывно блаженная в свете лица Божия, стоит того, чтобы в краткое время здешней страннической жизни перенести всякие труды, лишения, искушения, скорби и болезни для очищения и усовершенствования себя же, своей же души, чтобы потом, по окончании подвига, вечно радоваться. Сеющие со слезами пожнут с радостью. Уходящие уходили и плакали, бросая семена свои, а приходящие придут с радостью, собирая снопы свои (Пс. 125:5, 6), – говорит святой царь и пророк Давид (9).

Покаяние

Покаяние есть величайший дар грешнику, верующему в Того, Кто один имеет власть оправдывать кающегося нечестивца.

А власть прощать грехи имеет только один Иисус Христос, Агнец Божий, взявший на Себя грехи мира (ср. Ин. 1:29). "Дана Мне всякая власть на небе и на земле" (Мф. 28:18). "Сын Человеческий имеет власть на земле прощать грехи" (Мф. 9:6). Он выстрадал нам у Отца Небесного власть прощать грехи и вводить в рай покаявшихся от всей души, как ввел Он благоразумного разбойника, уверовавшего и возгласившего: "помяни меня, Господи, когда приидешь в Царствие Твое!" (Лк. 23:42) (3).

* * *

Бог дал нам, грешным, недугующим бесчисленными страстями, как милостивый Врач, покаяние как духовное врачество, как жизнь. Всякая искренняя душа жаждет покаяния как живительного питания, как пищи, укрепляющей душу и тело, как слепой – света. Дар покаяния нам исходатайствован от Отца Небесного, святого, блаженного, Иисусом Христом, и только Им одним, ибо Он один за нас исполнил всю правду, весь закон Божий, которого никто из людей сам собою исполнить не мог, ибо Он один взял на Себя проклятие, которым праведно проклял человечество непокорное Отец Небесный, Он один за нас претерпел все муки и за нас вкусил смерть, которую мы сами себе снискали как неизбежный оброк греха (см. Рим. 6:23). Если бы Господь Иисус Христос не принес Себя добровольно в жертву за нас, нам не было бы дано покаяния, а ради Его жертвы оно дано всем верующим, и все истинно смыслящие усердно пользуются им, изменяются Божественным изменением, делаются новыми людьми с новыми мыслями, желаниями, намерениями, делами и спасаются, просветляются и Богу присвояются. Только неверующие, лукавые, упорные да ленивые погибают (4).

* * *

Скажи, что ты сам делаешь для своего спасения, ибо "Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его" (Мф. 11:12). Устыдись себя, покайся, оплачь свое неверие, нерадение, косность, леность, суетность, безумие и прочие страсти и скорее примись за дело спасения своего. Читай Слово Божие, читай, как подвизались святые, подобострастные человеки (4).

* * *

О обновляющая сила покаяния, по милости Божией! Сколь великое милосердие и долготерпение Божие к нам грешным! Каждый день (ревнуя о покаянии) мы обновляемся благодатью покаяния. Господь в покаянии дарует душе пакибытие. Меня умиляет безмерное благоутробие Божие к роду человеческому. Какую безмерно великую цену Он дал Отцу Небесному за избавление человека от ада и вечной муки и за дарование святости, в выкуп за нас Богу: дал Самого Себя, пострадал и умер за нас! О драхма погибшая, по образу Божию созданная душа! Невеста Божия! Чадо Божие! "Он изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши; наказание мира нашего было на Нем, и ранами Его мы исцелились" (Ис. 53:5). А потому мы должны сопострадать Ему и сораспяться, чтобы ожить с Ним (4).

* * *

"Алчущих исполнил благ" (Лк. 1:53). Чем глубже покаяние, смирение, сознание и чувство своих грехов, тем обильнее подается благодать прощения, тем более благ изливается в душу человека от всещедрого Владыки. Манассия был самый беззаконный из царей, но показал потом и покаяние, великое и глубокое, и сподобился от Господа великого прощения и милости. Вникните в покаянную молитву Манассии, царя иудейского (см. 2Пар. 36), как он в ней смирился, покаялся; как возвеличил милосердие и долготерпение Божие! Молитва его – образец покаяния (4).

* * *

"Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное" (Мф. 4:17). Грехи удаляют человека от Бога, Источника жизни, и ввергают в смерть. Чтобы приблизиться к Богу, нужно искреннее покаяние. Бог Сам ищет удалившегося человека. Сам оставляет небо и приходит на землю, делается человеком, вступает в ближайшее общение с ним, беседует, освящает воды Своим Крещением, дарует баню пакибытия, установив тайную вечерю – Причащение Тела и Крови, низводит благодать Духа Святого на верующих, дарует покаяние, разрешение грехов, освящение, обновление, утверждение, сыно-положение и обожение. Чего еще Он не дал? Все, все с избытком дал. Как пользуются люди средствами спасения? Попирают их, как свиньи бисер (см. Мф. 7:6). Но строго взыщется с неверующих, неблагодарных, гордых и злонравных (4).

* * *

Велики грехи, которыми искусились, в которые впали святые мужи, ибо и праведник седмижды на день падает (см. Притч. 24:16); но мы им обязаны великими образцами покаяния, милости Божией, как-то: Давиду, Манассии и многим святым Нового Завета – апостолам Петру и Павлу, блуднице, блудному, разбойнику благоразумному, Марии Египетской и многим-многим; если бы не согрешили они тяжко перед Богом, не подарили бы они Церкви таких чудных, пламенных, искренних образцов покаяния. Прочтите с сердечным вниманием псалмы царя Давида, особенно псалом 50-й, и молитву Манассии, царя иудейского, нечестивейшего из царей, повелевшего перетереть деревянной пилой величайшего из пророков, Исаию, и помилованного, и вы увидите, сколь велика была в них сила покаяния, которую Сам Бог принял в воню благоухания в образец нам, грешным (4).

* * *

Истинное покаяние требует не повторения грехов, в которых покаялся человек, а неуклонного следования по пути добродетели. А то бывает часто, что человек покаялся в раздражении, злобе, неприязни и вскоре опять увлекается ими, покаялся в невоздержании, а вскоре опять то же, покаялся в лицеприятии, пристрастии к человеку, а через минуту – опять то же (4).

* * *

"Будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный" (Мф. 5:48). Покаяние прилежное, ежедневное и ежечасное должно вести нас к исправлению, к добродетели и совершенству, день ото дня, час от часу должны лучше мы быть. Покаяние должно вызывать воздыхание и слезы, как в мытаре и блуднице (4).

* * *

По грехам своим все мы достойны Его праведного гнева и наказания, и дивно, как Он так много долготерпит нам, как Он не посекает нас, как бесплодные смоковницы? Поспешим же умилостивить Его покаянием и слезами. Войдем сами в себя, со всею строгостью рассмотрим свое нечистое сердце и увидим, какое множество нечистот заграждают к нему доступ божественной благодати, сознаем, что мы мертвы духовно (6).

* * *

Покаяние должно быть искреннее и совершенно свободное, а никак не вынужденное временем и обычаем или лицом исповедующим. Иначе это не будет покаяние. "Покайтесь, – сказано, – ибо приблизилось Царство Небесное" (Мф. 3:2), "приблизилось", то есть само пришло, не нужно долго искать его, оно ищет вас, вашего свободного расположения, то есть сами раскаивайтесь с сердечным сокрушением. "Крестились (сказано о крестившихся от Иоанна), исповедуя грехи свои" (Мф. 3:6), то есть сами признавались в грехах своих. А так как молитва наша по преимуществу есть покаяние и прошение о прощении грехов, то и она должна быть непременно всегда искренняя и совершенно свободная, а не невольная, вынужденная обычаем и привычкой. Такой же должна быть молитва и тогда, когда бывает благодарением и славословием. Благодарность предполагает в душе облагодетельствованного полноту свободного, живого чувства, свободно переливающегося через уста: "от избытка сердца говорят уста" (Мф. 12:34). Славословие предполагает восторг удивления в человеке, созерцающем дела безконечной благости, премудрости, всемогущества Божия в мире нравственном и вещественном и потому так же естественно должно быть делом совершенно свободным и разумным. Вообще молитва должна быть свободным и вполне сознательным излиянием души человека перед Богом. "Изливаю душу мою пред Господом" (1Цар. 1:15) (6).

* * *

Каяться – значит в сердце чувствовать ложь, безумие, виновность грехов своих, значить сознавать, что оскорбили ими своего Творца, Господа, Отца и Благодетеля, бесконечно святого и бесконечно гнушающегося грехом, значит всею душою желать исправления и заглаждения их (6).

* * *

Если ты любишь Бога всей душой, то ты будешь каяться Богу искренне в грехах своих, будешь приносить Ему всякий день глубокое покаяние, ибо всякий день грешишь много. Будешь каяться, то есть осуждать себя за грехи всем сердцем, всей силой, всем разумением; будешь обличать себя со всей беспощадной строгостью, со всей искренностью; будешь приносить Богу полную исповедь, жертву полного всесожжения грехов, чтобы ни один грех не остался нераскаянным, неоплаканным (9).

* * *

Покаянию помогает сознание, память, воображение, чувство, воля. Как грешим всеми силами души, так и покаяние должно быть вседушевное. Покаяние только на словах, без намерения исправления и без чувства сокрушения называется лицемерным. Сознание грехов затмевается, надо его прояснить; чувство заглушается, притупляется, надо его пробуждать; воля тупеет, обессиливает для исправления, надо ее принуждать: "Царство Небесное силою берется" (Мф. 11:12). Исповедь должна быть сердечная, глубокая, полная.

Ради одной веры нашей сдвигаются горы сердечные, то есть высоты и тяжести греха. Когда христиане снимут в покаянии бремя грехов, то иногда говорят: "Слава Богу, свалилась с плеч гора!" (9).

* * *

У нас земные радости почти непрерывны. Многие у нас живут так, как будто не придется умереть и отдать отчет в своей жизни. Что это значит? Не от того ли это происходит, что думают покаяться только перед смертью и получить полное прощение? Конечно, Бог не отвергает и во единдесятый [53] час пришедших к Нему, то есть обратившихся к Нему всем сердцем. Но если сердце ваше было далеко от Бога в самую большую часть вашей жизни, то думаете ли, что его легко можно подвигнуть к Богу, возбудить в нем чувства покаянные перед смертью? Нет, братия, христианская кончина бывает наградой истинным христианам. Кайтесь, по возможности, всю жизнь, и вас встретит мирная кончина с искренним покаянием (9).

* * *

Уясним себе сущность истинного покаяния, к которому призывает людей Господь Бог. Покаяние есть такое состояние, когда человек вполне пришел в сознание своей греховности, когда он скорбит душой, ясно представляя себе ту бездну, которая готова поглотить нераскаянных грешников. Покаяние необходимо для каждого человека, потому что "все мы много согрешаем" (Иак. 3:2); грехи наши многочисленны, как песок земной, как звезды на небе; они пустили разветвления во все стороны существа человеческого. Поэтому человек грешный удаляется от Бога на безмерное расстояние, во тьме ходит, делается рабом диавола, наследником вечной муки; он – мертвец духовный. И напротив, кто обращается к покаянию, тот начинает воскресать и приближаться к Богу.

Далее, так как мы грешим добровольно, то и каяться должны добровольно, не ожидая к этому какого-либо принуждения. Искренно, с сокрушенным и смиренным сердцем, перед лицом Бога всеведущего, без пощады своему ветхому человеку разобрать свою жизнь и свои многочисленные грехи, беспристрастно осудить себя в них, искренно желать исправления от грехов и страстей, ежедневно опутывающих нашу душу, – вот истинное покаяние! Разумеется, покаянное чувство является не вдруг по причине многочисленности наших грехов. Кроме того, принадлежность истинного, душеспасительного покаяния есть перемена греховных стремлений на добрые христианские чувства и стремления: наши души стали бесплодными или стали приносить дурные, горькие плоды тьмы и греха, надо их сделать благоплодными, приносящими плоды добродетели. "Сотворите же достойные плоды покаяния" (Лк. 3:8).

Покаяние есть великий дар благости Божией человеку-грешнику, ибо через него человек, безмерно удалившийся от Бога, вновь вступает в блаженный союз с Ним. Человек, конечно, не мог бы так приблизиться к Богу, если бы Сам Бог не приблизился к нам. Но вот Сам Единородный Сын Божий пришел к нам, принял на себя естество человеческое, чтобы уврачевать подобное подобным, уподобился нам во всем, кроме греха, чтобы удобнее учить людей, беседовать, благотворить, чудодействовать, пострадать за грехи людей и открыть вход в Царство Небесное. Представляя себе, как Бог приблизился к нам, и мы должны приближаться к Нему, воспрянуть от сна греховного и от тьмы к свету, должны обновиться и бодро, твердо, усердно исполнять заповеди Божии. Только таким способом можно приблизиться к Богу и быть в союзе с Ним. Иначе "какое общение праведности с беззаконием? Что общего у света с тьмою? Какое согласие между Христом и Велиаром?" (2Кор. 6:14, 15) (9).

* * *

После всякого греха нужно покаяние. Часто нужно каяться и пересматривать свою душу. Кто не кается и не радеет о покаянии, тот крайне запускает свое сердечное поле и дает усилиться в нем всяким греховным плевелам, коснеет во грехах, трудным делает себе покаяние и исправление (10).

* * *

Грех есть отпадение от Бога; одно мгновение греха – и отпадение. Искреннее, глубокое, всецелое покаяние – и соединение с Богом. Вот как нужно покаяние для грешника и как велика сила покаяния (10)!

* * *

Покаяние есть отрицание, осуждение греха, война с грехом от всего сердца и помышления, словом и делом, омерзение грехом, сколько бы он ни казался приятным, и отвращение от него, попрание всей прелести и привлекательности его, глубочайшая ненависть к нему как к безобразию, смраду, безумию и нелепой вражде против Бога и против себя, против собственного блага (10).

* * *

Только свинья, омывшись, опять идет валяться в грязи; только псу свойственно возвращаться на свою блевотину (см. 2Пет. 2:22). "Ты выздоровел; не греши больше, чтобы не случилось с тобою чего хуже" (Ин. 5:14), – говорит Господь исцеленному расслабленному. И с нами также может случиться нечто очень худое, если мы вознерадим о добродетели после покаяния; тогда благодать Божия оставит нас за невнимание и нерадение о себе. Покаяние и Причащение отверзают нам небо и Небесное Царствие, ибо, говорит Господь, "ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную и пребывает во Мне, и Я в нем" (Ин. 6:54, 56).

Как же не дорожить полученным даром – жизнью вечной и пребыванием в нас Христа и нашим в Нем пребыванием! Нам отворено небо через Покаяние и Причащение, по Писанию: "отсель узрите небо отверсто" [54] (Ин. 1:51): какая чудная милость! Грехами нашими оно было заключено как крепчайшими затворами и замками, а покаянием открыто – воспользуемся же этой милостью Божьею, пока оно опять не затворилось для нас, ибо Бог знает, откроется ли оно опять для нас, когда мы снова затворим его произвольными грехами. Для многих оно заключилось навсегда. Неразумные девы стучали в затворенные двери, говоря: "Господи! Господи! отвори нам", а им было сказано: "истинно говорю вам: не знаю вас"; а всем нам сказано: "бодрствуйте, потому что не знаете ни дня, ни часа, в который приидет Сын Человеческий"(Мф. 25:11–13) (14).

Примечание

53. Единдесятый – одиннадцатый.

54. В синодальном переводе: отныне будете видеть небо отверстым.

Покой

Какая цель нашей жизни на земле? Та, чтобы по испытании нашем земными скорбями и бедствиями и после постепенного усовершенствования в добродетели при помощи благодатных дарований, преподаваемых в Таинствах, нам опочить по смерти в Боге – покое нашего духа. Вот почему мы поем об умерших: упокой, Господи, душу раба Твоего. Мы желаем усопшему покоя как края всех желаний и молим о том Бога. Не безрассудно ли поэтому много скорбеть над умершими? "Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас" (Мф. 11:28), – говорит Господь. Вот покойники наши, христианской кончиной уснувшие, приходят на этот глас Господа и упокояются. Чего же скорбеть (6)?

* * *

Многострастное сердце наше любит услаждение и спокойствие, не терпит горечей и скорбей и не любит, если кто нас обеспокоит чем, например, просит сделать для него что-либо. А Господь велел отвергать этот греховный покой плоти и быть слугой всех и Сам показал пример, ибо не знал покоя на земле при служении Своем нашему спасению. Апостолы тоже пример, особенно апостол Павел (6).

* * *

Для чего через каждые шесть дней празднуется день покоя? Для того, чтобы мы помнили непрестанно, что после трудов здешней жизни настанет день вечного покоя; ибо "еще остается субботство", по апостолу, "для народа Божия" (Евр. 4:9). А день воскресный указывает на день общего воскресения, после которого настанет день покоя для всех потрудившихся добре в здешней жизни, во Христе Иисусе (7).

Помилование

Вы слышите в церкви больше всего гласы священнослужителей, чтецов и певцов, поющих о помиловании нас. Что это значит? Это значит, что все мы, сколько нас ни есть в храме Божием, по грехам своим достойны казней Божиих и что прежде всего по пришествии нашем в храм мы должны помнить, что мы грешники, что пришли к Господу неба и земли, Творцу и Благодетелю, ежедневно и ежечасно прогневляемому нашими неправдами, умолять Его каждый за себя и даже – по христианской любви – за других о помиловании. Моления о помиловании бывают то великие, то малые, то сугубые. Так как в церкви нет ни одного лишнего слова, то при пении сугубой ектении нужно особенно сильно молиться Богу, из самой глубины души, от сердца самого сокрушенного, как и говорится об этом в начальной ектении: рцем вси от всея души, и от всего помышления нашего рцем. В это время отложить нужно и малейшую холодность, малейшее невнимание сердечное и, горя духом смиренным, ставши весь вниманием, возносить Создателю теплейшую молитву о помиловании нас грешных. Но что мы видим при возглашении священнослужителя и пении певцов сугубой ектении и великой? Большей частью обыкновенную невнимательность и равнодушие молящихся (6).

* * *

Когда молишься только внутренне или вместе и наружно, будь уверен крепко, что Господь тут, у тебя и в тебе, и слышит каждое слово, хотя и про себя, хоть только мысленно говоришь; говори от всего сердца, искренно, осуждай себя также искренно, без малейшего оправдания себя, имей веру, что Господь помилует тебя – и не останешься непомилованным (6).

* * *

Что значит поемое часто в церкви: Господи, помилуй? Это вопль виновного и осужденного на казнь, просящего помилования у раздраженного правосудия. Мы все повинны вечному проклятию и вечному огню за свои бесчисленные грехи, и только благодать Господа Иисуса Христа, ходатайствующего о нас перед Отцом Небесным, спасает нас от вечного наказания. Это вопль кающегося и изъявляющего твердое намерение исправиться и начать новую жизнь, подобающую христианину. Это вопль грешника кающегося, который готов сам миловать других как безмерно помилованный и милуемый Богом, Судией дел его (7).

Помощь божия

Ты не можешь без благодатной помощи победить ни одной страсти, ни одного греха – проси же всегда помощи у Христа, Спасителя своего. Он для того и пришел в мир, для того пострадал, умер и воскрес, чтобы во всем помогать нам, чтобы спасать нас от греха и от насилия страстей, чтобы очищать грехи наши, чтобы подавать нам в Духе Святом силу к деланию добрых дел, чтобы просвещать нас, укреплять нас, умиротворять нас. Говоришь: как спастись, когда на каждом шагу грех стоит и на всякую минуту грешишь? На это ответ простой: на всяком шагу, на всякую минуту призывай Спасителя, помни о Спасителе и спасешься и других спасешь (1).

* * *

Обратись к Богу, смирись перед Ним и старайся угождать Ему: Господь непременно будет твоим Помощником, так как Он ожидает только повода с твоей стороны, чтобы Ему помочь тебе, твоего смирения или смиренного сознания, что ты сам по себе безсилен для малейшего добра, и твоего обращения на путь правды. Как Он станет помогать тебе, когда ты не считаешь для себя нужной Его помощь в гордом и слепом самолюбии, когда ты далек от Него по своим делам неправедным и не стоишь Его помощи? Помощь Божия выше и драгоценнее всякой помощи человеческой. Бог помогает не телу и не телесным нуждам, которые ничтожны в сравнении с нуждами другой, благороднейшей части нашего существа, а душе в ее потребностях душевных (2).

* * *

Всякий грешник, искренно обращающийся к Богу, должен вполне надеяться на всякую благодатную помощь от Бога при борьбе своей с грехами, страстями и всякими навыками греховными. Только надо искренно и несомненно веровать в Бога и усердно призывать Его в помощь да искренно возненавидеть грех и усердно каяться с чистым намерением и впредь не поддаваться греху. В помощь к нашему спасению готовы и все святые, Сама Матерь Божия, святые Ангелы Хранители и угодники Божии; духовные отцы и пастыри, поставленные Богом на то, чтобы спасать и руководить ищущих спасения; совесть каждого человека, этот неподкупный, строгий и правдивый судия, – только слушайся его усердно и непрестанно (10).

Помыслы

Храм Господень свят есть, а этот храм – вы (см. 1Кор. 3:17). Один помысел неправедный разлучает человека грешного от Бога (тем более грехи), если тотчас мы не покаемся словом и делом. Вспомним слова Спасителя: "если глаз твой соблазняет тебя, вырви" (Мф. 18:9), отсеки: "лучше для тебя, чтобы погиб один из членов твоих, а не все тело твое было ввержено в геенну" (Мф. 5:29) (3).

* * *

Боже мой! Как обесчестил и обесчестит враг Твое создание, которое создано по образу Твоему, и доселе бесчестит во всех нас днем и ночью бесчисленными грехами и страстями, помыслами нелепыми, нечистыми, хульными, вредными, смущающими души! Какое внимание, какая молитва, какое воздержание, какая борьба должна быть в нас с врагами мысленными! Боже, помогай нам всем, особенно верным и внимающим себе (4)!

* * *

У людей, старающихся вести духовную жизнь, бывает самая тонкая и самая трудная война через помыслы каждое мгновение жизни – война духовная; надобно быть каждое мгновение всему оком светлым, чтобы замечать втекающие в душу помыслы от лукавого и отражать их; сердце свое такие люди должны иметь всегда горящим верою, смирением, любовью, в противном случае в нем легко поселится лукавство диавольское, за лукавством маловерие или неверие, а затем и всякое зло, от которого скоро не отмоешься и слезами. Потому не допусти, чтобы сердце твое было холодным, особенно во время молитвы, избегай всячески холодного равнодушия. Весьма часто бывает, что на устах молитва, а в сердце – лукавое маловерие или неверие, устами как будто близок человек к Господу, а сердцем далек. А во время молитвы лукавый все меры употребляет к тому, чтобы охладить и излукавить наше сердце самым незаметным для нас образом. Молись да и крепись, сердце свое крепи (6).

* * *

Когда сердца твоего коснется помысел блудный, скверный, лукавый или хульный, помысел злобы, зависти, скупости, любостяжания, чревоугодия и омрачит, уязвит и утеснит тебя, тогда скажи себе с твердым убеждением сердца, что это мечта диавола, и вдруг помысел или помыслы исчезнут. Блажен, кто говорит истину от сердца своего (Пс. 14:2). Мучение мечтающему в сердце своем или мыслящему лукавое и греховное! "Скорбь и теснота всякой душе человека, делающего злое" (Рим. 2:9). Презирай плотское услаждение греха, ибо это раздражение преходящей плоти. Когда придет помысел сомнения в истине, скажи, что этот помысел – мечта, а истина – вечная истина (6).

* * *

При помыслах сомнения, неверия, хулы кто страдает, тот ли предмет, о котором сомневаются, которому не верят, который хулят, или те, которые сомневаются, не верят, хулят? Эти последние. Они боятся тогда страха там, где не было страха (Пс. 13:5), они мучатся своим сомнением, неверием, хулою; а предмет их агонии остается тверд, недвижим и берет над ними очевидный верх тем, что их же заставляет переменить свои мысли о нем для их собственного спокойствия и дотоле не дает им успокоиться, пока они не раскаются в прежних, ложных своих мыслях касательно его и не воспримут мыслей благоприятных, истинных. Потому безрассудно колебаться и возмущаться, тем больше – малодушествовать и унывать духом, когда приходят на молитве или в другое время мысли сомнения, неверия, хулы и другое подобное. Это – все прелесть сатанинская (6).

* * *

Господь так свят, так прост в святости Своей, что один помысел лукавый или нечистый лишает нас Его, сладкого и пресладкого, чистого и пречистого, мира и света душ наших. Отсюда святые все свет, все единое благоухание, как свет солнца, как самый чистый воздух. Господи, даждь ми сию простую святыню (6)!

* * *

Тебя обуревают, волнуют нечистые помыслы и чувства, беззаконные, сладострастные движения плотские: смотри, не допусти до сердца твоего этого смрада греховного, ибо "мерзость пред Господом, как говорит Писание, и помысл неправедный" [55] (Притч. 15:26); поборай, изгоняй страстные помыслы, не допусти нечистому, адскому огню объять тебя; сохрани душу и тело во святыни; ты принесешь Господу в дар чистоту и целомудрие, и Господь увенчает тебя за непорочность, как Иосифа целомудренного (8).

Примечание

55. В синодальном переводе: помышления злых.

Поношение

"Блаженны вы, когда будут поносить вас" (Мф. 5:11). Господь ублажает поносимых за Имя Его святое, потому что и Сам был поносим от книжников и фарисеев и оклеветан. И ты радуйся, а не печалься, не обижайся, что тебя поносят и взносят на тебя всякие небылицы: велика тебе за это награда на небесах. Радуйся и веселись (см. Мф. 5:12). Этого недоставало у тебя: тебя не порицали, а только хвалили; потому, когда хвалят тебя, думай, как бы тебе не быть осужденным от Бога, что все говорят о тебе только хорошо. Поминай Христа Бога, Который, "будучи злословим, не злословил взаимно; страдая, не угрожал, но предавал то Судии Праведному" (1Пет. 2:23) (4).

* * *

Когда будут возмущать тебя помыслы неверия или другие, спроси себя, который тебе год. И мыслью о близости своей к ничтожеству, к небытию возврати себя к долгу веры. Ты, раб, не забывай Владыку: неверие происходит от недостатка смирения, от кроющейся во глубине души гордости, а когда помыслы приходят во время молитвы, тогда и от недостаточной сосредоточенности души в молитве (10).

Послушание

Новый человек (обновленный) находит удовольствие в послушании, а ветхий хочет противиться и непокорствовать. Итак, да будет, Господи, воля Твоя! Принимаю за выражение воли Твоей все, чего требуют от меня поставленные надо мною власти, все, что делают со мною другие (терпение), все, что со мною бывает, ибо ничто не бывает без Тебя. Ты Сый во всем, через всех и все (6).

* * *

Исполняющему безропотно послушание есть большой плод для души, что видим, как из примера Господа Иисуса Христа, Который за послушание вознесен, по человечеству превыше всякого начальства и власти и господства, из примера всех святых Божиих, которые за послушание Сыну Божию, Евангелию Его удостоены нетленных венцов небесных и вечной жизни с Богом и со святыми Его Ангелами. Кроме того, исполняющему послушание есть плод богатый и для тела, ибо что ленивые теряют, то трудолюбивые и усердные, несущие послушание, приобретают. Поэтому послушание благоплодно для души и для тела, и если неблагоплодно для тела, то непременно для души. Итак, всякий будь послушен во благое, но не на злое (7).

Пост

Как велика сила поста и молитвы! Не мудрено: во время поста душа становится господствующей над похотями тела, вообще подчиняет его себе, а через плоть действует весьма часто диавол; постник побеждает, следовательно, и плоть, и диавола – значит, тогда он близок к Богу по нравственному своему состоянию и всего легче может делать силы Божии. Если к этому еще присоединяется молитва, которая низводит к нам благословение и помощь неба, тогда человек действительно может повелевать не только вещественной природой, но и падшими духами. Чем победил диавола Сам Господь? Постом и молитвой (2).

* * *

В посту, особенно священнику, надо оставить раздражающие плоть сласти и не угождать ей, а огорчать ее: спать недолго, поучать народ Слову Божию, покаянию нелицемерному, плодотворному, пробудить ненависть ко всякому греху, объяснить, как он противоестествен нам и противен Богу, как он (грех) вопреки природе сроднился с ней и действует в ней властно, ненасытно и гибельно (4).

* * *

К чему ведет пост и покаяние? Из-за чего труд? Ведет к очищению грехов, покою душевному, к соединению с Богом, к сыновству, к дерзновению перед Господом. Есть из-за чего попоститься и от всего сердца исповедаться. Награда будет неоценимая за труд добросовестный (6).

* * *

Говорят: не важное дело есть скоромное в посте, не в пище пост; не важное дело носить дорогие, красивые наряды, ездить в театр, на вечера, в маскарады, заводить великолепную дорогую посуду, мебель, дорогой экипаж, лихих коней, собирать и копить деньги и прочее; но из-за чего сердце наше отвращается от Бога, Источника жизни, из-за чего теряем вечную жизнь? Не из-за чревоугодия ли, не из-за драгоценных ли одежд, как евангельский богач, не из-за театров ли и маскарадов? Из-за чего мы делаемся жестокосердыми к бедным и даже к своим родственникам? Не из-за пристрастия ли нашего к сластям, вообще к чреву, к одежде, к дорогой посуде, мебели, экипажу, к деньгам и прочему? Возможно ли работать Богу и маммоне, быть другом мира и другом Божиим, работать Христу и Велиару? Невозможно. Из-за чего Адам и Ева потеряли рай, впали в грех и смерть? Не из-за яди ли единой [56]? Присмотритесь хорошенько, из-за чего мы не радим о спасении души своей, столь дорого стоившей Сыну Божию, из-за чего прилагаем грехи ко грехам, впадаем непрестанно в противление Богу, в жизнь суетную, не из-за пристрастия ли к земным вещам, и в особенности к сластям земным? Из-за чего грубеет наше сердце? Из-за чего мы делаемся плотью, а не духом, извращая свою нравственную природу, не из-за пристрастия ли к пище, питью и прочим земным благам? Как же после этого говорить, что есть скоромное в посте не важно? Это самое, что мы так говорим, есть гордость, суемудрие, непослушание, непокорность Богу и удаление от Него (7).

* * *

Питаясь пространно, делаешься плотским человеком, духа не имущим, или плотью бездушной, а постясь, привлекаешь к себе Духа Святого и делаешься духовным. Возьми хлопчатую бумагу, не смоченную водой. Она легка и в малом количестве носится в воздухе, но смочи ее водой, она сделается тяжелою и тотчас падает на пол. Так и с душою. О, как надо беречь душу постом (7)!

* * *

Пост – хороший учитель: 1) он скоро дает понять всякому постящемуся, что всякому человеку нужно очень немного пищи и питья и что вообще мы жадны и едим, пьем гораздо более надлежащего, то есть того, чем сколько требует наша природа; 2) пост хорошо оказывает или обнаруживает все немощи нашей души, все ее слабости, недостатки, грехи и страсти, как начинающая очищаться мутная, стоячая вода показывает, какие водятся в ней гады или какого качества сор; 3) он показывает нам всю необходимость всем сердцем прибегать к Богу и у Него искать милости, помощи, спасения; 4) пост показывает все хитрости, коварство, всю злобу бесплотных духов, которым мы прежде, не ведая, работали, коварства которых при озарении теперь нас светом благодати Божией ясно оказываются и которые теперь злобно преследуют нас за оставление их путей (7).

* * *

Кто отвергает посты, тот забывает, от чего произошло грехопадение первых людей (от невоздержания) и какое оружие против греха и искусителя указал нам Спаситель, когда искушался в пустыне (постясь сорок дней и ночей), тот не знает или не хочет знать, что человек отпадает от Бога именно наичаще через невоздержание, как это было с жителями Содома и Гоморры и с современниками Ноя, ибо от невоздержания происходит всякий грех в людях; кто отвергает посты, тот отнимает у себя и у других оружие против многострастной плоти своей и против диавола, сильных против нас особенно через наше невоздержание, тот и не воин Христов, ибо бросает оружие и отдается добровольно в плен своей сластолюбивой и грехолюбивой плоти; тот, наконец, слеп и не видит отношения между причинами и последствиями дел (7).

* * *

Если будешь с жадностью много есть и пить, то будешь – плоть, а если будешь поститься и молиться, то будешь – дух. "Не упивайтесь вином... но исполняйтесь Духом" (Еф. 5:18). Постись и молись – и совершишь великие дела. Сытый не способен к великому делу. Имей простоту веры – и совершишь великие дела, ибо "все возможно верующему" (Мк. 9:23). Имей тщание и усердие – и совершишь великие дела (7).

* * *

Если бывает радость на небесах об одном грешнике кающемся (Лк. 15:10), то какое радостное время для благих Ангелов Божиих наш Великий пост, и в частности – дни покаяния и причащения, пятница и суббота? И как много содействуют этой их радости священники, тщательно, отечески исповедующие своих духовных чад! Но, с другой стороны, для бесов нет печальнее времени, как время поста, потому-то они с особенной силой свирепеют во время поста и с особенной лютостью нападают на священников, содействующих искреннему раскаянию во грехах людей Божиих, и с особенной силой стужают в храме и на дому благочестивым христианам, ревнующим о молитве, посте и покаянии. Кто из благочестивых священников и мирян не знает бесовской ярости, на них устремляемой во время самого совершения Таинства Покаяния? Малейшая оплошность со стороны священника-духовника, малейшее неправедное движение сердца, и они со всей своей бесовскою лютостью входят в сердце священника и долго, долго мучат его, если он усерднейшей молитвой покаяния и живой веры вскоре не изгонит их, незваных гостей (7).

* * *

Пост Моисея – за невоздержание израильтян. Страдания святых – за нашу изнеженность; их посты и лишения – за наше невоздержание и роскошь; их молитвы горячие – за нас, ленивых к молитве. Пост Господа нашего Иисуса Христа – за наше невоздержание. Простертие Его рук на Кресте – за наше простертие рук к запрещенному древу и ко всему запрещенному заповедями Божиими. Вменяемость наших молитв за других – в оправдание тех, за кого молимся; вменяемость наших подвигов и добродетелей за других, например, молитвы и милостыни за умерших и за живых. Так, молитвы со слезами матери Августиновой о сыне своем спасли Августина (7).

* * *

Поститься христианину необходимо для того, чтобы прояснить ум и возбудить и развить чувство и подвигнуть к благой деятельности волю. Эти три способности человека мы затмеваем и подавляем более всего "объядением, пьянством и заботами житейскими" (Лк. 21:34), а через то отпадаем от источника жизни – Бога и ниспадаем в тление и суету, извращая и оскверняя в себе образ Божий. Объядение и сластолюбие пригвождают нас к земле и обсекают, так сказать, у души ее крылья. А посмотрите, какой высокий полет был у всех постников и воздержников! Они, как орлы, парили в небесах; они, земнородные, жили умом и сердцем на небесах и слышали там неизреченные глаголы и там научились божественной премудрости. И как человек унижает себя чревоугодием, объедением и пьянством! Он извращает свою природу, созданную по образу Божию, и уподобляется скоту бессловесному и даже делается хуже его. О, горе нам от пристрастий наших, от беззаконных навыков наших! Они препятствуют нам любить Бога и ближних и исполнять заповеди Божии; они коренят в нас преступное плотское себялюбие, конец которого – погибель вечная. Так пьяница для удовольствия плоти и одурения себя не жалеет множества денег, а нищим жалеет копейки; куритель табаку бросает на ветер десятки и сотни рублей, а нищим жалеет копеек, которые могли бы спасти его душу; любящие одеваться роскошно или охотники до модной мебели и посуды тратят на одежду и мебель с посудой огромные деньги, а мимо нищих проходят с холодностью и презрением; любящие хорошо поесть не жалеют на обеды десятки и сотни рублей, а бедным жалеют грошей. Поститься и потому христианину необходимо, что с вочеловечением Сына Божия природа человеческая одуховлена, обожена, и мы поспешаем к горнему Царствию, которое "не пища и питие, но правда и мир и радость во Святом Духе" (Рим. 14:17); "Пища для чрева, и чрево для пищи; но Бог уничтожит и то и другое" (1Кор. 6:13). Есть и пить, то есть иметь пристрастие к чувственным удовольствиям, свойственно только язычеству, которое, не зная духовных, небесных наслаждений, поставляет всю жизнь в удовольствие чрева, в многоядении и многопитии. Оттого Господь часто обличает в Евангелии эту пагубную страсть. Да и разумно ли человеку жить непрестанно в желудочном чаду, в желудочных испарениях, поднимающихся внутри от непрестанного варения пищи и ее брожения? Разве человек только ходячая кухня или самодвижущаяся дымовая труба, каковой по справедливости можно уподобить всех, занимающихся непрестанным курением (9)?

* * *

Нам, христианам, как новым людям, заповедан пост, поэтому мы не должны много заботиться о питании чрева, излишества в пище и питье, о лакомствах, потому что все это препятствует достижению Небесного Царствия. Наш долг приготовляться к небесной жизни и заботиться о духовной пище, а духовная пища есть пост, молитва, чтение Слова Божия, особенно же Причастие Святых Тайн. Когда мы не радеем о посте и молитве, тогда преисполнены всяких грехов и страстей, когда же питаемся духовной пищей, тогда очищаемся от них и украшаемся смирением, кротостью, терпением, взаимной любовью, чистотой душевной и телесной (9).

* * *

"Когда поститесь, не будьте унылы, как лицемеры, ибо они принимают на себя мрачные лица, чтобы показаться людям постящимися" (Мф. 6:16).

В настоящее время весьма мало таких людей, которые по лицемерию захотели бы казаться другим во время поста великими постниками с тем, чтобы заслужить себе от людей славу.

Скорее всего, найдутся теперь люди, которые ни быть, ни казаться не хотят постниками, потому что пост почитают для себя делом безполезным и излишним, а казаться другим постниками – делом глупым и смешным (14).

* * *

Нужен ли пост, то есть воздержание не только от известных снедей, употребляемых не в пост, но и воздержание от употребления их в большом количестве? Нужен ли пост как воздержание от удовольствий грубой чувственности? Нужен ли пост, как воздержание от беспорядочных мыслей и движений сердца и неодобрительных поступков? А хочешь ли ты, возлюбленный, наследовать блаженную вечность, или Царство Небесное, которое также несомненно существует, как несомненно то, что мы живем теперь на земле, потому что в этом уверяет нас Сам воплотившийся Бог-Слово, Его пророки, апостолы и все угодники Его? Как не хотеть! Там по верному и непреложному Слову Божию живут во веки веков "праведность и мир и радость во Святом Духе" (Рим. 14:17), там Бог, там духи блаженные, там люди праведные, а на земле в продолжение не много более семидесяти лет только почти и видишь грехи, смятения и бедствия везде. Если хочешь, то ты непременно должен поститься, так как "плоть и кровь не могут наследовать Царствия Божия" (1Кор. 15:50), потому что "Царствие Божие не пища и питие" (Рим. 14:17) (8).

* * *

Нужен ли пост как воздержание от безпорядочных мыслей и движений сердца и неодобрительных поступков? Если ты согласен, что Бог есть Законодатель твой и праведный Судия, Который знает, как наказывать нарушителей Своих законов, если совесть твоя говорит тебе, что душа твоя не в своем чине нарушала не раз порядок нравственной жизни, выходила из повиновения законам Творца, то ты необходимо должен согласиться, что тебе надобно восстановить порядок твоей нравственной жизни, привести свои мысли в правильный строй из беспорядочного брожения туда и сюда, заставить сердце оторваться от недостойных предметов, к которым оно по твоей невнимательности и оплошности прильнуло так сильно, что забыло о первом предмете своей любви – Боге; вести себя так, чтобы твои поступки не стыдно было выставить и перед судом твоей совести, и на суд людей и Божий. Ты знаешь, что мерзость Господу помысел неправедный (Притч. 15:26), что Бог просит Себе твоего сердца, которое ты отдал на волю страстей, что не водворится у Него всякий лукавый (Пс. 5:5) и нечистый. Если хочешь быть с Богом, если хочешь быть вечно благополучным, то ты должен согласиться, что тебе надобно попоститься душой своею, собрать свой ум, помышления исправить, мысли очистить, вместо рубища дел неправедных украсить себя драгоценной одеждой добрых дел. Телесный пост установлен д