Миссионерско-апологетический проект "К Истине": "Иисус сказал… Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня" (Ин.14:6)

ГлавнаяО проектеО центреВаши вопросыРекомендуемНа злобу дняБиблиотекаНовые публикацииПоиск


  Читайте нас:
 Читайте нас в социальных сетях
• Поиск
• Карта сайта
• RSS-рассылка
• Новые статьи
• Фильмы

• Это наша вера
• Наши святые
• Культура
• Молитвослов
• Календарь
• Апологетика
• Миссия
• Храмы

• Патриотизм
• Нравственность
• Психология
• Добрая семья
• Педагогика
• Демография

• Общее дело
• Вакцинация

• "Благовест":
  радио on-line


• Атеизм
• Буддизм
• Индуизм

• Иудаизм
• Ислам
• Католичество
• Протестантизм
• Лжеверие

• Секты
• Язычество
• Оккультизм
• Гомеопатия
• Астрология
• Реинкарнация
• Психокульты
• Йога

• MLM

• Аборты
• Ювенальщина
• Содом ныне
• Наркомания
• Самоубийство

Просим Вас о помощи нашему проекту:

WebMoney:
R179382002435
Е204971180901
Z380407869706

Яндекс.Деньги:
41001796433953

Православное учение о смерти


Состояние душ в загробном мире

Души умерших людей входят в загробную жизнь со всем своим содержанием: дела бо их ходят вслед с ними (Откр. 14:13). Входят со всеми своими мыслями и чувствами, со всеми достоинствами и пороками, со всем своим нравственным миром. И таких, какие они есть, какие они вышли из тела и земной жизни, их судят на Частном суде и определяют их временное положение в загробном мире, положение, в котором они будут находиться, от Частного до Страшного суда.

***

 

 

Сцены страшного суда и участи праведных и грешников (фрагмент росписи Кафедрального Богоявленского собора г. Томска

Вверху окруженный ангелами Господь грядет судить мир. Одна рука его поднята вверх, а другая опущена вниз. Поэтому сама фигура Христа напоминает очертание весов, которые взвешивают человеческие дела, слова и помыслы. Христу Спасителю предстоят Пресвятая Богородица и Предтеча, а на 12 престолах восседают апостолы. Ниже образа Спасителя изображен Престол Божий, перед которым совершают каждение ангелы, а Адам и Ева, избавленные Господом от погибели, с благодарностью простираются перед ним с молитвой. Над самой входной дверью изображена рука с находящимися в горсти человечками. Она напоминает нам слова Священного Писания: "Праведных души в руке Божией и не коснется их мука" (Прем.3:1). С правой стороны стены изображены праведники: сначала они проходят через врата рая, хранимые Херувимом; при этих вратах стоит с ключами апостол Петр. Здесь же изображены ветхозаветные святые Авраам, Исаак и Иаков, а на лоне Авраамовом души праведных. Выше, на правой же стороне стены, изображены праведники, оправданные Богом и восходящие вверх, к престолу Божию. Их ведет апостол Петр. В его руке развивается свиток с текстом из его Соборного Послания: "Вы - род избранный, царственное священство, народ святой, люди, взятые в удел" (1Петр.1:9).

По левую сторону от Христа изображены грешники, осужденные в вечную муку за свои беззакония: ангелы прогоняют их от лица Божия в текущую огненную реку. В тартаре, самом мрачном месте ада, изображен сатана, держащий на руках душу предателя Иуды. Поскольку на суд Божий должны будут предстать не только дожившие до того дня люди, но все народы, обитавшие на земле от сотворения первой четы, слева композиции изображены в виде девушек Земля и Море, отдающие в гробе и кораблике тех, тела кого они содержали в своих недрах до дня Второго пришествия Христова. Самый низ левой части композиции воспроизводит символы посмертных адских страданий душ нечестивых людей.

***

Но так же, как религиозно-нравственное состояние душ человеческих различно во время их жизни на земле, оно различно и по исхождению их из тела и в загробной жизни. Нет сомнений, состояние душ после смерти будет соответствовать нравственному состоянию всякой индивидуальной души во время ее жизни на земле. Это естественное следствие и естественное продолжение жизни на земле. Ибо если бы смерть или Частный суд полностью изменяли бы состояние души, утрачивалась бы преемственность личности и в загробной жизни Петр не чувствовал бы себя как Петр или Павел как Павел.

Религиозно-нравственное состояние души не меняется коренным образом в загробной жизни. Если бы Бог изменил его коренным образом, то совершил бы насилие над неприкосновенной свободой человеческой души и уничтожил бы то, что личность делает личностью.

Однако и сама душа в загробной жизни, хотя бы всем существом своим хотела и желала полностью изменить себя и начать новую жизнь, которая бы совершенно отличалась от ее жизни на земле, не могла бы этого сделать. Не могла бы потому, что в загробном мире ей будет недоставать тела, являющегося необходимой составляющей человеческой личности для ее совершенного самоопределения и деятельности, и потому, что ей недостает земных условий и средств спасения. Другими словами, в загробной жизни покаяние невозможно, ибо там дозревает то, что было начато на земле, и в том направлении, в котором было начато.

На это указывает святое Евангелие, когда называет жизнь на земле сеянием, а жизнь в загробном мире - жатвою (ср. Гал. 6:7-8).

Жизнь души в загробном мире, как показывает нам Божественное Откровение, состоит или в неполном блаженстве, или в неполном мучении, ибо полное блаженство и полное мучение придут только после Страшного суда, потому что душа без тела - только душа, а не полный человек. На Частном суде души разделяют на два рода: души праведников и души грешных. Поэтому в загробной жизни возможны лишь два соответствующих состояния: состояние блаженства и состояние мучения, каждое со своими многочисленными нюансами; и два места: рай и ад, опять-таки каждое со своими обителями (ср. Ин. 14:2). Святое Откровение ясно и определенно учит, что в загробной жизни возможна только двоякая жатва: от тела - погибель, от духа - жизнь вечная (Гал. 6:8). Но в зависимости от разных и многочисленных степеней нравственного совершенства или порочности душ, различны и степени блаженства, и степени мучения душ в загробной жизни.

Продолжая в загробном мире жить всем своим существом, души располагают полнотою личности и самосознания: они ощущают, сознают, понимают, рассуждают и вообще совершают все психические действия. Очевидный пример этому мы имеем в притче Спасителя о богаче и Лазаре: богач видит и узнает Лазаря и Авраама, чувствует страдания от пламени, молит о помощи, вспоминает своих братьев на земле и беспокоится об их судьбе на земле и в загробной жизни (Лк. 16:23-24, 27-28); патриарх Авраам, живя в блаженстве, объясняет богачу природу рая и ада, оправдывает существование блаженства и мучений в загробной жизни, указывает на средства спасения (Лк. 16: 23,25-29).

Святой апостол Павел, который еще на земле был вознесен во все миры, в которых живет человеческое существо, благовествует, что те, кто в загробной жизни находится в преисподней, под землею (τα καταχθονια) могут сознательно и свободно начать поклоняться Иисусу как Богу и Господу (ср. Флп. 2:10). Святой апостол Петр говорит о проповеди Спасителя сущим в темнице духовом - душам умерших; а это показывает, что они сознательны и разумны, свободны и способны принять или отвергнуть проповедь (1 Петр. 3:9; ср. 4:6). Христом возлюбленный тайновидец, святой знаток небесных миров видит души избиенных за слово Божие и слышит их слова, которые выражают их сопереживание тем, кто страдает на земле во имя Христово; а это показывает, что они сознательные и личностные существа (Откр. 6:9-10, ср. Ин. 8:56). И еще в откровении он видит тех, кто пред Престолом Божиим радостно служит Богу день и ночь (Откр. 7:15, ср. 4:8-10). Души в загробной жизни радуются за тех на земле, кто остается верным Евангелию до самой смерти (Откр. 12:11-12).

Боголюбивым душам праведников Бог как всеправедный Судия предоставляет блаженство, вводит их в светлые обители радости райской. Святое Откровение разнообразно показывает это и свидетельствует об этом. В притче о богаче и Лазаре Спаситель говорит, что душу многострадального праведного Лазаря сразу же после смерти ангелы отнесли на лоно Авраамово, где она утешается (Лк. 16:22-25). Перед Своим крестным страданием Спаситель успокаивает Своих учеников: иду уготовати место вам: и аще уготовлю место вам, паки прииду и пойму вы к Себе, да идеже есмъ Аз, и вы будете (Ин. 14:2-3; ср. Ин. 17:24). А благоразумному разбойнику человеколюбивый Господь с креста говорит: аминь, глаголю тебе, днесь со Мною будеши в раи (Лк. 23:43). Христолюбивый апостол Павел всею душою желает разрешитися и со Христом быти (Флп. 1:23). А Коринфянам пишет: благоволим паче отити от тела и внити ко Господу (2 Кор. 5:8). Ученику, его же любляше Иисус [Ин. 13:23], были сказаны и показаны тайны загробной жизни: он видел праведников Божиих в блистании славы прежде совершения последнего суда, видел окрест престола престоли двадесятъ и четыри; и на престолех видех двадесятъ и четыри старцы седящия, облечены в белыя ризы, и имяху венцы златы на главах своих (Откр. 4:4). И видех под алтарем души избиенных за слово Божие и за свидетельство, еже имеяху (Откр. 6:9); по сих видех, и се, народ мног, его же исчести никтоже может, от всякаго языка и колена, и людий, и племен, стояще пред престолом и пред Агнцем, облечены в ризы белы (Откр. 7: 9).

Блаженство праведных душ в загробной жизни проходит в неиспытанных таинственных глубинах и высотах благодати Божией. Самое всеобъемлющее название этому - рай. Святой апостол Павел, который еще во время жизни на земле был вознесен в рай и видел его немыслимые красоты, благовестит: их же не леть есть человеку глаголати (2 Кор. 12:4). Вшедый бо в покой Его, и той почи от дел своих, якоже от Своих Бог по сотворении мира (Евр. 4:10).

Блаженство праведных душ в загробной жизни происходит от их благодатно-добродетельной близости и общения с Господом Иисусом, по Его слову святым ученикам Своим на Тайной вечери: паки прииду и пойму вы к Себе, да идеже есмъ Аз, и вы будете (Ин. 14:3) и по молитве Его Отцу Небесному: Отче, ихже дал ecu Мне, хощу, да идеже есмъ Аз, и тии будут со Мною, да видят славу Мою (Ин. 17: 24). Спаситель благовестит, что верующие в Него приидут и возлягут со Авраамом, и Исааком, и Иаковом во Царствии Небеснем (Мф. 8:11). Ангелы и праведники на небесах составляют единую Церковь - небесный Сион, град Бога живаго (Евр. 12:22-23). По сути, блаженство праведных душ начинается еще здесь, на земле, в их христолюбивом, благодатно-добродетельном охристовлении и отроичении и продолжается в загробной жизни, а после Страшного суда достигнет полноты со всеми святыми [Еф. 3:18].

Но блаженство праведных душ в загробном мире не только неполно, но и неодинаково, ибо оно соразмерно благодатно-добродетельному развитию душ (ср. Ин. 14:2). На это в особенности указывает благовестие святого апостола Павла: кийждо же свою мзду приимет по своему труду (1 Кор. 3:8).

Место, в котором пребывают праведные души в загробной жизни, в Священном Писании называется раем (Лк. 23:43; 2 Кор. 12:4), Царством Божиим (Мф. 6:33; Лк. 13:28-29; 1 Кор. 15:50), Царством Христовым (2 Петр. 1:11), Царством Небесным (Мф. 5:3; 8:11; 2 Тим. 4:18), лоном Авраамовым (Лк. 16,23), обителью Отца Небесного (Ин. 14,2), горою Сионом, градом Бога живаго, Иерусалимом небесным (Евр. 12,22), горним Иерусалимом (Гал. 4,26), небесами (Лк. 12,33; Евр. 10, 34).

Добровольно соединенные со грехами и пропитанные ими в земной жизни, грешные души не могут механически освободиться от них с исходом из тела или вхождением в загробный мир; тем более после праведного приговора Частного суда Божиего, на котором ни одна грешная душа не освобождается насильно от возлюбленных ею грехов, превращенных ею за время жизни в теле в нечто вроде составной части своего существа. Поэтому состояние грешных душ за гробом подобно состоянию, в котором они пребывали на земле, с той разницей, что, лишенные тела, они всю жуткую реальность своих грехов держат в себе, переживают ее как нечто свое, не могут никуда от нее деться и не имеют никакого предмета вне себя, чтобы перенести на него эту реальность. После Частного суда грешные души сразу же попадают в место печали и мучений, однако сила ощущения и осознания этой печали и этих мук соразмерна степени их греховности. Кроме того, это мучение не полно, ибо совершенное мучение начнется только после Страшного суда.

Эта грустная истина открыта Богом, а не придумана человеком. О реальности существования места мучений да и самих мук говорит сама Истина - Господь Христос. Ободряя Своих учеников к бесстрашию в проповеди Евангелия, Он говорит им: не убойтеся от убивающих тело, души же не могущих убити: убойтеся же паче могущаго и душу, и тело погубити в геенне (Мф. 10:28). А душу и тело убивает грех и его творец и отец - сатана, который и отводит грешные души в свои мрачные обители. В притче о богаче и Лазаре Спаситель показывает, как грешная душа богача сразу же после смерти была ввержена во ад и подвержена мукам (Лк. 16, 22-24). Обремененные грехами, грешники не могут, по слову Спасителя, взойти на небо, ни в дом Отца Небесного войти, но умирают во грехах и со грехами, удерживающих их далеко от Бога и от неба в своем страшном адском рабстве (ср. Ин. 8:21.23-24.34) (1).

Учение Священного Писания очевидным образом выражает и подтверждает реальность мучений грешных душ за гробом, но природу этих мучений покрывает некоторая неясность. В основном это мучение состоит в удаленности грешных душ от Бога, как источника блаженства, радости и света. Они чувствуют мучения, живя жизнью без радости, без света, без блаженства. Эта мука особенно усиливается сознанием и ощущением того, что это мучение бессмертно неумерщвляемым и неубиваемым бессмертием (ср. Мф. 7:23; 8:12; 22:13; 25:12). Грешные души находятся в темнице духов (1 Пет. 3:19), в аду (εν τω αδη) (Лк. 16:23; Откр. 20:13), где они, не сгорая, горят в огне своего диавольского самолюбия и эгоизма (Мф. 25:41; Лк. 13:27-28), сознавая все свои грехи, разъедаемые огненными червями отчаяния и угрызений совести, но таких угрызений, которые ввиду отсутствия психофизических благодатно-добродетельных условий никогда не могут привести к спасительному покаянию, как и Иуду они не привели к истинному покаянию, а к самоубийству, в котором заключен высший триумф греха (ср. Ис. 66:24; Мк. 9:43-44; Лк. 16:24-25). Лишенные тела и телесных предметов греха, грешные души в загробной жизни остаются одни-одинешеньки со своими грехами, нагие в своем пламенном зле, в своих неугасимых страстях и похотях; они полыхают и рвутся к земным телесным предметам, но, отделенные от них непреодолимой пропастью, навечно замирают в своем отчаянии и никогда не умирают, так как не имеют ни чем утолить свои, словно в пустыне, жаждущие страсти, ни чем напитать свои адски алчущие похоти. Их мучение делается еще сильнее от того, что они не только знают, но и видят райское блаженство (2), однако не ощущают его как часть себя, но смотрят на него как на далекую, недостижимую реальность, поэтому их неусыпное сознание является их неусыпным и неумолимым мучителем. Их мучение еще увеличивается сознанием того, что и ада, и всех его мучений можно было избежать добродетельной жизнью на земле (ср. Лк. 16:27-28). Жуткая бездна, которая зияет между их ощущениями и райским блаженством - бесконечно удаленной и недосягаемой, но ясно видимой реальностью - невыносимо их мучает. Находясь в обществе зловонных бесов, грешные души терпят различные невыразимые мучения, к изобретению которых бесы весьма привычны. Поскольку в этой жизни существуют различия в греховности и огреховленности людей, справедливо, что и за гробом существуют различия в мучениях грешных душ. Различные в порочности и степени испорченности, грешные души в загробной жизни не претерпевают одинаковых мук, но каждая - соразмерно своей греховности и огреховленности. Различным ступеням моральной испорченности соответствуют различные степени мук (ср. Мф. 5:21-22; Лк. 19:22-27).

Место, в которое отходят грешные души после Частного суда, в Священном Писании называется адом (αδης - от α: и ειδος - "место, лишенное света, мрачное, в котором ничего не видно") (Мф. 11:23; Лк. 10:15; 16:23; Деян. 2:27), тьмою кромешною (Мф. 22:13), темницею духов (1 Пет. 3:19), бездною (Лк. 8:31), преисподнею (Флп. 2:10), геенною (γεεννα - место мучений в аду), мукою вечною (Мф. 25:46).

Но все эти названия различным образом обозначают одно и то же: грешные души в загробной жизни находятся в месте осуждения и гнева Божиего, мучаются, причем в определенном месте. Хотя наша земная категория пространства не может быть применена к загробному миру и жизни, все же несомненно, что ограниченность - свойство человеческой души, ибо только Бог безграничен и вездесущ. Поэтому и место мучений грешных душ имеет известные границы, которые нельзя перейти (Лк. 16:26). Священное Писание говорит, что Иуда после смерти отошел в место свое (εις τον τοπον τον ιδιον) (Деян. 1:25) и грешный богач из ада молит патриарха Авраама, чтобы тот послал Лазаря в дом его отца к братьям как свидетеля, чтобы и они не пришли в место сие мучения (εισ τον τοπον τοθτον της βασανου) (Лк. 16:28).

Основная Богочеловеческая истина состоит в том, что в Церкви все мы принадлежим Господу Христу и через Него - каждый друг другу: Никтоже бо нас себе живет, и никтоже себе умирает: аще бо живем, Господеви живем, аще же умираем, Господеви умираем, аще убо живем, аще умираем, Господни есмы. На сие бо Христос и умре и воскресе и оживе, да и мертвыми и живыми обладает (Рим. 14:7-9). И мы, на земле, и усопшие, в загробном мире, составляем единое Богочеловеческое тело Церкви, которое есть исполнение Исполняющаго всяческая во всех (Еф. 16:23). В этом всеохватном теле каждый из нас имеет свое место и участвует жизнью своею в соборной жизни Церкви и живет ею как личностное существо.

Церковь наиболее красноречиво являет себя, свои Богочело-веческие истины и реальности через молитву. Молитва - это ее боговдохновенный язык. В Церкви Христовой молитва - важнейшая добродетель. Она никогда не прекращается. Она - сердце всякой добродетели. Ею и любовь, и вера, и все остальные Бого-человеческие добродетели растут и развиваются во все свои Богочеловеческие пространства и бесконечности. Поэтому и у Самого Всемилостивого Спаса, и у святых богомудрых апостолов не умолкает истина евангельская: непрестанно молитеся (1 Сол. 5:17). Всякою молитвою и молением молящеся на всяко время Духом и в сие истое бдяще во всяком терпении и молитве о всех святых (за всех христиан) (Еф. 6:18). В молитве пребывающе (Рим. 12:12). В молитве терпите, бодрствующе в ней (Кол. 4:2). Подобает всегда молитися и не стужати си (Лк. 18:1). Бдите и молитеся (Мф. 26:41).

Православная Церковь обладает святой тайной и святой силой молитвы и ведает ее. Поэтому молитвенная Богочеловеческая мысль Церкви многогранно и христомудро описывает жительство наших душ в загробном мире. Делает же она это в своих заупокойных службах, поминовениях, молитвах, канонах, панихидах, в святых Литургиях. Даже беглый взгляд на это красноречиво о сем свидетельствует. В этой связи особенно важно слово святого Макария Александрийского "О молитвах за усопшего". Там говорится: Однажды святой Макарий Александрийский вопросил ангелов, сопровождавших его в пустыни: "„Когда отцами предано совершать в Церкви приношение Богу за усопшего в третий, девятый и сороковой день, то какая из этого происходит польза душе преставившегося?". Ангел ответствовал: „Бог не попустил быть в Церкви Своей ничему неблагопотребному и бесполезному... Ибо когда в третий день бывает в Церкви приношение, то душа умершего получает от стрегущего ее ангела облегчение в скорби, каковую чувствует от разлучения с телом, - получает потому, что славословие и приношение в Церкви Божией за нее совершено, от чего в ней рождается благая надежда. Ибо в продолжение двух дней позволяется душе вместе с находящимися при ней ангелами ходить на земле, где хочет. Посему душа, любящая тело, скитается иногда около дома, в котором разлучилась с телом, иногда около гроба, в котором положено тело; и таким образом проводит два дня, ища, как птица, гнезда себе. А добродетельная душа идет в те места, в которых имела обыкновение творить правду. В третий же день Тот, Кто воскрес в третий день из мертвых, - Бог всех - повелевает в подражание Его воскресению вознестись всякой душе христианской на небеса для поклонения Богу всяческих. Итак, благое Церковь имеет обыкновение совершать в третий день приношение и молитву за душу.

После поклонения Богу повелевается от Него показать душе различные и приятные обители святых и красоту рая. Все сие рассматривает душа шесть дней, удивляясь и прославляя Содетеля всего сего, Бога. Созерцая же все сие, она изменяется и забывает скорбь, которую имела, будучи в теле. Но, если она виновна в грехах, то при виде наслаждений святых начинает скорбеть и укорять себя, говоря: „Увы мне! Колико я осуетилась в том мире! Увлекшись удовлетворением похотей, я провела большую часть жизни в беспечности, не послужила Богу как должно, дабы можно было и мне удостоиться сей благодати и славы. Увы мне, бедной!". По рассмотрении же в продолжение шести дней всей радости праведных, она опять возносится ангелами на поклонение Богу. Итак, хорошо делает Церковь, совершая в девятый день службы и приношение за усопшего. После вторичного поклонения, Владыка всех опять повелевает отвести душу в ад и показать ей находящиеся там места мучений, разные отделения ада и разнообразные нечестивых мучения, в которых находясь, души грешников непрестанно рыдают и скрежещут зубами. По сим различным местам мук душа носится тридцать дней, трепеща, чтобы и самой не быть осужденной на заключение во оных. В сороковой день опять она возносится на поклонение Богу; и тогда уже Судия определяет приличное ей по ее делам место заключения. Итак, правильно поступает Церковь, делая поминовения о усопших (в сороковой день. - И. /7.)" (3).

По расставании с телом душу православного христианина на ее пути через загробный мир Церковь сопровождает своими молитвами, молясь ко Господу, чтобы Он простил ей грехи и вселил ее в блаженстве праведных. Об этом свидетельствует отпевание, которое совершается над православным христианином.

Церковь молится: Со духи праведных скончавшихся душу раба Твоего, Спасе, упокой, сохраняя ю во блаженной жизни (4); презирая, яко благ, прегрешения его вольная и невольная (5); сподоби я Небеснаго Царствия Твоего (6); чтобы Победитель смерти водворил ее в месте светле, в месте злачне, в месте покойне, ибо Своим Богочеловеческим домостроительством спасения стал воскресение, и живот, и покой усопших раб Твоих (7). И Он как Единый Человеколюбец дарует нам жизнь нестареющую и вечную. Человек, хотя и носит раны грехов, есть образ неизреченныя... славы (8) Божией, и, восходя в небесные миры, он вопиет: Ущедри Твое создание, Владыко, и очисти Твоим благоутробием, и вожделенное отечество подаждь ми, рая паки жителя мя сотворяя... На еже по подобию возведи, древнею добротою возобразитися (9).

Окружая усопшего своими молитвами, Церковь молится: Упокой, Боже, раба Твоего и учини его в раи, идеже лицы святых, Господи, и праведницы сияют, яко светила, усопшаго раба Твоего упокой, презирая его вся согрешения (10). Вот благовестие отпевания: В небесных чертозех всегда доблии мученицы молят Тя, Христе, егоже от земли преставил ecu вернаго вечных благ получити сподоби (11). И после молитвенное воздыхание Церкви: Со святыми упокой, Христе, душу раба Твоего, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь безконечная (12).

Пред небесными мирами Церковь являет нам вечные Богочеловеческие истины о человеческом существе: кая ли слава стоит на земле непреложна? Вся сени немощнейша, вся соний прелестнейша: единем мгновением, и вся сия смерть приемлет, но во свете, Христе, лица Твоего и в наслаждении Твоея красоты, егоже избрал ecu, упокой, яко Человеколюбец (13). Увы мне, яковый подвиг иматъ душа разлучающися от телесе! Увы, тогда колико слезит, и несть по-милуяй ю?Ко ангелом очи возводящи, бездельно молится; к человеком руце простирающи, не имать помогающаго: тем же, возлюбленнии мои братие, помысливше нашу краткую жизнь, преставленному упокоения от Христа просим и душам нашим велию милость (14). Вся суета человеческая, елика не пребывает по смерти: не пребывает богатство, ни сшествует слава, пришедшей бо смерти, сия вся потребишася. Тем же Христу безсмертному возопиим: преставленнаго от нас упокой, идеже всех есть веселящихся жилище (15). Где есть мирское пристрастие? Где есть привременных мечтание? Где есть злато и сребро? Где есть рабов множество и молва? Вся персть, вся пепел, вся сень. Но приидите возопиим безсмертному Царю: Господи, вечных Твоих благ сподоби пре-ставлъшагося от нас, упокояя его в нестареющем блаженстве Твоем (16). Плачу и рыдаю, егда помышляю смерть и вижду во гробех лежащую, по образу Божию созданную нашу красоту безобразну, безславну, не имущую вида. О чудесе! Что сие еже о нас быстъ таинство? Како предахомся тлению? Како сопрягохомся смерти? Воистину, Бога повелением, якоже писано есть, подающаго пре-ставлъшемуся упокоение (17).

Вера в распятого Бога обеспечивает душе рай в ответ на молитвенный вопль: Во Царствии Твоем, егда приидеши, помяни нас, Господи... Разбойника рая, Христе, жителя, на кресте Тебе возопивша, помяни мя, предсодеял ecu покаянием его и мене сподоби недостойнаго (18). Смерть есть не что иное, как переселение с земли в загробный мир. И провожая душу человеческую в этом переселении, Церковь молится: Душами владычествуяй и телесами, Егоже в руце дыхание наше, оскорбляемых утешение, упокой во стране праведных, егоже преставил ecu раба Твоего (19). Ныне  житейское лукавое разрушается торжество суеты: дух бо оскуде от селения, брение очернися, сосуд раздрася, безгласен, нечувствен, мертвен, недвижим; егоже посылающе гробу, Господу помолимся дати сему во веки упокоение. Яков живот наш есть? Цвет, и дым, и роса утренняя воистину. Приидите убо, узрим на гробех ясно, где доброта телесная? Где юность? Где суть очеса и зрак плотский? Вся увядоша, яко трава, вся потребишася. Приидите ко Христу припадем со слезами. Велий плач и рыдание, велие воздхание и нужда, разлучение души, ад и погибель, привременный живот, сень непостоянная, сон прелестный: безвременнолетен труд жития земнаго. Далече отбежим мирскаго всякаго греха, да небесная наследим (20). Приидите внуцы Адамовы, увидим на земли повер-женнаго, по образу нашему все благолепие отлагающа, разрушена во гробе гноем, червъми, тьмою иждиваема, землею покрываема. Егоже невидима оставлъше, Христу помолимся, дати во веки сему упокоение. Егда душа от тела иматъ нуждею восхититися страшными аггелы, всех забывает сродников и знаемых и печется о будущих судилищей стоянии, яже суеты и многотрудныя плоти разрешении: тогда Судию моляще, ecu помолимся, да простит Господь, яже содела (21). Воистину суета и тление, вся житейская, виды, и безславная: ecu бо исчезаем, ecu умрем, царие же и князи, судии и насилъницы, богатии и убозии, и все естество человеческое: ныне бо, иже иногда в житии, во гробы вергаются, ихже да упокоит Господь, помолимся (22).

Всемилостивая Богоматерь - величайшее упование всех смертных. Ей Церковь молится, вопия: Спасай надеющаяся на Тя, Мати незаходимаго Солнца, Богородителънице: умоли молитвами Твоими Преблагого Бога упокоити, молимся, ныне преставлъшагося, идеже упокоеваются праведных дуси; Божественных благ наследника покажи, во дворех праведных, в память, Всенепорочная, вечную (23). И усопший оценивает себя, взвешивает человеческое существо на небоземных весах и, вопия, исповедуется: Зряще мя безгласна и бездыханна предлежаща, восплачите о мне, братие и друзи, сродницы и знаемии: вчерашний бо день беседовах с вами, и внезапу найде на мя страшный час смертный, но приидите ecu любящие мя и целуйте мя последним целованием, не ктому бо с вами по-хожду или собеседую прочее. К Судии бо отхожду, идеже несть лицеприятия: раб бо и владыка вкупе предстоят, царь и воин, богатый и убогий в равнем достоинстве; кийждо бо от своих дел или прославится, или постыдится. Но прошу всех и молю, непрестанно о мне молитеся Христу Богу, да не низведен буду по грехом моим на место мучения, но да вчинит мя, идеже свет животный (24). Молитвами Рождшия Тя Христе, и Предтечи Твоего, апостолов, пророков, иерархов, преподобных, и праведных, и всех святых усопшаго раба Твоего упокой (25) Каждой душе человеческой, которая движется из земного в загробный мир и которая будет жить в мире ином, необходим воскресший Господь и молитвы всех святых, чтобы она могла приобщиться блаженству праведных: Воскресый из мертвых, Христос истинный Бог наш, молитвами Пречистыя Своея Матери, святых славных и всехвальных апостол, преподобных и богоносных отец наших и всех святых, душу от нас преставльшагося раба Своего имярек в селениих праведных учинит, в недрех Авраама упокоит, и с праведными сопричтет, и нас помилует, яко Благ и Человеколюбец (26).

Богочеловеческие таинственные истины загробной жизни дополняет для нас "Погребение священников". Церковь молитвенно благовестит: Егда душа от тела разлучается, ужасное таинство и страшное всем: душа убо плачевно отходит, тело же покрывается земли предано: тем же и мы, познавши конечный исход, ко Спасу предварим, со слезами вопиюще: помяни и нас, егда приидеши во Царствии Твоем (27). Еже одесную Тебе сподоби, Слове, святаго стояния со избранными Твоими, в надежде воскресения умершаго, Человеколюбце, прилежно молимся со гласом хваления (28). В Небесном честном Царствии Твоего избранного раба светло радоватися, от земли представлъшагося, сподоби, Человеколюбче, презираяй, яко благоутробен, душевныя согрешения (29). Пресвятой Богоматери мы смиренно молимся: По долгу ecu любовию воспеваем Тя, Дево Пречистая Марие, Мати Божия, яко неусыпаемое имаши молитвы Твоея око присно, от прегрешений избави ныне и суда смертнаго нас (30). И после этого душераздирающий вопль: Что мятешися безвременно, о человече! Един час, и вся преходят: несть бо во аде покаяния, несть тамо прочее ослабы: тамо червь неусыпаемый, тамо земля темна и помрачена вся, идеже имам аз осудитися. Не бо потщахся весьма глаголати часто псалом: Аллилуйя (31). Аще от страны некия идуще, водящия некия требуем, что сотворим, аможе идем во страну, идеже не познаваем; многих тебе тогда водителей потреба: многих тебе молитв спуте-шествующих, спасти душу окаянную, дондеже достигнути ко Христу и рещи к Нему: Аллилуйя (32). Вещественным страстем подлежащий, тамо ослабы никакоже имут; тамо убо обличителие страшнии, тамо же и книги отверзаются: где окрест узриши тогда, человече?Или кто иматъ тамо помощи тебе тогда?Разве живый благое что сотворил ecu и добро нищим, что сотворил ecu, поя: Аллилуйя (33). Безмолвствуйте убо, безмолвствуйте: лежащему прочее умолчите и великое таинство узрите, страшный бо час: умолчите, да с миром душа отыдет, в подвизе бо велицем содержится и во страсе мнозе молит Бога: Аллилуйя (34). Разжигаемся токмо слышаще, яко есть тамо свет вечный, тамо источник живота нашего и тамо наслаждение вечное: там есть рай, о нем же всякая душа праведных радуется. Снидемся ecu во Христе и мы, да сице возопиим ecu Богу: Аллилуйя (35).

В преддверии Царства Христова в мире ином и его непреходящих невыразимых красот Церковь восклицает: О радости праведных, юже приемлют, егда приидет Судия! Тамо бо чертог уготовася, и рай, и все Христово Царство: в нем же Твоя рабы веселящаяся покажи, со святыми, Христе, во веки (36). Яко в вере и надежде воскресения усопшаго брата во обителех святых вчинити, Христови усердно помолимся вернии: суд бо тамо грозный и испытание страшное, и никто же сам себе помощи может, разве благая дела и общая верных молитва, и возопиим: не вниди в суд, Господи, с рабом Твоим. В нестареемей Твоей славе и сладости райской, от нас пре-ставлъшагося ныне вчини, Блаже, яко православием и покаянием притекшаго к Тебе в вере, и сотвори его избранна предстателя Царствия Твоего (37). Найде смерть, яко хищник, найде таителъ и низложи мя, найде и не суща мя показа: найде, и земля сый, яко не сый лежу, воистинну соние, воистинну привидение есмы чело-вецы. Но приидите, возопиим безсмертному Царю: Господи, вечных Твоих благ сподоби преставлъшагося от нас, упокояя его в нестареемей жизни (38).

Боговдохновенна служба за усопших - "Парастас", или "Панихида". В ней все члены Церкви действительно ощущают себя как члены единого небоземного Богочеловеческого тела Христова: у них одна душа, одно сердце, одна жизнь, один Господь, одна глава - чудесный Спаситель Богочеловек Христос. Со страхом и трепетом мы в умилении молимся Господу живых и усопших о спасении душ наших; о оставлении согрешений, во блаженней памяти преставлъшихся; о покое, тишине, блаженной памяти их; о отпу-ститися им от веяния болезни, печали и воздыхания: и вселити их, идеже присещает свет лица Божия; о причтении их в недрех Авраама, и Исаака, и Иакова. И далее, соединив все молитвенные просьбы наши во единую соборную богоугодную молитву: Милости Божия, Царства Небесного и оставления грехов испросивше тем, сами себе, и друг друга, и весь живот наш Христу Богу предадим. Ибо Он воскресение, и живот, и покой усопших раб Своих (39). Рассматривая человеческое естество с Богочеловеческих высот, Церковь открывает в нем Богочеловеческие христоликие реальности и молится в панихиде: Глубиною мудрости, человеколюбно вся строяй и полезное всем подавали, едине Содетелю,  упокой, Господи, души раб Твоих: на Тя бо упование возложиша, Творца, и Зиждителя, и Бога нашего (40). И еще: Покой, Спасе наш, с праведными рабы Твоя, и сия всели во дворы Твоя, якоже есть писано, презирая, яко Благ, прегрешения их вольная и невольная, и вся, яже в ведении и не в ведении, Человеколюбче (41). И все это приводит нас ко спасению душ наших (42)- Пресвятой Богородице; и мы молимся, вопия Ей: Тебе и стену, и пристанище имамы, и молитвенницу благоприятну к Богу, Егоже родила ecu, Богородице Безневестная, верных спасение (43). И всемилостивая Богородица дарует нам несравненно большее, дарует нам и спасение, и рай: Радуйся Чистая, Бога плотию рождшая во спасение всех, Ею же род человеческий обрете спасение, Тобою да обрящем рай, Богородице Чистая, Благословенная (44).

Снова и снова мы прибегаем к святой соборной молитве ради спасения наших единоверных и единоземных братьев, ради их христолюбивого блаженства в загробном мире: Со духи праведных скончавшихся души раб Твоих, Спасе, упокой, сохраняя их во блаженной жизни, яже у Тебе, Человеколюбче (45). В покоищи Твоем, Господи, идеже ecu святии Твои упокоеваются, упокой и души раб Твоих, яко един ecu Человеколюбец. Ты ecu Бог, сошедый во ад и узы окованных разрешивый, Сам и души раб Твоих упокой. Едина Чистая и Непорочная Дево, Бога без семени рождшая, моли спастися душам их (46).

Но среди всех богослужений об усопших (47) вершина всех вершин, совершенство всех совершенств и сила над всеми силами - святая Литургия. Главное Богочеловеческое благовестие и бессмертная Богочеловеческая реальность состоит в том, что все верные, и в земном, и загробном мире составляя единое Богочеловеческое тело Церкви Христовой, в нем и им освящаются, спасаются, охристовляются, обогочеловечиваются, обоживаются, отроичиваются, каждый по мере своего благодатно-добродетельного ревнования и возрастания. Ибо Иисус Христос вчера, и днесь тойже и во веки (Евр. 13:8). Если где-нибудь и когда-нибудь мы живем Господом Христом, то живем в святой Литургии и святой Литургией. В ней мы живи... Им (δι'αυτου) (1 Ин. 4:9) и ходим якоже Он ходил есть (1 Ин. 2:6). И соборно, со всеми святыми (Еф. 3:18) и всеми усопшими, переживаем святую тайну Богочеловеческого домостроительства спасения, которое продолжается и осуществляется святою Литургиею. Она свидетельствует, что все мы спасаемся единым Спасителем рода человеческого - Господом Христом, Богочеловеческим телом Его - Церковью. Вся Церковь в целом присутствует в святой Литургии: Пресвятая Богоматерь, и все святые за Нею и с Нею, и все живые, и все усопшие. Об этом свидетельствует святая Проскомидия, ектения об усопших и поминовение всех усопших по освящении Даров. На святой Проскомидии вынимаются частицы за Пресвятую Богородицу, которая возглавляет род человеческий, за пророков, апостолов, иерархов, мучеников, преподобных, бессребреников и всех святых, а после них - за живых и за усопших. И после того как Дары освящаются и становятся телом и кровью Господа Христа, тогда снова поминаются все члены Церкви.

Еще приносим Ти словесную сию службу, о иже в вере почивших праотцех, отцех, патриарсех, пророцех, апостолех, пропо-ведницех, евангелистех, мученицех, исповедницех, воздержницех, и о всяком дусе праведнем, в вере скончавшемся. Изрядно о Пресвятей, Пречистей, Преблагословенней, Славней Владычице нашей Богородице и Приснодеве Марии... О святем Иоанне Пророце, Предтечи и Крестители, о святых славных и всехвалъных апосто-лех... и о всех святых Твоих: ихже молитвами посети нас, Боже. И помяни всех усопших о надежды воскресения жизни вечныя. И упокой их, идеже присещает свет лица Твоего (48)... и всех, и вся.

Здесь мы наблюдаем чудеснейшую и чудотворнейшую соборность Бога и человека, Богочеловеческую соборность, Богочелове-ческую всесоборность в Боге и Богом Христом Господом - Его Церковью: во главе человеческого и ангельского - Пресвятая Богородица, а за нею и весь род человеческий. Таково наше, очевидно литургическое, домостроительство спасения мира, совершенное Единым Человеколюбцем, Который настолько возлюбил человека, что и Сам стал человеком, и как Богочеловек, как Церковь, совершил Богочеловеческое домостроительство спасения мира, совершеннейшее и единственное всеохватно и неукоризненно человеколюбивое. Такова святая тайна Христова тела - Церкви, Христова тела - Евхаристии, Богочеловеческо-го тела - Церкви, тайна спасения, тайна обогочеловечения, тайна охристовления, тайна обожения, тайна отроичения.

Божественная и человеческая цель спасения мира достигнута: Евхаристическая жертва принесена о всех и за вся (49). И за саму Пресвятую Богородицу, хотя Она безгрешна. Ибо Богочеловек Господь Христос - Единый Спаситель мира и рода человеческого, в том числе и Пресвятой Богородицы, этой совершеннейшей Праведницы рода человеческого, более совершенной и славной, чем сами херувимы и серафимы. Ибо через Нее, безгрешную и всенепороч-ную, к нам пришел Спаситель и спасение мира, Обожитель и обо-жение мира, Воскреситель и воскресение мира и все бесчисленные Богочеловеческие дарования Единого Человеколюбца. Так состоялась единственная совершенная теодицея и единственная совершенная антроподицея: оправдан Бог, сотворивший такой мир, оправдан и человек, так как Богочеловеком Христом, Его Церковью, достигнута вечная Божественная цель всего существующего и всего существования.

Иустин Попович, преподобный

"Догматика Православной Церкви. Эсхатология", Издательский совет РПЦ, 2005

Использованная литература и ссылки

1. Согласно учению Ветхого Завета место, в которое после смерти отходили и в котором пребывали как души праведников, так и души грешников, называлось "шеол" (ср. Пс. 88, 49; Иов 14, 1-12, 30, 23; Сир. 14, 18; Ис. 14, 11). Но в шеоле существовало различие между состоянием душ праведных и душ грешных (Пс. 48, 15.20; Притч. 15, 24; Прем. 3, 1-4; 3, 18-19; Ис. 14, 11.15; 57, 1, 66, 24; Сир. 1,13; 21,10-11; Иез. 32,18-30).

2. Грешная душа богача видит из ада рай и в раю Авраама и Лазаря (Лк. 16,23). Так же и те, кто из-за своего упорного неверия во Христа отошел во ад, где стоит плач и скрежет зубов, видят Авраама, Исаака и Иакова в Царствии Божием, а себя - вне Царствия (Лк. 13:28).

3. Макар. Алекс. Слово; с. 127-130 // PG 34, 385-391.

4. Служба о усопших. Тропарь. Глас 4. - Ред.

5. Там же. Седален. Глас 5. - Ред.

6. Там же. Стихира на стиховне. Глас 8. - Ред.

7. Последование Панихиды, молитва. - Ред.

8. Там же. Тропарь. Глас 5. - Ред.

9. Исследование погребения мирских тел, на Благословен ecu, Господи. - Ред.

10. Там же. - Ред.

11. Там же. Канон, песнь 1. - Ред.

12. Там же. Кондак. - Ред.

13. Там же. Самогласны. Глас 1. - Ред.

14. Там же. Глас 2. - Ред.

15. Там же. Глас 3. - Ред.

16. Там же. Глас 4. - Ред.

17. Там же. Глас 8. - Ред.

18. Там же. Блаженна. - Ред.

19. Там же. - Ред.

20. Последование погребения мирских тел. Стихиры подобны. Глас 2. - Ред.

21. Там же. - Ред.

22. Там же. - Ред. 

23. Там же. - Ред.

24. Там же. Слава, глас 6. - Ред.

25. Там же. И ныне. - Ред.

26. Там же. Отпуст. - Ред.

27. Погребение священников. Блаженны. - Ред.

28. Там же. Канон, песнь 1. - Ред.

29. Погребение священников. - Ред.

30. Там же. - Ред.

31. Там же. После кондака. - Ред.

32. Там же. - Ред.

33. Там же. - Ред.

34. Там же. - Ред.

35. Там же. - Ред.

36. Там же. Канон, песнь 8. - Ред.

37. Там же. Канон, песнь 9. - Ред.

38. Там же. Стихиры. Глас 4. - Ред.

39. Последование о усопших. Ектения. - Ред.

40. Последование о усопших. Тропарь. - Ред.

41. Там же. Седален. - Ред.

42. Богородична стихира. Глас 3. - Ред.

43. Там же. Слава и ныне. - Ред.

44. Там же. На Благословен ecu, Господи. - Ред.

45. Там же. Кондак. - Ред.

46. Там же. Тропари. - Ред.

47. Молитвы Церкви об усопших, о прощении их грехов и об их блаженстве в загробном мире находятся и в иных богослужебных чинах: 1) в Октоихе каждый глас имеет в субботу на утрене особый канон об усопших. На вечерне же субботы имеются особенные стихиры на стиховне, посвященные усопшим. Точно так же они имеются в каждом гласе и на утрене субботы в стихирах на стиховне; 2) в поминовениях, три раза в год (все богослужения заупокойные, с заупокойной Литургией); 3) на полунощнице: каждый день (кроме воскресения) читаются тропари и стихиры об усопших; 4) во время литии на вечерне мы просим: Еще молимся... о успении, ослабе, блаженней памяти и оставлении грехов всех прежде-отшедших отец и братии наших, зде лежащих и повсюду, православных; 5) на вечерне Духова дня в коленопреклонных молитвах мы молимся и о пребывающих в аду; 6) в молитвах дома и на кладбищах об усопших.

48. Молитва иерея на Литургии верных. - Ред.

49. Там же. - Ред.

 

 

Читайте другие публикации раздела "Православное учение о смерти"

 

Миссионерско-апологетический проект "К Истине"

Читайте также:



При использовании наших оригинальных материалов просим указывать ссылку:
Миссионерско-апологетический проект "К Истине" - www.k-istine.ru

 

© Миссионерско-апологетический проект "К Истине", 2004-2014

 

© Томское епархиальное управление Русской Православной Церкви, 2008-2013
Информационно-консультационный центр по проблемам сект и оккультизма
634050, г. Томск, пр. Ленина 119, тел./факс (3822) 51-13-85

 

© Уфимское епархиальное управление Русской Православной Церкви, 2004-2013
Информационно-консультационный центр по проблемам сект и оккультизма
450103, Республика Башкортостан, г. Уфа, ул. Сочинская 29, тел./факс (347) 256-18-41