Миссионерско-апологетический проект "К Истине": "Иисус сказал… Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня" (Ин.14:6)

ГлавнаяО проектеО центреВаши вопросыРекомендуемНа злобу дняБиблиотекаНовые публикацииПоиск


  Читайте нас:
 Читайте нас в социальных сетях
• Поиск
• Авторы
• Карта сайта
• RSS-рассылка
• Новые статьи
• Фильмы
• 3D-экскурсия

• Это наша вера
• Каноны Церкви
• Догматика
• Благочестие

• Апологетика
• Наши святые
• Библиотека
• Миссия

• Молитвослов
• Акафисты
• Календарь
• Праздники

• О посте

• Мы - русские!
• ОПК в школе
• Чтения
• Храмы

• Нравственность
• Психология
• Добрая семья
• Педагогика
• Демография

• Патриотизм
• Безопасность

• Общее дело
• Вакцинация

• Атеизм

• Буддизм
• Индуизм
• Карма
• Йога
• Язычество

• Иудаизм
• Католичество
• Протестантизм
• Лжеверие

• Секты
• Оккультизм
• Психокульты

• Лженаука
• Веганство
• Гомеопатия
• Астрология

• MLM

• Аборты
• Ювенальщина
• Содом ныне
• Наркомания
• Самоубийство

Просим Вас о
помощи нашему
проекту:

WebMoney:
R179382002435
Е204971180901
Z380407869706

Яндекс.Деньги:
41001796433953

Карта Сбербанка:
4817 7600 0671
2396

Церковь Христова


Почему нет исповедников среди священства? А их так готовят в семинарии?!

Если кто-то скажет, что я проучился пять лет в семинарии и нисколько не изменился, то это будет ложью. Во время обучения в семинарии - в закрытом учебном заведении - проявляются самые "лучшие" качества человека. Это и понятно, потому что в рамках жесткой системы ты не можешь не измениться и не раскрыть себя. Просто кто-то более податлив и пассивен для существования в рамках системы, лишенной какой-либо морали, кто-то менее. Отсюда и разные степени перемен в людях.

Первая степень перемен человека - когда он замыкается на Православии, на своих собственных объяснениях окружающей обстановки вроде того, что нужно смиряться, терпеть, жить по заповедям, несмотря ни на что и т.п. На практике это просто эгоистическая логика, которая сконцентрирована на самом себе, на "я" человека. Вот вбил он в себе в голову, что мир устроен так, а остальное неважно. Если я не могу и не знаю, как решить эти проблемы, то пусть на них висит православное объяснение-табу, которое меня освободит от какого-либо размышления над данной проблемой. Такие идут потом в священники, становятся "духовными пастырями", диаконами. В них много такой ложной духовности, они мнят себя настоящими христианами, которые могут побороться с любыми искушениями в системе и продолжить веровать в своего карманного бога. Подобное было и до революции. Правда, потом почему-то все ахнули и стали удивляться, а что же нас тут большевики на мясо пустили?! Видимо, не просто так, видимо, недостаточно людям было объяснений-табу.

Второй уровень изменения в семинаристах состоит в проявлении в них "лучших" чувств, которые может породить православная система: чувства лицемерия, лизоблюдства, стукачества, заискивания перед начальством. Это достаточно распространенное явление в Русской церкви. Можно даже сказать, что 95% межличностных отношений внутри церкви строятся по этим принципам. Это, как говорили в совке, базис.

Приведу один пример. Был у нас на курсе один лицемер. Он говорил неимоверное количество комплиментов начальству, старался всяческих услужить ему, делал неимоверное количество усилий для этого. Кажется, что он стал профессионалом-"лингвистом" в области угождений начальству. На одной из перемен между ним и еще одним студентом произошел небольшой конфликт. Студент ему высказал все по поводу того, что тот лизоблюд и лицемер. В ответ он услышал следующее: "Да, я такой, ничего в этом не вижу проблемного. Посмотрим через 5 лет кто из нас и где будет. Вы с вашей правдой - и я со своими способностями!"

И ведь прав был, змеюка! Сейчас он весь в наградах, настоятель храма, служит при епископе. Таких, как он, было не мало в семинарии. Все стали настоятелями или влиятельными попами. В семинарии, как и в церкви, все построено на принципах лицемерия и лизоблюдства. Любая церковная карьера строится только по этому типу. Если вы видите состоятельного и состоявшегося попа, то он, либо где-то промолчал, потоптав Евангелие ногами, либо же он сделал красивый реверанс по отношению к местному архиерею. Таких людей достаточно много сегодня в церкви. Они делают свою карьеру за счет людей первого типа, которые все время прибедняются и натягивают на себя маску духовности. За счет таких "духовных" рабов очень легко и просто делать карьеру и строить церковную жизнь.

Третий тип перемен семинаристов состоит в том, что среди них формируется тип либеральных христиан, в каком-то смысле даже нонконформистов. К таким взглядам приходят, когда понимают, что все церковные правила и порядки уже отжили свое, что они абсолютно не работают, от них пахнет мхом, плесенью и гнилью. Поэтому они путем несложных умозаключений приходят к тому, что сегодня нужно жить так, как живут люди в XXI-м веке, не нужно стараться перегружать людей какой-то античной или средневековой фантазией, которую придумали странные монахи.

Сегодня, чтобы стать священником в РПЦ, нужно обязательно быть в первых двух группах людей. Это совершенно четкие и понятные позиции. Занимать же третью позицию и идти в священники достаточно проблематично. Есть много примеров среди либеральных священников, когда человек ощущает себя просто не в своем корыте. Очень трудно сегодня живется таким священникам как отцы Алексий Уминский, Петр Мещеринов, Георгий Митрофанов. К этому кругу людей можно также отнести убиенных отцов Александра Меня и Павла Адельгейма. В современной церкви запрещено живое, настоящее и свободное мышление. Люди, мыслящие таким образом, подвергаются различным притеснениям и гонениям со стороны епархиального начальства, а также третируются местным епархиальным священством. Это, кстати, еще одно из качеств современной церкви. Если человек человеку волк, то священник священнику - волчище. В церкви нет братства, в церкви фактически даже нет нормальных человеческих отношений. Ведь те, кто тебе улыбался вчера, завтра воткнут тебе нож в спину. "Брутова" система.

Если либеральный семинарист становится священником, то он должен быть готов или к тому, чтобы подстроиться под начальство и стать как все (этакий тайный либерализм), серой мышью и "рабом божиим" на храмовом хозяйстве епископа, либо же пойти в мир и стать обычным прихожанином с либеральным взглядом на христианство.

***

Обсуждение современных проблем и нестроений Церкви:

***

Четвертый тип перемен – радикальные перемены. Насмотревшись церковной ситуации, узнав в подробностях как строится церковный бизнес и какие люди заправляют церковью, ряд семинаристов выбирает радикальный путь. Кто-то становится агностиком, а кто-то становится атеистом. Я с удивлением для себя обнаружил, что среди священников есть немалое количество атеистов. Они просто живут, служат, зарабатывают на безголовых прихожанах деньги. При этом они прекрасно понимают, что с амвона и на исповедях рассказывают людям русские народные сказки. На определенном этапе церковной и семинарской жизни становится понятно, что даже многие из епископата, настоятелей монастырей далеко не такие верующие, какими они любят прикидываться перед прихожанами. Перед прихожанами они все ксеньюшки блаженные и себя ради юродивые.

Поскольку вера проявляется в поведении человека, то по поведению архиереев и маститых настоятелей можно многое сказать. Становится понятным то, что они просто конъюнктурщики и карьеристы, в Бога давно не верят, но людей околпачивают. Еще Достоевский об этом писал в легенде о "Великом инквизиторе". Там же все четко изложено. Пусть он образы католической церкви приводил, но, как по мне так, в этой легенде Достоевский выступил как лютый тролль православной церкви. Правда, последняя этого не заметила и не запретила читать Достоевского своим верующим.

В семинариях также существует практика стукачества. Это тоже норма жизни церкви и семинарии, святая простота на службе у начальства, чтобы более эффективно проводить карательные операции против непослушных студентов.

Выше я говорил, что новый проректор по воспитательной работе решил вывести из нас "нового человека". Стукачи были у него в чести. К каждому студенту, когда давал благословение, он подходил с вопросом: "Как обстановка?" При этом нужно было видеть лукавое выражение его лица. Кто был послабее и полицемернее, то с великой радостью рассказывал батюшке об обстановке в семинарии и межличностных отношениях. Другие молчали в ответ, а оппозиционеры и вовсе перестали брать у него благословение и просто здоровались.

Был один случай, о котором я кратко упоминал выше, когда один семинарист-дурачок напился и ехал в общественном транспорте в подряснике, периодически взывая к "борису". По окончании вечерней трапезы проректор встал, вызвал этого студента, поставил его посреди трапезной и сказал: "Ты понимаешь, что ты подставил всех и провинился перед всеми братьями. Такой-сякой ты. Теперь ты должен просить прощения у всех. Проси прощения!" Парень долго мялся, не знал, что делать, но в итоге обратился к нам и попросил прощения. Все были в шоке. Не знаю, как для других, но для меня такой поступок проректора - это унижение человеческого достоинства. Ставить на ковер перед всеми, требовать, чтобы человек извинялся - это, по сути, втаптывать человека в грязь, это какие-то коммунистические, партийные методы.

После этого он обратился к нам и сказал: "Чтобы избежать подобных ситуаций, мы должны докладывать об обстановке в семинарии и о том, что происходит с вашими братьями и сокелейниками. Если брат ваш согрешает, то доложите о нем мне или же дежурному помощнику. Вы подумаете, что я призываю вас стучать?! Нет, я вас не призываю к стукачеству, я призываю вас помогать ближнему своему". Такая была лицемерная и античеловечная риторика у этого проректора. И что удивительно, многие из первокурсников поверили этой ереси и в простоте душевной докладывали обстановку.

Было у нас два случая, когда у студентов поехала крыша и помутнело сознание. В первом случае это произошло на почве гомосексуального контакта одного студента с другим, который видели несколько других студентов. Парень стал разговаривать сам собой, потом по выключенному телефону нашел себе невидимую подругу и разговаривал с ней. Другой случай я описывал выше, когда под лекарствами и алкоголем студент взялся за нож.

Таким образом, можно увидеть, что семинарская мясорубка перемалывает всех, меняет, но каждого она измельчает по-своему. Кто-то становится рабом системы, кто-то лицемером, кто-то выбирает либеральный путь, кто-то атеистический, а у кого-то открываются психологические проблемы. Во всем этом виновата система, которая холодно и безучастно взирает на происходящие перемены в душах молодых людей.

Справедливости ради стоит сказать и о том, почему многие из студентов (на примере нашей семинарии) держались до последнего и не уходили. Многие, кстати, так и не ушли из церкви, несмотря на весь криминал, которые они видели. Нам в каком-то смысле повезло, что в нашей семинарии оказался достойный пример священника, да и просто доброго человека, который своими поступками и своим поведением внутри системы показывал, что не все так плохо, что есть человечность, есть доброта. Это был такой яркий контраст между ним, его жизнью и всей системой, что я до сих пор (как и многие другие студенты, наверное) благодарен ему за этот человеческий опыт доброты и простоты. Конечно, потом для меня стало ясно, что он такой человек не потому, что он христианин или священник, а просто потому, что он по натуре такой человек. Обычно церковь портит добрых людей, но поскольку он крепкий как камень, то система его так и не смогла испортить. Помести его в самые страшные и суровые условия – он останется таким же добрым и человечным.

Думаю, что на психику и аргументы многих семинаристов "за церковь" он оказывал своим поведением непосредственное влияние. Это и хорошо, и плохо одновременно. Хорошо, что они увидели, как и я, пример для подражания, а плохо потому, что они попали в церковную систему рабства под этим влиянием. Он-то справляется с системой и ее заразой потому, что он действительно сильный человек, а другие, кто был под впечатлением, для кого он стал примером, не могут, они все маленькие люди, они просто съеживаются под давлением системы до уровня серой мыши. И они и не помышляют ни о каких переменах. Живут по инструкциям благочинного до конца своих дней. Воспитание с младых ногтей - великая сила!

Евгений Лопатин

В Контакте - 19.12.2017.

 

 
Читайте другие публикации раздела "Церковь Христова. Необходимость принадлежать Церкви для спасения"
 

Миссионерско-апологетический проект "К Истине"

Читайте также:



© Миссионерско-апологетический проект "К Истине", 2004 - 2018

При использовании наших оригинальных материалов просим указывать ссылку:
Миссионерско-апологетический "К Истине" - www.k-istine.ru

Рейтинг@Mail.ru